Actions

Work Header

Волшебная структура таракана

Work Text:

Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Юрий Баранкин обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое. Ну или не очень страшное. Лёжа на панцирно-твёрдой спине, он видел, стоило ему приподнять голову, свой коричневый, выпуклый, разделенный дугообразными чешуйками живот, на верхушке которого еле держалось готовое вот-вот окончательно сползти одеяло. Его многочисленные, убого тонкие по сравнению с остальным телом ножки беспомощно копошились у него перед глазами.

— Mantoptera, — подумал он и пошевелил второй слева ножкой. — Нет, скорее Blattoptera.

Юрий сдавал госы по зоологии очень давно, лет двадцать назад, но систематику новокрылых приблизительно помнил. Они с Зинкой, помнится, изобрели очаровательную мнемонику…

Стоп. Зинка.

Взгляд Юрия устремился на вторую половину кровати, где безмятежно похрапывала одноклассница, однокурсница, а впоследствии дражайшая супруга Зинка.

— Эй, — позвал он, чувствуя, как изменился его голос. — Эй, проснись!

Надо отдать жене должное, визжала она недолго.

— Брр, — сказала она и осторожно потрогала блестящее надкрылье. — Хорошо, что тараканом стал ты, а не я. Тебе оно привычнее.

Пока Юрий обдумывал ответ, жена, как была, раздетая, выскочила в прихожую и схватила телефонную трубку.

— Позвоню Спиридоновой, доставим тебя на Губкина, посмотрим, что можно сделать.

— Зинка! — взмолился Юрий и принялся выталкиваться из кровати, раскачивая туловище по всей его длине равномерно. — Зачем сразу в институт-то? Дай хоть по квартире походить. Может, я всю жизнь мечтал по стенкам бегать!

— Кота напугаешь, — хмыкнула жена. Однако трубку повесила.

***
Быть тараканом оказалось не так увлекательно, как Юрий себе представлял. На кафеле он держался плохо, слишком большой имел вес. От мусорного ведра его отогнала жена — веником по голове. Кот забился под шкаф и шипел оттуда, светя зелёными глазами.

— Не знаю, — пожаловался Юрий, в десятый раз соскальзывая со стенки на пол и копоша ножками. — Когда мы с Костиком были муравьями, как-то интереснее было. Мы ветки носили… с мирмиками дрались. А тут… будто сказка кончилась.

Зинаида уже привычным движением перевернула Юрия на брюхо.

— Зинка! — заволновался Юрий. — А стишок-то! Стишок-то тоже кончился, наверно.

Если заклинание не сработает, и Юрий не превратится обратно, чем сможет помочь Спиридонова? Биопсию возьмёт? Юрию совсем не хотелось провести остаток жизни экспонатом в лаборатории Института общей генетики. Или, того хуже, угодить в ванну с формалином.

— Я щас перестану ползать тараканом, — зашептал он скрипуче. — Я хочу навеки…

— Погоди, — сказала Зинаида. — Стишок мы всегда успеем.

— Что? — не понял Юрий.

— Он либо сработает, либо нет, — пояснила жена. — Давай тебя хоть рассмотрим подробнее.

***
— Зинка. Я стесняюсь.

Жена рассмеялась.

— В штопаных трусах ходить не стесняешься, а грифельки показывать не хочешь?

Юрий вздохнул, как смог, и оттопырил генитальную пластинку.

— А ничего отросточки, — сказала Зинка и погладила левый грифелёк. К своему ужасу, Юрий почувствовал, как у него кружится голова. Он лихорадочно зашевелил надкрыльями и попробовал взлететь.

— Правый, — прошептал он хрипло. — Правый тоже потрогай.

Зинаида нехорошо прищурилась. Гемолимфа в сердечных камерах Юрия колотилась как бешеная.

— Я заранее ревную к Спиридоновой, — сказала Зинка и обхватила его горячими пальцами.

Две минуты спустя Юрий свалился в обморок, дрыгая членистыми церками и испытав самый улётный оргазм в своей жизни. Слово «оргазм» он узнал из «Камасутры», которую племянница соседа раскопировала на пишущей машинке и давала напрокат всем желающим. Конечно, он хотел разнообразить свою интимную жизнь, но даже не подозревал, что получится… настолько.

Тем временем Зинаида наскоро оттёрла с пола тараканью слизь и заботливо укрыла мужа покрывалом. Прусаки домашние, знала она, любят тепло. На антресолях в коридоре она отыскала старый «Электрон», с которым ездила в Монголию и на Белое море, и пару батареек.

Значит, правду, правду рассказывали Юра и Костя, и возможно оказаться в теле насекомого, или птицы, или бактерии… да кого угодно! Тихо щёлкнула кнопка.

— Человеческие мозговые центры. Речь отдельными предложениями. Понимание речи сохранено. Визуальное восприятие по человеческому типу.

Пока Юрка не очнулся, нужно было успеть надиктовать самое главное. Остальное она оформит потом и, конечно, произведёт фурор в институте. Таракан с человеческой неврологией! Спиридонова со своей якутской фауной и рядом не стояла… Да хрен с ним с институтом, это открытие масштаба РСФСР, а то и всего земного шара! Должность руководителя лаборатории, поездки в Америку, финансирование!

Под шкафом приглушённо выл кот. Тихо шуршала магнитная лента. Зина бормотала на диктофон, стараясь не отвлекаться на сочинение в уме Нобелевской речи.

Нет, не зря она месяц подсовывала Юре трёхтомник Кафки.