Actions

Work Header

Сладкая парочка киллеров

Work Text:

Он лежал на боку, прислонившись спиной к дивану и прижавшись прямо к позвоночнику Бетти. Его левая рука была согнута под её головой, а правая обвивала её талию. Его колени согнуты, идеально подходя к её изгибам. Левая рука Бетти под её же щекой, а правая играла с его пальцами на собственном животе. Они дышали в унисон, и «Матильда» тихо играла по телевизору.

Он потянулся, чтобы поцеловать её в шею.
— Моя рука так сильно болит, — вздохнул он, и она хихикнула, глядя на огонь, что освещал воздух.

— Тебе действительно стоит размяться. — Она светилась от счастья, прижимаясь к его теплу ближе. — Мы ведём довольно активный образ жизни.







— Ну, может быть, — шикнула Бетти, вклинив нож в туловище Валдака, — если бы вы вернули вещи туда, где им место, этого бы не произошло.

Джагхед бросил на неё полный недоверия взгляд через балкон; отвлекаясь на мгновение. Он снова сосредоточился, когда Дмитрий поднял пистолет и щедрый стальной удар пришёлся тому в горло. Он вздрогнул от хлюпающего звука сдавленной трахеи и вытер ботинок о керамическую плитку, когда Дмитрий упал на землю.

— О, да, — саркастически протянул он, отдышавшись, поднял пистолет и выстрелил в грудную клетку телохранителя три раза. — Это моя вина. Если я помню, Беттс, ты та, кто купил стойку для обуви, и знаешь что, ты никогда не поставишь на неё обувь. Изо дня в день я спотыкаюсь о пару туфель на каблуках. — Он бросил ей пистолет, и та выпустила четыре пули поверх балки.

Она откинула свои светлые волосы на плечо; выпрямившись, обернулась посмотреть на мужа. Молчание обрушилось на них, тела были разбросаны между ними по полу балкона.
— В последний раз, — предупредила она, покачивая пистолетом в изящных пальцах, — не я купила стойку для обуви. Это был подарок от твоего отца.

Джагхед бросился на землю, когда она разрядила оставшуюся часть обоймы в последнего убийцу позади него.

— И я не просто разбрасываю повсюду туфли. Если у кого-то их и слишком много, то у тебя. Сколько тебе нужно рубашек размера S? У меня не осталось места в гардеробе. — С хмыканьем она бросила пистолет через стену в кустарник и помогла ему подняться. — Ты в порядке?

Он усмехнулся в её голубые глаза и кивнул. Кровь стекала по его виску, и у неё была разбита губа. Он коснулся её щеки.
— Ага, но было бы намного проще, если бы мой комплект гранат был там, где я его оставил.

Она раздражённо пихнула его.
— В последний раз, Джагги!







Джагхед нахмурился, поднял бокал шампанского и прикончил его.
— Должна ли она быть такой увлечённой? — просвистел он в наушник, и довольный смешок Арчи просочился сквозь.

«Она должна достать цель в одиночку, Джаг. Если бы я не знал наверняка, сказал бы, что ты ревнуешь».

Темноволосый агент набычился сильнее и взял ещё один стакан.
— Я не ревную, — яростно пробормотал он, едва пошевелив губами, когда прошерстил актовый зал. Среди всех кружащихся в водовороте шелков и элегантности его глаза поймали Бетти. Безупречный чёрный парик и сбивающее с толку плотно облегающее фигуру чёрное платье. Что заставило её кожу выглядеть лунным светом на фоне тусклых огней, и его захватило то, как её тело вихрем кружилось вокруг цели.

«Ты звучишь довольно ревностно. Наверное, тебе просто нужно пригласить её на свидание.

— Знаешь ли, Арчи, — проворчал Джагхед в свою руку, — может быть, нам стоит придерживаться миссии.

Он провёл пальцами по волосам и заёрзал в дорогом чёрном костюме, который надел. Парень чувствовал себя не в своей тарелке в белом накрахмаленном воротнике и тосковал по своим изодранным плечевым лямкам со скрытой кобурой.

«У нас движение. Бетти отвела его в соседнюю комнату, готовься подстраховать.

Джагхед крутанулся посмотреть, и его глаза встретились с блестящим сапфиром. Красная помада была решительной и опасной, и девушка прерывисто кивнула ему. Он поставил свой стакан и медленно пошёл следом.







Бетти, даже сквозь пульсирующую головную боль и заставляющую изнемогать жару, могла понять, насколько привлекательным был Джагхед Джонс.

Даже сейчас, связанный в кресле, с изолентой поверх его рта и кровью, приклеившей его волосы ко лбу, он был представлением о красоте и силе. Его мускулы туго напряжены, его стройные руки жилистые и подготовленные. Его голова повисла спереди, но он постепенно начал приходить в сознание. Бетти снова проверила свои путы и обнаружила небольшую слабину в натяжении. Она наблюдала, как Теодора шагала по камере и медленно трудилась саднящей челюстью.

Джагхед издал небольшой звук, придя в себя, и Теодора юркнула ближе, радостно запугивая его:
— Видишь, Бетти! Я знала, что он проснётся в конце концов, — ликовала она, сжав пальцы в кулак на его толстых чёрных локонах волос и жестоко дёрнув его голову назад. Длинное бледное пространство его шеи обнажилось, и она ухмыльнулась. — Ты выбрала красавчика, Бетти, надо отдать тебе должное.

Она неуклонно работала над узлами позади себя и смотрела, как Джагхед моргнул, приходя в реальность. Он выдал приглушённый звук и немного потрудился, приняв то же положение, что у Бетти напротив него. Разве что у неё не было изоляционной ленты поверх рта.

— Ты не обязана причинять ему боль, — пробормотала Бетти, сдувая светлые волосы с лица. — Я дам тебе то, что ты хочешь, Дора. Оставь его.

Джагхед выпустил глухой визг, когда холодный укус лезвия нашёл его шею, и он бился изо всех сил в своих верёвках.
— Я уверена, что так ты и поступишь, — проворковала она, вжимая сталь сильнее. Яркая вспышкой красное хлынуло на поверхность. — Но я полагаю, что я перед тобой в долгу. — Она обратила своё внимание на Джагхеда, и Бетти воспользовалась возможностью пробраться большим пальцем в петлю верёвки. — Видишь ли, дорогуша, твоя подружка Бетти убила тут мою невесту. Она заслуживает познать эту боль. — Она слегка потрясла рукой, и Джагхед напрягся, скуля от боли.

Звук достиг напрямую сердца Бетти, и та поспешила вытащить свой ноготь через протёршиеся места.
— Твоя невеста была наркобароном, Дора, — произнесла, задыхаясь, она, — я ничего не могла с этим поделать.

Теперь Джагхед сильно извивался; корчась от уз и издавая приглушённые лентой крики. Бессердечие сработало, и глаза Теодоры перескочили на Бетти с вопиющим пренебрежением к жизни её возлюбленной. Она размахивала ножом и сделала шаг в сторону от Джагхеда, который протянул прерывистый вздох облегчения, кровь всё ещё стекала по его шее. Бетти высвободила одну руку и подождала немного, прежде чем рвануть со стула.

Её кулак впечатался в лицо Теодоры, и темнокожая женщина врезалась в книжный шкаф; упав на пол. Бетти поспешила к Джагхеду с ножом, разрезая его бандаж, и сорвала ленту со рта. Его губы покраснели и потрескались, и он несколько минут хватал ртом воздух, как рыба.
— Спасибо, — выдохнул он, — но она встаёт.

Бетти обернулась, выставив ногу, и пнула Теодору в лицо с отдающим эхом звонким ударом, и та упала на землю.
— Держись подальше от моего мужчины, — прошептала она, снова ударив её для ровного счёта. Она потёрла свои саднящие запястья и расслабилась, пока рука Джагхеда обнимала ею талию.

— Твоего мужчины, ха? — пробормотал он, — у нас было всего три свидания.

Она фыркнула, положив голову ему на плечо, когда они смотрели вниз на бессознательное тело.
— Я не пугаю тебя, правда же?

Он поцеловал её в лоб.
— Твоё желание.







Он лежал на боку, прислонившись спиной к дивану и прижавшись прямо к позвоночнику Бетти. Его левая рука была согнута под её головой, а правая обвивала её талию. Его колени согнуты, идеально подходя к её изгибам. Левая рука Бетти под её же щекой, а правая играла с его пальцами на собственном животе. Они дышали в унисон, и «Матильда» тихо играла по телевизору.

Он потянулся, чтобы поцеловать её в шею.
— Моя рука так сильно болит, — вздохнул он, и она хихикнула, глядя на огонь, что освещал воздух.

— Тебе действительно стоит размяться. — Она светилась от счастья, прижимаясь к его теплу ближе. — Мы ведём довольно активный образ жизни.