Actions

Work Header

Чемпион Рима

Chapter Text

***

Ашер тяжело вздохнул, натягивая на плечи тонкое одеяло. У него едва хватило сил, чтобы раздеться и лечь. Юноша два дня подряд нес службу в сенаторской охране и был ужасно измучен. Впрочем, всем приходилось нелегко, меры предосторожности были утроены, особенно после того как стало известно о болезни Октавиана и начались волнения, грозящие привести к политическому перевороту в случае его смерти.

Юноша скосил глаза и увидел Вирджила, который старательно выводил что-то на свитке, устроившись за столом, в другом углу комнаты. Очередные дела легиона или собственное творчество – подумал Ашер, глядя на названного брата. Он улыбнулся. Этим Вирджил больше походил на мать Ашера, Габриэль, нежели сам Ашер. Хотя ему вовсе не претило большее сходство со второй матерью, Зеной, которая, подобно Ашеру, предпочитала перу меч.

Он прикрыл глаза, пытаясь избавиться от назойливого грохота барабанной дроби, которая наполнила Сенат с тех пор, как объявили о болезни Отца Отечества, Гая Юлия Цезаря Октавиана Августа. Сын Зены и Габриэль очень хорошо помнил истории об убийствах, покушениях, казнях, гражданских войнах, которые последовали за смертью предшествующего императора, великого Юлия Цезаря, и искренне надеялся, что новая смена власти пройдет менее болезненно. Ему меньше всего хотелось снова оказаться в гуще проблем.

«Вирджил! Ашер!» - раздался тревожный женский голос. Ашер быстро откинул одеяло, хватаясь за свой меч.

Вирджил уже тоже был на ногах и подозрительно взирал на темную фигуру, разделяющую его с братом: «Саша?»

«Не бойтесь, остальные меня не видят и не слышат» - успокоила их дочь Зены и Ареса – «Но нужно спешить! Лошади уже ждут нас!»

«Что?! С ними что-то случилось?» - воскликнул Ашер, подумав о матерях. Он уже натягивал свою военную форму.

«Нет, с ними всё в порядке» - ответила Саша, без труда прочтя по лицу брата, чья именно судьба его так волновала – «Но вы оба в опасности!» - Вирджил, который был уже одет, замер, услышав её слова – «Октавиан раскрыл готовящийся против него заговор. К несчастью, один из этих ублюдков назвал имена нескольких викингов. Октавиан отправил на их поиски Ликура, поручив ему также выяснить, кто ещё из германцев замешан в заговоре».

«Великие Боги! Он же из мести назовет наши имена!» - побледнел Вирджил.

«Да, и скоро он будет здесь. Наши матери тоже в пути. Мои силы слишком ограничены, мне пришлось выбирать: придти сюда и предупредить вас или доставить их к Лиле или Мэг».

«Проклятье!» - зарычал Вирджил – «Разве его семья принесла нам недостаточно горя? Его отец удерживал несколько лет нашу мать в рабстве, заставлял её сражаться на арене, а теперь его сынок-ублюдок жаждет нашей крови и хочет уничтожить наших родных?»

«Да, этот год, который Ликур провел на арене, принес ему деньги и славу. Он пользуется большим успехом в солдатской среде. Ликур поклялся отомстить вам и всей нашей семье за провал его политических амбиций, за позор, который пережил его отец, прежде чем покончить с собой» - пояснила Саша – «К сожалению, этот сукин сын достаточно умен и хорошо продумал план своей мести».

«Какой ещё план?» - встрепенулся Ашер, оторвавшись на мгновение от сборов. Привыкнув с братом к походным условиям, он довольно быстро собрал свои пожитки. Вирджил не отставал.

«У него в подчинении три центурии. Одна из них сейчас разыскивает семью Вирджила, а две другие – направляются прямиком сюда» - сообщила Саша.

«Но в каждой центурии по восемьдесят человек!» - изумился Ашер – «Хочешь сказать, он послал за нами сто шестьдесят солдат?»

«Да» - кивнула Саша – «И нам нужно как можно быстрее выбраться отсюда и разыскать Мэг. Остается только молиться, чтобы они не опередили нас».

«А разве ты не можешь просто взять и перенести нас к ним? И почему они направились именно туда, а не к Лиле?» - прошептал Вирджил. Его бросило в жар, едва он представил, что может произойти, если его мать и сестра попадут в руки римлян.

«Семья Лилы – их следующая цель, просто Мэг ближе. Брат, ты знаешь, я бы с удовольствием перенесла вас туда, но Норны запрещают» - печально покачала головой Саша – «Торопитесь! Скоро сюда дойдет известие о разгроме нескольких римских легионов Германом и тогда викингам и германцам не поздоровится, им придется сражаться за свою жизнь».

«Арминий выступил войной против римлян?» - остолбенел Вирджил. Он недоверчиво уставился на Валькирию.

Герман, вождь германского племени херусков, в свое время, подобно Ашеру и Вирджилу, прошел обучение в Риме. Он стал начальником вспомогательных войск, состоявших из херусков. Там он изучил латинский язык и римское военное дело. При этом ему удалось удостоиться звания всадника и стать гражданином Рима. Известный в Риме под именем Арминий, Герман пользовался большим уважением у многих римских военноначальников и почитался преданным солдатом империи.

«Видимо тоже устал от того, что его народ вечно притесняют римляне, поэтому возглавил восстание против них» - поведала Саша – «Он буйствовал несколько дней, пока не вырезал всех до одного».

«Боги!» - всплеснул руками Вирджил – «Римляне взбесятся, когда узнают об этом! Несколько легионов вырезано германцами?! Час от часу не легче!»

«Да, и Ликур не преминет использовать это против вас» - закончила Саша.

Ашер схватил вещи Вирджила, сунув тому их оружие: «А что с маминой семьей?»

«Лила пока в безопасности, но после Мэг они отправятся за ней» - ответила Саша, когда они уже были на пути к конюшням. Иногда все-таки полезно иметь наделенную божественными силами сестру, подумал Ашер. Ни он, ни Вирджил ни на мгновенье не усомнились в словах Саши, хотя оба понимали, что им грозило в случае дезертирства. Мучительная смерть на кресте или бичевание, которое тоже не оставляло шанс остаться в живых.

«Может нам лучше переодеться в гражданское?» - спросил Вирджил, когда они уже мчались в ночи, выбивая все силы из своих лошадей.

«Нет, сейчас нам лучше оставаться в военной форме. Никто не посмеет остановить легионеров, распространяющих известие о смерти Октавиана» - решил Ашер – «Скачи, Вирдж!»
___________

Вирджил издал безумный крик, буквально сбросив себя с лошади, когда они подъехали к деревне, где жила Мэг и её дочь Рэйчел. Молодой викинг сразу увидел т-образные кресты, усеявшие всю дорогу. У Ашера перехватило дыхание, когда он осознал, что на двух из них были распяты его названная мать и сестра.

Саша безмолвно забрала из рук Ашера поводья и отвела в сторону лошадей. Вирджил опустился на колени перед двумя крестами, которые приветствовали первых путников, прибывающих в деревню с севера.

Ашер и Вирджил уже видели подобную казнь и всегда сторонились этого ужасного зрелища. Им стоило чудовищных сил сдерживаться и не выдавать свое отвращение при римлянах.

По мнению обоих юношей, распятие на кресте было одним из самых тяжелых способов ухода из жизни. Подкрепляло эту их уверенность и мучительное знание того, что их мать, Габриэль, дважды прошла через распятие, вначале по вине Цезаря, а затем и по воле Вакха, оставшись в живых лишь благодаря помощи Богов.

Мэг и Рэйчел повезло меньше. Судьбы не улыбнулись им, даровав божественных родителей, поэтому Саша знала о том, что обе женщины были мертвы, прежде чем они с Ашером подошли ближе.

У ног мучеников была прибита табличка с надписью, выведенной на латинском, греческом и германском - «Семья предателей».

«Вирдж, брат» - мягко позвал Ашер, безуспешно пытаясь проглотить застрявший в горле ком – «Нужно снять их и… похоронить возле Джоксера. Саша, можешь предупредить матерей?»

«Я постараюсь, но мое время здесь ограничено… Отправляйтесь к Лиле. Думаю, вы встретите их по пути» - печально ответила Саша. Бросив прощальный взгляд на холодные трупы дорогих ей людей, она развернулась и направила лошадь обратно в лес, где она могла проявить свои силы Валькирии и переместиться.

«Я убью его, Аш» - сквозь зубы процедил Вирджил. В его голосе слышались металлические нотки, так не свойственные обычно мягкому викингу – «Я убью его, чего бы мне это не стоило!»

«Я знаю, Вирдж» - понурил голову Ашер. Спустя какое-то время он всё же заставил себя поднять глаза, чтобы посмотреть на остальные кресты. Там были распяты другие жители деревни, чье преступление, вероятно, состояло лишь в том, что они жили по соседству с Мэг и Рэйчел.
____________

Зена резко натянула поводья, останавливая лошадь. Геракл и Габриэль, ехавшие за воином, сделали то же самое, удивленно переглянувшись.

Греки увидели впереди на дороге большую группу путников. В первой повозке ехала сестра барда вмести со своими детьми и внуками.

«Лила?» - выпалила Габриэль, спрыгивая с лошади и устремляясь навстречу родным.

Лила тоже покинула повозку, и сестры крепко обнялись. Опомнившись, бард внезапно отстранилась и быстро проверила, не ранена ли сестра: «Что случилось?»

«Вирджил и Ашер примчались с известием, что к нашей деревне приближается римский легион. Они приказали нам как можно скорее убираться оттуда» - объяснила Лила, указывая на поселян, следовавших за ними – «Они утверждали, что нам нужно спасаться бегством, чтобы избежать участи, которая постигла Мэг и её деревню…».

«Мэг мертва?» - сдавленно произнесла Зена – «Вся деревня?»

«Да, так сказал Ашер. Вирджил был вне себя от ярости и горя» - кивнула Лила.

«О, Боги!» - прошептала Габриэль, порывисто прижимая к себе сестру.

«А где они сами? Где Аш и Вирдж?» - обеспокоено спросил Геракл, уже несколько минут безуспешно вглядывающийся в вереницу повозок и всадников.

«Они остались, чтобы задержать римлян» - медленно ответила Лила, стыдливо пряча глаза – «Несколько жителей присоединились к ним, решив оборонять деревню и нагнать нас позднее» - поспешно добавила она.

«Проводить их до земель Амазонок или остаться с вами и принять бой?» - нахмурился Геракл, обращаясь к гречанкам.

«С тобой они будут в безопасности. Лучше будет, если ты поможешь им добраться до Амазонок» - твердо произнесла Габриэль – «Мы с Зеной справимся с отрядом римлян».

Недобрая улыбка Зены больше походила на звериный оскал, когда она молча кивнула, соглашаясь с решением возлюбленной.

«Держитесь Герка» - проинструктировала сестру бард – «Мы нагоним вас».

«Габриэль, нет, умоляю тебя!» - заплакала Лила, пытаясь удержать женщину – «Римляне убьют вас обеих! Останьтесь с нами! Мало вы сражались?!»

«Да, ты права, немало» - качнула головой бард – «Но там наши сыновья».

Не медля больше ни секунды, Габриэль вскочила на лошадь и последовала за Зеной, которая, издав свой легендарный боевой клич, ринулась вперед.
____________

Зена в бешенстве натянула поводья, останавливая лошадь. Деревня была объята пламенем, наспех сооруженные укрепления – разрушены, а главные ворота – изрублены в щепки.

Горстка деревенских жителей, оставшихся оборонять свои дома и прикрывать бегство родных, во главе с Ашером и Вирджилом, теперь были подвешены на т-образных римских крестах. Последний в этой зловещей цепи и первый, кто подвергся распятию, был Вирджил. Римляне устанавливали кресты на протяжение всего дня. Сбросив плащи и доспехи, солдаты продолжали, в одних туниках, изнывая от жажды и усталости, под лучами полуденного солнца.

Габриэль зарычала, увидев, как вверх взмывает последний крест, на котором был её сын, Ашер.

Зена выхватила шакрам и, издав крик, полный ярости, пришпорила лошадь, ринувшись вперед. Габриэль устремилась за ней, сжимая в руке сай, в другой - она держала копье, которое извлекла по пути из груди убитого крестьянина.

Римляне с изумлением уставились на приближающуюся пару. Большинство очнулись достаточно быстро и рассредоточились по территории, подхватывая на бегу свои мечи и копья. Те, кто продолжали устанавливать и помечать кресты, бросились подбирать доспехи и оружие.

Зена врезалась в отряд на полном скаку, нанося удары направо и налево.

Габриэль без труда отразила вылетевшее в её сторону копье и пронзила одного из солдат своим собственным. После чего выхватила второй сай и сразила им римлянина, попытавшегося перехватить поводья её лошади.

Зена резко развернула свою лошадь и направила её на солдат, старавшихся окружить барда. Она увидела, как её возлюбленная спрыгнула на землю, пуская в ход ноги и саи.

Темноволосая гречанка бросила шакрам и выхватила свой меч. Шакрам описал дугу, пробив броню двух римлян и раскроив шлем третьего.

Габриэль выкинула руку, острым лезвием сая вперед, и вонзила его в горло стоявшего рядом мужчины, чуть ниже подбородка. Отведя руку назад, она сломала локтем нос его товарищу, одновременно блокируя вторым саем просвистевший рядом меч.

Зена слетела с лошади, сопровождаемая свой прыжок знаменитым боевым кличем, и приземлилась возле барда. Они встали спина к спине и улыбнулись, глядя на своих противников, у которых от этих улыбок побежали мурашки по коже.

Горстка римлян начала медленно отступать.

«Всё верно! Проваливайте!» - зарычала Зена, почти разочарованная столь быстрым окончанием схватки. Спиной она чувствовала ярость, сотрясающую все тело барда.

Солдаты перегруппировались, переглядываясь в поисках указаний к дальнейшим действиям.

«Если до кого-то ещё не дошло, я – Зена, а это - Габриэль» - прозвенел голос Королевы Воинов – «Не то, чтобы мы собирались доказывать правдивость легенд о нас. Но вы уверены, что готовы их проверить?»

Подхватывая раненных сослуживцев, солдаты продолжили отступление, торопливо пятясь к дороге.

Внезапно из-за дальнего угла полуразрушенной деревенской стены показался всадник, и обе гречанки сжали руки в кулаки, узнав в нем Ликура.

Зена, метнула взгляд на Ашера и Вирджила, после чего с криком послала смертоносный шакрам в сторону ненавистного римлянина.

Ликур оскалился, глядя на женщину, и в последний момент подставил щит, который отразил шакрам, пускай и раскололся пополам.

Зена перехватила вернувшееся оружие, с удивлением глядя на римлянина. Он же быстро развернул лошадь, пуская её в галоп, и вскоре скрылся из вида.

«З-зена?» - запнулась Габриэль – «Разве кому-то, кроме Каллисто, это удавалось?»

«Нет» - нахмурилась Зена. Она проводила взглядом убегающих солдат – «Катись он в Тартар! Быстрее к крестам!»
____________

Зена приблизилась к барду сзади и положила руку на плечо, мягко сжав его: «Как он?» - тихо спросила она.

Габриэль обреченно покачала головой, прикладывая кусок ткани к харкающему кровью Вирджилу. Юноша полусидел в постели, чтобы хоть как-то снизить давление на легкие. На его запястья и голени были наложены бинты, после того как из них извлекли семидюймовые гвозди.

«Сколько ещё умерло?» - прошептала Габриэль.

«Четверо» - хмуро констатировала Зена – «Последние трое, включая Ашера, живы… а этих четверых уже не вернуть».

«Вирджил скоро присоединится к ним» - понурила голову бард.

«Мы можем что-то сделать?» - приглушенно выдохнула Зена, голос подвел её.

«Нет» - отрицательно покачала головой Габриэль – «Бичевание перед казнью ослабило его, к тому же его распяли первым... В легких скопилось слишком много жидкости, большая потеря крови… Я удерживаю его в живых, питая своей энергией, но не могу излечить, не отдав её всю без остатка…»

«Об этом не может быть и речи» - предостерегла возлюбленную Зена – «Мы должны ещё заботиться об Ашере и Саше, не забывай».

«Я знаю. Лучше принести его сюда» - слабо кивнула бард.

Спустя несколько минут Зена и один из крестьян внесли носилки с Ашером.

«Мам?» - произнес юноша. Его голос исказился болью, когда он увидел Вирджила.

«Аш, пора прощаться» - как можно мягче сказала Зена.

«Неееет!» - вырвался крик раненного зверя из горла Ашера – «Только не он! Не сейчас!» - уже тише выдохнул он, в страхе потревожить покой брата.

«Ашер, он больше не выдержит» - попыталась вразумить его Габриэль – «Помоги ему уйти».

Юноша кивнул, сглатывая слезы. Зена помогла ему сесть.

«Вирджил, мальчик мой, открой глаза. Здесь Ашер» - склонилась над умирающим бард.

Молодой викинг с трудом приоткрыл глаза, попытался улыбнуться и что-то сказать брату, но его тут же сотряс очередной приступ кашля.

«Тише, Вирдж, тебе нельзя говорить» - как бы Ашер не старался звучать спокойно, голос выдавал обуревавшие его эмоции.

Вирджил едва заметно кивнул, по его щекам заструились слезы.

«Я с тобой, Вирдж, не бойся» - подбодрил его Ашер, беря брата за руку.

Габриэль больше не могла сдерживаться, она плакала, ощущая чудовищную пустоту внутри и колоссальную боль, исходящую от Ашера и Зены. Отпуская этого мальчика, они словно отдавали часть своей души.

«Мы любим тебя, Вирджил» - нарушила молчание Зена, целуя юношу в лоб – «И всегда будем любить. Я верю, что мы встретимся на той стороне».

«Ты всегда был для нас сыном» - сдавленно прошептала Габриэль – «Мэг и Рэйчел ждут…»

«Я люблю тебя, брат» - сквозь слезы произнес Ашер, опустив голову на руку Вирджила.

Юноша закрыл глаза и снова закашлялся, сползая вниз.

Зена помогла ему приподняться. Удерживая сына в полусидящем положении, она начала медленно массировать его виски, чтобы успокоить. Спустя несколько мгновений она слегка усилила давление, и Вирджил постепенно обмяк в её руках.

«Мммам?» - прошелестел Ашер.

«Он ушел, Аш» - ответила Зена, после чего помогла Габриэль уложить Вирджила на кровать.

Пережившие страшный удар матери ещё долго утешали сына, который рыдал, отказываясь покидать тело брата. Каждый из них ощущал, как осиротела их семья с уходом этого мальчика, подарившего им столько радости.

***

Габриэль стояла возле погребального костра, на который возложили Вирджила и остальных жителей селения. Она сжимала руку мертвого сына, думая о том, как была несправедлива жизнь, унося столь юное и доброе создание, которое ещё и пожить-то толком не успело.

«Габриэль, нам пора» - оборвала её мысли Зена. Она уже держала наготове факел.

«Знаю. Завтра Ликур вернется с новыми отрядами» - кивнула бард, отступая назад. Помедлив ещё несколько мгновений, она зашагала к повозке, где разместились Ашер и уцелевшие поселяне. Женщина услышала за своей спиной потрескивание огня, но не обернулась.

До её слуха донеслись сдавленные рыдания Ашера, но бард понимала, что больше медлить нельзя. Железной силой воли она заставила себя взять поводья и тронуться с места.

Зена пришпорила лошадь, обогнав повозку и встав во главе их небольшого отряда. Её лицо было жестким и не выражало никаких эмоций, но Габриэль знала, что творилось у воина на душе. Она чувствовала, что её спутница была охвачена яростью и горем.
__________

Двигаясь без остановок, небольшая группа вскоре настигла остальных жителей деревни.

Лила сразу взяла на себя заботу об Ашере и троих уцелевших крестьянах.

Зене же пришлось пережить ещё один трудный момент, рассказав о случившемся Гераклу. Полубог был потрясен до глубины души смертью юноши, к которому относился словно к родному сыну. Не в силах совладать с собой, он ринулся в лесную чащу, желая лишь одного - остаться наедине со своим горем.

Близилась ночь, и путники начали располагаться на ночлег. Габриэль свернулась в объятиях Зены, мечтая о том, чтобы всё произошедшее оказалось просто страшным сном.

«Он ведь не успокоится и будет преследовать нас?» - наконец, подала голос бард.

«Скорее всего да» - кивнула Зена, понимая, что речь идет о Ликуре, чье имя никто из них не хотел даже произносить – «Нам нужно как можно скорее вывести с римской территории Лилу и остальных» - слегка помедлив, она добавила – «А потом отправимся домой».

«Ты это серьезно? Надеюсь, ты не планируешь связать меня и исчезнуть в ночи, чтобы разобраться с ним самостоятельно?» - невесело пошутила Габриэль.

«Нет» - усмехнулась Зена – «Как бы мне не хотелось отомстить ему, безопасность Ашера и Лилы на первом месте. Мы слишком многих потеряли, чтобы снова рисковать. Нужно убираться из Рима».

«Больше никакой мести?» - с облегчением произнесла Габриэль.

«Нет, хватит насилия» - подтвердила свои слова Зена – «Я устала от смертей».

«Давай поедем домой, чтобы больше никогда не видеть этих римлян» - пробормотала бард, закрывая глаза.
___________

На протяжение нескольких дней путники передвигались на предельной скорости, на которую только были способны их лошади и повозки. Все были измотаны и разбиты, но никто не жаловался. Они двигались вперед, доверив свои жизни трем грекам.

На вторую ночь скончался ещё один из крестьян, которому довелось пройти через распятие.

Ашер шел медленно на поправку. Зена надеялась, что с помощью своих целительских знаний, полученных на востоке, сможет вернуть юноше способность пользоваться руками и ногами. Хуже обстояло дело с его сердцем. Он вырос с Вирджилом, почитая его за брата, с самого детства они были неразлучны. И его душа не была готова справиться с подобной утратой.

Зена затачивала меч, исподлобья наблюдая за тем, как Габриэль пытается утешить их сына. Воительница всячески старалась сконцентрироваться на исцеление Ашера, на своей задаче обеспечить безопасность тем, кто ей доверился, и максимально отгородиться от всепоглощающего желания отомстить. Габриэль и все остальные нуждались в её холодном рассудке, а не в яростной одержимости, которой она грешила в прошлом.

К вечеру пятого дня все устали до такой степени, что уже плохо соображали, что происходит вокруг и где они находятся. Габриэль, понимая это и не желая рисковать, поспешила возглавить их караван, когда они приблизились к земле Амазонок. Зена поднялась на небольшую возвышенность, с которой открывался более широкий обзор. Амазонки наверняка узнали бы воина, но вид их Королевы должен был рассеять любые подозрения, поэтому бард предпочла ехать первой.

Внезапно Габриэль остановилась, подняв руку вверх и призывая остальных последовать её примеру. Она задрала голову, внимательно прислушиваясь к звукам и рассматривая едва уловимые знаки, отмечающие границы владений Амазонок.

В кронах деревьев раздался свист. Габриэль быстро воздела над головой руки, скрестив их в запястьях.

Несколько представительниц Амазонок Черного Леса показались из-за деревьев, ещё одна спустилась по веревке, сброшенной с верхушки дерева.

«Приветствую тебя, Халльвер!» - воскликнула Габриэль, улыбаясь.

Та склонилась в легком поклоне и подняла в знак приветствия руку. Остальные Амазонки сделали то же самое. В отличие от южных сестер, которые привычно преклоняли колени при виде своей Королевы, представительницы этого племени не демонстрировали подобной почтительности. Оказавшись под влиянием северных сестер, они быстро переняли германскую традицию преклонять колени лишь перед Богами и никем иным.

«Приветствую тебя, моя Королева!» - улыбнулась в ответ Халльвер, подходя ближе – «Какая пестрая у тебя компания» - добавила она, кивнув в сторону повозок.

«Да уж» - подтвердила Габриэль, обнимая подругу. Из-за повозок показалась Зена, с улыбкой приветствующая окруживших их воительниц – «Можете приютить их где-нибудь на окраине ваших земель? Римляне вырезали всю их деревню. Среди этих людей моя сестра со своими детьми и внуками».

«Конечно, твоя семья – это наша семья» - не сомневаясь ни секунды, ответила Халльвер – «Эпонин будет рада видеть вас обеих. Проводите наших друзей по границе до южного озера и помогите там разместиться» - тут же распорядилась она, обращаясь к своим воинам – «Ночью устроим пиршество в их честь» - Амазонки послушно отправились выполнять поручение – «Габриэль, Зена, что произошло?» - продолжила Халльвер.

«Нашу семью преследуют римляне» - вступила в разговор Зена – «Деревню Вирджила уже уничтожили, вырезав всех жителей, включая его сестру и мать, Мэг. Мальчишки бросились спасать следующую деревню, где жила сестра Габриэль, Лила».

«Они заставили жителей покинуть деревню» - подхватила её слова бард, бросив взгляд на сестру, которая перевязывала раны Ашера в одной из повозок – «Наши сыновья остались с несколькими крестьянами удерживать римлян, прикрывая бегство остальных».

Габриэль замолчала и отвела взгляд. Халльвер тяжело вздохнула, зная, на что были способны римские солдаты.

«Их поймали и распяли на кресте» - подтвердила её опасения Зена – «И сейчас они идут за нами. Геракл держится чуть позади и прикрывает наши следы, чтобы сбить их с пути».

«Вирджил мертв» - закончила столь безрадостное повествование Габриэль.

«Мы почтим его возле наших костров» - пообещала Халльвер – «Первые три дня, пока ваши друзья будут обустраиваться, мужчинам будет разрешено пересекать нашу границу, наравне с женщинами. Мы поможем им обрести новый дом».

«Спасибо, мы знали, что можем положиться на тебя. Отведи нас, пожалуйста, к Пони» - попросила Габриэль, только сейчас позволяя усталости взять над собой верх.

Зена, словно ощутив это, ободряюще сжала руку барда: «Отдохнем здесь немного, а потом уже повезем Ашера домой».

***