Actions

Work Header

Платье Алисы Селезнёвой

Chapter Text

Утром будильник как обычно проверил погоду за окном и расписание Алисы в школе. На улице стоял тёплый день, на небе не было ни облачка, но летняя жара ещё не набрала силу. Будильник знал, что Алиса обожает такие солнечные, но при этом свежие дни. А вот расписания на сегодня не оказалось – был первый день летних каникул. В принципе, это означало, что можно было поспать подольше. Конечно, оставалась ещё биостанция, но там Алису ждали только к девяти, да и никто не стал бы ругаться, опоздай она на полчасика. Однако, Алиса прилежно соблюдала режим дня… по крайней мере, старалась соблюдать, насколько это было возможно с её талантом постоянно попадать во всякие приключения. Так что время пробуждения предполагалось такое же как обычно. Будильник ещё выяснил, что робот-домработник Поля приготовил Алисе на завтрак банановые оладьи с клубничным соусом. Неужели в честь первого дня каникул решил-таки порадовать Алису чем-нибудь не только полезным, но и вкусным? Что ж, будильник тоже хотел порадовать Алису приятным пробуждением. Но какую бы мелодию лучше для этого подобрать? Марш авиаторов всегда работал, но тогда пробуждение для Алисы станет пусть и бодрым, но не особенным. Да и стоит разнообразить репертуар, чтобы одна и та же мелодия не приелась. Тогда, может что-нибудь посовременнее? Скажем, «Мой парень – космолётчик» в исполнении Милены Митиной. Или лучше наоборот что-нибудь из классики? Да уж, Алиса, наверное, и не догадывалась, как трудно бывает будильнику подобрать правильную мелодию. Вся музыка Земли и даже других планет в свободном доступе – а поставить нечего! А может тогда вообще ничего не ставить?
Будильник подал команду шторам, и те чуть раздвинулись, пуская сквозь щёлку узенькую полоску света прямо на личико Алисе. А через минуту он дополз до её глаз, и Алиса проснулась. Она сладко потянулась в кровати, открыла глаза, прикрывая ладонью от светящего в них солнца, и кинула взгляд на экран будильника. «Как это вовремя я сама проснулась», – подумала Алиса, – «Да ещё и каникулы начались!» – вспомнила она, обратив внимание на дату. Будильник догадался о её мыслях, но не обижался, что она не замечала его трудов. Если мысль о том, что она проснулась сама, делала пробуждение Алисы приятнее, то пусть так и думает.

Алиса выбралась из-под тонкого покрывала, под которым спала, и направилась к окну. Снова потянувшись, Алиса схватила шторы и решительным движением полностью распахнула их. Солнечный свет тут же залил комнату через огромное, занимавшее всю стену окно. Алиса на пару мгновений прищурилась, пока глаза не привыкли. А когда привыкли, она увидела привычную родную улицу, раскрашенную летним солнцем в яркие краски. Среди бредущих по своим утренним делам прохожих Алиса узнала соседского деда Всеволода Михайловича, совершающего традиционную утреннюю пробежку. Тот тоже увидел девочку в окне второго этажа и, приостановившись напротив окна, но продолжая бежать на месте, приветливо помахал ей рукой. Алиса тогда открыла среднюю секцию окна – приятная волна свежего воздуха прошлась по её телу, придавая очередную порцию утренней бодрости – и села на устланный ковровым покрытием пол, свесив ноги на улицу и болтая ими в такт своему хорошему настроению.
- Здравствуйте, Всеволод Михайлович, – своим звонким голосом поздоровалась Алиса.
- Здравствуй, Алиса, – ответил дед, подбегая трусцой поближе к окну. – Только проснулась?
- Ага, – кивнула Алиса. – А вы всё бегаете?
- Бегаю, – подтвердил он, не прекращая своё упражнение. – Движение – это жизнь, так что хочешь прожить с моё – занимайся спортом.
- Я занимаюсь, – сказала Алиса.
В доказательство она, левой рукой держась для устойчивости за оконную раму, а правой помогая себе, задрала правую ногу и закинула ступнёй за голову.
- Смотри! – раздался новый голос с улицы. – Что Алиска вытворяет!
Алиса вернула правую ногу обратно вниз и повторила тот же трюк с левой ногой.
- Ого! – вторил другой голос. – Вот это она даёт!
Завершив демонстрацию своих спортивных возможностей, Алиса снова свесила обе ноги вниз, и обратила внимание на новоявленных комментаторов. Ими оказались двое мальчишек из дома напротив.
- Занимайтесь гимнастикой, – сказала им Алиса, – также будете уметь.
- Да ну-у! – недовольно протянул один из мальчишек. – Гимнастика – для девчонок!
- Пойдём лучше в футбол играть! – предложил другой.
Они тут же изобразили, что им не интересно, и пошли прочь.
- Молодец, Алиса! – похвалил всё трусящий на месте Всеволод Михайлович. – Продолжай в том же духе – и олимпийское золото твоё!
- Спасибо, – ответила Алиса, хотя и не целилась на золото, а занималась просто ради собственного удовольствия.
- Кстати, у вас же в школе каникулы начались? – поинтересовался дед.
- Да, как раз с сегодняшнего дня, – подтвердила Алиса.
- Ну, тогда спрыгивай сюда – вместе побегаем, – предложил дед.
- С вами бегать – это надолго, – отметила Алиса. – А у меня хоть и каникулы, я ведь ещё на биостанции занимаюсь.
- А, ну это тоже дело нужное, – согласился дед. – Ну ладно тогда, побегу дальше. Бывай!
- До встречи. Как-нибудь в другой раз обязательно присоединюсь, – пообещала Алиса.
Дед продолжил свою пробежку, а Алиса встала, прикрыла окно и, отступив от него на шаг, приступила к утренней зарядке. Она специально не отходила далеко от окна, так как прекрасно видела спрятавшихся в кустах мальчишек, якобы ушедших играть в футбол. Думая, что Алиса их не замечает, они с неумело скрываемым любопытством наблюдали за её упражнениями. Особенно их интересовали как раз гимнастические упражнения на растяжку и гибкость. Так, когда Алиса стоя одной ногой на полу, другую задрала вверх и упёрла в оконную раму, один из мальчишек даже попытался повторить то же с ближайшим деревом. Правда, он тут же опомнился и снова сделал незаинтересованный вид. Это при том, что они считают, что Алиса их не видит – поняв, что их спалили, они бы сразу убежали. Получается, даже перед друг другом стесняются своего интереса к гимнастике, хотя оба всё понимают. Так и пойдут, досмотрев Алисину зарядку, в футбол играть. А вот потом, вернувшись каждый к себе домой, наверняка попробуют повторить Алисину программу тренировок. Ох уж эти мальчишки. Ну ладно, что с них взять, пусть смотрят, учатся.

После зарядки Алиса умылась и почила зубы, после чего отправилась на кухню, где на столе её уже ждал заботливо приготовленный Полей завтрак. А за столом напротив сидел Алисин папа. Он не обращал внимания на собственный недоеденный завтрак, вместо этого вдумчиво и сосредоточенно что-то читая с голографического экрана. Жаль, с Алисиной стороны он выглядел просто полупрозрачным голубым прямоугольником, повисшим в воздухе над столом.
- Доброе утро, – обратила на себя внимание Алиса, подходя к столу.
- Доброе, – кивнул папа, лишь мельком оторвав взгляд от экрана.
- Из Космозо пишут? – догадалась Алиса. – Что-то случилось?
Она обошла стол и, обняв папу сзади, заглянула ему через плечо. Похоже, на экране была статья о тигрокрысах.
- Ничего не случилось, – успокоил её папа. – Просто сегодня после обеда привезут, наконец, самку тигрокрыса. Надо будет всё подготовить.
- Как интересно! – у Алисы загорелись глаза, не разжимая объятий она умудрилась переместиться папе на колени и заискивающе глядя в глаза попросила: – Можно мы с ребятами придём посмотреть?
- Ну о чём разговор, Алиса? – профессор Селезнёв нежно погладил дочь по её коротким золотым волосам. – Могла бы даже и не спрашивать.
- Спасибо, пап! – Алиса чмокнула папу в щёку, после чего спрыгнула с его колен и бодро пробежалась до своего места за столом, наконец усевшись за него.
- Я смотрю, у тебя сегодня хорошее настроение? – заметил папа.
- Конечно! – подтвердила Алиса, принимаясь за завтрак. – Каникулы же начались!
- И правда, – папа наконец закрыл жестом экран и тоже вернулся к своему завтраку. – Значит, на биостанцию пойдёшь? Чем там сегодня будете заниматься?
- Посмотрим, – ответила Алиса. – Идей скопилось много разных – будем выбирать.
- Понятно, – сказал папа. – Ну теперь-то у вас будет время как следует ими заняться – всё лето впереди.
- Если только ты не возьмёшь меня в какую-нибудь экспедицию, – хитро подмигнула Алиса.
- Ну, на ближайшие пару недель точно ничего не планируется, можешь заниматься на биостанции спокойно, – ответил папа. – А потом – посмотрим, – подмигнул он в ответ.

Профессор Селезнёв вскоре покончил с завтраком и, наказав Алисе полностью доесть свой, вышел из-за стола. Он стал поспешно собираться на работу и, пока Алиса расправилась с оладьями, уже ушёл. Алисе не было нужды спешить, но в честь начала лета хотелось побыстрее выбраться на улицу хотя бы просто погулять, так что задерживаться дома она тоже не собиралась. Поручив Поле вымыть посуду, Алиса вернулась в свою комнату и подошла к шкафу с одеждой. С тех пор, как проснулась, Алиса пока ничего на себя не накинула, так что зеркальные дверцы шкафа честно отражало её ничем не прикрытое стройное и гладкое тело. Разглядывая своё отражение, Алиса подумала – как же хорошо, что она живёт в век безраздельного господства науки. Современная генетика наконец исполнила мечту женщин по всему миру, чтобы у них не росли волосы ниже ресниц. Большая часть мужского населения, впрочем, тоже этим пользовалась, разве что некоторые оставляли бороду и/или усы. Страшно было представить, что раньше приходилось либо регулярно удалять все эти лишние волосы, портящие идеальный вид человеческого тела, либо скрывать под лишней одеждой. А так – чистые от волос подмышки, аккуратный лобок и, конечно, гладкие ноги.
Но Алиса пришла сюда не любоваться собой, а выбирать одежду. Алиса глянула на улицу, удостовериться в хорошей погоде и посмотреть, в чём люди ходят. Заодно вспомнила, кого уже видела. Так, Всеволод Михайлович носил спортивные шорты и кроссовки. От пробежки вместе с ним сегодня она отказалась, так что и наряжаться бегуньей смысла не было. На мальчишках из дома напротив были бутсы для игры в футбол, ещё на одном была синего цвета футболка с коротким рукавом, а на другом беленькая бейсболка. Но в футбол играть Алиса сегодня тоже не собиралась. Ну а папа отправился на работу в джинсовом рабочем комбинезоне поверх старой клетчатой рубашки и полусапогах – хотя он и был в Космозо директором, но ручного труда не чурался. Особенно, когда это было что-то важное, то профессор Селезнёв брал всё в свои руки. Алиса тоже не чуралась ручного труда, но в первый день лета можно и нужно было найти занятие получше, так что и комбинезон не понадобится.
Отметя все эти варианты, Алиса приступила к рассмотрению собственного гардероба. Для этого она сделала жест в воздухе, проведя рукой справа налево перед зеркальной дверцей шкафа, и поверх её отражения появилось изображение первого по списку костюма, словно Алиса была в него уже одета. Костюм состоял из короткой – до талии – майки в широкую горизонтальную красно-белую полоску, разгрузочного ремня золотого цвета, на котором носились школьные принадлежности, и красных под цвет майки сандалет. Этот наряд стоял на первом месте, потому что в нём Алиса обычно ходила в школу. Но не хватало ещё на каникулах продолжать ходить в школьной одежде. Алиса пролистнула дальше.
Следующим шёл костюм, состоящий из розового с белым открытого спереди короткого жилета, розовой наноюбки, ажурных белых гольф выше колена с розовой тесьмой оборкой и опять же розовых туфель-балеток. Вообще, наноюбки были трендом в этом сезоне. Произошла такая юбка не то от предельного укорачивания юбки-солнца, не то от идеи не пришивать волан к юбке, а носить как самостоятельный предмет одежды. Длиной (или это уже ширина получается?) наноюбки были от пяти до десяти сантиметров, чтобы служить украшением, но при этом не закрывать ничего лишнего. Алиса отвергла и этот вариант. Во-первых, нынче и так каждая вторая девушка носит наноюбку, а во-вторых, стиль получался слишком девчачьим на вкус Алисы. Сама бы она себе такого ярко розового приобретать не стала, это всё папа.
Алиса сделала ещё один взмах рукой, и вместо предыдущего костюма на её отражении появилась рубашка-поло с узором из узких горизонтальных полос светлых пастельных оттенков, короткие джинсовых шорты и синие с белой подошвой полукеды. Вот это другое дело, мальчиковой одежды Алиса никогда не чуралась. Когда была маленькой, она носила её, наверное, даже чаще девочковой, да и до сих пор нередко что-то подобное надевала. Но сегодня у Алисы было яркое летнее настроение, располагающее к более открытым нарядам, так что она продолжила перебирать.
Далее по списку был трендовый костюм прошлого сезона. Свободная микроюбка с неброским абстрактным узором в спокойных тонах, открытая спереди и сзади. Круглая выкройка, из которой могла бы получиться просто микроюбка, делилась на четыре части, и две противоположные из них вырезались практически полностью, оставляя только необходимый минимум, в который вшивалась резинка. Юбка носилась так, чтобы оставшиеся части были по бокам. Дополнялся наряд неяркими жёлтыми трикотажными митенками-трубами и такого же цвета сандалиями. Сам по себе наряд симпатичный и не слишком яркий, но ведь обязательно кто-нибудь (как говорится: «не будем показывать пальцем, все и так знают, что это Наташа») не упустит случая заметить, что мода на такое уже прошла, и сейчас такое никто не носит, и вообще… так что Алиса пролистнула дальше.
Теперь её отражение оказалось одето в космический комбинезон-хамелеон, умеющий принимать разные цвета. По умолчанию он был красным, но при необходимости мог становиться жёлтым, синим и даже камуфляжной окраски. Такой Алиса носила, когда летела с отцом в экспедицию или ещё куда-нибудь за пределы Земли. Эх, сколько было с ним связано воспоминаний, сколько раз его непревзойдённые защитные и выживальческие функции спасали ей жизнь. Фактически, это был полноценный космический скафандр, только шлем надевался отдельно. Но ностальгия ностальгией, а по городу гулять в таком не станешь. Алиса перешла к рассмотрению следующего наряда.
В этот раз на её стройном теле в зеркале появился модный искрящийся наряд цвета небесной лазури, популяризированный Миленой Митиной. В основе его была застёгивающаяся на единственную пуговицу под самой грудью юбка, собранная из отдельных полос разной длины (самые короткие – до середины бедра, самые длинные – по щиколотки) из почти невесомого материала, и имеющая широкий (градусов сорок пять–шестьдесят) треугольный вырез спереди. На плечи было надето не застёгивающееся спереди болеро, по длине еле достающее до груди, с высоким цельнокроеным воротником-стойкой и длинными расширяющимися книзу рукавами с ажурной кромкой. На ногах были сапоги-чулки на высоком каблуке. Алиса крутанулась перед зеркалом и полосы ткани в отражении подхватил воздух, делая юбку ещё пышнее. Игра света и тени заставляла весь наряд переливаться оттенками от белоснежного до синего инея и сверкать вшитыми бриллиантами. Образ дополнялся светящимися серьгами. В общем, это был просто шикарный наряд для какого-нибудь торжественного вечера. Жаль, сейчас не тот случай.
Алиса снова перелистнула, и взору её предстал маскарадный костюм кошки. Он состоял из кошачьих ушек на обруче, кошачьего хвостика, а также обуви и перчаток в виде кошачьих лап. Глядя на существующий только в зеркале хвост, Алиса почти физически почувствовала в себе анальную пробку, к которой он крепился. Впрочем, когда Алиса наряжалась в этот костюм на новогодний утренник, то к дискомфорту в попе быстро привыкла. А вот то, что в таких перчатках ничего в руки не возьмёшь – это реально раздражало. Помимо того, что костюм был совершенно непрактичным, выглядел он слишком уж по-детски, чтобы ходить в нём по улице. Пусть лежит до следующего утренника.
Следом за костюмом с Нового года шёл более повседневный зимний наряд. Светло-голубые сапожки, белые меховые гетры и такие же митенки-трубы, а также выделяющийся на фоне остальных элементов ярко-красный шарф. Хотя современным генетически усовершенствованным людям холод был не страшен, сохранилась мода на меховые и прочие тепло выглядящие вещи в зимний сезон. Благо, мех был искусственным, и защитникам животных было нечего предъявить против него.
Да уж, далеко Алиса пролистала, раз уже до зимней одежды дело дошло. Так дело не пойдёт. Пока в школу ходила, привыкла не задумываясь каждый день надевать обычный школьный наряд, и совсем разучилась выбирать из большего числа вариантов. Будильник и не подозревал, что Алисе пришлось столкнуться с похожей проблемой, как у него сегодня утром. Столько одежды, а совершенно нечего надеть! Может, вообще ничего не надевать?