Actions

Work Header

Купальный сезон

Chapter Text

Флаер летел низко, над самыми верхушками деревьев. Казалось, вот-вот ветки заскрежещут по его днищу. Местность стремительно проносилась мимо, в лицо дул поток встречного воздуха, уже по-летнему тёплого, но ещё по-весеннему свежего.
- Нельзя ли лететь помедленнее? – пожаловался сидевший во втором ряду Аркаша.
- А в чём проблема? – отозвался из-за штурвала Пашка
Он не мог отвлечься от управления флаером, так что вместо него обернулась сидевшая на месте штурмана Алиса. Аркаша комично придерживал рукой свою бейсболку, которую так и норовил сорвать ветер. Возможно, это выглядело бы не так комично, если бы бейсболкой его наряд ограничивался, но вместо этого на Аркаше ещё был распахнутый белый халат и трусы-семейники.
- Он просто так и не определился, – заключила Алиса, – отдыхать он летит или работать, а может вообще дома остаётся.
- Я лично лечу работать, – с важным видом ответил Аркаша. – И за всякой там модой мне некогда следить.
- Да что бы ты в этом понимал, – надменно отозвалась с третьего ряда Наташа.
Сама-то она в моде понимала лучше всех, или по крайней мере так считала, так что нарядилась по полной программе. Яркие сапоги на высоком каблуке – на правой ноге красный, на левой – жёлтый. Чулки наоборот: на правой ноге жёлтый, на левой – красный. И вечерние перчатки снова на правой руке – красная, на левой – жёлтая. Фиолетовый корсет поддерживал открытую грудь. Между проколотыми сосками натянута золотая цепочка. Сапоги, перчатки и корсет были завязаны чёрными шнурками, контрастно выделяющимися на ярком фоне. Ещё одним чёрным элементом был кожаный ошейник. Наконец, последним, но самым ярким штрихом были вплетённые в фиолетовые завитые волосы настоящие живые цветы всех цветов радуги. Такие цветы, способные расти в волосах, а также выдерживать воздействие ветра и воды, Наташа специально вывела в ходе своей работы на биостанции, не пожалев на их создание ни времени, ни сил. Ни собственных, ни своей сестры Маши, скромно сидевшей рядом с обычным голубым под цвет глаз пластмассовым ободом в коротких светлых волосах, одетую в самого простого дизайна пастельно-розовую камисоль.
- Мода модой, но ты так выглядишь просто нелепо, – сказала Алиса Аркаше.
К моде Алиса относилась прохладно, но считала, что хоть какое-то чувство стиля у человека должно быть. Сама она, к примеру, надела своё красное летнее платье на бретельках – то самое, короткое, с вырезом во всю спину.
- Уж лучше бы ты вообще ничего не надевал – вон как Джавад, - продолжила Алиса, кивнув на соседа Аркаши, на котором из одежды был только пояс с прикрепленным к нему ножом в ножнах.
- Или хоть сними этот головной убор, – вставил сам Джавад.
- Хм! – Аркаша изобразил обиженного и из принципа не стал снимать бейсболку. Впрочем, постоянно держать её рукой ему тоже надоело, так что он по крайней мере повернул её козырьком назад.
- Алиса, хватит шмотки обсуждать, – сказал Пашка, – вижу речку, снижаться?
Алиса оставила пассажиров и обернулась обратно к пилоту. Тот оделся, наверное, наиболее сообразно случаю – джинсовая жилетка с кучей карманов, в котором у него наверняка была припасена уйма нужностей и ненужностей, и шорты-бермуды.
- Здесь и приземлиться толком негде, – отметила Алиса. – Давай вдоль реки, пока пляж не найдём.
- Вас понял! – отрапортовал Пашка и, как только под флаером вместо верхушек деревьев показалась река, резко отклонил штурвал от себя.
Под дружный визг вцепившихся друг в друга сестёр Белых и причитания Аркаши, снова схватившегося за свою бейсболку, флаер нырнул вниз. Да и у Алисы, хоть она и держала себя в руках, от вида стремительно приближающейся водной глади на миг дыханье перехватило. А потом, за долю секунды до, казалось бы, неминуемого столкновения, Пашка так же резко выправил флаер прямо над поверхностью воды, поразительным образом даже не плюхнувшись в неё днищем. Но всё равно от вбитой в воду воздушной волны поднялись такие брызги, что пассажиры могли наблюдать их сверкание в солнечном свете, и часть капель, конечно, приземлилась на самих ребят.
- Э-ге-гей! – весело воскликнул Пашка, ведя флаер в своеобразном каньоне, образованном стенами густого леса, плотно сомкнувшегося у самых берегов.
- Ох, – перевела дыханье Алиса. – Ты так точно нас когда-нибудь угробишь.
- Да брось! – отозвался Пашка. – Ты не лучше меня знаешь, что в случае реальной опасности автоматика возьмёт управление на себя.
- Странно, – сказала Алиса, – что же она сразу не включилась, как ты за штурвал сел?
- А у меня с автоматикой доверительные отношения, – объяснил Пашка. – Я ей доверяю, а она – мне.
- Я, конечно, тоже тебе доверяю, – заверила Алиса, – но…
- Но – что? – полюбопытствовал Пашка, на мгновение обернувшись к ней.
- За дорогой следи – вот что! – крикнула Алиса, схватив левой рукой штурвал поверх правой руки Пашки и дёрнув в сторону, чтобы вписаться в очередной поворот.
- Ай! – вскликнула Маша, от резкого манёвра повалившаяся на свою сестру. – Ой, прости…
- Ничего-ничего, – ответила Наташа, после чего обратилась к Паше: – Может, всё-таки поаккуратнее там?
- А вы считайте, что это аттракцион, – заявил не желавший сдаваться Пашка, – как американские горки!
Но Алиса продолжала молча держать его руку, которая держала штурвал, давая понять, что сама готова взять управление на себя вместо автоматики, если он не угомонится. На очередном изгибе реки она, крепко сжав руку, заставила его заранее начать поворот, чтобы плавно вписаться в него. Пашка понял, что сопротивляться бесполезно.
- Ну хорошо, медленно полетим! – сдался он наконец и снизил скорость. – Теперь довольна?
- Теперь довольна, – одобрительно кивнула Алиса, возвращая Пашке штурвал.
На меньшей скорости вместо размытого зелёного фона вокруг предстала панорама дикого леса. Здесь деревья не были посажены строго через каждые три-пять метров в соответствии с ГОСТом, как в городских парках, а росли как придётся. Где-то гуще, переплетаясь кронами, а где-то реже, создавая просвет, через который солнце вдруг било в глаза, чтобы через мгновение снова скрыться за чащей леса. И каждое из бесчисленных проносившихся мимо деревьев непохоже на другое, никто их здесь под стандарт не равнял, и потому встречались и маленькие молодые деревца, только начавшие свой жизненный путь, и умудрённые опытом великаны, и стремящиеся всем своим стройным стволом вверх к солнцу, и будто не выдержавшие тягот жизни скрюченные и скособоченные, и пышущие яркой густой листвой, и облезлые, растопырившие голые сучья, так и норовящие выколоть случайно забредшему в лес человеку глаза. И среди всего этого царила ещё и жизнь животная. Где-то в высоте пели на разные голоса птицы, скрытые густой листвой, а ниже у берега сновали шустрые точечки – насекомые.
- Смотрите – белка! – заметила Маша.
И правда – по веткам скакала белка обыкновенная – такую ещё в народе зовут рыжей, но юные биологи знали, что не стоит путать её с живущими в Америке красными белками, которые вообще отдельный род. Любопытная белка некоторое время двигалась по деревьям вдоль берега, сопровождая флаер, а потом пропала из вида так же внезапно, как и появилась.
Хотя Пашка теперь летел медленнее, но всё ещё предельно низко, так что, отмотав подлиннее ремень безопасности и как следует наклонившись за борт, Алиса смогла погрузить кончики пальцев в речку. Вода была приятно свежей, но не холодной. Самое то будет искупаться! Потянувшись, Алиса смогла погрузить всю ладонь под воду, а потом резким движением подняла брызги вперёд по движению флаера, которые тут же оросили её лицо.
- Хи-хи-хи, – весело рассмеялась Алиса, но тут её левая рука, которой она держалась о борт, сорвалась, и она беспомощно повисла выше пояса за бортом. – Ой, Пашка! – вскликнула тогда Алиса.
- Что там? – Пашка усердно делал вид, что следил за дорогой, так что и не заметил, чем там Алиса занималась, а теперь, когда обернулся на её голос, то на него вместо Алисиного озорного личика смотрели из-под короткого платья её упругая попка и аппетитный пирожок половых губ. Наблюдать за таким глупым положением, особенно после того, как она его отчитывала за небезопасный пилотаж, было весьма забавно. Так и тянуло сделать какую-нибудь шалость – подтолкнуть её, чтобы перекувырнулась через борт и искупалась раньше времени. Но вместо этого Пашка бросил штурвал (управление тут же приняла автоматика, за неуказанием маршрута начавшая плавно останавливаться) и потянулся к Алисе через весь флаер, он достал руками её попу, а потом, наклонившись сильнее, проскользил руками под платьем до талии, при этом чуть не уткнулся носом в её половые губы.
- А-ай, – сквозь непроизвольный смех произнесла Алиса, почувствовав дыханье Пашки. – Щекотно!
- Потерпишь, – крепко схватив подругу, Пашка наконец смог затащить её обратно на борт.
- Спасибо, – поблагодарила Алиса, усаживаясь на сиденье и поправляя юбку.
- Фух, – выдохнул он. – Ты это, сама-то не выпрыгивай – тут уже никакая автоматика не спасёт.
- Так ведь ты меня спасёшь, – ответила Алиса, глядя ему в глаза.
Её позитивный тон привёл Пашку в ступор, он никак не мог понять – подкалывает она его или говорит совершенно серьёзно?
- Сама просила лететь медленно и безопасно, – в конце концов сказал он, снова беря штурвал в свои руки и восстанавливая скорость, – вот и сиди, жди пока прилетим!
- Хмм… – протянула Алиса, вытянувшись вперёд. Сложив руки на приборной панели и положив на них голову боком, она задумчиво глядела на Пашку.
- Чего? – спросил Пашка, которому стало как-то неуютно от такого пристального взгляда.
- Беспокоишься обо мне всё-таки, – заключила Алиса.
- Ну, естественно, беспокоюсь, – ответил Пашка, – мы же друзья!
- А ты за всех друзей так беспокоишься? – поинтересовалась Алиса.
Ей надоело воевать с ремнём безопасности, и она откинулась на спинку сиденья.
- А что? – не понял Пашка. – Я же снизил-таки скорость.
Алиса промолчала, глядя в сторону на окружающую природу.

Флаер продолжал лететь над рекой, берега здесь были уже не такие крутые, и лес становился реже, попадались даже места, где при желании можно было разбить лагерь между деревьями. Ребята отметили их про себя на случай, если не найдут места получше, но пока решили всё-таки продолжить поиски. И не зря – вскоре им попалось как раз то, что они искали. Большая ровная поляна – хоть целую турбазу строй, и пологий песчаный берег – не чета морским, конечно, но всё-таки полноценный пляж для отдыха. Пашка приземлил флаер с края поляны, у самого леса.
- Ну вот, – заключил он, – приехали!
Алиса открыла дверцу и вышагнула из флаера. Пускай покрытие пола в флаере было приятно мягким и тёплым, но всё-таки оно оставалось синтетическим, бездушным. Так приятно было после него ощутить под ногами живую землю, покрытую дикой травой. Из-за открытой конструкции флаера даже максимально разрешённая скорость, которой старался придерживаться Пашка большую часть пути, была невелика по современным меркам, и путешествие затянулось более, чем на полтора часа. Конечно, в этом были и плюсы – можно было как следует полюбоваться видом во время полёта, но всё равно за полтора часа неподвижно сидеть надоедало и тело требовало движения. Может, поэтому Алиса под конец уже не выдержала и через борт стала лезть воду в реке щупать. В любом случае, теперь они были наконец на месте, так что Алиса неторопливо потянулась и вдохнула свежий воздух, наполненный ароматами местных трав.
- Эх, хорошо! – заключила Алиса.
Она сделала несколько шагов, разминая ноги. Дальше к центру поляны трава была по колено, но здесь, у самого леса, её высота доходила до пояса. Травинки забирались под короткое платье и приятно щекотались. Алиса пробежала полдесятка метров, невольно улыбаясь, не только от щекотки, но от всей совокупности нахлынувших на природе чувств, а потом обернулась к флаеру. Остальные ребята уже тоже повылезали. Алису позабавило, как Наташа неловко передвигалась в своих сапожках. Мало того, что она единственная додумалась поехать на природу в обуви, так ещё и на высоких каблуках. Аркаша подошёл к багажнику флаера и, открывая его, сказал:
- Ну что, будем разбивать лагерь?
- Будем купаться! – объявил Пашка и рванул к речке, на бегу скидывая жилетку и шорты. – Кто последний – будет собирать хворост для костра!
Джавад растеряно переводил взгляды с Аркаши на Пашку и обратно, а потом обернулся к Алисе, ожидая решения от неё. А что, коли они, наконец, выбрались на природу, то отчего бы и не искупаться? Лагерь никуда не убежит. Алиса ловким движением сняла платье, кинула его Джаваду и побежала вслед за Пашкой. Джавад положил платье на Алисино сиденье в флаере и неспешным шагом тоже пошёл к речке. Аркаша, видя, что половина отряда уже сбежала от работы, обратил взгляд к последней надежде – близняшкам. Но вместо того, чтобы помогать ему обустраивать лагерь, Маша помогала Наташе снять её модный наряд. Аркаша обречённо вздохнул и решил, что в таком случае тоже работать не будет, пока не искупается. Он уверенным шагом пошёл к речке, но на полпути понял, что не разделся, и пошёл обратно, заодно по пути собрав разбросанные вещи Пашки. Раздевание Наташи же закончилось только когда Аркаша уже сложил свои и Пашкины вещи во флаер и снова пошёл к речке, уже как положено голышом. Но Наташа не стала убегать вперёд сестры и честно дождалась, пока та тоже снимет свою камисоль, да и ободок заодно. Аркаша уже немного отошёл от флаера, когда боковым зрением заметил, что близняшки, наконец, полностью разделись, и, взявшись за руки, побежали к речке, надеясь его обогнать. Ну уж нет! Аркаша тоже перешёл на бег. Не то чтобы бегать наперегонки было весело, ладно, да? Просто они не встали на его сторону в споре с Пашкой, так что пусть теперь не ждут поблажек. Только и всего, вот!

А тем временем Пашка чуть поддался Алисе, так как было не интересно побеждать, имея фору, и потому они почти одновременно добежали до реки и с разбегу прыгнули в воду – благо она была такая чистая и прозрачная, что дно было отчётливо видно, так что они не рисковали плюхнуться на мель. Алиса отставала на каких-то пару секунд – всё-таки Пашка не позволил ей выиграть, но Пашка просто плюхнулся в воду и поплыл по поверхности, а Алиса поднырнула и под водой без труда догнала друга. Она протянула руку и хлопнула Пашу куда попала – по попе, после чего вынырнула в паре метров от него и с криком «теперь ты догоняй!» поплыла прочь. А они разве в салочки играли? Впрочем, какая разница, главное, весело же! Раззадорившийся Пашка принялся догонять.
Джавад же, в свою очередь, лёг спиной на воду и стал наслаждаться безмятежностью, лишь слегка подгребая против на удивление спокойного течения, чтобы оно не унесло его прочь от ещё не разбитого лагеря. Благо, шумные Пашка с Алисой, гоняясь друг за другом, уже переместились куда-то на середину реки. Вскоре добежал до реки и Аркаша. Едва войдя в воду, он остановился и скрестил руки на груди, давая понять, что, после победы над сёстрами Белыми в забеге, ему это всё больше не интересно. Близняшки же не останавливаясь пробежали мимо него и забежали в воду, пока её сопротивление не остановило их уже по грудь в воде.
- Эй, я победил, да! – крикнул им вслед Аркаша. – Решайте теперь сами, кто из вас за хворостом пойдёт?
- Чего же тут решать? – полуобернувшись ответила Наташа.
- Мы и вместе не против, – добавила Маша с таким же полуоборотом.
- Да? – в унисон спросили стоявшие теперь лицом друг к другу близняшки, взялись теперь за обе руки, и сами себе (или друг другу? Кто их поймёт) также хором ответили: – Да!
После этого они рассмеялись и поплыли дальше от берега.
Аркаша немного постоял, глядя на то как остальные веселятся, и, в конце концов, решил хотя бы как следует зайти в воду. Ну хоть по пояс. Хотя ладно, так уж и быть, по шею. Впрочем, коли всё равно так глубоко зашёл, то может и поплавать заодно? Совсем немного. Или много. А то остальные же купаются, а ему что – в одиночку идти лагерь ставить? Ну уж нет. Первым он из воды точно не выйдет. И совсем не потому, что купаться весело, ок? Приятно, конечно, в пригожий летний день в воду окунуться… но дело важнее! И потому он будет сидеть в воде, пока остальные не примутся за дело! Точно так!