Actions

Work Header

Вселенная и Время

Chapter Text

Вселенная ненавидит тех, кто вмешивается в поток времени. Время ненавидит тех, кто нарушает его ход.

Док должен был помнить об этом. Он же ученый, черт возьми! Гений, создавший машину, мать её, времени. Но он помнил лишь одно — как пахнет лавандовая веточка с именем простой учительницы Клары. Он не помнил о всей ярости пространственно-временного континуума, который ненавидит беглецов из своих эпох.

Но Марти помнил. Он отлично помнил каждый раз, когда его избивал один из многочисленных Танненов. Помнил, как исчезали его брат и сестра, помнил, каково это — исчезать самому. Он помнил все те разы, когда всего несколько минут — ужасных, отвратительных, панических — считал, что потерял Дока навсегда. Вселенная наказывала его. Каждый чертов раз.

Поэтому Марти помнил. А Док — нет. Поэтому он притащил грёбаную любительницу Жюля Верна, которая должна была умереть ещё в 1885, назад в будущее. В родной 1985 год. Он обещал, что не пойдёт на поводу у собственных чувств. А Марти, этот глупый, глупый мальчишка, поверил. Он поверил, потому что когда Док попросил избавиться его от альманаха — он сделал это. Да, с сожалением и досадой, но сделал. Потому что Док попросил. Но от Клары Эметт Браун отказаться не смог. И… да, в глубине своей души МакФлай ненавидел её за то, что та так быстро завоевала сердце Дока. Его Дока. Рядом с которым он был уже не первый год, к которому привязался, как щенок. Гениального ученого, который так просто отдал своё сердце женщине, которую знал всего пару дней. Он позволил ей увидеть ДеЛореан, позволил ей увидеть 1985, позволил ей увидеть своё сердце.

Марти МакФлай ненавидел Клару Клейтон. Вселенная ненавидела Клару Клейтон. Время ненавидело Клару Клейтон.

Кларе Клейтон было суждено умереть в 1885 году и отдать своё имя ущелью. Но вместо этого она оказалась в 1985 году, где быть ей было не положено. И за это наказание будут нести все, кто был к этому причастен. А сама Клара пожалеет, что напуганные змеёй лошади не неслись к обрыву быстрее.