Actions

Work Header

Суд над Королевой Амазонок

Chapter Text

***

Зена вышла из дома и остановилась в дверях. Геракл, опирающийся на ограждение, повернулся через плечо и выразительно посмотрел на воина. Улыбнувшись, он жестом указал ей на двор, приглашая подругу проследить за его взглядом. Теперь они уже вдвоем наблюдали за Габриэль, которая перекатывала взад-вперед мячик, играя с Ашером.

Бард выглядела спокойной и довольной, но Зена знала, что её возлюбленная была всерьез обеспокоена.

«Она что-нибудь говорила?» - спросил Геракл, без труда читая мысли воина.

«Нет, прошло четыре дня, а она молчит. Ни слова… ни про Амазонок, ни про этот дурацкий Совет» - хмыкнула Зена.

«Совет Всех Племен. Вижу, Амазонки Черного Леса начинают потихоньку перенимать северные традиции» - пробормотал Геракл.

«Да уж» - неохотно согласилась Зена – «Тоже начали собирать представителей всех племен и кланов, чтобы решать глобальные вопросы. Не могу только поверить, что они используют это, чтобы заманить Габриэль на суд».

«У меня вообще не укладывается в голове, как они могут так поступать с ней» - нахмурился Геракл – «И это после всего, что вы обе для них сделали! Да ведь она ради них отправилась на крест!»

Зена прикрыла глаза, мучительные воспоминания вихрем промчались в её сознании, ослепив вспышкой боли – тело барда, распятое на кресте, в обмен на жизнь её Амазонок. В тот день Габриэль умерла, чтобы спасти их, но её жертва оказалась напрасной. Племя все равно подверглось атаке римлян, и в результате было практически стерто с лица земли.

«Ты прав. Я уже не говорю о том, сколько усилий она приложила, чтобы помочь им выжить» - мрачно продолжила Зена – «Каждую осень отправляет им припасы на всю зиму».

«Да как они вообще…» - Геракл осекся и понизил голос.

«Уверена, за всем этим стоит Артемида» - задумчиво протянула Зена.

«Хочешь, я поговорю с отцом?» - предложил Полубог.

«Нет. Он предупредил, что Боги не могут вмешиваться в наши дела» - напомнила ему воительница – «Не сомневаюсь, Артемида приложила к этому руку, но действует очень тонко. Амазонки – лишь средство».

Геракл продолжал хмуриться, опечаленный сложившейся ситуацией.

Габриэль подняла глаза и улыбнулась, заметив Зену и Геракла. Она знала, что они волнуются за неё, и вполне разделяла их чувства.

Зена спустилась вниз, чтобы присоединиться к своему небольшому семейству. Ашер широко улыбнулся и бросил ей мячик. Воительница ответила на его улыбку и, ловко поймав мяч, на мгновение спрятала его за спиной. Мальчик продолжал звонко смеяться, вскоре получив свой мяч обратно. Зена потрепала сына по волосам и присела на траву рядом с бардом. Габриэль тут же опустила голову на плечо воина.

«Когда едем?» - тихо спросила она. Ашер, заполучивший обратно свой мяч, принялся резвиться с ним чуть в стороне от обеих женщин.

«Я по-прежнему думаю, что нам не нужно никуда ехать» - сдержанно ответила Зена.

«Я - Королева Амазонок» - напомнила ей Габриэль, хотя в этом и не было никакой необходимости – «Если я не явлюсь, они признают меня виновной и отправят убийц».

«С ними я как-нибудь разберусь» - все так же недружелюбно продолжила Зена.

«Это наша семья. Мои сестры» - мягко заметила Габриэль.

«Проклятье, я никому не позволю тронуть тебя!» - зарычала воительница – «Пусть только попробуют…»

«Не надо, любимая» - попыталась успокоить её Габриэль – «Я не знала о том, какую ответственность возлагаю на себя, когда на меня свалилось это право наследования, но прекрасно сознавало это, когда согласилась стать Королевой и сражалась с Велаской, чтобы удержать свой титул».

«Но это несправедливо, что они так поступают с тобой!» - возразила Зена.

«Знаю. И нам обеим известно, что ими управляет Артемида» - пожала плечами Габриэль – «Она до сих пор зла на меня за то, что я не убила Антония».

«Нет, меня бесит другое. Она злится не потому, что мы нарушили клятву, которую обе дали. Она не может смириться с тем, что не смогла заполучить Клеопатру» - озвучила свои мысли Зена.

«Ну, мы обе знаем истинную причину» - попыталась улыбнуться ей бард – «Но я совсем не уверена, что Амазонки поверят в то, что их Богиня-Покровительница потеряла голову из-за человека и стала столь мстительной и ревнивой».

«Габриэль, я, правда, не хочу, чтобы ты это делала» - внимательно посмотрела на барда воительница.

«Знаю, и, признаться, тоже не горю желанием предстать перед этим судом, но у меня нет выбора» - убежденно произнесла Габриэль – «Ты можешь остаться здесь, с Ашером…»

«Не говори глупостей и не произноси эту фразу до конца!» - предупредила её Зена – «Я – твой Чемпион, твоя жена, и мы встретим это вместе».

«Тогда давай поскорее покончим с этим» - кивнула Габриэль, закрывая столь неприятную для неё тему.

Позднее тем же вечером вся семья собралась за обеденным столом. Иолай уже успел нагреть воду для купания Ашера, который почему-то счел, что еда будет лучше смотреться в качестве украшения на его одежде. Габриэль смеялась, пытаясь раздеть маленького егозу, который крутился на меховых шкурах возле очага.

Иолай улыбнулся и покачал головой. Подойдя к барду, он забрал мальчика и отнес его к Гераклу, который как раз наполнил ванну для проказника. Зена, с улыбкой наблюдавшая за этой сценой со стороны, опустилась на шкуры возле Габриэль и ласково приобняла её. Бард прижалась к ней, наслаждаясь теплом огня и нежностью объятий любимой. Их губы встретились в мягком поцелуе.

«Помнится, кто-то рассыпался в обещаниях… что-то там про мое тело и долгие ночи у огня» - в глазах барда плясали веселые чертики.

«Да, помню, но вся эта история с Клео и Антонием изрядно подпортила мои планы» - прошептала воительница.

«Зена» - выражение лица Габриэль мгновенно переменилось, и женщина поспешно прижала палец к губам барда, призывая последнюю к молчанию.

«Ш-ш-ш, никаких серьезных разговоров, на сегодня хватит» - предупредила её Зена – «Ашер останется в комнате Иолая и Герка, так что эта ночь наша».

Габриэль расплылась в улыбке и легко поддалась, когда Зена потянула её на себя, опускаясь на спину. До слуха обеих женщин донесся стук захлопнувшейся двери, свидетельствовавший о том, что Ашер в сопровождении Иолая и Геракла отправился наверх.

Габриэль выразительно посмотрела на воина и внезапно набросилась на неё. Губы и руки барда, словно безумные, блуждали по телу Зены, наслаждаясь каждым участком обнаженной кожи, которую только находили. Вскоре она уже пыталась избавить воина от ставших ненужными доспехов. Зена застонала и рывком стянула топ Габриэль.

Колено воина слегка приподнялось, раздвинув ноги барда. Раздался ответный стон, и губы Габриэль впились страстным поцелуем в уста её спутницы. Лишь необходимость дышать заставила барда оторваться от воина. Бездыханная, она уткнулась лбом в плечо Зены.

«Великие Боги» - прошептала она, тяжело дыша – «Столько лет прошло, а мне достаточно прикоснуться к тебе, чтобы потерять голову».

«Не имею ничего против» - голос воина был наполнен страстью, она нетерпеливо потянулась к поясу барда – «Я хочу тебя. Хочу нежно исследовать каждую частичку твоего тела… языком, пальцами… хочу ощущать, как ты трепещешь подо мной. Хочу медленно сводить тебя с ума».

Габриэль буквально потонула в желании, которым светились глаза Зены. Она прикрыла свои собственные и застонала. Пальцы барда неосознанно сжали волосы воина и шкуру, которая была разостлана под ними.

«Но прямо сейчас я хочу тебя!» - зарычала Зена, теперь в её голосе не было и намека на нежность.

«Да!» - выдохнула Габриэль, стаскивая тунику воина.

Остатки одежды были сброшены так же быстро, в сторону летело без разбора все, что только попадалось под руку.

Габриэль сидела на Зене, продолжая страстно целовать её. Она задышала чаще, когда ощутила, что пальцы воина скользнули вниз, пропутешествовав от груди к животу барда, и исчезли между ног женщины. Зена не смогла сдержать стон, обнаружив такое количество влаги. Она наклонилась, осторожно взяв в рот один из сосков барда.

«О, Боги!» - застонала Габриэль, ухватившись за плечи воина и ощутив её пальцы внутри себя. Но они проникли вглубь, лишь чтобы тут же оставить её, словно дразня – «Зена!»

«Да, любимая?» - прошептала воительница голосом, не способным скрыть собственное желание.

«Ооо» - только и могла выдохнуть Габриэль, когда губы воина снова накрыли один из её сосков, а пальцы свободной руки – начали сжимать второй. О, да, у неё много талантов, и в один из них несомненно входит мастерское использование одновременно обеих рук – мелькнуло в голове у барда.

Габриэль вновь застонала и прикусила нижнюю губу, когда движения Зены стали более настойчивыми. Тело барда подхватило ритм, задаваемый пальцами воина, в то время как губы Зены продолжали ласкать её соски. Габриэль обеими руками сжала голову воина и притянула её к себе. Словно утопающий, жадно глотающий воздух, она сейчас отчаянно нуждалась в этом поцелуи. И прервать его мог лишь протяжный стон, отразивший всю полноту ощущений, которые её захлестнули. Габриэль вновь впилась пальцами в плечи воина. Запрокинув голову, она отдалась на волю удовольствию, сотрясаемая первым оргазмом.

Зена усилила давление, с наслаждением взирая на возлюбленную. В такие моменты Габриэль была потрясающе красива. И вопреки проведенным вместе годам, воительница до сих пор не могла поверить, что была способна вызывать подобную страсть у барда.

Зена ощутила, как сжались мышцы Габриэль и она начала медленно оседать в объятиях воина. Зена поспешно подставила руку, чтобы поддержать её за спину. Зная, что за первым оргазмом может последовать и второй, воительница вновь впилась губами в сосок барда. Тело Габриэль на мгновение сжалось, а затем по нему дрожью разлилась новая волна удовольствия.

Зена улыбнулась, когда женщина обессилено прислонилась к её плечу, восстанавливая энергию. У воина были большие планы на эту ночь.

Но внезапно тишину нарушил протяжный рев. Головы обеих матерей мгновенно взметнулись вверх. Зена усмехнулась, уловив вздох барда.

«Похоже, кто-то не хочет спать» - заметила воительница.

«А это значит, что одной из нас придется подняться» - пробормотала Габриэль, лаская губами шею своей спутницы.

«У Герка есть опыт, он справится» - решила Зена, целуя барда.

Однако новой серии разочарованного воя было более чем достаточно, чтобы прервать столь увлекательное занятие.

«Кто пойдет в этот раз?» - пробормотала Габриэль, потянувшись за одеждой.

«Ты, конечно, сверху, но пойду я» - пошутила Зена, освобождаясь из сплетения рук и ног. Габриэль улыбнулась и притянула воина для ещё одного долгого поцелуя.

«Интересно, с тобой были такие же проблемы?» - полюбопытствовала Габриэль, наблюдая за тем, как одевается Зена.

«О, да» - кивнула воительница – «Мама говорит, я никогда не хотела спать. Она с боем каждый раз меня укладывала. Лайкус был совсем другим, намного спокойнее».

«Скорее возвращайся» - с улыбкой напутствовала ей Габриэль.

***

Габриэль уже мирно спала, когда Зена наконец вернулась. Воительница с улыбкой наблюдала за спящим бардом. Ашер походил на них обеих, внезапно пришло ей на ум. Развитый не по годам, он был наделен неуемным любопытством, несомненно доставшимся ему от Габриэль. Вдобавок пара сине-зеленых глаз и неопределенный цвет волос, меняющийся от светлого до темно-коричневого в зависимости от сезона.

Светлый пушок, с которым он родился, со временем начал темнеть, но было ещё слишком рано, чтобы говорить, чей цвет волос он унаследовал.

Зена решила, что Ашер очень походил на барда, когда спал. Она была бы очень удивлена, узнай, что Габриэль думала то же самое, но только о Зене и Ашере.

Бард с трудом открыла глаза и улыбнулась, увидев выражение лица Зены, которая ласково гладила её по щеке.

«Я тоже тебя люблю» - сонно пробормотала она – «Как Ашер?»

«Зубы режутся» - поведала ей Зена – «Ещё один полез».

«Будто мало нам его попыток ходить и этих вечных синяков» - улыбнулась Габриэль.

«Ну, он довольно ловко передвигается, держась за предметы» - с гордостью произнесла Зена.

«Мда, до тех пор, пока эти самые предметы не начинают сами передвигаться. Как, например, Саминий» - рассмеялась Габриэль.

Ей вспомнилось, как Ашер решил использовать в качестве опоры их пса, Саминия. Ему почему-то показалось, что хвост может стать идеальным средством для того, чтобы удержаться на ногах и немного побродить по дому. Но, как выяснилось, Саминий не разделял его убеждений, и первым его порывом было избавиться от Ашера.

Однако у малыша была довольно сильная хватка для его возраста. В конце концов все закончилось встречей со столешницей и громким плачем, сопровождающимся жалобным поскуливанием Саминия. Но не прошло и часа, как Ашер решил повторить свой подвиг. Подкараулив бедного пса, он вцепился мертвой хваткой ему в холку. Наученный горьким опытом, Саминий покорно лег на пол и застыл, отказываясь подниматься, не смотря на отчаянные попытки Ашера сдвинуть его с места.

Зена рассмеялась, тоже вспомнив этот случай, и притянула Габриэль к себе.

«Вот увидишь, скоро он будет бегать» - предрекла она.

«Я не оставлю его здесь» - прошептала Габриэль.

«Знаю, я тоже больше не хочу оставлять его» - согласилась Зена – «Вся эта история с Антонием и Клеопатрой была одной большой ошибкой. Не понимаю, почему мы продолжаем их совершать?»

«Может, мы выбрали неверный путь?» - предположила Габриэль.

«Что ты имеешь ввиду? Все как обычно – спасаем мир, Амазонок и всех, кто попадается нам на пути» - хмыкнула Зена.

«Может, в этом и проблема» - пробормотала Габриэль – «Кто знает, возможно, нам стоит хоть немного побыть просто родителями и оставить спасение мира новому поколению и воинам, подобным Халльвер» - последние слова были сказаны так тихо, что Зена едва различила их.

Воительница нахмурилась и ещё крепче прижала к себе Габриэль, которая снова погрузилась в сон.
_____________

Зена едва успела выставить вперед руку, чтобы защитить живот барда и свой собственный от яростной атаки, которой подверглись на утро обе женщины. К счастью, Ашер соблаговолил подать предупреждающий крик, прежде чем наброситься на матерей.

Габриэль рассмеялась, чувствуя, как маленький проказник карабкается по ним, пытаясь привлечь к себе их внимание и заставить встать. Зена подняла глаза и заметила Иолая и Геракла, которые принялись разводить огонь и готовить завтрак.

«Доброе утро» - поприветствовал их Полубог.

«Привет, Герк» - отозвалась Габриэль. Не смотря на надвигающуюся угрозу, одного присутствия сына было более чем достаточно, чтобы согреть сердце барда – «Эй, Ашер, хочешь молока?»

Настроение мальчика мгновенно переменилось: «Нет!» - насупившись, произнес он, и сердито сжал руки – «Пива!»

«Пива?» - бровь Зены поползла удивленно вверх – «Где, во имя Тартара, он этого набрался?»

«Иолай возился с бочонками своего меда и обсуждал, как будет варить пиво» - пояснила Габриэль.

«Ну, малыш» - усмехнулась Зена, глядя на своего упрямого сына – «Пиво – это для взрослых. А мамы и маленькие детки пьют на завтрак молоко».

«Нет!» - безапелляционно возразил Ашер.

«Отлично, новое любимое слово» - пробормотала Зена.

«И он может произносить его на греческом, германском и даже латыни» - усмехнулась Габриэль.

«Удивительно, что ты не упомянула ещё три кельтских диалекта» - покачала головой Зена.

Габриэль рассмеялась и подхватила Ашера на руки, поднимаясь. Настроение мальчика мгновенно преобразилось. Он начал улыбаться, играя ожерельем на шее матери.

«Что сегодня оденем?» - поинтересовалась бард, унося сына в другую комнату.

Зена посмотрела на улыбающихся Иолая и Геракла, которые продолжали возиться с утренними приготовлениями.

«Схожу за дровами» - предложила Зена, обуваясь – «Могу заодно покормить скот».

«Я с тобой» - сказал Геракл, протягивая ей меховой плащ.

Греки быстро покормили животных и, набрав воды из источника, отправились за дровами.

Ещё двух ходок было достаточно, чтобы обеспечить их небольшое жилище запасом дров на несколько дней.

Зена стояла на крыльце, рассматривая их владения. Геракл высыпал последнюю стопку дров и принялся аккуратно укладывать их возле двери.

«Вы ведь не оставите Ашера на этот раз?» - поинтересовался он.

«Нет» - ответила Зена – «Не думаю, что мы смогли бы взять его в Египет, но и оставлять его было ошибкой. Я знаю, Габриэль ничего не говорила, как впрочем и я, но, можешь мне поверить, для нас разлука с ним была настоящим испытанием».

«Ну, я бы сказал, вся эта история с Египтом была одной большой глупостью» - согласился Геракл.

«Да уж. И мы до сих пор расплачиваемся за неё» - пожаловалась Зена, растирая замерзшие руки. На Севере едва наступила весна, и повсюду ещё виднелся снег.

«Совет обычно проводят в разгар лета. Почему Амазонки так торопятся?» - спросил Полубог.

«Для меня это тоже загадка» - пожала плечами Зена – «Мне вообще не по душе вся эта затея».

«Понимаю» - сказал Геракл и подошел ближе, успокаивающе опустив руку на плечо подруги. Зена с благодарностью прислонилась к нему спиной, ощутив, как частично спадает напряжение – «Мы с Иолаем отправимся с вами».

«Ты забыл, мужчинам запрещено появляться на земле Амазонок?»

«Нас приняли как ваших Кумбад и крестных вашего ребенка» - напомнил ей Геракл – «Мы – часть семьи. К тому же я – сын греческого Бога, и против этого они не пойдут».

Зена грустно улыбнулась на подобное упрямство и лишь кивнула в ответ.

«Ты знаешь Амазонок лучше, чем я» - продолжил Геракл – «Что они затеяли и чем это может обернуться?»

«Давай лучше зайдем в дом» - предложила Зена.

Очутившись внутри, греки увидели Иолая, заканчивающего приготовления к завтраку, и Габриэль, которая пыталась убедить Ашера избавиться от его последней находки. Ею оказалась дохлая мышь, которую мальчик нашел на полу и теперь торжественно держал за хвост.

Зена и Геракл едва подавили смех, слушая дебаты, которые развела Габриэль со своим годовалым сыном.

В конце концов бард все-таки одержала победу, предложив в обмен одну из любимых игрушек Ашера. Только после этого вошедшие греки позволили себе расхохотаться.

«Осторожно, воин» - предупредила свою спутницу Габриэль. Она направилась к двери, с отвращением сжимая между пальцами злосчастную мышь – «Вот возьму и подкину её тебе в постель».

Зена лишь ещё громче рассмеялась.

***

После завтрака взрослые снова собрались за столом, в то время как Ашер развлекал себя у очага, раскладывая специально вырезанные для него деревянные кубики.

«Геракл задал мне несколько вопросов» - начала Зена импровизированный семейный совет – «Я решила, что нам стоит обсудить это всем вместе».

«Во-первых, он спросил, как мы поступим с Ашером, оставим ли здесь или возьмем с собой».

«Он отправится с нами» - твердо сказала Габриэль.

«Следующий вопрос – почему Амазонки все это затеяли?» - продолжила Зена, глядя на свою спутницу.

«Когда Брут и Марк Антоний атаковали Амазонок и практически истребили все племя, мы с Зеной поклялись на крови, что отомстим им за это» - напомнила обоим грекам Габриэль.

«Да, я помню, мы нашли лишь немногих уцелевших после атаки» - кивнул Геракл.

«Через несколько лет Эпонин разыскала меня, желая отомстить за это нападение» - продолжила Габриэль – «Брут убедил их в том, что я предала Амазонок, чтобы спасти Зену от римлян. Но нам удалось все выяснить, и я рассказала ей о клятве, которую дала в отношении Брута и Антония».

«Амазонкам известно, что мы покончили с Брутом, и что я была свидетелем того, как он испустил дух. Он заплатил за содеянное» - подхватила её слова Зена – «Поэтому они ждали, что следующим станет Антоний. Пони едва не лишилась рассудка после атаки, она пережила сильные потрясения, и я не уверена, что сумела до конца от них оправиться. Она видела, как пытали Эфини, Солари и остальных. У неё на глазах их распяли, а ей самой пришлось укрыться среди тел мертвых сестер, чтобы остаться в живых».

«О, Боги» - пробормотал Иолай. Скосив взгляд, он с облегчением убедился в том, что Ашер по-прежнему увлечен своим занятием и не прислушивается к разговору взрослых.

«Остальное вам известно» - спокойно добавила Габриэль – «Артемида разыскала нас и потребовала, чтобы мы разобрались с Антонием, для чего перенесла нас в Египет».

«А что пошло не так в Египте?» - спросил Иолай.

«Я бы сказала ВСЕ» - с горечью усмехнулась Зена – «Начиная с того, что мы оказались в безвыходной ситуации. Нам нравилась Клеопатра, и мы не хотели причинять ей боль, и в то же время мы должны были каким-то образом уничтожить Антония. Взвесив все за и против, мы с Габриэль решили, что будет лучше, если Империю возглавит Октавиан, а не Антоний».

«Но мы по-прежнему не могли убить его, не причинив при этом вреда Клеопатре» - добавила Габриэль – «Она так сильно любила Антония, что не вынесла бы его смерти».

«Поэтому вы предпочли отступить» - предположил Геракл.

«Не совсем» - нахмурилась Зена, её взгляд потемнел – «Габриэль попыталась убедить Артемиду в том, что мы ничего не можем сделать, и попросила её перенести нас обратно. Но Артемида разозлилась и едва не убила её».

«Ничего себе» - пробормотал потрясенный Иолай.

«В конце концов нам все-таки удалось переправить Габриэль в лагерь Октавиана, снабдив её планами предстоящей битвы» - продолжила Зена – «А я осталась с Антонием и Клеопатрой. Затем мне удалось убедить Клео в неверности Антония, которая и послужила причиной их разрыва. Клео оставила его на поле боя, обеспечив тем самым абсолютную победу Октавиана».

«Но потом, к сожалению, она простила Антония и приняла его обратно!» - покачала головой Габриэль – «А я отправила послание в Черный Лес, что приеду весной и сниму с себя титул Королевы Амазонок. Остальное вам известно».

«Как я понимаю, они ответили, что передачи королевских полномочий будет недостаточно?» - пробормотал Геракл.

«Точно» - подтвердила Габриэль – «Мы уверены, что Артемида изложила им свою версию произошедшего и наверняка настроила против меня».

Иолай и Геракл переглянулись. На лицах обоих мужчин читалась мрачность.

«Решено, мы едем с вами» - заявил Геракл, получив согласный кивок от своего спутника – «Они признали нас в качестве ваших Кумбад и членов семьи. По крайней мере это дает нам право голоса».

Габриэль какое-то время размышляла над его словами.

«А как быть с домом?» - спросила она.

«Кетли должен вернуться с пастбищ со дня на день. Суда отправятся в плавание не раньше, чем через несколько месяцев, так что он будет свободен» - сообщил Иолай – «Он присмотрит за домом. Возьмет, если надо, в помощь пару кузенов из клана Эдвала».

«Не знаю, согласятся ли они впустить вас, но с вами мне было бы спокойнее» - призналась бард, выдавив из себя слабую улыбку.

«Хорошо, ещё стоит подумать о том, что нас может там ожидать?» - продолжила Зена – «Полагаю, это будет некое сочетание традиционного Совета Всех Племен, принятого на Севере, со сводом Амазонских правил».

Габриэль кивнула: «Да, они пытаются адаптировать греческое наследие Амазонок к местным традициям Севера. Я много читала и изучала их законы, когда приняла титул Королевы, поэтому в общих чертах представляю, чего следует ожидать. Однако не знаю, какую часть обрядов Викингов они успели перенять».

Габриэль немного поколебалась, собираясь с мыслями.

«Когда мы пересечем границу Амазонских владений, меня скорее всего возьмут под стражу» - бард протянула руку и сжала запястье воительницы, когда та выказала свое неудовольствие подобной мысли – «Зена, меня обвинят в предательстве. Поэтому наверняка заберут все оружие. Возможно, наденут наручники».

Иолай и Геракл не удивились, заметив опасный блеск в глазах Зены. Её злила одна лишь мысль о том, что Амазонки могли поступить таким образом с её бардом.

«Не знаю, позволят они вам или нет войти на территорию Амазонок, но наверняка потребуют от Зены тоже сдать оружие» - продолжила Габриэль. Бросив взгляд на Ашера, она заметила, что мальчик оставил кубики, и сине-зеленые глаза уже блуждали по комнате в поисках новой забавы.

Иолай тут же поднялся с лавки и подхватил мальчика на руки. Ашер радостно засмеялся, кружась в воздухе. Обе матери проследили за тем, как мужчина уселся возле малыша и принялся вместе с ним перебирать коробку с игрушками, выбирая новое развлечение.

«Они передали, что на Совете будут Королевы или представители всех племен» - снова заговорила Габриэль – «Они выслушают все обвинения, доказательства и слова в защиту, после чего – обычно это занимает день или два – объявят своё решение. Вот тогда мы все и узнаем».

«И каков может быть их приговор?» - осторожно поинтересовался Полубог.

«Ну, я, конечно, надеюсь на оправдательный» - хмыкнула Габриэль, и тут же получила в ответ усмешку Зены, которая по достоинству оценила попытку барда поднять всем настроение – «Но это маловероятно. Скорее всего они признают меня виновной, поскольку я не убила Антония и нарушила клятву, данную в память моих сестер-Амазонок».

«Дела» - невесело протянул Геракл, нервно поглаживая подбородок – «Месть никогда не приводит ни к чему хорошему».

«К несчастью, большая часть человечества не понимает этой простой истины» - заметила Зена.

«И какое же наказание они могут избрать?» - спросил Геракл. Он говорил чуть громче, чем было нужно, зная, что Иолай, играющий с мальчиком, прислушивается к их разговору.

«Ммм…» - Габриэль немного помедлила. Нервно покусывая губу, она испытывающе посмотрела на Зену, почти физически ощущая, как возрастает беспокойство воина – «Обычно нарушение подобной клятвы, особенно если речь идет о Королеве, карается… смертью» - произнесла она.

«Только через мой труп!» - яростно выпалила Зена.

Габриэль снова сжала руку воина: «Знаю, любимая. Думаю, они тоже будут ожидать подобной реакции от тебя, как от моего Чемпиона и Соправителя».

«Есть другие варианты?» - выдавил из себя Геракл.

«Да, некоторые наказания включают в себя нанесение телесных увечий, изгнание из родного племени или запрет на контакт с любой из Амазонок» - ответила Габриэль, восстанавливая в памяти то, что она узнала в свое время из старинных свитков – «В любом случае я стану изгоем для всех Амазонок».

Руки воительницы сжались в кулаки, когда она заметила слезы, выступившие на глазах барда. Зена знала, что Габриэль не имела ни малейшего представления, во что она ввязывается, когда приняла право королевского наследования из рук умирающей Принцессы Амазонок, для барда это было скорее приключением. Но позднее Габриэль поразила её, приняв амазонский образ жизни и все, что с этим было связано. Очень скоро Зена поняла, что для барда это перестало быть «игрой». Со временем Габриэль стала настоящей Амазонкой и вполне соответствовала полученному титулу Королевы.

Зена понимала, что бард сможет жить без Амазонок, если те решат отвернуться от неё, но так же хорошо воительница сознавала, что для Габриэль это будет весьма болезненным испытанием. Внезапно Зена подумала о том, какого это будет потерять дружбу Якут, Отеры и других Амазонок, которые уже стали неотъемлемой частью их жизни. Она поймала себя на мысли, что и сама не в восторге от подобного поворота событий.

«Если же Совет изберет смертный приговор, то существует несколько традиционных способов его исполнения: яд, стрелы, прогон сквозь строй… также могут забить до смерти камнями, принести в жертву на алтарь Артемиды или устроить кровавую охоту» - закончила Габриэль.

«Кровавую охоту?» - переспросил Геракл.

«Да, ещё один вид наказания. Выбирают нескольких охотников, которые преследуют свою жертву до тех пор, пока не убьют. Пленник получает нож и час форы, дающие ему шанс на выживание» - пояснила Габриэль – «Вообще правила позволяют освободить заключенного, если ему удастся уйти от погони и покинуть территорию Амазонок. В таком случае он объявляется неприкосновенным, но становится навсегда изгоем. Однако ещё никому не удавалось уйти от амазонских охотников и пересечь границу их земель».

«Габриэль, я твой Чемпион и наверняка могу занять твое место?» - озвучила свои мысли Зена – «Ты ведь знаешь, я не хвалюсь, но если говорить об охоте, то мне нет равных».

«Знаю, любимая» - попыталась улыбнуться Габриэль – «Уверена, что даже пятидесяти Амазонкам не под силу выследить тебя. Но я, правда, сомневаюсь, что они позволят замену. В отличие от Вызова, ты вряд ли можешь нести за меня наказание. Что бы они ни решили, мне придется разбираться с этим самой».

«А что если бросить вызов Эпонин, оспорить её право на титул Королевы?» - спросила Зена.

«Я уже Королева и я под судом» - пробормотала Габриэль – «А ты не можешь бросить ей вызов, потому что не являешься Амазонкой, даже в качестве моего Чемпиона».

«Но я не позволю им убить тебя!» - повторила Зена.

«Мы постараемся найти какой-то выход» - сказала Габриэль, пытаясь убедить скорее себя, чем своих спутников.

Зена тяжело вздохнула, покачав головой.

***