Actions

Work Header

Уроки

Work Text:

Анко оценивающе смотрела, как ее теперешняя подопечная идет к ней через всю комнату: руки скромно сложены перед собой, взгляд потуплен так, чтобы на щеки падала тень от длинных ресниц. 
Яманака Ино была отнюдь не самой способной ее ученицей – этот титул прочно закрепился за Тентен из команды Гая. Но именно с Ино Анко почувствовала, что ее уроки приносят ощутимую пользу.
Девушка состояла сплошь из достоинств: у нее длинные светлые волосы, большие голубые глаза, фигурка с приятными округлостями (но ни грамма лишнего жира) и неподдельная уверенность в себе. Она была хорошенькой, кокетливой и выглядела типичнейшей «блондинкой» – материал, с которым Анко было проще всего работать.
За последние несколько дней Анко научила Ино самым главным уловкам куноичи. Например, как лгать одним только голосом, не меняя выражения глаз. Как складывать руки именно в той манере, что говорит всем и каждому: она всего лишь безобидная аристократка, с ней может справиться кто угодно.
Теперь, когда Ино садится, она умеет скрестить ноги так, чтобы показать как можно больше обнаженной кожи и чтобы это не выглядело слишком нарочито. Смеясь, она никогда не забывает наклониться к мужчине, с которым смеется (всегда «с», и никогда – «над»), и положить руку на его плечо, словно у них есть общий секрет – и что она именно та, которой он может поделиться любым секретом.
Анко научила Ино, как одновременно улыбаться, как истинная женщина, и разговаривать, как сущий ребенок. Как облизывать губы: быстро, почти незаметно – она не шлюха, нет-нет, – но так, чтобы на губах остался влажный манящий блеск.
Притворяйся, говорила ей Анко. Покажи ему все, что у тебя есть, как будто ты сама не знаешь, каким богатством обладаешь. Заставь его думать, будто он тебя раскусил. Сделай так, чтобы он в это поверил.
Ино впитывала наставления как губка, делая все, как ей говорили; она изменила свой стиль одежды, осанку, манеру разговора…
А теперь пришел черед последней проверки.
Анко протянула руку к девушке, провела пальцем по свободно спадающей пряди пшеничного цвета и заправила ее за ухо – жест, который можно было счесть как заботливым, так и собственническим. К ее удовольствию, Ино даже не вздрогнула. Она потянулась навстречу прикосновению, полуприкрыв глаза, и ее ресницы соблазнительно затрепетали.
– Неплохо, – прошептала Анко. Она схватила Ино за бедра и, подтолкнув, заставила ее отступить к стене. Девушка позволила ей это и, чтобы удержать равновесие, грациозно обвила руками шею Анко.
– Выше голову, – скомандовала Анко, ухватывая Ино за подбородок и приподнимая его. – И держи спину. Если тебя загнали в угол или прижали к стене, тебе нужно полностью открыться, никаких зажиманий или защитных поз, а то он решит, что ты всерьез его отталкиваешь.
Ино кивнула и откинула голову назад, упершись затылком в стену. Анко немедленно атаковала беззащитную белую шею и ключицы, осыпав их влажными поцелуями, затем перешла на укусы. Почувствовав во рту вкус крови, Анко засомневалась, помнит ли Ино ее уроки.
Об этом ей не стоило волноваться: Ино тут же застонала и задрожала под жестокими ласками; выгибая так тело, можно потянуться за спрятанным оружием – любое движение будет списано на чувственную реакцию.
Анко запустила руку под юбку Ино и погладила бедра, прежде чем двинуться выше и накрыть ладонью ее холмик в трусах. Девушка ахнула – довольно мило, но реакция оказалась замедленной. Анко нахмурилась, ущипнула ее в наказание и убрала руку.
– Вот тут тебе бы стоило немного посопротивляться, – вздохнула она, пристально глядя в затуманенные глаза Ино, чтобы убедиться, что та слушает. – Помни, ты не должна относиться к такому слишком легко, иначе мужчины подумают, что у тебя уже немалый опыт. Так, давай еще раз.
Анко вернула ладонь на бедро Ино.
– А теперь, когда я сделаю вот так, – Анко передвинула ладонь выше, прижав ее к чувствительному местечку, прикрытому тонким слоем ткани, – ты должна свести бедра. Сжать их несильно, но так, чтобы затруднить мне путь. Давай.
Ино последовала указанию, в конце добавив к учащенному дыханию тихий всхлип. Анко усмехнулась: девушка явно знала толк в импровизации. Тем лучше.
– Отлично, а теперь считай, что я начала шептать всякую чушь про то, как тебе будет хорошо со мной или что мы сделаем это всего один раз, никто не узнает, мы не делаем ничего плохого… И целую тебя вот так…
Анко прижалась губами ко рту Ино, засунула язык ей в рот так глубоко, как только смогла, провела им по зубам и несколько раз толкнулась кончиком в чувствительное нёбо. Ино отзывчиво постанывала, ее тело начало подаваться вперед, к Анко, в кажущемся бессознательным ритме.
На этот раз, когда Анко добралась до ее холмика, Ино охотно развела бедра. Анко улыбнулась и закинула ее изящную ногу себе на бедро, оставляя девушку открытой для своих изучающих пальцев. Сдвинув намокший кусочек ткани в сторону, она провела пальцами по обнаженной мягкости складочек Ино.
Руки Ино, лежащие на плечах Анко, сразу же напряглись, и девушка прерывисто застонала, выгибаясь навстречу Анко. Та ухмыльнулась и прикусила кожу под подбородком Ино, проскальзывая пальцами внутрь еще немного. А затем медленно потерла пальцы друг о друга.
– А-а… Ах!..
Теперь девушка активно двигала бедрами, плотно обхватывая пальцы Анко, и та решила, что сейчас самое время проверить, как у Ино с концентрацией. Анко прижалась губами к пульсирующей жилке на горле Ино и с силой всосала кожу, одновременно потирая большим пальцем клитор девушки.
Тело Ино напряглось, она издала сдавленный, приглушенный крик, и Анко почувствовала, как по ее пальцам стекает теплая жидкость, увлажняя ладонь.
А еще она почувствовала, как сзади к шее прижимается холодное лезвие, и улыбнулась.
– Умница, – промурлыкала она, внимательно оглядывая ученицу.
Ино стояла на трясущихся ногах, а грудь вздымалась от тяжелого, затрудненного дыхания, но и упирающийся в шею кунай, и рука, его держащая, даже не дрожали.
– Сенсей, этого достаточно? – немного дерзко спросила Ино. Кунай прижался сильнее, но Анко усмехнулась и чуть отклонилась так, что кинжал лишь кольнул нежную кожу у основания шеи.
Ино удивленно распахнула глаза и торопливо прижала лезвие обратно к шее, Анко сделала шаг назад, позволив Ино привалиться к стене и одернуть юбку – одной рукой, потому что вторая по-прежнему крепко сжимала рукоять куная.
– Ты молодец, малышка, – сказала Анко, разглядывая красную отметину на шее Ино. Все-таки она прикусила ее слишком сильно, к вечеру наверняка будет нехилый синяк.
– Твое обучение как куноичи официально окончено. А теперь иди становись гордостью Конохи и все в таком духе.
Анко отпустила девушку легким взмахом руки, но та не уходила. Более того, теперь она смотрела на Анко, а на ее щеках играл слабый румянец.
Акно приподняла бровь и уперла руки в бока.
– Чего тебе еще надо?
– Э-э… – Ино покраснела еще сильнее и нервно убрала волосы за уши. – Ваша шея… Я не хотела…
– Ты про это? – Анко выбросила руку вперед, хватая Ино за запястье – той руки, что держала кунай.
Медленно поднеся кунай к губам, она высунула язык и слизала с клинка следы крови. И усмехнулась, видя, как широко раскрываются глаза Ино, краснота сходит с ее лица и оно покрывается смертельной бледностью.
– Просто царапина, – заключила Анко, отпуская руку Ино. – Беги уже, малышка, уверена, твой сенсей тебя уже заждался.
Светловолосая девушка тут же оказалась у двери, Анко и моргнуть не успела. Анко проследила за ее поспешным уходом и на пробу лизнула жидкость, все еще покрывающую ее пальцы.
Завтра она начнет тренировать ту восхитительно невинную на вид девушку из клана Хьюга.
Иногда Анко по-настоящему любила свою работу