Actions

Work Header

Красные фрезии

Work Text:

 

Киба попался очень глупо — практически на банальное «слабо» — и в этом они с Ино были ужасно похожи. Если их раззадорить или намеренно разозлить, то сгоряча они могли на многое согласиться, чтобы доказать свою правоту или превосходство. Потом, конечно, о том через раз жалели, но от слов своих всё равно так просто не отказывались.

Шутки про частую несдержанность Кибы и периодические сравнивания его в этом плане с Наруто закончились тем, что на пространственное утверждение Ино, мол, такого она бы на территорию своего сада для ухода за растениями не впустила, Киба с вызовом кинул: «Будет нужно, даже лучше тебя справлюсь!». И так слово за слово, пока не прозвучало роковое «Хоть завтра докажу». 

У них вообще почти всегда так выходило: Ино провоцировала, а Киба скалился в ответ, или же в случае обратной провокации Ино вспыхивала и показательно дулась. Они не ссорились, но и друг перед другом никогда не извинялись — не забывали, но и не поднимали случившееся в разговоре вновь. По крайней мере, до следующего прямого столкновения. Поэтому Ино даже не ждала, что Киба появится, в его стиле было бы отмахнуться, сославшись на «девчачье», и показательно обо всём забыть. Однако, как ни странно, Киба всё-таки пришёл. 

Трижды прошагал мимо дверей цветочного магазина туда-сюда, потом пару минут потоптался у витрины, украдкой заглядывая внутрь, а после всё-таки вошёл и после вопроса, где сейчас Ино, был переправлен её матерью в сад на заднем дворе. Акамару чихнул и, обижено насупившись на хозяина, притащившего его чуть ли не в центр сосредоточения глушащих обоняние запахов, дальше дверей вглубь сада не двинулся — уселся в тени рядом со столом с садовыми инструментами. Киба, не растерявшись, скомандовал чуть запоздавшее «сидеть» и всё-таки шагнул навстречу с выжиданием скрестившей руки Ино. 

— Я же сказал, что справлюсь, и я тебе это докажу, — осмотревшись, оценивая фронт работы, браво заявил Киба и почти сразу слегка раздражённо поморщился, перенося изобилие цветочных запахов ничуть не легче Акамару. — Что делать-то? 

И, не дождавшись ответа, принялся ногой подтягивать к себе примеченный в траве шланг. Уж с поливом сада он в любом случае справится! Да что там он, с этим справится любой дурак. 

— В воде пока цветам нужды нет, — безжалостно утвердила Ино. — Так что, во-первых, не устраивай мне здесь болото. А во-вторых… Ты же не собирался просто из шланга поливать? 

Недобрые подозрения закрались в голову сразу, однако давать задний ход Киба не собирался: 

— Мне, что, до колодца за водой сбегать? 

— Колодезную воду перед поливом нужно отстаивать, чтоб ты знал. — Ино картинно закатила глаза. — И я вообще-то о другом. Станешь поливать просто из шланга, и размоешь почву, да ещё и некоторые цветы насмерть приложишь. 

— Предлагаешь взять лейку? — нахмурился Киба, принявшись осматриваться по сторонам в поисках нужного предмета. 

— Я же сказала, в воде сейчас нужды нет. Но раз уж ты так стремишься помогать… 

Ино пересекла сад и, подмигнув вскинувшему на неё голову Акамару, приблизилась к столу с садовыми инструментами. Киба мысленно взвыл. Сейчас его точно заставят полоть сорняки: сидеть на корточках, копаться в земле, трястись каждую минуту, что вырвал случайно не тот зелёный клочок или воткнул вилку — так ведь называется та штука с тремя зубьями?! — слишком глубоко и повредил корень… Хината и Шино, когда их команде выпадали миссии копаться в огородах, с таким обычно справлялись на ура, хоть и не с первого раза, но не он. Акамару, как специально, эти нерадостные мысли перечихнул. 

Ино оглянулась через плечо на отстранённо пнувшего непригодившийся шланг Кибу. Он ещё не начал работать, а уже выглядел так, словно готов всё бросить! С одной стороны, и пусть, она засчитает себе небольшую победу, но с другой… Кто так просто отпустим дармового помощника? 

— Надеюсь, хоть с этим ты как-нибудь управишься, — с наигранным сомнением в голосе изрекла Ино, беря со стола садовые ножницы и через плечо кидая их в сторону Кибы. Киба поймал их с лёгкостью и принялся накручивать на пальце за кольцо на манер куная, ожидая продолжения. — Мы в этот раз посадили много красных фрезий, а их почти не покупают. Мама разрешила просто раздать, так что, если хорошо потрудишься, тебе тоже букет соберу. 

— Сдался мне твой букет, — тут же отмахнулся от столь щедрого предложения Киба. 

— Ну, вдруг кому-нибудь подарить решишь, — как можно невозмутимее пожала плечами Ино. — Только не Хинате, ладно? Ей фрезии не подойдут. 

— А кому подойдут? — без особого интереса спросил Киба. — Тебе, что ли? 

— Подаришь мне фрезии, — понизила голос Ино чуть ли не до змеиного шипения, — и я пройдусь тобою по деревне голышом. 

Киба, оценив угрозу — чёртовы Яманака и не на такое способны! — поспешно выкинул перед собой руки в защитном жесте. Садовые ножницы опасно повисли на пальце, мазнув острой стороной лезвий по ладони. 

Акамару, проникшись, видимо, предстоящими страданиями хозяина, всё-таки подобрался ближе и сел по левую руку от Кибы, намереваясь выказывать моральную поддержку. 

Подвох оказался в том, что всё выглядело слишком просто. Ино и сама поняла это не сразу. Киба срезал уже одиннадцатый цветок, когда она обратила внимание на длину стеблей — все разные, причём некоторые почти критично короткие, так что поставишь лишь в глубокий стакан… Конечно, она сама сказала, что это не на продажу, но всё же. 

— Ки-иииба-ааа! — угрожающе нависнув над горе-помощником, процедила она. — Вот скажи мне, ты чем думаешь? 

— А что не так-то? — сидящий на корточках Киба чуть откинулся назад, упершись одной рукой в землю, и посмотрел на Ино через себя. Акамару тоже поднял на неё несомненно полный недоумения взгляд. 

— Угадай. — Ино кивком указала на осторожно сложенные чуть правее цветы, которые срезала сама. 

Киба безынтересно глянул на плоды чужих трудов, перевёл взгляд на свои собственные и почти решил упрямо заявить, что никакой, так-то, разницы нет — цветы срезаны, стебли не помяты, все лепестки вроде на месте… Но Акамару вдруг поднялся на лапы и, подобравшись к цветам, срезанным Кибой, осторожно ткнулся в них носом, раскатывая сложенную кучу. И, подняв взгляд на Кибу, протестующе залаял. 

Киба, фыркнув, всплеснул руками, расслабил ноги и удерживающую равновесие руку, усаживаясь прямо на землю, и с чувством воткнул садовые ножницы рядом с собой. 

— Тебе вообще не угодишь, — подтянув к себе ноги и скрестив руки на груди, буркнул он, показательно отворачивая голову от Ино, принявшейся с улыбкой гладить Акамару между ушей и приговаривать, что тот, оказывается, куда умнее своего хозяина. 

Ино со вздохом присела рядом, подтянув поближе и свои цветы, и осторожно переложила те, что срезал Киба, себе на колени. Если относительно сравнять по длине стебли, собрать букет ещё можно, всё не так плохо, как думается… Но можно сделать и по-другому. 

Киба показательно дулся, не спеша поворачиваться. Акамару же наблюдал за её работой молча и словно бы с самым искренним интересом, а когда Ино закончила, осторожно обошёл хозяина и ткнулся носом ему в колено, обращая на себя внимание… И позволяя Ино таким образом почти беспрепятственно водрузить на голову отвлекшемуся Кибе сплетённый из фрезий — чужих с добавлением своих — венок. 

— Эй, ты чего? — Киба почувствовал прикосновение к волосам и резко повернул голову в сторону Ино. 

— Подарок за труды, — улыбнулась она, поправляя чуть не слетевший венок. — К тому же, фрезии тебе очень подходят. 

Киба ничего не ответил, разве что, поджав губы, вновь чуть отвернул голову, принявшись разглядывать воткнутые в землю рядом с собой ножницы. 

* * *


— Ты, кстати, обещала за помощь букет. — Киба задумчиво почесал щёку. Венок с его головы мстительно переместился на голову Акамару, но тот до сих пор его не скинул, как если бы намеревался притащить домой как трофей. — Упакуй мне несколько этих красных… как там их, которые мы собирали. Я матери подарю. 

— Думаешь, ей подойдут? — с сомнением поинтересовалась Ино. 

— Букет как букет, — отмахнулся Киба. — Моя мать не из тех, кто разбирается в тонкостях вроде цветов. 

Ино спорить не стала и, пожав плечами, потянулась за обёрточной бумагой. Если уж Киба забыл — или никогда не обращал внимания в принципе? — что языку цветов обучали любых куноичи, независимо от боевого характера и настроя быть первой исключительно на поле боя, а не в мудрёных мелочах, то и поделом ему будет. 

Хотя, кто знает, может, Инузука Цумэ просто посмеётся или даже сочтёт преподнесённые фрезии за комплемент.