Actions

Work Header

О хренах и хрени

Work Text:

 

Рон конечно знал, что гриффиндорцы — народ отчаянный. И креативности, благодаря Дину, у них хоть отбавляй, но чтобы настолько — Рон и не предполагал!

Его главный прокол состоял в том, что он завис в гостиной дольше обычного. Задремал, сидя за столом, пока составлял идиотский список для Макгонагалл, помогать с которым Гермиона — в профилактических, Мерлин ее, целях! — отказалась наотрез.

Обычно в такое время он уже дрых без задних ног. Тренировки изматывали, обходы изматывали, учеба заколебывала, и с приближением экзаменов его Гермиона была сама не своя. Нервничала, носилась с занятия на занятие, пропадала в библиотеке и была редким гостем на ужинах, но главное — они почти не виделись. Если раньше губы Рона опухали от поцелуев и ему гораздо проще было держать себя в руках, то с каждым днем лев внутри скулил, требуя выхода… и не получая желанного.

В общем, Рон наверняка пускал слюни и издавал чмокающие звуки, в полусне представляя, как они с Гермионой резвятся на Астрономической башне, в пустующей аудитории на четвертом, в Выручай-комнате, в ванной старост, в кладовой для метел, даже в Воющей хижине… В конце концов, Рон был парнем, а за строгим, порой высокомерным тоном Гермионы скрывалась девушка его мечты.

Он не собирался воображать ничего такого — подсознание сделало это за него. И фантазия была очень хороша. Правдоподобна. Рону оставалось лишь избавиться от одежды — во сне выходило куда сексуальнее, чем в жизни, когда он путался в собственных носках, — как…

Чье-то противное хихиканье разбудило его на самом интересном моменте. Рон недовольно разлепил глаза, приподнялся на локтях и потер щеку, на которой точно красовалась отметина.

Гриффиндор всемогущий, да у него же теперь не только задница от черенка метлы болела, но еще и спина — от скрюченного положения, в котором он заснул!

Он потянулся, огляделся в поисках источника шума и, обнаружив его, хрипловато протянул:

— Ме-е-ерлина мать!

Лаванда, Парвати и Симус с Дином возвышались над ним, смеясь уже громче, словно стая диких джарви.

Дин держал в руках альбом, что-то чиркая своей маггловской палкой-копалкой. Лаванда критично смотрела на результат его трудов, знающе кивая — то на альбом, то, собственно, на Рона.

Лучше б Дин галлеоны рисовал, чем его, честное слово!

— Рон, а ты ничего такой. Милый, когда спишь. И стонешь… сексуально, — это был Финниган. Только он мог нести всякую чушь, совершенно не боясь, а то и жаждя схлопотать по роже.

— Ага. Согласна с Симусом, — подала голос Лаванда, подмигнув Рону своей фирменной «Ты же не станешь препираться со своей бывшей, если не хочешь, чтобы остальные узнали, насколько отстойным был ваш первый поцелуй» улыбкой.

Парвати шепнула ей что-то на ухо, и коварное выражение на их лицах заставило Рона вздрогнуть. Будто карикатура или плакат Дина — меньшее, что его ждет.

Рон не был девчонкой и не парился, что его застукали «в неприглядном виде», или что Дин рисовал лучше любителя, а значит, мешки под глазами и съеденные за ужином куриные ножки точно найдут отражение на бумаге.

Он даже не возражал, разойдись плакат по Гриффиндору. Да хоть по всему Хогвартсу! Плохая реклама — тоже реклама. Плюс шутки над Роном помогли бы хоть чуть-чуть отвлечь ребят от мыслей о скором окончании Хогвартса.

Рон слегка подзавис, окончательно просыпаясь, и услышал лишь последние слова Дина.

— …Нет-нет, ребят, — Дин покачал головой и задрал руку, чтобы никто не дотянулся и не отнял его сокровенный альбом.

— Да не ступефайся ты.

— Я и не ступе… Чего? Неважно. Посмеялись — и хватит.

— А кто говорит, что мы здесь шутки шутим? — возмутились Лаванда с Парвати одновременно.

— Вы это о чем? — спросил Рон и подскочил к ним.

— Вот именно! — не обращая на него никакого внимания, ответила Парвати, уперев руки в боки. Словно Рона рядом не было! Словно он был упырем или тупым садовым гномом. — Я дала прочесть Падме.

— Прочесть что? О чем, черт возьми, вы здесь шушукаетесь? — зашипел Рон.

Парвати вновь его проигнорировала и продолжила, обращаясь к Дину:

— Падма, конечно, вначале отнеслась скептически, но затем сказала, что наша с Лавандой история — это нечто! И, если подумать, она тоже что-то такое замечала. Как они смотрят друг на друга, как препираются у всех на виду, как…

Симус кашлянул и посмотрел на него.

И хотя отчасти Рон был рад, что его охи-вздохи и сонные фантазии не стали темой этой полуночной гриффиндорской сходки, он считал, что, как староста, должен быть в курсе любого кипиша на факультете.

— Если Дин рисовал меня, а он точно рисовал, — начал Рон, повысив голос, чтобы обратить на себя внимание, — то я хотел бы увидеть. И если вы что-то мутите, и это всплывет вне факультета… Дойдет до рейвенкловцев, к примеру, — Рон знающе посмотрел на Парвати, которая тут же уставилась в пол. — Или, что еще хуже, до преподавателей — я должен знать. Чтобы когда вы облажаетесь, я смог прикрыть ваши задницы. Как обычно.

Рон выдержал паузу и взглянул в сторону девчачьей спальни.

— Конечно, если хотите, можем позвать Гермиону…

Упоминание Гермионы, которая относилась к правилам строже Макгонагалл — строже кого-либо в Хогвартсе, — быстро всех убедило.

Ребята переглянулись, и Дин без пререканий передал Рону альбом с несколькими пергаментами.

— Только пообещай не выходить из себя, — предупредил Симус.

— И не сдавать нас Гарри, — добавили Лаванда и Парвати.

Дин молча кивнул. То ли набрался уверенности, то ли Симус трепал ему нервы похлеще любого диванного критика.

— Вы же меня знаете, — отмахнулся от всех разом Рон, не представляя, что такого ужасного и смешного могло быть в зарисовках Дина. И буквально охренел от увиденного. 

Чего-чего, а хренов — и хрени — там было в достатке. И не просто хренов — а вполне конкретных.

Его лучшего друга, который в очередной раз свалил в неизвестном направлении и к неизвестному адресату, прихватив с собой мантию-невидимку, и одного мрачного, носатого преподавателя зелий. Еще Дин нарисовал Рона — полуголым!

Рон закашлялся. Он молился, что в горле пересохло не от фантазий о Гарри и его члене или — не дай Мерлин! — о члене Снейпа… Иначе Рон недалеко ушел от этих четверых.

Симус принес ему стакан воды, и Рон осушил его за три глотка. Единственное, чего он хотел — забыть увиденное. Причем срочно.

— Если переусердствовать, в первый раз всегда давишься, — пошутил Симус. И рассмеялся от своей же шутки.

Парвати фыркнула. Дин заехал Симусу локтем в живот.

— Не усложняй.

Лаванда хихикнула:

— И не только в первый, как я посмотрю. Верно, Симус?

Рон их не слушал — его ждали пергаменты. После настолько ошеломительных рисунков, текст однозначно не мог быть так уж плох. Да и Рон не любил жить в неведении.

И хотя история была написана явно не для настоящего Рона Уизли, увлекательная — без сомнений.

Он глянул на Лаванду.

— Как? Откуда? А, — Рон махнул на нее рукой. — Всегда знал, что ты извращенка. Еще когда предлагала связывание, а я…

Дин с Симусом уставились на него во все глаза.

Рон их закатил.

— Не спрашивайте. И не говорите Гермионе!

Никакого садомазо между ним с Лавандой не было — ничего серьезнее поцелуев, — да и Гермиона давно перестала ревновать, но… То, чего она не знает, его не убьет.

— Заметано, чувак, — сквозь смех прохрипел Дин.

Лаванда задрала нос, словно гордилась своими фетишами. Ну, или после придуманной порнухи с Гарри и Снейпом чувство стыда у нее отбило напрочь.

— Понять не могу, вы реповую настойку (1) по кругу распивали? Гарри и Снейп? Серьезно?

Лаванда улыбнулась:

— Мы лишь описали увиденное.

— И заполнили пробелы, — кивнув, согласилась Парвати. — Между ними ведь так и витает напряжение! А как часто Гарри попадает на отработки? Не к Филчу — к Снейпу и только!

Рон не решился зачитывать вслух, даже если втайне надеялся, что в конце этой их истории все закончится трагической кончиной носатого.

 

"По ночам Гарри тихо вставал с кровати, собирался и, накинув на себя мантию-невидимку, сбегал из башни.

Поведение друга Рон объяснял свойственным ему авантюризмом и любовью находить приключения на задницу, однако чем чаще Рон ловил Гарри — раскрасневшегося и встрепанного — на ночных вылазках, чем чаще тот придумывал отговорки, шутил и изворачивался, не говоря правды, тем сильнее Рон задумывался, что же он упускает.

То, что Гарри водил с кем-то шуры-муры, и что это была не его сестра, он сообразил почти сразу. Не последним же идиотом был Рон! Староста Гриффиндора он или кто? Рон даже понимал скрытность Гарри — наверняка он боялся заговорить с ним, опасаясь слишком бурной и слишком болезненной реакции.

Они ведь были как братья, но для Рона это «как» — если речь шла о Джинни — имело ключевое значение.

Так что Гарри опасался не зря. И как только Рон узнает, что за неспящая красавица ждет Гарри каждую ночь, им предстоит серьезный разговор.

Но первым делом Рон должен узнать, кто она. Хотя бы ее имя. И если не от Гарри, то самостоятельно. Староста он или кто?

Рон по-тихому оделся, вооружился палочкой и пошел на «ночную охоту»".

 

— Ладно. Это еще нормально. Похоже на правду. Но дальше! И дело даже не в том, что Гарри из вашей истории и этих… как его… коликов… гей. Вы знаете, парни, мне главное — трахайтесь как кролики, только не в мою смену! Ладно бы…

— Комиксов, — поправил его Симус, подмигнув Дину.

— Будущего графического романа, — как гейский гей надменно поправил обоих Дин. И, кажется, даже закатил глаза.

Значит, планируется еще и продолжение.

— Хотя ничего не ладно! — гаркнул Рон. — Снейп?! Да Гарри бы никогда! Фу! И ладно эти, — он посмотрел на Лаванду с Парвати. — Девчонки есть девчонки. Но вы, парни? Вы же, блин, знаете, как это работает! У Снейпа, уверен, и там колбы. Две кругленьких, одна продолговатая…

— А ты что, свечку держал? — снова встрял Симус и заржал, как конь.

— Я тебе сейчас подержу, — процедил Рон.

— Все у него там нормально, Рон. Не завидуй, — поддержала Симуса Лаванда. — Думаешь, если бы все было, как ты говоришь, Дин в это ввязался? Отрисовывал бы сцены «18+» в свободное от подготовки к экзаменам время?

Дин отвернулся, но от Рона не ускользнул румянец на его щеках.

— Только не говори, что рисовал с натуры, — сжав пальцами виски, трагически сообщил Рон. — Серьезно. Ничего не говори. Зачем я вообще в это ввязался! Почему не пошел спать, как всегда?

— Потому что ты гриффиндорец, — подмигнул Симус. — Это в нашей крови.

— Ты дальше читай, — встряла Парвати. — Самое интересное — впереди.

— И ты тоже извращенка, — уныло буркнул Рон.

— Читай! — заткнули его все: и Дин, и Симус, и Лаванда с Парвати.

— Бла-бла-бла, — Рон быстро пробежался по тексту и — к счастью — редким наброскам Дина сбоку. — Ваш Рон и правда чем-то на меня похож. Совсем чуть-чуть.

Лаванда вздернула бровь.

— Возможно, больше чем чуть-чуть, — согласился Рон.

— Не переводи стрелки — все знают, ради чего мы здесь собрались, — Симус вернул его с небес на землю. — Ради гей-порно. В озвучке живого Рональда Уизли.

Рон был не из робкого десятка, в конце-то концов.

— Не гарантирую, что вы что-то разберете сквозь смех.

— Давай уже!

— Ладно, ладно...

Староста он или кто?

 

"Притаившись за углом и дыша, точно Флинт после утомительной тренировки, Рон увидел, как Гарри снял мантию-невидимку и почти бегом направился к подземельям.

Его худшие опасения подтвердились: она была со Слизерина.

Но оставались и те, что Рон отвергал из принципа. Если девушка Гарри со Слизерина, кто она? Эта мымра Панси Паркинсон? Да ни в жизни! Мужеподобная Миллисент Булстроуд? Навряд ли. Надменная Дафна или белобрысая Астория Гринграсс? Рон сомневался, что кто-то из них мог составить конкуренцию Гриффиндору.

В таком случае оставались парни. И, хотя Гарри никогда не говорил, что он по этой части, в глубине души Рон подозревал — возможно, так и есть.

Проход открылся, и ему — под угрозой разоблачения — пришлось подбежать вперед, чтобы увидеть незнакомца.

Если это Драко Малфой — Рона можно хоронить прямо там. В подземельях Слизерина. Или отдать на съедение Гигантскому кальмару.

Но увиденное потрясло Рона даже больше, чем смазливое лицо Малфоя, возникшее в его воображении. Потому что перед Гарри стоял хмурый, но с явным вожделением в глазах, Северус Снейп".

 

— А медовухи не осталось? Совсем? Или настойки вашей — реповой?

Симус покачал головой. Если ирландец говорил, что выпить нечего — так оно и было.

— Значит, придется на сухую, — сказав это, Рон приступил к чтению сношательной части этого эпоса.

Дин подавился так, что Симусу пришлось постучать ему по спине. Рон не стал особо задумываться, почему.

— Вы слышите? Нет, вы видите? Помимо того, что у вас здесь какие-то нездоровые фантазии на тему «учитель-ученик», так я еще и вуайеристом оказался! Очень реалистично.

Парвати с Лавандой скрестили руки на груди.

— Все дрочат на что хотят.

— Соглашусь с дамами, — ухмыльнулся Симус.

— А я вот что скажу, — весомо начал Дин, и Рон посмотрел на него в поисках поддержки, голоса разума — чего угодно, только побыстрее. Хоть Обливиэйт в лоб. — Если все это вымысел, который не имеет ничего общего с реальностью, где тогда Гарри?

Рон задумался, вспоминая, когда видел его в последний раз и о чем они говорили.

— Вот черт!

Он умолял Гарри помочь ему со списком, но тот отказался под предлогом, что должен встретиться кое с кем в библиотеке после отбоя…

 

 

Примечание:

1. Реповая настойка (вино) — вызывает эффект галлюцинаций («ФТ и где их искать»).