Actions

Work Header

Идеальный омега

Chapter Text

Тэхен нагибается к нижней полке за консервированными фруктами. Выбор оказывается слишком сложным: здесь стоят ананасы, персики, мандарины, клубника.

Зайдя в супермаркет, Чанель кивает в сторону банок и отходит в другую сторону зала, оставив растерянного альфу гадать, что же тот хочет на самом деле.

Несмотря на то, что они вместе четыре года, Тэхену все еще сложно понять предпочтения омеги. Он непостоянен в своих вкусах, и если сегодня с удовольствием уплетает рыбу и овощи на пару, то завтра может съесть гамбургер или острые куриные крылышки. Что уж говорить теперь, когда…

Альфа берет банку персиков, надеясь, что Чанель останется доволен, и отправляется на поиски омеги. Тот обнаруживается в отделе рыбы, заставляя продавца взвешивать тушку лосося.

Тэхену нравится наблюдать за перемещением парня, держащего в руках список покупок и методично добавляющего в тележку все новые продукты. Чанель с легкостью хватает чай с верхней полки и, не оглядываясь, идет дальше. Все же у высокого роста есть видимые преимущества, думает альфа, еле поспевая за истинным.

‒ Ой, мы забыли купить молока! ‒ спохватывается омега, когда они оказываются в очереди перед кассой.
‒ Сейчас принесу, ‒ Тэхен быстрым шагом идет к молочному отделу, а когда возвращается, видит, как какой-то омега наглым образом встает перед Чанелем.

‒ Что происходит? ‒ шепотом интересуется альфа у своей пары.
‒ Он попросил его пропустить, потому что очень торопится, ‒ пожимает плечами Чанель, закусив губу. Тэхен чувствует, что омегу это задевает, но спорить он не привык, в отличие от альфы.

Они тоже торопятся, однако не лезут вперед, думает Тэхен, распаляясь. И то, что парень омега, не дает ему преимущества.
‒ Так, сейчас разберемся, ‒ альфа задевает плечо омеги, намереваясь объяснить ушлому незнакомцу, все, что он о нем думает.

‒ Да? ‒ оборачивается парень, недоуменно посмотрев на альфу. В глаза тут же бросается большой живот омеги, обтянутый зеленой футболкой.
‒ Почему вы решили, что можете обойти нас в очереди? Мы пришли сюда раньше вас, ‒ положение омеги ничуть не смущает Тэхена. Он всегда был бесцеремонным.
‒ Я беременный. Вы разве не знаете, что омегам в положении нужно уступать. Это элементарные правила приличия, ‒ рассерженно ворчит тот. ‒ Вы, альфы, творите, что только вздумается. Постыдитесь, молодой человек.

‒ Во-первых, это мой муж, ‒ указывает на притихшего и втянувшего голову Чанеля, Тэхен. ‒ Он тоже омега, и тоже, представьте себе, беременный!!

Альфа притягивает Чанеля к себе, приложив ладонь к чуть выпирающему животу, который еще не стал столь заметным, как у стоящего перед ними омегой.

Незнакомец делает круглые глаза и захлебывается воздухом.
‒ Пппрошу прощения, я не знал.
‒ Ничего страшного, мы на вас не в обиде, ‒ вмешивается Чанель, толкая мужа в бок. ‒ Простите моего мужа, он бывает слишком резок.

‒ Я могу встать за вами, ‒ поспешно предлагает беременный омега.
‒ Не нужно, все в порядке, правда, ‒ для верности кивает омега.

Тэхен только закатывает глаза. Его жутко раздражают такие ситуации, и он не понимает, как Чанель до сих пор терпит постоянную путаницу своей половой принадлежности.
Они вышли замуж друг за друга сразу по окончании Тэхеном университета, тогда как омега находился на последнем курсе.

После их примирения Чанель доучился второй курс в Пусане, а затем снова перевелся в Сеул, чтобы быть рядом с Тэхеном. Альфа, не раздумывая (в прошлый раз это слишком дорого ему стоило), познакомил парня с родителями и объявил, что теперь они будут жить вместе.

Родители альфы приняли пару своего сына с радостью, ни разу не заикнувшись о необычном выборе. Папа постоянно обнимал Чанеля, украдкой смахивая набегавшие слезы, и приговаривал, какой тот красивый и как Тэхену повезло. Отец оставался в стороне, задав пару уточняющих вопросов о семье омеги, но всем видом показывая, что не имеет ничего против.

Растроганный Чанель плакал вместе со старшим омегой, и альфы, вздохнув, оставили их тогда наедине.

Родители Чанеля с недоверием отнеслись к выбору омеги, косясь на Тэхена с большим подозрением. Чанель делал все, чтобы предотвратить возникшее напряжение, так что к концу «допроса», альфа не только смог выжить, но даже успел обсудить предстоящие планы с будущими свекрами.

Совместными переговорами старшее поколение Паков и Кимов объявило младшим, что оплачивать снятую альфой квартиру, они будут по очереди до тех пор, пока дети не закончат университет. Такой подарок пришелся паре как нельзя кстати, ведь интенсивная учеба выматывала обоих, не оставляя времени для подработок.

Со свадьбой истинные тоже торопиться не стали, дождавшись выпускного омеги.
Уже дома, когда молодые разложили продукты в холодильник, Чанель хватается за спину и ложится в постель, укладываясь на бок.

С наступлением тринадцатой недели беременности у омеги появилась ноющая боль в пояснице, вмешавшаяся в привычный образ жизни парня. Тэхен, как заботливый муж и будущий отец, тут же поспешил отвезти Чанеля в омежью консультацию.

Добродушный бета-омеголог, предварительно выписав бланки для сдачи анализов, заверил, что боль ‒ абсолютно нормальное явление при перестройке организма будущего папы, и со временем пройдет.

Чанель мучился уже третью неделю, и Тэхен в такие моменты (когда приходил с работы) ложился и обнимал его. Хорошим способом отвлечь омегу был секс. Обычно альфа начинал с мягких поглаживаний по небольшому, пока еще, животу, спускался к поднимавшемуся члену и ласково гладил головку большим пальцем.

Чанель чуть поворачивал голову, прижимаясь ягодицами к паху альфы, и обхватывал его за шею. Тэхен прижимался к губам и вовлекал мужа в глубокий поцелуй, слушая, как тот чувственно стонет прямо ему в рот. Доводить Чанеля до оргазма рукой возбуждало альфу до звездочек перед глазами.

‒ Что такое, Ели? Очень больно? ‒ Тэхен видит, как омега беззвучно плачет, и тут же бросается к кровати.
‒ Я не хочу завтра идти на осмотр, ‒ Чанель стирает с лица льющиеся слезы, с мольбой глядя на альфу.

‒ Почему? На осмотры нужно ходить обязательно, иначе как мы поймем, что что-то не так.
‒ Я знаю, но все равно не хочу идти, ‒ омега начинает плакать с удвоенной силой, утыкаясь носом в подушку.

Тэхен списывает поведение омеги на обычные причуды беременных и целует его в лоб.
‒ Все будет хорошо. Хочешь, я возьму отгул и пойду с тобой?
‒ Я не хочу тебя беспокоить, Тэхена.
‒ Что за глупости? Ты мой муж и все твои проблемы ‒ это наши проблемы. А на работе и без меня справятся.

Чанель улыбается и протягивает руку к щеке альфы. Тэхен наклоняется и нежно целует омегу в ответ на незатейливую ласку.

Ночью Чанель долго крутится, перекатываясь с боку на бок и пиная альфу по ногам.
‒ Тэ, ты не спишь? ‒ Тэхен, только-только задремавший, негромко мычит что-то невразумительное.
‒ Я не хочу идти на осмотр, потому что там будут двое омег-приятелей. Им назначают прием в тоже время, что и мне.
‒ И что с ними не так?

‒ Они вечно смеются надо мной. Не в открытую конечно, а завуалировано. Например, один говорит: «Что за придурок додумался пересаживать матку альфам, чтобы те могли рожать, как омеги!? Что теперь делать нам, бедным омегам? Скоро мужиков совсем не останется!» Или другой: «Интересно, какой альфа согласится заняться сексом с другим альфой? Это же извращение. Этот альфа видимо совсем свихнулся, раз позарился на особь своего же пола». Сначала я старался не слушать их, но… ‒ голос омеги дрожит. ‒ И тут еще этот омега из супермаркета. Почему они так говорят? Я что совсем не похож на омегу? Даже с животом…
Поток рыданий на миг оглушает альфу.

‒ Ты самый лучший у меня! Мой любимый омега. Не слушай этих идиотов, ‒ Тэхен утешает плачущего мужа, понимая, что нервы Чанеля не железные, и вся эта альфо-омежья неразбериха не проходит мимо гормонально-нестабильного омеги.

Иногда альфа хочет разорвать каждого, кто обижает его мужа. Может надо прицепить на груди табличку с надписью: «Я омега! Прочистите носы, ублюдки»? Блядь!

На следующее утро Тэхен решительно открывает дверь медицинского учреждения, крепко сжимая в руке ладонь мужа. Чанель идет следом, успевая ласково бормотать что-то и поглаживать живот.

Перед кабинетом несколько лавочек, на которых уже сидят четверо глубоко беременных омег. Когда они с Чанелем усаживаются, тот тихонько сообщает ему, что сидящая напротив парочка, и есть те самые языкастые сплетники.

Тэхен прижимает омегу к себе и чмокает в губы.
‒ Хочешь чего-нибудь, милый? Воды, чая? ‒ заботливо спрашивает парень. Чанель заливается краской и мотает головой.

Парочка омег не перестает глазеть на них, тихо переговариваясь между собой. Из кабинета выходит медбрат, приглашая следующего войти.

Через десять минут ожидания Чанель уходит в туалет, а альфа залипает в телефоне.
‒ Ни стыда, ни совести, он уже своего хахаля привел сюда. Куда катится мир? Два альфы завели ребенка, ‒ доносится до Тэхена шепот одного из омег.
‒ И не говори! Поверить не могу, как такой красавчик может трахать этого шпалу?
‒ Как как! Раком конечно же!!

‒ Может, вы прекратите оскорблять моего мужа-омегу за его спиной? ‒ не выдерживает Тэхен. ‒ Кто вам дал право обсуждать чем и как я занимаюсь? Да, он нетипичный омега и похож на альфу, но это не делает его альфой! Он добрый и нежный, ласковый и отзывчивый, и ничем не отличается от омег! Он не делал операций, а родился таким. И это не делает его ни хуже, ни лучше остальных. Я люблю его таким, какой он есть. И если ваши родители не научили вас терпимости по отношению к другим людям, то мне вас очень жаль! И больше не смейте оскорблять моего беременного мужа, иначе я подам на вас в суд за оскорбление.

Оба беременных пристыжено опускают глаза.

Чьи-то руки обвивают талию альфы, а подбородок ложится на плечо.
‒ Спасибо. Мы с малышом очень любим тебя, ‒ говорит Чанель, слышавший всю пламенную речь истинного.
‒ А я люблю вас, ‒ Тэхен разворачивается к омеге, глубоко вдыхая любимый аромат шалфея.

После приема альфа везет проголодавшегося Чанеля в ближайшее кафе. Звонит телефон, и омега углубляется в разговор с папой, активно подтверждая каждое слово жестами и гримасами.

Тэхен не может не засмеяться. Почему-то на ум приходят воспоминания о дне, когда он узнал о беременности омеги. О детях они тогда еще не задумывались, предпочитая немного пожить для себя. Течка Чанеля выдалась особо жаркой. Пара никак не могла насытиться друг другом, тем более что это была первая их течка в качестве официальных мужей. Омега конечно принимал таблетки, но под конец они совсем позабыли о них.

Примерно через месяц Тэхен стал замечать неладное. Чанель приходил домой бледным, мало ел и не позволял себя касаться. Альфа недоумевал и боялся самого страшного. Что Чанелю наскучило его общество, и он хочет уйти. Когда накрутивший себя до крайней степени парень решил расставить все точки над «и», то ожидал что-то вроде «давай расстанемся».

‒ У нас будет ребенок, ‒ огорошил омега. ‒ Я знаю, что это сейчас совсем не к месту, ведь мы не планировали пока…
‒ Боже, ‒ облегчение альфы можно было сравнить с прыжком в бездну, которого чудом удалось избежать. ‒ Это же замечательно.

Омега прижался к его груди, стиснув в объятиях так, что альфа услышал хруст собственных костей.
‒ Я боялся, что ты будешь не рад.
‒ Ты же знаешь, как я люблю тебя. Как я могу быть не рад нашему ребенку, а?

Тэхен крепко сжимает колено мужа, не отвлекаясь от дороги. Чанель кладет свою ладонь сверху. Они вместе, остальное неважно.