Actions

Work Header

Опять проблемы

Chapter Text

***

Зена посмотрела на Габриэль, потом на Мэг и нахмурилась. Воительница заметила, что бард всё время держалась чуть в стороне. Их с Мэг разделяла Арго, и Габриэль не стремилась избавиться от этой преграды. Впрочем, Зена не могла винить свою спутницу в подобном отношении после нападения, которому та подверглась ср стороны хозяйки таверны.

Всё казалось таким запутанным, а с появлением Мэг – осложнилось ещё больше. Сначала странное известие о беременности Габриэль, страх, что этот ребенок принадлежит Вакху, едва не стоивший барду жизни. Затем внезапное вмешательство Лесных Духов, которые поведали паре о том, что дитя каким-то непостижимым образом принадлежит им обеим.

Зена по-прежнему пыталась переварить эту информацию. Она знала, что и Габриэль тоже была в шоке от произошедшего.

Судьбы даровали им ещё одно дитя, и на этот раз оно должно было стать частичкой каждой из них.

Переполнявшая их радость, однако, не могла отодвинуть на задний план тревогу за Джоксера.

Мэг рассказала им о том, как месяцем раньше в её доме появилась точная копия барда, которой удалось соблазнить и увезти её мужа. Габриэль отвергла все обвинения в свой адрес, убедив Зену и Мэг, что гостила в это время у своей семьи, в Потейдии.

Зена чувствовала, что Мэг не поверила Габриэль и приняла приглашение сопровождать их на пути в Амфиполис лишь потому, что просто не знала, где ещё искать своего мужа.

Разумеется, воин и бард тоже не имели ни малейшего представления о том, куда мог отправиться Джоксер, не говоря уже о том, кто с ним был. Кто мог быть настолько похож на Габриэль, чтобы обмануть Джоксера, заставить его оставить жену и скитаться где-то уже целый месяц?

Габриэль хмурилась, поскольку её мысли текли в том же русле. Неожиданная и по-прежнему таинственная беременность, сильные физические и эмоциональные потрясения, а вдобавок ко всему и напряженное возвращение домой, в компании двойника Зены.

«Всё хорошо?» - прошептала воительница, наклонившись к своему барду.

«Да» - пробормотала Габриэль – «Есть идеи, что происходит? Я точно знаю, что у меня нет близнеца».

«Я тоже верила в это, пока не повстречала Диану и Мэг» - усмехнулась Зена.

Мэг метнула подозрительный взгляд в сторону воина и барда, после чего снова уставилась на дорогу.

«Настолько похожа на меня, что убедила его оставить Мэг?»

«Мда, мне это тоже показалось странным» - призналась Зена.

«И кому это могло понадобиться?» - размышляла Габриэль – «Мне только Афродита приходит на ум, но я не вижу в этом никакой логики. Она хочет, чтобы мы с тобой были вместе. Зачем бы ей было вмешиваться в отношения Джоксера и Мэг? Тем более заставлять их поверить в то, что я хочу быть с ним?»

«Габриэль, тебе уже пришлось столько всего испытать. Может быть Фурии или кто-то ещё решил использовать тебя?» - осторожно произнесла Зена, даже не удивившись гневному блеску, который осветил глаза барда.

«Значит, ты веришь, что я была с ним?» - процедила Габриэль, стараясь не привлечь внимания Мэг.

«Нет, просто я знаю, как Морфей, Фурии или даже Вакх могут влиять на людей, особенно на нас» - прошептала в ответ Зена.

«Я была со своей семьей!» - не выдержала Габриэль – «Лила снова беременна, моя мать вышла замуж, а я проводила время, пытаясь удержать в своем желудке хотя бы кишки!»

Зена вновь не выказала удивления, когда бард яростно пришпорила лошадь и поскакала вперед, опережая их небольшой отряд. Воительница лишь пожала плечами в ответ на вопросительный взгляд Мэг. Она не винила Габриэль за её резкость – никому из них не было легко в подобной ситуации.
_____________

Габриэль была зла и обижена, но понимала, что не может винить Зену за её вопросы. После того, во что ввергли их Алти и Вакх, воительница вполне обоснованно тревожилась за состояние барда и за то, как она провела последний месяц.

Постепенно первая вспышка ярости прошла, и Габриэль начала потихоньку успокаиваться. Она придержала лошадь, чтобы поравняться с Зеной. Однако женщина была слишком расстроена, поэтому какое-то время отводила глаза, не решаясь встретиться взглядом со своей спутницей.

Впрочем, скоро она сдалась, ответив улыбкой на мягкую улыбку воина. Даже после стольких лет, проведенных вместе, они находили порой поводы для ссор, но при всем желании просто не могли долго обижаться друг на друга. Практически любой спор к вечеру был уже разрешен. И Зена была рада, что этот случай оказался одним из подобных.

Внезапно Габриэль резко натянула поводья, останавливая лошадь. Зена быстро сделала то же самое. Легендарный шакрам блеснул в руке воина даже прежде, чем она успела о нем подумать.

«Что такое?» - тихо позвала она. Мэг во все глаза смотрела на своих спутниц.

«Пока не знаю, но что-то не так» - пробормотала Габриэль, медленно вытаскивая свои саи.

Зена жестом приказала Мэг сохранять молчание и прислушалась. Взгляд воина стал рассеянным: «Габриэль, закрой глаза. Слышишь?»

Бард послушно прикрыла веки и попыталась оценить свои ощущения.

«Саша!»

Обе женщины с силой пришпорили лошадей, оставив удивленную Мэг в гордом одиночестве.

«Какой Тартар в вас вселился? Что происходит?» - воскликнула она, с трудом нагнав своих спутниц.

«Моя дочь обладает даром передавать мысли. И сейчас она взывает о помощи!» - бросила Зена, вновь подхлестнув свою лошадь.

***

Все трое остановились на небольшом возвышении, на самом краю деревни. Каждая из женщин пыталась унять дрожь, охватившую их при виде центральной площади Амфиполиса, которую они могли наблюдать с высоты холма.

Габриэль услышала приглушенное рычание своей избранницы и почувствовала, как её собственные уши наполнил яростный рев, отдающийся в висках.

Дексирион, деревенский кузнец и хороший друг Зены, был прикован цепями к столбу. Дальнейшие наблюдения не принесли облегчения, вселив ещё больший ужас в сердца обеих женщин. Они неотрывно смотрели на своих родных и друзей, прикованных к столбам, которые тянулись вдоль всей площади. Сирена, Солан, Рейя с маленьким сыном, Саша, Торис, его жена, здесь был даже Джоксер.

Зена услышала горестный вопль, который издала Мэг при виде закованного в цепи мужа. Бывший вояка выглядел просто ужасно. На нем не было живого места – сплошные раны, всё тело залито кровью. Казалось, только оковы помогали ему не упасть на землю, удерживая его навесу.

Все остальные, похоже, были в порядке.

На улицах Амфиполиса было непривычно тихо, не было видно ни единой живой души, за исключением родных Зены.

«Это ловушка!» - потрясенно прошептала Габриэль.

«Да, я даже знаю, на кого она рассчитана! Только кто-то очень ошибся в выборе приманки» - зарычала Зена. Ей стоило больших усилий сдерживать себя, особенно при виде Саши и маленького Кирика. Мальчик упирался ручками в цепь, обвитую вокруг его пояса, и что было сил тянулся к матери.

Рейя и Сирена выглядели напуганными, Солан и Торис – похоже, держались. Хотя на обоих мужчинах были следы, свидетельствующие о том, что они не сразу позволили себя заковать.

«Джоксер как мертвый!» - воскликнула Мэг, стараясь говорить тише.

«Нет, посмотри, у него вздымается грудь» - попыталась успокоить её Габриэль – «Что будем делать?»

«Объедем вокруг и посмотрим, откуда, во имя Тартара, ждать ловушки. Думаю, где-то должны быть лучники, возможно в трактире или ближайших домах засели солдаты» - пробормотала Зена.

«Заманить нас на площадь, а потом окружить. Вполне возможно» - согласилась Габриэль.

«Да».

«Давай я выманю их на себя?» - предложила бард.

«Об этом не может быть и речи!» - сузила глаза Зена – «Только не в твоем положении!»

Габриэль покраснела, вспомнив о причине своих недавних переживаний. Бесспорно за все эти годы она повзрослела и набралась достаточно опыта, чтобы чувствовать себя на равных с Зеной в любой битве. Но похоже сейчас настало время немного изменить свою жизнь и научиться мыслить иначе.

«Положении?» - подозрительно переспросила Мэг, уставившись на барда. Габриэль ещё больше покраснела.

«Неважно. Она не станет этого делать и точка» - оборвала её Зена.

«Тогда что будем делать?» - насупилась Мэг.

«Ты останешься и будешь ждать здесь» - распорядилась Зена – «Если это всё-таки окажется ловушкой, я хочу, чтобы ты поскакала в соседнюю деревню и предупредила их. Возможно, тебе придется собрать армию» - добавила воительница, невесело усмехаясь.

«Я не брошу Джоксера!» - выпалила Мэг.

«Делай, что тебе говорят!» - взорвалась Зена, выхватывая свой шакрам – «Если всё это подстроено в расчете на нас, то они не станут долго тянуть. Поехали, Габриэль!»

Бард кивнула, держа наготове свои саи.

«Быстро и незаметно! Наступаем с двух сторон, чтобы рассредоточить их внимание» - скомандовала Зена.

«Цепь?»

«Когда доберешься до Джоксера, я перерублю её шакрамом. Главное вытащи его и предупреди остальных, чтоб не стояли на траектории полета».

«Сделаю!»

«Если что-то пойдет не так, действуй по ситуации».
_______________

Габриэль спрыгнула на ходу с лошади, не дожидаясь пока та прервет свой бег. Приземлившись недалеко от Джоксера, она быстро подбежала к нему.

«Джоксер!» - позвала бард, приподнимая подбородок мужчины. Она болезненно поморщилась при виде его изуродованного лица, которое представляло собой один большой синяк.

«Габи, не бей меня больше… прошу, хватит…» - застонал Джоксер.

«Что?» - женщине показалось, что у неё остановилась сердце, когда её слуха коснулись слова друга.

Габриэль быстро метнулась в сторону и выхватила свои саи, приняв оборонительную позицию, когда в воздухе засвистели стрелы. Ей удалось отразить пять разящих жал, но она стиснула до боли зубы, когда шестая стрела вонзилась ей в ногу.

«Габриэль!» - услышала она громкий крик Зены, когда в воздухе показалось очередное облако стрел.

Бард резко обернулась, вновь отразив несколько стрел, большинство из которых предназначались Джоксеру.

Зена издала свой боевой клич и пришпорила Арго. Она проскакала мимо вереницы столбов, разрубая на ходу цепи. Женщине так же пришлось отбивать стрелы, летящие к ней.

Воительница выругалась, заметив нескольких солдат, показавшихся со стороны трактира. Примерно столько же выбежало из лавки кузнеца, с другого конца площади.

«Солдаты!» - закричала Зена, предупреждая свою спутницу. Быстро развернув Арго, она устремилась навстречу одному отряду, в то время как Габриэль уже занялась вторым.

Солан, Рейя и Кирик были по-прежнему в цепях. Получив свободу, Торис и его жена подхватили Джоксера и вместе с Сиреной бросились в поисках укрытия. Однако они успели сделать лишь пару шагов, прежде чем с неба посыпался град стрел. Все четверо прижались к земле, Торис накрыл женщин своим телом.

Габриэль взвыла от боли и ярости, с треском ломая стрелу, вонзившуюся ей в ногу. После чего развернулась к мчащимся навстречу ей солдатам. Женщина без труда блокировала один удар меча за другим, успев погрузить свои саи под ребра одного из противников и резким выпадом вывести из строя второго.

Заметив, что к ней приближаются ещё несколько солдат, она спрятала свой сай и быстро схватила с земли меч, оброненный одним из сраженных ею противников.

Мощный боевой клич Зены снова потряс воздух, когда она вклинилась на Арго в первую группу солдат. Копыта лошади и верный меч быстро сделали свое дело. Вскоре четверо солдат уже лежали бездыханными, окрасив землю своей кровью. Очень быстро к ним присоединились ещё трое.

Зена снова закричала, спрыгивая с лошади и приземляясь между двумя противниками. Отбросив молниеносным ударом одного, она проткнула мечом второго, который тут же осел на землю, пытаясь удержать на месте свои внутренности.

Воительница повернулась к своей семье, когда вдруг звук женского боевого клича заставил её замереть.

Габриэль, покончившая с очередным солдатом, уже было развернулась, чтобы встретить другого, но тоже застыла словно парализованная. Лучи полуденного солнца не смогли скрыть ужасную бледность, покрывшую лицо барда.

Обеим гречанкам был хорошо знаком этот крик, и обе они словно в страшном сне медленно повернулись к его обладателю.

«Нет, только не это!» - прошептала Габриэль, глядя на Каллисто, которая стояла на дальнем конце площади, приставляя острие меча к горлу Мэг.

Зена посмотрела на возлюбленную и заметила выражение настоящего шока на её лице. Женщина ощутила, как её обуревают те же самые эмоции.

«Привет!» - восторженно произнесла Каллисто, её глаза блестели.

Богиня выглядела точно так же, как и в последнюю их встречу, когда Зена и Габриэль отправили её в огненную лавину. За исключением, пожалуй, небольшой детали – теперь её глаза снова были карими, сменив ту жуткую белизну, которым наградил её статус новоиспеченной Богини.

«Скучали по мне?» - поинтересовалась Каллисто, с силой рванув Мэг за волосы.

«Не очень!» - процедила Зена, поднимая шакрам.

«Зена!» - оскалилась Каллисто – «Разве так приветствуют старых друзей?»

«Что тебе нужно, Каллисто?» - потребовала Габриэль.

«А что мне всегда нужно?» - передразнила её Каллисто, слегка нагнув голову в бок, она с нескрываемым интересом разглядывала барда – «Тебя, корчащуюся от боли, и голову Зены на плахе - всё как обычно».

«Ты теперь Богиня. Зачем отвлекаться на нас?» - попыталась вразумить её Зена – «К тому же я помогла тебе заполучить амброзию».

«Аха, а ещё швырнула меня в горячую лаву! Или может ты думала, что я забуду эту маленькую деталь? Знаешь, есть в бессмертии одна прелесть, меня нельзя убить. Но должна тебе сказать, эта лава доставила мне много неприятных ощущений».

Габриэль резко обернулась и блокировала выпад одного из солдат, пронзив его горло саем.

«О, как интересно! А ты изменилась!» - радостно воскликнула Каллисто – «Знаешь, так было нелегко прикидываться тобой целый месяц!»

«Ты?» - выдохнула Габриэль, отдельные куски странной мозаики событий быстро сложились воедино в сознании барда, когда она посмотрела на едва дышащего Джоксера.

«Поверь, это была не лучшая моя работа!» - расхохоталась Каллисто – «Впрочем, нужно отдать ему должное, он не так плох, как кажется. Мучить его было сплошным удовольствием!»

Глаза воина и барда расширились, когда Каллисто немного повела плечом, а в следующее мгновение перед ними уже стояла точная копия Габриэль. Мэг испуганно дернулась в её руках.

‘Габриэль’ посмотрела на Джоксера и ухмыльнулась, когда солдат с трудом приподнял голову и устремил помутневший взгляд на неё, после чего перевел его на барда.

«Как дела, любимый?» - поинтересовалась самозванка и громко расхохоталась, когда мужчина болезненно поморщился и снова поник.

Мэг взвыла от ярости и начала извиваться в руках Каллисто. Лишь врезавшийся в её горло нож сумел остудить пыл женщины.

«Отпусти её!» - сверкнула глазами Зена. Ответом ей стал лишь тот же маниакальный смех.

«Давай!» - завопила Каллисто. Воин и бард тут же огляделись, чтобы увидеть многочисленных солдат, появившихся на крышах домов, каждый сжимал в руках лук и стрелы.

«Нет!» - воскликнула Зена, взмывая в небо в страстном желании добраться до своих родных прежде, чем это сделают наконечники стрел. Габриэль отбросила меч и тоже метнулась в сторону по-прежнему закованных в цепи членов семьи.

Подхватив на бегу щит одного из лежащих на земле солдат, женщина накрыла им спину Ториса и повернулась лицом к лучникам, готовая защищать Сашу и Рейю.

Зена приземлилась перед Соланом и Кириком как раз в тот момент, когда греков настигли стрелы. Сжимая три стрелы в одной руке, две – в другой, и с ещё одной, торчащей из её бока, воительница рухнула к ногам родных.

Слух Зены тут же резанул неприятный смех её заклятого врага и дикий крик Сирены.

Габриэль быстро обернулась и облегченно выдохнула, увидев, что острия миновали Сашу и Рейю. «Нет!» - тут же выпалила она при виде стрелы, воткнувшейся в бок её возлюбленной. Бард тоже замерла, остановленная безумным смехом Каллисто.

Зена повернула голову и почему-то даже не испытала удивления, увидев оперение стрелы, которая торчала из груди её сына. Всё было в точности, как в видении. В том самом, которое показала ей Алти, месяцами раньше.

Габриэль, не глядя, наклонилась к воину, помогая ей подняться. Зена, взвыв от боли, одним резким движением обломила часть нашедшей её стрелы и перенесла всё своё внимание на сына.

Солан был ещё жив, но кровь уже свободно струилась изо рта молодого мужчины. И Зена застонала при виде боли, которая читалась в его глазах. Как бы ей хотелось взять эту боль на себя.

«Солан?» - прошептала она, где-то совсем рядом раздался пронзительный крик Рейи. Уголком глаза воительница заметила Ториса, пытавшегося освободить Амазонку и детей.

«Мам» - чуть слышно отозвался Солан, медленно закрывая глаза.

Боль исказила прекрасные черты женщины, и она истошно закричала, когда её сын перестал дышать.

***

Габриэль оторвала невидящий взгляд от кружки и посмотрела вокруг. Усталость сказалась на всех. Мэг, присевшая рядом с бардом, не стала исключением.

«Как Джоксер?» - спросила Габриэль.

Мэг отвела в сторону заплаканные глаза, но от барда не ускользнула та борьба, которая кипела в душе женщины.

«Не знаю. Сказали, что жить будет» - шмыгнула носом Мэг – «Но он не хочет даже говорить со мной. Только повторяет без остановки, что ему жаль».

«Мэг» - начала было Габриэль, но тут же замолчала, не зная, что сказать. Она не была в ответе за то, что произошло с Джоксером, но всё выглядело именно так.

«Как остальные?» - буркнула Мэг, подавляя в себе зародыши симпатии, которую вызывало в ней сочувствие барда.

«Целительница готовится извлечь стрелу из Зены, Рейя скорбит по Солану, Сирена потеряла внука, Саша в шоке, а у меня дьявольски сильно болит нога».

Мэг, мучимая остатками гнева, который вселяла в неё Габриэль, с неохотой преодолела себя и помогла барду подняться со стула, после чего довела её до комнаты, где целительница обследовала рану Зены.

Сирена смочила холодной водой лоб дочери, которая стиснула зубы и впилась что есть силы в края кровати.

«Зена?» - мягко позвала Габриэль, держась чуть в стороне, чтобы не мешать целительнице.

Воительница приоткрыла лихорадочно блестящие глаза и попыталась улыбнуться своей возлюбленной, но тут же взвыла от боли, когда нож целительницы коснулся её бока.

Мэг быстро привлекла барда к себе, когда та неосознанно рванулась к Зене. Воительница стиснула зубы, но не могла подавить крик, когда нож и щипцы целительницы пытались извлечь острие стрелы, застрявшее в её теле. Габриэль видела боль в глазах Сирены, взирающей на страдания дочери.

Поймав на себе взгляд барда, женщина обернулась и ободряюще кивнула ей. Габриэль закусила губу. Она почти физически ощущала боль, которую испытывала в этот момент Зена.

Бард сделала над собой усилие, пытаясь отключить свой мозг и ни о чем не думать. Солан умер, прежде чем Зена успела перерезать его цепь. Торису и Дексу стоило невероятных усилий оттащить её от тела сына и увести в таверну, чтобы целительница занялась ранами воина.

Габриэль сидела в пыли, голова Солана покоилась у неё на коленях. А вокруг гулом стоял всеобщий переполох. Какую бы магию не навела Каллисто на Амфиполис, казалось, она исчезла, вместе с самой Богиней. Жители начали покидать свои дома и все без исключения спешили помочь пострадавшей семье.

Габриэль с трудом различала голос Сирены, которая отдавала какие-то распоряжения суетящимся вокруг людям. Но её вернул на землю тихий вой Рейи, сидящей рядом с ней. Амазонка держала Солана за руку и плакала. Габриэль захотелось сказать что-то, успокоить девушку, подставить ей плечо, в которое бы та могла выплакаться. Но вместо этого она просто сидела, будучи не в силах ни двигаться, ни говорить, ни даже думать.

Так она и сидела на пыльной дороге, стирая кровь с уст приемного сына и тупо глядя на его белокурые пряди, легонько развивающиеся на ветру. В какой-то момент Габриэль поймала себя на том, что неотрывно смотрит на стрелу, торчащую из груди мужчины. Кровь, запекшаяся вокруг раны, уже успела почернеть.

Бард не имела ни малейшего представления о том, сколько просидела там. Она понимала, что не могло пройти много времени, но оно показалось ей вечностью, на фоне отчаянных криков Зены и тихих всхлипов Рейи, которые стояли у неё в ушах.

Чьи-то сильные руки подняли её, а успокаивающий голос обволок сознание барда, но она так и не нашла в себе силы отреагировать. Те же сильные руки привлекли её к себе, и она закрыла глаза, пытаясь избавиться от ослепляющего солнца и боли, которая наполнила её тело и душу.

Руки и голоса продолжали свои попытки пробиться сквозь окружающую её тьму и сосредоточить её внимание на чем-то. Внезапная и очень сильная боль вывела, наконец, Габриэль из состояния шока. Она закричала, когда стрела, застрявшая в её ноге, прошла весь путь и Декс резко выдернул оставшееся острие и древко из неё.

Мужчина тут же быстро пригвоздил её к кровати, мягко, но настойчиво удерживая барда на месте и не позволяя ей подняться. Рейя, всхлипывая, смачивала женщине лоб прохладной водой. Казалось, что вся нога была объята огнем, но постепенно боль начала ослабевать, превращаясь в раздражающую внутреннюю пульсацию, которая неотступно следовала за ней. При помощи друзей Габриэль сумела вернуться в общий зал таверны.

Сейчас Зена кричала от боли, Рейи не было нигде видно, и у Габриэль не было ни малейшего представления о том, в каком состоянии пребывал Джоксер.

Зена наконец погрузилась в тревожный сон. Она уже не видела, как целительница обрабатывала и перевязывала её раны, а Габриэль и Мэг сидели напротив, молча оплакивая свои потери.
______________

«Джоксер?» - мужчина с трудом приоткрыл глаза и поморщился, ощутив боль, которая пульсировала по всему телу.

Габриэль едва не расплакалась при виде того, как её друг резко дернулся и попытался отодвинуться, увидев её возле себя.

Мэг поспешно прилегла рядом и обхватила мужа руками, словно защищая его: «Всё хорошо, Джокс» - тихо зашептала она – «Ты слышишь? Всё хорошо. Это Габриэль. Это не она избивала тебя».

Бард попятилась назад, отчаянно сдерживая слезы.

«Не трогай меня, прошу, хватит» - прохрипел мужчина.

Габриэль не выдержала и выскочила из комнаты. Оказавшись в коридоре, она вжалась в стену и спрятала лицо в ладонях, разрыдавшись.

Зена по-прежнему не приходила в сознание и целительница мрачно заявила, что стрела, нашедшая воина, была отравлена. Последовавший осмотр оставшихся стрел подтвердил её слова, их наконечники были и вправду чем-то смазаны. Рейя ни с кем не разговаривала. Лишь Кирик мог отвлечь её внимание от деревянного гроба, который соорудил местный плотник для Солана.

Сирена держалась, но Габриэль видела, каких сил это ей стоило.

Торис и Декс выяснили, что бандиты, возглавляемые Каллисто, ускакали на север и вблизи Амфиполиса не было и намека на пребывание Богини.
___________

Габриэль с надеждой посмотрела на целительницу, которая вошла в комнату Зены, но та лишь отрицательно покачала головой. Бард уже знала ответ, просидев весь день возле постели воина, но всё же надеялась.

Зену мучила лихорадка, её рана воспалилась, и организм боролся с действием яда.

Сирена хмурилась, снова и снова смачивая пылающий лоб воина холодной водой. Рядом с ней сидела Саша, не отходившая от матери ни на шаг с самого момента атаки.

«Ты рассказывала, что можешь исцелять. Ты не поможешь ей?» - спросила Сирена, обращаясь к барду.

«Могу, но чтобы исцелять, мне нужно использовать собственную энергию… меня это не останавливает, ты знаешь, но… сейчас я беременна и не уверена, насколько опасно это может оказаться для ребенка» - произнесла Габриэль, ласково прижимая ладонь к щеке воина – «Но я всё же немного попробую».

«Габриэль, не надо. Её родители – Боги, к тому же у неё сильный организм, она справится» - замахала рукой Сирена, внезапно передумав. Речь зашла о ребенке, которого носила под своим сердцем Габриэль, а им она не могла пожертвовать, даже ради дочери.

«Знаю, но на это может уйти много времени, а она нужна мне сейчас» - ответила бард. Ей самой ещё предстояло восстановиться после раны, оставленной на её теле стрелой, и пережить шок, который принес им этот черный день.

Словно мало было того ужаса, в который ввергли её последние два месяца. Жизнь приготовила новое испытание. Включая нелепую стычку с Мэг и ошеломляющую новость о Джоксере, бросившем ради неё жену. Вернее ради того, кто выдал себя за неё.

Впрочем, как бы сильно не был опустошен и подавлен Джоксер, через сколькое бы ему не пришлось пройти, было нечто и похуже - Зена боролась со смертельным действием яда, а Солан был мертв.

Габриэль прикрыла глаза и опустила ладони на руки воина. Женщина сконцентрировалась на своем дыхании и попыталась собрать воедино всю свою энергию, сфокусировав её в какой-то одной точке.

Прошло несколько мгновений, и она ощутила легкое головокружение, заставившее барда прервать связь. Габриэль покачнулась, но тут же почувствовала руки Сирены, быстро обвившие её плечи и не позволившие упасть. Когда женщина снова открыла глаза, то облегченно выдохнула, заметив как пугающее покраснение вокруг раны воина немного спало.

«Что же нам делать?» - растерянно спросила Сирена.

«Не знаю» - призналась Габриэль – «Ждать, пока Зена придет в себя, скорбеть и надеяться, что Каллисто не вернется».

«Сомневаюсь, что Зена оставит это так» - нахмурилась Сирена.

«Знаю. Но как убить Бога? Зена обладает силой и умом, способными уничтожить любого противника. Она сама Полубог. Но это не преуменьшает опасности, которую несет Каллисто. Она – Бог и к тому же чертовски живучий» - возразила Габриэль.

«Каллисто не закончила» - впервые заговорила Саша.

«Расскажите, что произошло?» - устало кивнула бард.

«Внезапно отовсюду начали стекаться всадники» - печально покачала головой Сирена. Она опустила ладонь на лоб воина, пылающий лихорадочным огнем. Зена по-прежнему металась в беспокойном сне – «Мы слышали, как соседи кричали, стучались в окна и двери, но не могли выбраться из своих домов. Всадники схватили нас всех и бросили на площади, даже Декса. После чего избили Ториса и Солана, когда те попытались сопротивляться. Пригрозили изнасиловать и убить Рейю, если они будут продолжать».

Габриэль прикрыла глаза, чувствуя, насколько болезненные воспоминания переживает в этот момент Сирена.

«А потом вдруг появилась ты, с Джоксером, безжизненно свисающим с крупа лошади. Вернее, мы подумали, что это ты. Вскоре она превратилась в Каллисто. Я услышала немало историй в своей жизни, чтобы узнать её» - продолжила Сирена – «Она просто кинула Джоксера к моим ногам. Бедняга, я решила, что он мертв. Он едва дышал».

«Джоксер начал просить её больше не бить его» - тихо добавила Саша.

«Они связали и заковали нас, а Каллисто всё это время гарцевала рядом, насмехаясь над нами» - кивнула Сирена – «Потом она куда-то исчезла, и мы увидели вас с Зеной».

«Саша, ты упомянула, что Каллисто не закончила?» - обернулась к приемной дочери Габриэль – «Что это значит?»

«Не знаю, но я это чувствую. Она сама сказала, что это только начало» - пожала плечами Саша, так сильно напомнив барду в этот момент её спутницу.

***

Дни и ночи сменяли друг друга, сливаясь для Габриэль воедино, а она практически не отходила от постели Зены, продолжая свои бессонные бдения у ложа возлюбленной. На третьи сутки лихорадка, мучившая воина, наконец, спала, и она погрузилась в спокойный сон, ознаменовавший начало исцеления.

Зене и Джоксеру становилось всё лучше.

Габриэль отдала им тот максимум энергии, который только могла позволить в своем состоянии. Она понимала, что была не вправе рисковать ребенком, лишая его живительных сил. Пусть и во благо самых близких ей людей.

На третий день Джоксер уже смог встать и даже сделать несколько шагов, с помощью жены.

Сирена, Мэг и Габриэль были потрясены, когда впервые обследовали состояние мужчины. Он был избит до полусмерти, и оставалось только гадать, как ему удалось выжить после этого. Многочисленные раны, царапины, порезы, тянувшиеся по всей длине рук и ног Джоксера, служили явным доказательством пыток, которые ему пришлось пережить. Все пальцы левой руки были переломаны, впрочем, как и нос мужчины.

На четвертый день Торис и Декс помогли Джоксеру забраться в повозку, где его уже ожидала Мэг. Женщина молча приняла поводья у Сирены и заняла место возницы.

Габриэль с тоской посмотрела на друга.

«Джоксер, вы бы могли остаться» - предложила она. Сердце барда болезненно сжалось, когда мужчина отвел глаза.

«Я хочу домой, с Мэг» - невнятно пробормотал он.

Плечи Габриэль поникли, и она со вздохом повернулась к его жене: «Мэг, мне жаль, что вы оказались втянуты во все это».

«Знаю» - серьезность, с которой было произнесено одно это слово, слабо вязалась с образом Мэг, который хранился в памяти барда – «Нам с Джоксером нужно время. Я по-прежнему люблю его и думаю, что он тоже» - добавила она чуть тише, после чего решительно хлестнула лошадь и вскоре повозка скрылась из вида.

Проводив её взглядом, Габриэль и Сирена повернулись и зашагали обратно к дому. На лицах обеих женщин читалась хмурость.

«Дай им время» - нарушила молчание Сирена.

«Он столько лет любил меня, а теперь смотрит так, словно я его самый заклятый враг» - печально покачала головой Габриэль – «Он годами мечтал обо мне, и Каллисто дала ему насладиться этой мечтой, лишь чтобы разрушить её в одночасье, вместе с моим образом, который он хранил в своем сердце».

«В этом заключался её план» - уверенно произнесла Сирена – «А смерть Солана была ещё одной частью этого плана. И если первый удар предназначался тебе, то вторым она собиралась сломить Зену».

«Боги, Солан» - прошептала Габриэль – «Его нет… Неужели она может сделать что-то ещё более ужасное?»

«Я бы не удивилась» - предостерегла её мать воина.

«Ты права» - упавшим голосом ответила бард, вновь переступая порог трактира.
________________

Зена со стоном разжала веки и попыталась улыбнуться при виде знакомых зеленых глаз, испытывающе смотрящих на неё. Но память быстро вернула её назад, и боль исказила лицо воина, когда её сознание наполнили горькие воспоминания.

Габриэль не проронила ни слова, лишь осторожно приобняла возлюбленную и тут же ощутила на своем плече влагу. Зена плакала.

Ни одна из них не знала, сколько времени прошло. Громкие рыдания Зены перешли в тихие всхлипы, отражающие всепоглощающее горе и боль, которые она испытывала. Слезы свободно струились из глаз обеих женщин, а Габриэль продолжала прижимать к себе плачущего воина.

«Мы потеряли с ним столько лет» - раздался, наконец, хриплый и незнакомый голос Зены.

«Мы пережили с ним столько счастливых мгновений, у нас есть его сын» - мягко отозвалась Габриэль.

«Как я смогу отдать Сашу после этого?»

«Не знаю, любимая, правда, не знаю».

Громкие крики и стоны заставили женщин разорвать объятия. Обе схватились за оружие. Габриэль рывком распахнула дверь, и шум, идущий со стороны зала, стал ещё более отчетливым. Бард ринулась по коридору и в несколько шагов оказалась на лестнице. Её взгляду предстала страшная картина. Меч Каллисто на бешеной скорости разрезал воздух, пытаясь дотянуться до Ториса и Рейи, которые с трудом сдерживали сильный натиск Богини. Рядом с ними кузнец Декс сражался с каким-то мужчиной, облаченным в кожаные доспехи.

Габриэль ощутила поднимающуюся в ней ярость и опытным взглядом пробежалась по залу, оценивая положение каждого из противников. Почувствовав рядом с собой какое-то движение, бард резко развернулась и увидела Зену. Воительница с трудом держалась на ногах, по её лицу градом катился пот, а зубы были стиснуты от боли, которой отдавался для неё каждый шаг.

Вместо того чтобы возмутиться подобным пренебрежением к собственной жизни и упрекнуть возлюбленную, Габриэль быстро указала ей на незнакомого мужчину, который бился с Деском, потом ткнула пальцем в себя. Зена понимающе кивнула и подняла шакрам, внимательно глядя на Каллисто. Габриэль в это время уже мчалась по ступенькам, приближаясь к мужчине, который по какой-то причине выбрал себе в спутники безумную Богиню.

Как только бард коснулась пола, шакрам Зены ожил, отправившись в очередной смертельный полет. Посланный умелой рукой своей хозяйки, он быстро нашел цель, коснувшись затылка Каллисто и оставив глубокую рану на её голове. Не теряя времени, воительница пробежалась взглядом по всему залу, тут же заметив Сашу и Кирика, которые прятались под столом. Невдалеке, возле очага, лежала Сирена, либо без сознания, либо мертвая.

Приземлившись у подножия лестницы, Габриэль слегка пригнулась, а потом резко выпрямилась, вкладывая всю силу в свой удар. Саи барда погрузились в спину незнакомца как раз в тот момент, когда Декс, дрогнувший под натиском, отлетел в сторону, перевернув на себя один из столов. Смертельные лезвия глубоко вошли в плоть, едва не проткнув мужчину насквозь.

С губ Зены сорвалось имя возлюбленной, когда незнакомец развернулся и нанес барду сокрушительный удар тыльной стороны руки. Габриэль откинуло к барной стойки, и она стиснула зубы, больно стукнувшись спиной. Потеряв равновесие, женщина рухнула на пол, приземлившись на четвереньки.

Зена не могла поверить своим глазам, когда шакрам вернулся к ней, а Каллисто лишь небрежно поправила волосы, возвращая их на место и с усмешкой глядя на воина. Глаза женщины расширились ещё больше, когда спутник Богини потянулся рукой за спину и без труда извлек из неё саи, один за другим. Не было и намека на кровь.

«Проклятье!» - процедила Зена, хватаясь дрожащей рукой за перила. Силы быстро оставляли её.

«Зена!» - помахала ей Каллисто, мимоходом откидывая в сторону Рейю одним легким движением руки – «Рада, что ты присоединилась к нам!» - на пол тяжело скатился Торис, зажимая рукой рану на боку. Бедро мужчины было также рассечено и сильно кровоточило.

Габриэль потрясла головой, приходя в себя, и посмотрела на мужчину, который возвышался над ней. В руках незнакомца она с удивлением разглядела собственные саи. Спина женщины буквально разламывалась от боли, а он, казалось, был абсолютно цел и даже умудрялся находить что-то забавное в происходящем, судя по его усмешке.

Незнакомец превышал ростом Зену, так что буквально нависал над маленькой женщиной. Будучи обладателем густых темных волос, он предпочитал собирать их в небольшой хвостик. На лице мужчины красовались усы и небольшая бородка. Темные глаза взирали на барда, откровенно изучая её, и у Габриэль создалось ощущение чего-то очень знакомого. Растительность на лице делала его старше, но женщина сразу поняла, что он был ещё достаточно юн. И даже порочность, которая светилась во взгляде незнакомца, не могла скрыть его возраст. Мужчина носил кожаный жилет, обнажающий его крепкую грудь, и обтягивающие кожаные брюки. Защитные браслеты и широкий пояс, дополняющие его обмундирование, были также сделаны из кожи и усеяны серебряными и золотыми заклепками. С одного бока у него свисал довольно внушительный по размеру меч, а с другой стороны был заткнут за пояс длинный кинжал.

Габриэль различила на шее незнакомца какое-то серебряное украшение, и лицо барда тут же покрыла мертвенная бледность. Она узнала этот узор.

«Арес… это знак Ареса» - прошептала женщина, получив в награду довольную ухмылку, исказившую черты молодого Бога, и мощный удар в челюсть, который отбросил её обратно к барной стойке. Габриэль снова оказалась на полу, успев, однако, сгруппироваться и избежать более сильного падения.

«Очень хорошо, бард» - голос незнакомца напоминал шипение змеи. Он опустился на корточки, склонившись над женщиной.

Зена стиснула зубы и заставила себя подняться, цепляясь за перила. Каждое движение стоило ей неимоверных усилий. Каллисто не скрывала своей радости и с откровенным восторгом взирала на боль, которую испытывала воительница. Взгляд Зены метался между её возлюбленной и незнакомцем, Каллисто и всеми остальными. Безумная Богиня, похоже, выжидала.

«Чего ты добиваешься, Каллисто? Оставь мою семью в покое. Тебе нужна я!» - зарычала Зена. Казалось, ярость придала ей силу, и поистине нечеловеческим движением она перелетела через перила, приземлившись в центре зала. Как ей удалось сделать это в подобном состоянии, оставалось только гадать.

«Как же так, Зена!» - театрально всплеснула руками Каллисто. Резко развернувшись, она схватила оглушенную Рейю, рывком поднимая её на ноги. – «Именно это мне и нужно! Ты уничтожила меня, истребив мою семью. Я решила вернуть тебе должок!»

«Нет!» - закричала Зена, бросаясь вперед.

Молодой Бог, предвидя реакцию Габриэль на действия Каллисто, нанес ей ещё один удар тыльной стороной руки, на время оглушив её. А в следующее мгновение кулак мужчины угодил в глаз барда, окончательно отключив женщину.

Сирена, пришедшая, наконец, в себя, подняла голову и устремила помутневший взор на Каллисто. Она тоже закричала, когда Богиня рванула Рейю на себя, вздернув её над полом словно тряпичную куклу.

Саша и Кирик с ужасом взирали на все происходящее, продолжая прятаться под столом. Увидев мать, мальчик заплакал и потянулся к ней. Саша с силой прижала его к себе, и закрыла своим телом, защищая. Синие глаза с мольбой смотрели на Зену.

Рейя пыталась сопротивляться, хотя перед её глазами до сих пор всё троилось, и она не могла сконцентрироваться. Каллисто словно пушинку крутанула Амазонку вокруг себя и перекинула через стол.

Придя в сознание, Габриэль потрясла головой и огляделась. Она тут же заметила, что всё внимание Бога было поглощено Каллисто. Воспользовавшись этим, бард прикрыла глаза, стараясь сфокусироваться на своем дыхании и мысленно блокировать боль. Когда ей удалось достичь этого, женщина попыталась высвободить свою энергию, подобно тому, как она сделала это в пещере Вакха, в Царстве Духов. Габриэль осторожно откинулась назад, упершись спиной в барную стойку и, не открывая глаз, медленно поднялась на ноги, используя деревянную стенку в качестве опоры.

Когда бард вновь открыла глаза, то заметила свет, мерцающий над её ладонями и знаменующий появление сгустков энергии, которые рождали теперь её руки и которые даровало ей мощное наследие отца, Бога Солнца, Аполлона.

«Останови её!» - завопила Каллисто, внезапно меняясь в лице и тыча пальцем в барда.

Зена снова выпустила шакрам, надеясь хотя бы отвлечь Каллисто, но безумная Богиня лишь отклонилась в сторону, даже не придав значения его полету. Воительница истошно закричала, когда новоявленный Бог развернулся к Габриэль, продолжая удерживать в руках её саи. Глаза барда уже горели опасным огнем, и, казалось, ничто не могло остановить её.

Всё произошло слишком быстро.

Бог поддался вперед как раз в тот момент, когда Габриэль была уже готова выпустить энергетические шары. Женщина взвыла от боли, пронзенная собственными саями. Острия вошли ей в плечи, а сгустки энергии потускнели и вовсе растаяли в воздухе, так и не покинув ладони барда.

«Габриэль!» - в унисон закричали Сирена и Зена, с ужасом наблюдая за тем, как Габриэль оседает на пол. Женщина закатила глаза и упала на бок.

Словно ощутив боль возлюбленной, Зена тоже рухнула на колени, лишившись последних сил. Воительница подняла глаза на Каллисто, которая громко хохотала, упиваясь мгновением. С торжествующей ухмылкой Богиня ударила наотмашь мечом. Удар пришелся по ноге Рейи. Взвыв от боли, Амазонка упала на пол, словно подкошенная.

«Будь ты проклята, Каллисто!» - закричала Зена, пытаясь подняться. Ей с трудом удалось сесть, и она стиснула зубы, борясь с подступающей тошнотой и болью. Кровь струилась сквозь пальцы воина, сжимающие рану на боку.

«О, да я совсем не против, Зена!» - оскалилась Каллисто – «Мне даже кажется, что тебя постигнет та же участь. Так что меня это вполне устраивает!»

Союзник Богини подхватил её усмешку. Шагнув вперед, он поддел кончиком сапога голову Декса, убедившись в том, что мужчина по-прежнему пребывал без сознания. После чего присоединился к своей взбалмошной спутнице.

«Привет, Зена» - проронил он, внимательно глядя на воина и не обращая ровным счетом никакого внимания на Сирену, которая с трудом поднялась на ноги и бросилась к Габриэль – «Я – Марс, сын Ареса, а также новый Бог Войны» (примеч. переводчика - согласно мифологии, греческого Бога Ареса отождествляли с римским Богом Марсом. Автор либо ошибся, либо выдвинул собственный вариант видения древних Богов).

У Зены всё внутри сжалось, она похолодела, услышав подобное представление. Не вызывало никаких сомнений, возвышавшийся над ней Бог был столь же опасен, что и его отец, если только не хуже него.

Марс подошел к столу, под которым прятались Саша и Кирик, и просто отбросил его в сторону. Саша метнулась с диким криком на него, пытаясь вцепиться ногтями в лицо мужчины. Зена сражалась с собственной слабостью, стараясь подняться с колен. Марс лишь усмехнулся и подхватил девочку под мышку, не обращая внимания на её отчаянные попытки вывернуться из его мертвой хватки. После чего Бог склонился и свободной рукой подцепил за воротник Кирика, поднимая мальчика с пола. Довольный своими трофеями, он развернулся к Каллисто.

«Нет!» - закричала из последних сил Зена, ощущая терпкий вкус крови во рту. Уголком глаза она заметила Ториса, который тоже пытался подняться на ноги. В руке мужчины дрожал меч.

Каллисто, Марс и дети растворились в воздухе как раз в тот момент, когда Зене и Торису наконец удалось встать. Пошатываясь, они с разных сторон метнулись к противникам, но меч Ториса разрезал лишь пустоту, там, где всего за секунду до этого стояла Каллисто.

Зена закричала от ярости и снова рухнула на колени, схватившись за бок.

***