Actions

Work Header

Последствия

Chapter Text

***

Последующие два дня прошли для Зены как во сне, в кошмарном сне. Она продолжала успокаивать и поддерживать Габриэль, готовую вновь сломаться. Слёзы, которым, казалось, не было конца, и безрезультатные попытки заставить барда хоть немного поесть - всё это было серьезным испытанием для воина, но она оказалась удивительно терпеливой и нежной.

Ощущая большую поддержку Саши, которая, ни на секунду не хотела оставлять израненную Королеву Амазонок, Зена начала планировать их отъезд, который вызывал у воина большое беспокойство. Последняя их попытка покинуть Северные земли в самый разгар зимы закончилась весьма плачевно – они едва не погибли, но Зена понимала, что им придется рискнуть. Габриэль была на грани срыва. Она не могла найти покоя, медленно погружалась на какие-то пару часов в беспокойный сон и внезапно пробуждалась, поднимая своим криком и Сашу, и Зену. Похоже, кошмары, мучившие барда, не собирались оставлять её. И ночь за ночью проходила для воина в постоянных слезах, которые лились из глаз маленькой женщины, трясущейся от рыданий в её руках. Вдобавок ко всему Габриэль почти не ела. Казалось, любая пища вызывала у неё тошноту.

Зена сидела в столовой, задумчиво уставившись в одну точку, и по инерции растирала руки, пытаясь согреть их. Напротив неё сидела Отера. Дома Амазонок располагались довольно близко от общего зала, но и этого небольшого расстояния было вполне достаточно, чтобы отморозить какую-нибудь часть тела, оставленную по неосторожности неприкрытой в подобный холод.

Королева Амазонок улыбнулась и протянула гречанке кружку с горячим чаем.

«Продолжаешь строить безумный план побега отсюда?» - поинтересовалась Отера.

«Мда» - кивнула Зена – «Габриэль на грани срыва. Мне нужно увезти её домой».

«Знаю. Но трогаться в путь сейчас – равноценно самоубийству. Это слишком опасно» - мягко произнесла Отера.

Зена печально улыбнулась, кивая в ответ.

Воительница дернулась с места, но тут же опустилась, когда в зале мелькнула темная фигура, скользнувшая вдоль столов и юркнувшая в самый угол. Отера проследила глазами за взглядом подруги и молчаливо кивнула.

«Да, мне тоже трудно свыкнуться с тем, что вампиры безболезненно наведываются в деревню. Я понимаю, что они наши сестры, но всё же…» - поведала Отера, разделявшая в этот момент мысли воина.

«Вот уж точно. Особенно после этой чертовой схватки с Алти и душами вампиров в Царстве Мертвых» - стиснула зубы Зена. Она продолжала наблюдать за вампиршей, которая протянула руку, накрывая ладонь сидящей напротив неё Амазонки, вероятно возлюбленной или же подруги.

«Как ее раны?» - вывела её из задумчивости Отера.

«Потихоньку поправляется. Но на спине останутся шрамы от когтей Вакха» - Зена сжала до боли челюсть, вспоминая собственную беспомощность. Бог Вина мучил барда, проводя острыми, словно лезвие, ногтями по нежной коже женщины, а она не могла ни чем ей помочь. Со всей той болью, через которую Габриэль прошла до того, подобная пытка стала последней каплей, которая и сломила волю барда. Тело начало восстанавливаться, обретая утраченные силы, но об исцеление души молодой женщины говорить было ещё рано. И Отера с Зеной прекрасно это сознавали.

«Её запястья просто кровавая каша. Не уверена, что она сможет пользоваться руками. Похоже на этот раз могли быть задеты нервные окончания. Но даже если это и не так, уйдет немало времени, прежде чем мышцы снова заработают» - сокрушенно произнесла Зена.

«Распятие» - задумчиво подхватила её мысль Отера – «Я никогда не сталкивалась с подобным. Знаю, что в Риме и Китае практикуют такие виды казни, но ни в одном из Северных племен такого нет».

«Привязывают пленника к деревянному кресту, разведя его руки в стороны, а затем пробивают запястья и голени гвоздями. После чего оставляют его висеть в таком положении и мучительно умирать. Очень болезненная смерть. Легкие человека постепенно наполняются жидкостью, мешая ему дышать» - горько поведала Зена, стараясь не думать, что всё это суждено было пережить её возлюбленной.

Воительница не удивилась, заметив, как с лица Королевы Амазонок отхлынула краска.

«И она прошла через это дважды?» - дрогнувшим голосом произнесла побелевшая Отера.

«Да. И это при том, что лишь единицы выживают после первого раза. К счастью, и Вакх, и Цезарь, не стали пробивать ей ноги. Это намного мучительнее и практически сводит к нулю попытки несчастного хоть немного приподняться, чтобы сделать живительный вдох» - Зена содрогнулась, вспоминая, как наблюдала за страданиями Габриэль, когда та изо всех сил старалась подтянуться на окровавленных руках, чтобы глотнуть воздуха. Мартовские Иды не принесли Цезарю счастья, но нельзя было сказать, чтобы Зене с Габриэль повезло больше. Воительница в очередной раз едва не потеряла своего барда.

Зена потрясла головой: «Прости, я не хотела срываться на тебе и расписывать всё в таких красках».

«Я всё понимаю» - улыбнулась Отера, прекрасно чувствующая настроение воина. Несколько мгновений она изучающе смотрела на Зену, сохраняя молчание и заставляя ту гадать, о чем же она думала. Королеве Воинов не пришлось ждать долго, чтобы получить ответ.

«Ты ведь не отходила от Габриэль ни на шаг, если не принимать во внимание еду и ванну? С самого возвращения из Царства Духов, ведь так?»

«А разве могло быть иначе?» - слегка удивилась Зена, которая не понимала, куда клонит подруга.

«Ты ведь продолжаешь держать это в себе?»

Зена напряглась: «Что ты имеешь ввиду?» - осторожно произнесла она.

«Ты не дала волю своему гневу, признайся?» - надавила Отера.

Зена какое-то время колебалась, словно решая, нужно ли отвечать на вопрос Амазонки или же благополучно его проигнорировать. Но Отера была хорошим другом и не заслуживала подобного отношения. К тому же в её словах была немалая доля правды, вынуждена была согласиться воительница.

«Нет» - призналась Зена.

«Я прикажу расчистить тренировочный зал, и мы посмотрим, удастся ли нам хоть немного избавить тебя от этого гнева и боли» - предложила Отера.

«Может позднее» - небрежно произнесла Зена, уже пожалевшая, что поддалась. Женщину постигло немалое удивление, когда Отера резко схватила её за руку, неожиданно крепко впившись тонкими пальцами в запястье воина.

«Сейчас, Зена» - властно ответила Амазонка.

Воительница устало кивнула и медленно поднялась. После чего последовала за своей спутницей, решительно зашагавшей в сторону выхода.
___________

Габриэль невольно поморщилась, когда Саша растерла очередную порцию лечебной мази по спине барда. Зена была права, она шла на поправку, но боль по-прежнему напоминала о себе, всякий раз возвращая её в Тартар. Габриэль уже давно отвыкла от привычного процесса лечения, которое в нормальных условиях занимало немало времени. Они с Зеной слишком легко адаптировались к быстроте самоисцеления, которое даровало им могущественное наследие родителей.

Лечение по человеческим стандартам было весьма долгим и болезненным, заключила для себя бард.

Саша заметила реакцию матери, но продолжила щебетать, пытаясь отвлечь женщину от боли. Маленькая, но мудрая не по годам, она понимала, что на этот раз обе её матери переживали такие страдания, подобных которым ещё не было в их жизни. И она не знала, как помочь им.

В кои-то веки способность Саши видеть будущее отказывала ей, представляя его весьма туманным для взора девочки. Она понимала, что Габриэль винила себя за произошедшее в логове Вакха, а Зена – за то, что позволила барду первой переступить грань реальности. Обе они знали, Габриэль была не готова к встрече с Алти и Арджей, но решили рискнуть. Кто мог подумать, что это приведет к таким последствиям.

Никто из них не мог даже представить, что Вакх решит примкнуть к отряду Алти и подвергнет барда испытаниям, способным сломить её волю и заставить принять сущность вакханки.

Теперь обе возлюбленные страдали, а Саша наравне с ними, не зная, как помочь.

Девочка взвизгнула от неожиданности и отскочила в сторону, когда небольшую комнатку наполнил яркий свет. Габриэль тоже не смогла сдержать крика. Её запястья испытали на себе семидюймовые гвозди, а потом многие часы поддерживали обессиленное тело барда, так что попытка схватить саи была не самой лучшей идеей Габриэль.

Обе, женщина и девочка, напряженно вглядывались в источник света. Спустя несколько мгновений он слегка померк, и по щекам барда заструились слезы.

«Артемида?»

Рядом с огнем теперь стояла греческая Богиня Охоты. Габриэль отметила, что лук Артемиды болтался у неё за спиной, а меч покоился в ножнах. Спокойный взгляд и убранное оружие убедили барда в том, что дело было не срочным. Возможно.

Богиня мягко улыбнулась и опустилась на колени между женщиной и ребенком.

«Да, Габриэль» - ответила она, взгляд синих глаз был спокоен и удивительно мягок.

«Что-то в Черном Лесу? Как Амазонки?» - поспешно воскликнула Габриэль.

«С ними всё в порядке. Запасов хватит на всю зиму, и они с нетерпением ожидают возвращения Эпонин и Халльвёр» - невозмутимо произнесла Богиня. Её сердце переполнила гордость за свою Избранную. Не взирая на всё, что ей пришлось пережить, первым делом Габриэль поинтересовалась об участи своего племени.

«Спасибо» - облегченно вздохнула женщина.

«Совершенно не за что» - расплылась в улыбке Артемида, после чего встретилась взглядом с парой синих глаз, обладательницей которых была дочь Зены – «Почему бы тебе не поискать Якут, дорогая. А я бы пока поболтала с твоей мамой Габи, что скажешь?»

«А как же мама?» - спросила Саша.

«Она в тренировочном зале, но это закрытый поединок. Сейчас её лучше не беспокоить» - поведала Артемида.

«Хорошо» - кивнула малышка спустя несколько мгновений. У Габриэль почему-то было такое ощущение, что Богиня и девочка обменялись куда более длинными фразами, но не всё из сказанного было произнесено вслух. Саша склонилась и прижалась губами к щеке барда, после чего подхватила своё пальтишко, шапку и юркнула к двери. Однако в последнюю секунду замерла уже возле самого порога – «Мам, всё хорошо?»

«Конечно» - заверила её Габриэль, пытаясь выдавить из себя улыбку. Но она быстро сползла с её лица, когда дверь за девочкой захлопнулась. Бард мгновенно обернулась к своей гостьей – «Решила сообщить мне лично, что больше не являюсь твоей Избранной?»

«Совсем наоборот» - мягко улыбнулась Артемида, заметив тут же облегченный выдох, вырвавшийся из уст барда – «Я по-прежнему горжусь своим выбором. И сейчас ещё больше, чем прежде».

Вместо того чтобы улыбнуться или принять похвалу, Габриэль зарычала от бессилия и бросила взгляд на свои запястья. Сейчас ей больше всего хотелось запустить что-нибудь в стену или ударить со всего размаху своим саем.

Артемида, прочитавшая немой язык тела барда и заметившая выражение её лица, задумчиво кивнула: «Именно этим Зена и занимается прямо сейчас. Выбивает демонов из бедного деревянного столба» - сообщила она.

«А я даже этого сделать не могу!» - мрачно отозвалась Габриэль – «Как ты можешь заявлять, что гордишься мной?» - в глазах барда сверкнула злость.

«Потому что это правда. Габриэль, поверь, то, через что ты прошла, суждено пережить далеко не каждому» - попыталась убедить её Богиня.

«Я занималась сексом с другими!» - воскликнула Габриэль – «И получала от этого удовольствие! Я предала Зену!»

«Твоё тело получало удовольствие» - поправила её Артемида – «Тебя пичкали дурманящими травами, вливали алкоголь, избивали до смерти, а потом дарили краткие мгновения наслаждения. Твои чувства были обострены, Габриэль. Некоторые люди вообще не различают грани между болью и удовольствием».

«Но я сдалась! Я приняла кровь Вакха!» - бард уже кричала, даже не пытаясь сдерживать себя. Порывисто вскочив, она в бешенстве пнула стул, который с треском врезался в стену и отскочил на пол.

«А ты надеялась устоять?» - грубо оборвала её Артемида – «Ты уже была наполовину вакханкой. Я вообще поражаюсь, что ты так долго продержалась! Любой другой немедленно бы подчинился его власти, стоило лишь услышать зов».

«Но я сдалась! Как ты не понимаешь?!» - продолжала беситься Габриэль.

«А еще ты дала волю своему внутреннему свету» - невозмутимо возразила ей Богиня.

Гнев барда словно улетучился, и она обессилено рухнула обратно на кровать. Когда она вновь подняла глаза на Артемиду, то в них уже стояли слёзы.

«Как я могу ожидать, что Зена захочет снова прикоснуться ко мне?» - тихо прошептала она.

«Иди сюда» - Артемида распахнула объятия и не была удивлена, когда Габриэль быстро вскочила и прижалась к ней всем телом, дрожа от сотрясающих её рыданий. Она наконец-то дала волю слезам. Богиня осторожно опустилась, продолжая удерживать свою Избранную, которая вновь изливала свою боль и горечь. Тихая грусть светилась в синих глазах Артемиды, когда она медленно гладила молодую женщину по волосам, мягко укачивая её: «Это ещё не конец» - прошептала она.

***

Зена оскалилась и снова ударила по столбу, после чего перевела взгляд на Отеру. Королева Амазонок недовольно покачала головой.

«Что?» - рявкнула воительница.

«Для поверхностного гнева сгодится, но не более» - со знанием дела произнесла Амазонка.

«Отера» - предупреждающе зарычала Зена.

«Да ладно тебе» - казалось, женщина пропустила мимо ушей угрозу в голосе воина – «Или, может, ты собираешься дать этому выход в постели с Габриэль? Чтобы эта ярость внезапно встала между вами двумя?»

«Отера, не испытывай моё терпение. Я ведь могу потерять контроль!» - повторила своё предупреждение Зена.

К её удивлению, Королева Амазонок лишь вызывающе усмехнулась в ответ: «И что?»

Отера оказалась куда проворнее, чем думала о ней Зена. Воительница едва успела подставить клинок под удар Амазонки. Но женщина не останавливалась и наносила один удар за другим, продолжая свою атаку. Гречанка внезапно поняла, что её противница даже не пытается сдерживаться.

Зена оскалилась и тоже дала волю своим инстинктам, устав постоянно поддаваться более молодым и менее опытным воинам. Схватка продолжалась всего несколько минут, но велась на такой скорости, что вскоре уже обе женщины судорожно дышали, пытаясь прийти в себя.

«Довольна?» - мрачно процедила Зена, в синих глазах продолжали плясать пламенные языки ярости.

«Нет» - усмехнулась Амазонка – «Скажи-ка мне, Зена, что ты видела в пещере Вакха? Сколько их было?»

Глаза воина гневно сузились.

«Двадцать? Больше? Мужчины, женщины? Вакханки, слуги Вакха? Он сам?» - Отера замолкла, словно раздумывая – «И сколькие из них успели познать Габриэль за это время?»

Амазонка тут же метнулась в сторону, но продолжила оставаться в опасной близости, игнорируя животный звук, вырвавшийся из горла воина.

«Вакх тоже был с ней? Или они уже закончили к тому времени, когда ты появилась?»

Амазонка едва успела укрыться за деревянным столбом, когда услышала громкий треск, раздавшийся прямо у неё над головой. Казалось, она не была удивлена. Отера быстро глянула вверх, и её взгляд наткнулся на знаменитый шакрам, глубоко погруженный в древесину.

Королева Амазонок не стала тратить времени, выясняя, где находится её противница, и молниеносным движением сделала прыжок в сторону двери, за которой скрылась в следующую же секунду. Тяжело дыша, женщина прислонилась к двери и тут же ощутила мощный толчок с обратной стороны, будто кто-то с силой врезался в неё. Две стражницы мгновенно подскочили к своей Королеве и припали плечами к сотрясаемой ударами древесине. Отера поспешно заперла дверь на засов.

Изнутри продолжали доноситься громкие крики и проклятия, сопровождаемые звуками рушившихся вещей.

«Моя Королева?» - нахмурилась одна из Амазонок, выжидающе глядя на Отеру.

«Зене нужно отработать пару приемов. Не трогайте её и не открывайте дверь, пока не получите внятный и спокойный ответ» - распорядилась женщина и развернувшись устремилась в сторону столовой. Она забыла в тренировочном зале своё пальто, но не спешила возвращаться за ним.
_____________

Габриэль тяжело выдохнула, погружаясь в горячую ванну, и тут же поморщилась, когда живительная вода коснулась ран на её спине.

«Так, довольно!» - возмущенно воскликнула Артемида, нетерпеливо вытягивая руки и направляя их на спину барда.

Габриэль задохнулась от неожиданности, ощутив, как мучавшая её боль начала постепенно ослабевать, а вскоре и вовсе покинула тело женщины: «Как?» - сонно пробормотала она, с трудом удерживая тяжелевшие веки.

Предшествующий час, прошедший в слезах и громких всхлипах, оставил Габриэль истощенной, но удивительно умиротворенной. Она не удивилась, очутившись внезапно в горячей ванной, вместе с Артемидой, осторожно омывающей раны барда. Она была слишком вымотана, чтобы чему-то удивляться. Отсутствие нормального сна на протяжение двух недель дало о себе знать.

«Тише, я не в силах излечить твои руки, но о спине можешь больше не тревожиться. Останутся рубцы, но не более» - пояснила Артемида, после чего принялась осторожно тереть спину женщины.

«А почему ты не можешь вылечить мои руки?» - устало поинтересовалась Габриэль. Она даже не задавалась вопросом, почему вдруг совершенно обнаженная Богиня решила принять с ней ванну и сейчас осторожно удерживала её в своих руках, омывая теплой водой её раны.

«Это не моя территория, силы тают буквально на глазах, а мне ещё нужно кое-что сделать» - поведала ей Артемида.

«Зена не захочет меня после всего, что произошло» - снова озвучила свой главный страх Габриэль.

«Захочет» - убежденно произнесла Богиня – «Вам обеим придется нелегко. Ночные кошмары будут посещать вас не только ночью, но и днем. Особенно во время близости».

«Знаю. Меня до сих пор мучают образы римлян, которые насиловали…» - Габриэль замолчала, устало прислонившись головой к плечу Артемиды.

«Да, так же, как и Зену. К несчастью, теперь к этим образам добавятся новые».

Богиня не выказала никакого удивления, когда входная дверь с шумом хлопнула и тут же скрипнула внутренняя. Она также не удивилась при виде вытянутого лица Отеры, которая появилась на пороге и теперь изумленно смотрела на представшую её глазам картину, поддерживая опирающуюся на её плечо Зену.

«А это ещё, во имя Хеллы, кто такая?» - воскликнула Отера, обретя наконец голос. Зена устало приподняла голову.

Воительница была физически и эмоционально истощена, что было очевидно. Впрочем, Отера предвидела это, предоставив женщине возможность выпустить наружу своего берсеркера, на что она её собственно и спровоцировала.

Но Отера никак не ожидала обнаружить Габриэль обнаженной, да ещё в объятиях голой и удивительно красивой незнакомки.

«Артемида?» - услышала она голос воина.

«Здравствуй» - ответила по-германски Богиня – «Не беспокойся, Отера. Я не собираюсь соблазнять твою подругу. Просто пытаюсь исцелить своего чемпиона».

«Артемида – Богиня, покровительствующая племени Южных Амазонок» - устало представила её Зена.

Габриэль не принимала участия в беседе, поскольку уже давно уснула в мягких объятиях Богини.

«Живее, тащи её в воду, пока она не подхватила простуду» - игриво усмехнулась Артемида.

Отера густо покраснела: «Хорошо, позволь мне угадать. Ты ухаживала за Габриэль, пока я занималась Зеной. Им обеим нужно было избавиться от напряжения».

«Ты умна и не зря славишься великолепной Королевой» - улыбнулась Артемида, наблюдая, как Отера помогла Зене забраться в ванну. Обе женщины услышали протяжный стон, вырвавшийся из уст воина, когда её мышцы ощутили, как коснулась их теплая вода, постепенно обволакивая всё тело Зены. Артемида заметила ободранные руки воины, которые были покрыты кровью. Богиня не была уверена, что хотела бы заглянуть в тот момент внутрь тренировочного зала – «Теперь, когда мы обе пришли к выводу, что вода станет для них отменным целебным средством, встань, пожалуйста, позади неё и поддерживай, пока она в таком состоянии не утонула».

Отера усмехнулась и покачала головой. Да, те, кому суждено повстречать Зену и Габриэль, несомненно должны быть готовы к весьма интересным сюрпризам, которые может преподнести им жизнь.

***

Зена была приятно удивлена, обнаружив рядом с собой такое знакомое тело Габриэль. Ощущение меха, нежно ласкающего кожу, подсказало воину, что они лежали на мягких шкурах своего ложа, причем были абсолютно обнажены.

Ещё одно удивление постигло Зену, когда, открыв глаза, она увидела Отеру, сидящую возле очага в их небольшом доме.

«Привет» - мягко позвала воительница. Амазонка оторвала взгляд от огня и улыбнулась, посмотрев на подругу.

«И тебе привет» - отозвалась она – «Вот, готовлю вам чай. Ждала, когда проснетесь».

Внезапно Зена осознала, что Габриэль лежит в своей привычной позе, свернувшись в объятиях воина. Первым порывом женщины было вскочить и высвободить руку из-под израненной спины своей возлюбленной, но, к своему изумлению, Зена не обнаружила повязки, которая скрывала раны барда, лишь гладкую кожу.

Женщина перевела непонимающий взгляд на Отеру, и та кивнула: «Ваша Богиня исцелила ей спину» - развеяла она сомнения, читающиеся в глазах воина.

Зена продолжила своё исследование и заметила повязки, которые по-прежнему закрывали запястья её спутницы. Женщина нахмурилась.

«Она сказала, что не может излечить их, не применив слишком много энергии» - пояснила Отера, снова прочтя мысли воина.

«Где она?»

«Артемида сказала, что вернется, когда вы обе проснетесь» - ответила Амазонка, наполняя две кружки чаем и замечая, как Габриэль начала ворочаться в объятиях своей возлюбленной – «Вернусь через пару минут».

«Отера» - голос Зены остановил Королеву Амазонок уже возле двери – «Спасибо, что подтолкнула. Мне это было нужно».

«Всегда рада помочь» - усмехнулась женщина – «Только боюсь нам самим понадобится помощь, чтобы вытащить твой шакрам из этого бедного столба».

«Отера» - голос Зены сохранял серьезность – «Я знаю, ты рисковала».

«Я делала это для друга, о каком риске может идти речь» - спокойно пожала плечами Амазонка, после чего подхватила своё пальто, висящее рядом с выходом.

«О чем вы?» - послышался сонный голос барда.

«Пока Артемида помогала тебе, Отера решила заняться мной» - улыбнулась Зена, нежно целуя губы Габриэль.

«Поэтому они сейчас пытаются вытащить откуда-то твой шакрам?» - в голосе барда также послышалась улыбка.

«Вроде того» - призналась Зена, слегка покраснев – «Твоя спина выглядит намного лучше».

«Да, Артемида исцелила её» - подтвердила Габриэль, прижимаясь ещё теснее к своей спутнице.

«Отера сказала, Артемида собирается вернуться. Что ей надо?» - спросила Зена.

«Не знаю. Она вылечила мою спину, позволила мне выплакаться и излить свой гнев» - ответила Габриэль, её голос был по-прежнему слегка хриплый ото сна.

«Я люблю тебя» - произнесла Зена.

«Я тоже люблю тебя, но я… никак не могу выбросить из головы все эти лица и ощущения…» - поникла Габриэль.

«Знаю, тебе просто нужно время» - попыталась убедить её воительница.

Чтобы избавить пару от прогулки по сугробам, Отера повелела принести обед прямо в их хижину. Прошло около часа, и возлюбленные уже сидели возле своего очага, в компании с Якут, Отерой и Сашей.

И хотя ни одна из них не произнесла ни слова об этом, все облегченно вздохнули, когда Габриэль не ограничила себя несколькими кусочками, казалось, ставшими для неё уже привычным рационом. Все были рады, что организм барда вновь обрел способность принимать и удерживать в себе пищу.

За спиной Габриэль тема её здоровья уже давно стало предметом всеобщего обсуждения, с самого момента их возвращения из Царства Духов. Женщина ужасно исхудала, почти не спала и была истощена как морально, так и физически.

Якут была погружена в свои мысли и рассеянно смотрела на Габриэль, которая склонила голову на плечо воина. Обе, Отера и Якут, восприняли это как добрый знак к выздоровлению, но к их огорчению и воин, и бард по-прежнему выглядели довольно подавленными.

«Якут» - Зена запустила в шаманку хлебной коркой.

«Что?» - вздрогнула женщина, отвлекаясь от своих мыслей.

«Как думаешь, мы выберемся, если тронемся в путь через пару дней?» - насмешливо спросила Зена.

«Я по-прежнему убеждена, вам нужно переждать зиму здесь» - ответила Якут.

Зена почувствовала, как бард нервно поежилась: «Знаю, но нам с Габриэль пора домой. Мы обе устали».

«Ты, конечно, права. Хорошо, выделим вам собачью упряжку, с ней у вас будет больше шансов миновать снежную преграду» - ответила Отера.

«Тогда решено, два дня на сборы - и в путь» - подвела итог Зена.

«А может сегодня?»

Рука воина инстинктивно потянулась к шакраму, Отера вскочила, держа наготове свой меч, а Якут – кинжал.

Зена почувствовала, как расслабилась Габриэль, и, взглянув на Отеру, заметила, что та тоже опустила свой меч.

«Якут, знакомься – одна из греческих Богинь, Артемида» - шаманка, уже уловившая, что внезапно появившаяся незнакомка не несет в себе никакой угрозы, успокоилась и села обратно.

«Богиня-Покровительница Амазонок, лесов и луны» - добавила бард.

«А также подруга Зены и Габриэль» - подмигнула шаманке Артемида.

«Что там про сегодня?» - спросила Зена.

«Я могу доставить Габриэль домой прямо сейчас» - сообщила ей Богиня.

«Без Зены?» - мгновенно среагировала бард.

«Габриэль, я здесь слабею с каждой секундой» - призналась Артемида – «Они не почитают мой культ, и мои силы буквально тают. Их хватит лишь на то чтобы доставить тебя домой. Подумай, ты будешь в безопасности».

«Только с Зеной» - категорично заявила Габриэль.

«Родная» - слабо возразила воительница.

«Нет, я провела почти два года вдали от тебя» - также упрямо оборвала её бард. Она напряженно выпрямилась, глаза женщины сверкали, словно бросая вызов.

«Я хочу, чтобы ты оказалась в безопасности, в нашем доме» - попыталась убедить её Зена.

«Я не оставлю тебя» - даже не думала сдаваться бард.

«Артемида, хочу задать тебе один вопрос» - задумчиво произнесла воительница – «Где ты была, когда Габриэль очутилась во владениях Вакха?»

Бард нахмурилась, мысленно обдумывая вопрос и размышляя, хочет ли она сама услышать ответ на него.

«Я с трудом материализовалась здесь. Исцеление Габриэль практически истощило меня» - призналась Богиня – «Простите. Знаю, вы обе рассчитывали на моё появление, но я просто не могла попасть в Царство Духов».

«Я не уеду без Зены. Мне по-прежнему нехорошо, и я хочу, чтобы она была рядом» - продолжала упрямиться Габриэль.

«Прошу тебя, подумай. Это намного безопаснее вашего похода» - мягко убеждала её Артемида.

«Габриэль?» - вопросительно произнесла Зена.

«Нет, только с тобой» - отрезала бард, подбородок женщины принял привычное положение упрямой решимости.

«Она обретет надежную защиту и исцеление, когда вернется в Грецию» - теперь Артемида уже обращалась ко всем – «Мы с Аполлоном присмотрим за ней до твоего приезда, Зена, обещаю».

Глаза барда угрожающе сузились, когда она заметила сосредоточенное выражение лица своей возлюбленной.

«Зена» - предупреждающе процедила она.

Отера и Якут тактично сохраняли молчание, не вмешиваясь в разговор греков.

«Габриэль, они вылечат тебя» - сделала ещё одну попытку Зена, но бард вновь раздраженно оборвала её.

«Я предпочту риск похода по снегу, но не соглашусь на новую разлуку» - твердо сказала женщина.

«Габриэль» - голос Артемиды заставил барда перевести взгляд на Богиню – «Целители не хотели ещё больше травмировать тебя, учитывая твоё эмоциональное состояние… поэтому вы с Зеной пока не знаете, что твои нервные окончания были серьезно повреждены…»

Габриэль опустила взгляд на перебинтованные запястья, в её голосе послышалась растерянность.

«Мои руки?» - прошептала она.

«Если я не доставлю тебя немедленно в Грецию, где Аполлон исцелит твои раны, мышцы окончательно атрофируются, и ты никогда не сможешь пользоваться своими руками» - горько ответила Артемида.

«Тогда забери её» - Зене было непросто произнести эти слова.

«Зена, нет, прошу тебя» - прошептала Габриэль.

«Я последую за тобой так быстро, как только смогу, клянусь» - воительница притянула барда к себе – «Не сдавайся, родная. Всегда помни, я люблю тебя больше жизни».

Прежде чем Габриэль успела сказать хоть что-то в знак протеста, Зена быстро кивнула, глядя поверх головы барда на Артемиду. Все зажмурились, когда комнату озарила яркая вспышка света.

***