Actions

Work Header

Кровавая тьма

Chapter Text

***

Зена была удивлена, застав Габриэль в зале, используемом Амазонками для тренировок, но никак не выразила внешне своего недоумения. Бард нервно вышагивала от одной стены к другой, и, судя по тени печали, которая лежала на её прекрасном лице, мысли женщины были далеко не самыми радостными.

На дворе была середина ночи, и на улице завывала вьюга. Зена встревожилась, проснувшись и обнаружив вторую половину ложа пустующей. Её тревога лишь усилилась, когда прошло несколько минут, а Габриэль так и не вернулась. Зене не понадобилось даже прибегать к своим легендарным способностям следопыта, чтобы узнать, в каком направлении шла её возлюбленная. Воительница без труда разбирала глубокие следы, оставленные бардом в снегу и приведшие её, как ни странно, к тренировочному залу.

Это было трудное время для них всех. Словно повинуясь мысленному призыву о помощи, который, как выяснилось, и вправду посылала им Якут - Зена, Габриэль, Саша, Халльвёр и Эпонин отправились к Амазонкам. Ещё не достигнув деревни, путники были атакованы страшными порождениями тьмы, которые и не давали покоя всё это время северному племени.

Потребовалось немало времени, чтобы одержать верх над обращенными в вампиров Амазонками. Ценой победы едва не стала сама Зена, чудом избежавшая той же страшной участи пополнить ряды упырей. Габриэль удалось покончить с этим кошмаром, лишь вызвав на бой Маттиту, Королеву Вампиров, власть которой она оспорила и которую победила в яростной схватке.

А теперь им предстояло встретиться лицом к лицу с источником этого зла. Снова. Их ожидала схватка с Алти, темной шаманкой из далекого кровавого прошлого Зены.

«Габриэль?» - мягко позвала она.

Бард резко обернулась, и воина постигло ещё большее удивление при виде огненно-красных глаз её возлюбленной и слез, застывших в этих глазах.

«Что случилось?» - прошептала Зена, принимая барда в свои объятия.

«Я не уверена, что смогу снова встретиться с Алти» - призналась Габриэль.

«Понимаю» - кивнула Зена – «Я тоже не горю желанием опять увидеть её».

«Как мы справимся с ней? В прошлый раз я пыталась одолеть её дух, а ты – уничтожить тело» - произнесла Габриэль, позволяя воину увлечь её к одной из скамей, расположенных вдоль стен зала.

«Полагаю, как обычно» - пожала плечами Зена – «Отправимся в царство духов, попытаемся лишить эту тварь равновесия и уничтожить её темную душу».

«Ты ведь ещё не поняла, да?» - Габриэль легонько отстранилась от воина, пристально вглядываясь в лицо своей спутницы. Зена нахмурилась.

«Не поняла чего?»

«Думаю, Якут сразу обо всем догадалась, просто не стала никому говорить» - задумчиво размышляла Габриэль.

«О чем ты? Имеешь в виду Алти?» - Зена не могла понять, к чему клонила её возлюбленная.

«Она применила темную магию, превратившую Маттиту в вампира, намереваясь распространить это зло среди Амазонок» - ответила бард, глядя на хмурое лицо воительницы. Зена сохраняла молчание, размышляя о предавшей племя Амазонке.

Маттита была Вестником Законов, занимая тем самым весьма почетное место в племени, но в своей жажде власти не ограничивалась этим, страстно желая заполучить титул Королевы. Именно она восстала против решения объявить Отеру преемницей Королевы Арджи и принять Габриэль в племя.

У барда отчетливо отпечаталась в памяти битва с Алти, злобная шаманка по-прежнему являлась ей в кошмарных снах, снова и снова принося воспоминания о проклятии Вакха, которая она пробудила в глубинах души Габриэль. Женщина была не в силах противиться этому зову, манящему её с той же силой, что и впервые, когда она укусила Зену. Чтобы спасти барда, Королева Арджа принесла себя в жертву её клыкам, но именно за это уцепилась Маттита, протестуя против вступления Габриэль в племя Северных Амазонок.

Однако все сомнения были сметены появлением на обряде посвящения духа Арджи, которая объявила, что женщина была более чем достойна пополнить ряды её сестер.

Но это не положило конец вражде с Маттитой. Сын Зены, Солан, имел несчастье влюбиться в одну из Амазонок, и Вестница Законов не преминула наказать его, добившись изгнания для обоих возлюбленных. Греки быстро поняли, что Маттита желала лишь одного – избавиться таким образом от Зены и Габриэль, которые бы не оставили молодых наедине с суровой зимой и обязательно последовали бы за ними. В итоге, коварная Амазонка надеялась заполучить в свои руки Сашу, о божественной наследственности которой ей удалось разузнать.

Грекам и молодой избраннице Солана пришлось бежать под покровом ночи, устремившись навстречу зиме и полной неизвестности. Они едва не погибли, став жертвой холода и стрел, которыми провожали их Амазонки, возглавляемые ненавистной Маттитой.

Габриэль могла читать по выражению лица Зены, что она вспоминала те же самые мгновения. Внезапно глаза воина расширились, словно её ослепила какая-то неожиданная догадка. Зена вопросительно посмотрела на свою спутницу.

«Ты не можешь подозревать Арджу!» - усомнилась воительница, реагируя на безмолвный ответ барда – «Она появилась на твоей инициации и лично благословила твоё решение стать частью племени».

«А кто может ручаться, что это не было очередной задумкой Алти?» - горько хмыкнула Габриэль – «Отличный способ привязать нас к Северу, не находишь? Она понимала, что если мы не останемся, то рано или поздно непременно вернемся сюда».

«Думаешь, Алти управляет Арджей? Неужели твой укус мог превратить её в вампира?» - нахмурилась Зена.

«Да, Якут рассказала мне, что любой, павший от клыков вампира в мире духов, остается там навечно» - с сожалением в голосе произнесла Габриэль, до сих пор несшая на своих плечах большой груз вины.

Воительница протянула руку и осторожно смахнула слезу, скатившуюся по щеке барда.

«Ты поэтому так отчаянно не хотела быть принятой в племя?» - мягко заключила она.

«Да, я знала, что не просто убила Арджу, но обрекла её на вечные муки. Её душа оказалась запертой в мире, который подчинялся законам Алти».

«И ты ничего не сказала мне?» - Зена быстро погасила нотки упрека, мелькнувшие в её словах, когда Габриэль прислонилась к воину, сотрясаемая беззвучными рыданиями.

«Я не была уверена» - сквозь слезы прошептала она – «А теперь старые воспоминания, от которых я так тщательно пыталась убежать, снова поднимаются на поверхность… только на этот раз виной тому моё прошлое, а не твоё».

«Не забывай, Алти – часть моего прошлого, так что вина лежит на мне» - напомнила ей Зена.

«Я не уверена, что готова встретиться с любой из них» - повторила Габриэль.

«Мы разберемся, любимая, верь мне» - настойчиво твердила Зена, пытаясь убедить своего барда, вновь лишившегося сна и покоя.

«Знаю, нам придется это сделать. Всё, что угодно, лишь бы избавить мир от Алти» - пробормотала Габриэль – «Похоже, теперь наше прошлое слилось. Два врага. Алти и Арджа. Как же нам остановить их?»

Зена мрачно уставилась в темноту ночи, оставив свою спутницу без ответа. Но не потому что не хотела ещё больше расстраивать барда. В действительности она просто не знала ответа на этот вопрос. Правда состояла в том, что Габриэль уже представляла себе, каким грозным противником была Алти, встречаясь с ней прежде, но ей не пришлось так долго и близко общаться с одержимой властью шаманкой, как Зене в годы её юности. Бард просто ужаснулась бы, узнай она, чего хотело это дитя тьмы и на что оно было способно ради достижения своих целей. Воительница знала, что без колебаний отдала бы свою жизнь, лишь бы не допустить перекройку мира по образу и подобию видения его Алти. Зена лишь надеялась, что у Габриэль хватит силы воли устоять против хитроумных выпадов шаманки, и она не станет жертвой собственных сомнений.

***

Якут обнаружила Зену там же, где воительница, в свою очередь, застала накануне барда. Женщина кружила по тренировочному залу, делая искусные выпады и мастерски уходя от ударов своих противников. Шаманка опустилась на одну из скамей, наблюдая за тем, как Зена разминалась с несколькими воинами из охранного отряда.

Подобно остальным племенам, Северные Амазонки предпочитали использовать для своих тренировок целые площадки под открытым небом, специально разработанные для этого. Но суровые зимние месяца загоняли их в дома, вынуждая оттачивать своё мастерство в более скромном по территории пространстве. Точно так же неблагодарный климат повлиял и на создание изолированной хижины, используемой Амазонками не столько в качестве тюрьмы, сколько для временного заточения своих же сестер, которые теряли рассудок, поддаваясь белому безумию. Некоторым было довольно трудно пребывать долгое время в пространстве, где, куда бы ни бросил взгляд, повсюду был снег.

Якут не удивилась, застав Зену в подобном месте. Ежедневные тренировки были вполне обычным делом для воина, впрочем, как и для большинства Амазонок.

После нескольких резких выпадов и отражения ударов, с использованием двух мечей, которые Зена сжимала в обеих руках, воительница сделала быстрый прыжок и, перелетев, через головы удивленных противников, замерла в оборонительной позе, сосредоточенно взирая на них. За что была тут же вознаграждена дружным рукоплесканием и восторженным свистом пораженных её мастерством Амазонок. Зена расслабилась и встретила усмешкой столь шумный восторг.

Амазонки разбились по парам и продолжили свою тренировку, в то время как воительница подхватила предложенное ей полотенце и опустилась, вытирая лицо, возле шаманки.

«Что скажешь, Якут?»

«Нам предстоит встреча с Алти» - без предисловий начала Амазонка.

«И Арджей?» - рискнула вставить Зена. Ответом ей стал печальный кивок Якут.

«Габриэль догадалась?» - спросила она.

«Да» - подтвердила её предположение Зена.

«К сожалению, это так. Нам придется иметь дело с ними двумя и чем быстрее произойдет эта схватка, тем лучше. Мы должны одолеть их, прежде чем им удастся нарастить свою мощь, особенно сейчас, когда Алти утратила власть над вампирами» - убежденно произнесла Якут.

«Знаю» - пробормотала погруженная в свои мысли Зена.

«В чём дело?»

«Габриэль полна сомнений, она не уверена, что готова к этой встрече» - призналась воительница.

«Мне понятны её чувства, но мы должны действовать» - холодно возразила шаманка – «Ты знаешь, Алти не сдастся, а промедление для нас сейчас – непозволительная роскошь».

«Знаю. Но любое сомнение или страх в Царстве Духов чреват смертельной опасностью, и тебе это известно так же хорошо, как и мне» - противостояла ей Зена.

«И как ты предлагаешь поступить? Оставить Габриэль здесь, в мире живых?»

«Нет, она не из тех, кто привык прятаться за спинами других и бежать от опасности» - нахмурилась Зена.

«Завтра ночью полнолуние. Нам нужно спешить, прежде чем луна пойдет на убыль, даруя отрицательную энергию служителям тьмы» - гнула свою линию Якут.

«Ну, хорошо, мы сделаем это завтра, даже если Габриэль ещё не чувствует, что готова» - в голосе воина послышались ледяные нотки – «А как быть с тобой, Якут?»

«В каком смысле?» - нахмурилась шаманка.

«Ты изменила своё отношение к Габриэль. Я хочу знать, почему. Что происходит?» - Зена испытывающе посмотрела на женщину, сидящую рядом с ней.

«Не понимаю, о чем ты» - съежилась под её взглядом шаманка.

«Понимаешь. Я заметила эту перемену. Думаю, она тоже» - настаивала Зена – «Я должна быть уверена, что ты сможешь переступить через это и с твердостью выполнить роль нашего проводника. От этого зависит судьба наших душ».

Якут опустила глаза. Казалось, какое-то время она размышляла над словами воина. Прошло несколько долгих минут, прежде чем она снова посмотрела на свою собеседницу.

«Ну, хорошо, я признаю твоё умение читать чужие души» - тихо вымолвила она – «Да, это правда. Моё отношение к Габриэль переменилось, и это произошло после нападения вампиров. Скажем так, она предстала передо мной в ином свете».

«Мне странно это слышать. Ты была одной из немногих, кто задолго до столкновения с Маттитой знал о потребности Габриэль в крови» - возразила Зена, всеми силами стараясь сдержать свой гнев. Да, речь шла о второй половинке её души, о Габриэль, но воительница напомнила себе, что сама завела этот разговор.

«Всё верно, но после этого из меня пили кровь и насиловали в течении двух недель!» - рявкнула Якут. Обычно столь невозмутимо-спокойные черты исказила маска ярости – «Ночь за ночью! И каждый раз кто-то новый, чтобы я не могла обратиться! Нет, Маттита не хотела моей смерти! Я нужна была ей живой, чтобы она могла упиваться моими страданиями! Может, ты и не помнишь, что происходило с тобой, а вот меня она заставила помнить каждое мгновение, проведенное в плену у этой твари!»

«Как ты можешь сравнивать их? Ты знаешь, что Габриэль не такая!» - воскликнула Зена, кулаки воина сжались в бессильной ярости.

«Знаю» - кивнула Якут, её голос был по-прежнему полон горечи и гнева – «Но одно дело знать что-то, а другое – чувствовать. Вот скажи, Габриэль знает, что ты не понимала, что происходит с тобой, и не помнила о случившемся, но неужели этот факт настолько успокоил её, что она тут же позабыла о том, как кто-то вонзался зубами в твою шею и бог знает что ещё творил с твоим телом?»

Глаза воина гневно сузились, и она ощутила, как растет в ней ярость, набирая обороты и готовясь вырваться наружу. Но Зена подавила её в себе, разжав побелевшие от напряжения пальцы и мысленно заставив себя успокоиться. Спустя несколько мгновений она неохотно кивнула: «Да, мы говорили об этом. Она всё понимает и прощает меня, но это безусловно беспокоит её».

«Зена, я хочу, чтобы ты знала главное – я буду с вами, когда вы пересечете грань реальности и вступите в Царство Духов» - твердо произнесла шаманка – «Я клянусь, что умру за любую из вас. И ничто не в силах изменить этого».

«Хорошо» - кивнула Зена, внезапно ощутив чудовищную усталость. Воительница сама гадала, оправилась ли она до конца от столь недавнего столкновения с вампирами. Её весьма волновала эта неминуемо приближающаяся битва – «На самом деле никто из нас не готов к этому» - пробормотала она.

«Нет. Но мы должны помешать Алти, прежде чем ей удастся обрести достаточно силы в любом из миров» - не унималась Якут.

«Знаю, знаю» - печально ответила Зена.

***

Зена бесшумно приблизилась к своей возлюбленной, которая молчаливо наблюдала со стороны за танцующими Амазонками. Она стояла за чертой круга, образованного их разгоряченными телами. Барабаны отбивали знакомый такт, который обычно увлекал барда в общее состояние легкого транса.

Но Зена чувствовала, что сегодняшняя ночь была не одной из таких. Её руки скользнули вдоль бедер барда, привлекая её к себе. Воительница ощутила напряжение, сковывающее женщину.

Обычно Габриэль наслаждалась ритуалами, проводимыми Амазонками, особенно плясками и музыкой, которые их сопровождали. Якут была облачена в свои одежды шаманки и колебалась в такт ударам, стоя возле огромного костра, разведенного в самой середине площадки, охватившей всё действо. Несколько Амазонок расположились вдоль круга, готовые встать на защиту тех, кто намеревался переступить порог Царства Духов, оставив свои тела позади, в мире живых. Зена заметила Сашу, сидящую возле бьющих в барабан и также готовую направить свою энергию в общее русло, дабы оградить переходящих рубеж.

«Ты в порядке?» - губы воина коснулись уха барда.

«Нет» - призналась Габриэль – «Зена, я не смогла противостоять чарам Алти в прошлый раз. Это стоило Ардже жизни, и я боюсь, что следующей жертвой можешь оказаться ты. Я не вынесу этого».

«Ты не в ответе за Арджу. Вся вина лежит лишь на Алти» - возразила Зена.

«Она умерла от моих клыков. Именно я превратила её, подобно тому, как сделала это когда-то с тобой в пещере Вакха» - с горечью противостояла ей бард.

«Но ты приняла эту часть своей сущности и одержала над ней верх!» - убеждала её Зена – «Вспомни, как ты страдала от жажды, но не тронула ту девушку. Ты сражалась и не позволила впустить в свою душу тьму!»

Габриэль промолчала, думая о чем-то. Память снова вернула её в то время, когда она оказалась в плену у злобного мага, который буквально довел барда до безумия, пытая её жаждой крови. Намереваясь превратить женщину в покорную рабыню тьмы и подчинить её своей воле, он подверг её страшному испытанию. Бард вынуждена была сражаться с чудовищным желанием вонзить свои клыки и испить кровь молодой девушки, носящей в своём чреве невинное дитя. Маг рассчитывал использовать это в своей черной магии. Но Габриэль сражалась со своим голодом.

Внезапно женщина покачала головой, словно ведя мысленный спор сама с собой: «Ты помнишь, как ворвалась в комнату араба и застала меня с той девушкой?» - глухо произнесла она.

«Да. Ты была полностью во власти Вакха, твои глаза светились безумием, но ты не трогала её, а напротив пыталась защитить» - убежденно ответила Зена.

«Благодаря тебе» - прошептала Габриэль, прикрывая глаза и до боли сжимая челюсть.

«Не поняла» - на этот раз лицо Зены отразило её растерянность.

«На самом деле я была уже готова вонзить в её шею свои клыки, у меня не осталось в голове ни одной здравой мысли и меня больше не волновало, что происходило вокруг. Но в какой-то момент я услышала твой боевой клич, и он заставил меня вернуться» - пояснила Габриэль, пытаясь совладать с сердитыми слезами, застилающими ей глаза – «Это была не моя сила, а твоя».

«Да, как ты не понимаешь, это всё равно сделала ты и никто иной» - Зена уже не знала, как убедить барда – «Узы, связывающие нас, твоя любовь ко мне и моя к тебе, они оказались сильнее той тьмы, в которую ты была погружена. Если бы свет не удерживал тебя сильнее, чем мрак, ты бы никогда не услышала моего голоса».

«Но несмотря на это я потерпела поражение, убив Арджу» - горько сказала Габриэль – «Давай просто покончим с этим».

Зена нахмурилась, когда женщина вывернулась из её объятий и шагнула в круг, миновав танцующих и остановившись напротив Якут. Она опустилась на землю, заняв своё место возле костра.

Зена слабо улыбнулась, заметив Сашу, которая быстро приблизилась к ней и порывисто обняла. Не разжимая рук, обвивших талию воина, девочка посмотрела сквозь языки пламени на женщину, которая стала для неё второй матерью.

«Она не готова» - мягко произнесла Саша.

«К этому никогда нельзя быть готовым» - мрачно ответила Зена – «Но мы должны остановить Алти. Поверь, она, не задумываясь, уничтожит весь существующий мир, если решит, что это наделит её большей силой и позволит отомстить. Габриэль уже сражалась с ней прежде и сейчас гораздо лучше сможет сопротивляться проклятью Вакха. Не думаю, что Алти решит снова прибегнуть к нему. Это даст Габриэль преимущество, которое так необходимо нам в борьбе с Алти».

«Но меня по-прежнему не оставляет чувство тревоги» - по-взрослому серьезно сказала Саша – «Будьте осторожны!» - умоляюще добавила она.

«Обещаю, дорогая» - улыбнулась Зена, оставляя легкий поцелуй на её щеке.
___________

Габриэль была вынуждена признаться себе, что не просто волновалась, она была напугана.

Женщина глубоко дышала, когда Зена опустилась рядом, усаживаясь возле неё. Габриэль прикрыла глаза и постаралась очистить от мыслей свой разум, позволяя барабанной дроби наполнить себя. Она послушно приняла протянутый ей сосуд и выпила половину содержимого. Кто-то осторожно высвободил его из рук женщины, и она тут же начала раскачиваться в такт несмолкающих ударов. Габриэль знала, что чаша уже должна была перейти в руки Зены.

Бард пыталась успокоиться. Воительница была права, она сражалась с тьмой, используя свой собственный внутренний свет, которым была наделена, будучи дочерью Аполлона, Бога Солнца и Врачевания.

Габриэль ощутила, как специальные травы, подмешанные в выпитый ею чай, начали, наконец, действовать. Женщина позволила себе подчиниться барабанной дроби и монотонному пению, которые, казалось бы, окутывали её со всех сторон, погружая в транс. Затем бард распознала на ощупь ещё одну чашу, внезапно оказавшуюся в её руках. Она тут же почувствовала, как удлинились её клыки, которых достиг запах крови. Габриэль пришлось напрячься, чтобы вернуть их на место, скрыв от посторонних глаз.

Бард без труда проглотила половину предложенной ей крови, которая, как она знала, принадлежала убитому ранее оленю. Вторая половина жидкости снова перекочевала к воину, повторяя историю с чаем.

Габриэль почувствовала легкое головокружение. Казалось, всё у неё в голове перемешалось. Закрытые глаза тоже не помогали избавиться от пестрых образов, с бешеной скоростью сменявших друг друга в её сознании. Цвета перетекали из одного в другой, оглушая барда точно так же, как рев, стоящий в этот момент в её ушах. Габриэль знала, что подобное состояние ознаменовало её переход в Царство Духов.

Когда она «погрузилась», то явственно ощутила присутствие духа Зены, парящего рядом с ней, и знакомое тепло Саши, окутывающее их обеих. Одаренная Богами девочка служила тем якорем, который был призван удерживать воина и барда в мире живых.
__________

Зена открыла глаза и не удивилась, увидев над собой безжизненно-серое небо, лишенное каких-либо цветов. Голова воина качнулась в бок, и её взгляду предстало бескрайнее поле, сотканное из травы, чей изумрудный оттенок был столь резок, что бил по глазам. Даже птиц не было слышно, и тишина буквально оглушала. Зена закрыла глаза, поскольку все цвета и оттенки смешались, завертевшись в головокружительном водовороте, словно намереваясь свести её с ума.

Когда она всё же рискнула ещё раз открыть глаза, то окружающий её мир вновь приобрел естественные краски.

Воительница встряхнула головой. Прошли годы с момента её последнего перехода в Царство Духов. В душе она всегда сожалела о том, что позволила Габриэль одной отправиться в это путешествие и встретиться с Алти и духами умерших Амазонок, но кому-то было необходимо позаботиться о смертном теле шаманки, покончив с его земным существованием. Теперь Зена рассчитывала на то, что Алти по-прежнему будет недооценивать возможности барда, как она это сделала прежде.

Зена пыталась рассказать Габриэль о том, как гордилась ей, но это было практически невозможно с тем чувством вины, которое бард приписывала себе за смерть Арджы. Габриэль пришлось сразиться с Сайан, легендарной Королевой Северных Амазонок. Единственным, кому удавалось когда-либо одолеть её в бою, была Зена. Приняв вызов и вступив в схватку с Сайан, Габриэль едва не лишилась жизни, однако сумела одержать верх над столь искусным воином, каким была знаменитая Королева. Это оказало огромное впечатление на Зену.

Воительница осмотрелась и заметила Габриэль, стоящую на четвереньках в нескольких шагах от неё. Женщина опиралась на руки и колени, тряся головой. Зеленые глаза, наконец, оторвались от земли и устремились навстречу синим, на губах барда мелькнула легкая улыбка.

Но в следующее мгновение Габриэль вскрикнула от неожиданности, когда большой энергетический шар врезался в траву, всего в нескольких дюймах от её рук.

Зена резко дернулась и крутанулась назад, чтобы увидеть Алти. Шаманка выглядела гораздо моложе и намного опаснее, чем тот образ, который хранился в памяти воина. Темная служительница мрака возвышалась над головами гречанок, с легкостью балансируя на ветви большого дерева, расположившегося по соседству. Алти расхохоталась и запустила ещё один энергетический шар в сторону барда. Габриэль пришлось откатиться в сторону, чтобы избежать смертельной угрозы.

Зена оскалилась, посылая свой шакрам, но Алти лишь повела рукой, и он тут же изменил траекторию, вернувшись обратно. Воительница поймала его, гневно сузив глаза.

Следующий энергетический разряд застал Габриэль врасплох, откинув её к дереву. Женщина со всего размаха врезалась в ствол и скатилась вниз, отчаянно тряся головой.

Зена издала свой знаменитый боевой клич и устремилась навстречу шаманке. Законы природы обычно уступали, если дело касалось Зены и её мастерских прыжков, но в этом мире таких законов даже не существовало. Поэтому воительница без труда перелетела по воздуху, держа в вытянутой руке шакрам и целясь им прямо в шею ненавистной Алти.

***

Взгляд Габриэль наконец приобрел ясность, и она увидела Зену, летящую по направлению к Алти. Шаманка расхохоталась и сорвалась с дерева, устремляясь навстречу воину. С широко расставленными пальцами, украшенными на концах острыми ногтями, она была похожа на хищную птицу, готовую сцапать свою добычу.

Глаза барда опасно сузились, и она быстрым движением выхватила саи, намереваясь броситься на помощь своей возлюбленной. Однако что-то удержало её на месте, обхватив сзади. Женщина почувствовала когти, скользнувшие по её плечам в попытке разорвать кожаные одежды барда. Сейчас Габриэль была благодарна тому, что её привычный топ, едва прикрывающий хоть что-то, был заменен на прочную кожаную тунику, которую носили большинство её северных сестер.

Габриэль заглянула в лицо нападающего, который поднял её над землей и держал в воздухе. Им оказалась Арджа. Бард вонзила в вампира свои саи, и бывшая Амазонка вскрикнула, хватаясь за живот и понимая, что ранившее её оружие было сотворено из дерева, а значит, смертельно опасно для неё.

Арджа выпустила женщину из рук, и Габриэль с глухим стуком ударилась о землю. Она взвыла, упав на руку, и тут же ощутила обжигающую боль, разлившуюся по всему телу.

«О, нет. Только не снова!» - пробормотала она, вспоминая сломанные ребра, за которые ей следовало благодарить Ареса, похитившего барда и заточившего её в Тартар, где она не могла прибегнуть к своим способностям к самоисцелению, а значит спокойно истечь кровью. Помотав головой, чтобы отогнать дурные воспоминания, женщина откатилась в сторону. В тот же момент на месте, только что занимаемом бардом, оказалась Арджа, с шумом приземлившаяся возле неё.

Габриэль крутанулась и быстро отразила удар бывшей Королевы Северных Амазонок, которая пыталась снова вонзить в неё свои чудовищные ногти. Теперь уже обе женщины катались по земле, нанося яростные удары друг другу. Вампир, невольно оказавшийся на стороне тьмы, и наполовину вакханка, которая так отчаянно не хотела выпускать из своей души свет.

Габриэль всеми силами боролась с искушением прибегнуть к силам, которым наделяло её наследие Вакха, в то время как Арджа не брезговала ничем, готовая применить и свои клыки, и острые ногти. Всё-таки не совладав с собой, Габриэль ощутила, как удлинились её собственные клыки, а глаза ярко вспыхнули, меняя свой цвет с зеленого на огненно-желтый. Женщина отбросила вампира в сторону и откатилась на несколько шагов от неё.

Воспользовавшись этой паузой, чтобы отдышаться, Габриэль стукнула кулаком по земле, вымещая свой гнев и бессилие. Арджа расхохоталась, глядя на барда. И этот дьявольский смех был быстро подхвачен Алти, которая продолжала сражаться с Зеной.

«Что такое, Габриэль?» - прошипела Арджа – «Не нравится дело собственных рук? Или может мне следовало бы сказать … клыков?»

Бард колебалась, не решаясь запустить в вампиршу свои саи. Чувство вины не покидало её. Мучимая сомнениями, женщина обернулась, чтобы посмотреть на Алти и Зену. Они по-прежнему сражались, не уступая по силам друг другу. Габриэль сжала пальцы, будто утверждаясь в своём решение. С жестким выражением на лице она снова повернулась к Ардже, готовая пустить в ход свои смертоносные клинки, но внезапно замерла на месте, словно парализованная.
__________

Два яростных крика, вырвавшихся из горла шаманки и воина, слились в один, когда две женщины, бывшие некогда союзницами, вновь столкнулись в воздухе. Алти удалось избежать удара легендарного шакрама, и она вцепилась одной рукой в запястье воина, в то время как вторая рука шаманки сжала шею Зены.

Королева Воинов зарычала, чувствуя явное превосходство Алти, которая, казалось, без труда вела бой в воздухе. Для неё же эта стихия была непривычна. Зена желала ощутить под ногами ветвь дерева или твердую землю, чтобы избавиться от железной хватки шаманки. Но вместо этого женщина взвыла от боли, когда обе противницы со всего размаха врезались в дерево. Спина воина едва избежала участи быть пронзенной острым суком, заметно выдающимся вперед.

Глаза Зены расширились от боли, но тут же сузились от ярости при звуках смеха Алти, неприятно наполнивших всё пространство, окружающее их. Почувствовав, наконец, под своими ногами опору, воительница выгнулась, пытаясь отбросить от себя шаманку и разжать пальцы, впившиеся в её горло.

Затем последовала серия кулачных ударов, которые мелькали в воздухе слишком быстро, чтобы их можно было различить. Обе женщины сражались за превосходство, стараясь одолеть противника. Наконец, Зене удалось выкрутить руку Алти, которой та удерживала запястье воина. Раздался легкий щелчок, и женщина хищно улыбнулась, услышав громкий вопль шаманки.

«В чем дело, Алти?» - прошипела Зена, когда они вновь сократили расстояние, замерев на уровне вытянутых рук. Теперь уже обе женщины держали друг друга за горло, с ненавистью впиваясь в глаза одна другой – «Не любишь боль? Так же сильно, как и в том мире, куда тебе уже никогда не суждено вернуться?»

«Зена, ну почему ты продолжаешь противиться своей судьбе? Я много раз повторяла, что твоё будущее – быть Разрушителем Наций. Только представь, сколько власти и силы ты обретешь, направив свои способности в это русло» - сладко промурлыкала Алти.

«Я нашла им лучшее применение» - холодно проронила Зена, но в следующее мгновение вскрикнула от неожиданности и бессильной злости, когда Алти порывисто притянула её к себе и прижалась ртом к губам воина.

«Прекрати сражаться с этим, Зена» - на лице шаманки появилась довольная ухмылка – «Я по-прежнему могу помочь тебе изменить свою судьбу и воплотить в жизнь все твои самые потаённые желания».

«Никогда!»

«Тогда взгляни, что тебя ждёт!» - взревела Алти, усиливая свою хватку на шее воина. Голова Зены откинулась назад и затряслась, поскольку её сознание наполнили неведомые образы, мелькавшие быстрой чередой отрывочных картин в мозгу женщины.

Габриэль, распластавшаяся на полу пещеры, с костью дриады, которая торчит из её сердца, и Зена, лежащая рядом с ней, покрытая кровью и не подающая никаких признаков жизни.

Солан, с изумлением взирающий на оперение стрелы, которая торчит из его груди.

Габриэль, её голова запрокинута, лицо облито потом, а с уст срывается громкий крик боли…

Зена зарычала от ярости и со всей силы ударила Алти кулаком в лицо. Шаманка пролетела несколько футов, врезавшись в дерево и едва миновав острый сук.

Зене уже порядком надоел этот фокус. Она знала, что Алти по-прежнему пыталась сыграть на чувстве вины, которую воительница ощущала после истребления Северных Амазонок. И эти острые суки, коими изобиловал ствол дерева, были призваны напомнить Зене картины её кровавого прошлого.

Воительница уже была готова снова броситься на Алти, когда её взгляд вдруг упал на Габриэль. Зена видела, что она была цела и невредима, но что-то в поведение возлюбленной заставило женщину насторожиться. Габриэль не шевелилась, её взгляд, словно завороженный, был устремлен куда-то вдаль.

«Габриэль!» - позвала Зена, слуха которой лишь сейчас коснулись звуки монотонной дроби и невнятных песнопений, которые уже давно слышала бард.

Зена узнала этот напев, он встречался ей прежде.

«Нет!!!» - воскликнула воительница, заметив, как Габриэль безвольно разжала пальцы, выпуская деревянные саи.

Лес Вакха, пещера Вакха – вот где Зена слышала этот призывный напев.

Арджа посмотрела на воина и наградила женщину презрительной ухмылкой, после чего шагнула к Габриэль, которая больше не сопротивлялась.

Зена выхватила шакрам, готовая обезглавить вампира, но пошатнулась и упала, больно ударившись о землю, когда один из энергетических шаров Алти настиг её врасплох. Воительница быстро поднялась, стиснув зубы от боли. Она глянула в сторону барда и увидела, как Габриэль прикрыла глаза и запрокинула голову назад, к Ардже, которая переместилась ей за спину.

«Габриэль! Борись!» - кричала Зена, перекатываясь из одной стороны в другую, чтобы избежать энергетических разрядов Алти, которыми та без остановки забрасывала её.

Арджа обхватила барда руками и с легкостью поднялась вместе с ней в воздух. Крики Зены были встречены зловещим смехом, который сотрясал вампиршу, уносящую свой заветный трофей.

***