Actions

Work Header

Научи меня

Work Text:

Иногда Пирс смотрит так, будто знает. Брок уверен, что Джек в отчете наврал что-то невнятное о том, где его подобрал. Брок уверен, что нет никаких доказательств, что он был на той базе и вообще знает о существовании сети работорговцев. Но Пирс смотрит так, будто знает. Будто сам лично продавал Брока с его сослуживцами в той пустыне.

Брока никто не спрашивает, потому что за него отвечает его альфа. Брока не отправляют на терапию, потому что его альфа подтвердил, что у Брока все в порядке с рассудком. Даже обязательные медосмотры проходят в присутствии Джека. Броку неуютно даже от присутствия врача, но в первый раз его накрывает такой паникой, что от прыжка в окно прямо с гинекологического кресла его останавливает только Джек. Он бы вообще не ходил на осмотры, но тут уже выкрутиться не получилось, так что теперь он просто ходит туда с альфой. Точнее, альфа его туда водит. Хорошо, что не на поводке.

В его присутствии уйма плюсов. Когда надменная бета, посмотрев на Брока поверх края очков, повернулась к Джеку и сказала, что им стоит завести ребенка в ближайшее время, у Брока внутри все сжалось. Видимо, не только внутри, потому что Джек погладил большим пальцем стиснувшую его ладонь и молча протянул подписанный им бланк-запрос на предоставление его омеге армейских супрессантов - с повышенным сроком действия и убойными побочными эффектами. Брок детей никогда не хотел. Он в жизни не признается об этом бабушке, но Джек откуда-то знает об этом. Иначе бы попросил о более мягких гражданских лекарствах. Или нет. Брок еще не научился читать его мысли, хотя и уверен, что альфа делает это безо всяких усилий.

Может быть, Пирс не продавал Брока работорговцам. Может быть, он на всех так смотрит. Может быть, он просто старый извращенец.

Броку двадцать шесть, ему даже Джек кажется слишком старым. Брок солдат. Брок омега. Брок связан с альфой, который тоже солдат. Брока приписывают к его отряду. Оказывается, Джек не супер-шпион, не волк-одиночка, выполняющий исключительно задания под прикрытием. У него есть такой же отряд, как был у Брока. Они точно так же тренируются, ржут друг над другом в раздевалке, пьют в баре в свободные вечера и соревнуются, кто кого переиграет в дротики. В отряде даже есть другие омеги. Брок словно возвращается на прежний маршрут своей жизни. Если стереть из памяти чудовищный месяц плена в пустыне, можно сделать вид, что он отправился в тур, познакомился там с Джеком, вернулся обратно повязанной омегой, и его бабушке теперь не будет стыдно за него перед соседями. Жалко, что не существует машины, способной стирать память.

Джек помогает Броку бороться с кошмарами, но, может быть, он был не прав, запретив ему ходить на терапию. Брок тренируется как проклятый, карабкается по карьерной лестнице, занимает себя как может, лишь бы не замирать на одном месте дольше, чем на пять минут, потому что тогда он проваливается. Он знает, что об этом надо кому-то сказать, хотя бы Джеку, но. Но.

Жизнь дома сделала его беспечным. Жизнь под боком у альфы. Под горячим, твердым, непробиваемым боком альфы. Брок облизывает губы. Он знает, что влюбляется в Джека. Он знает, что половина этого чувства построена на безграничном чувстве благодарности. Если не семьдесят процентов. Девяносто? Не сто точно. Потому что Джек красивый, Джек заботливый, Джек альфа, Джек потрясающий оперативник, Джек невероятно профессионален, Джек вкусно готовит, у Джека завораживающий хриплый голос, Джек так улыбается, что у Брока переворачивается все нутро.

Ладно, на благодарность приходится половина его чувства влюбленности. Вторая половина - только на то, что Джек это Джек. У Брока не было ни единого шанса устоять, если бы они познакомились при обычных обстоятельствах. Иногда он даже боится, что Джек вообще на него не обратил бы внимания, если бы они просто пересеклись где-то на базе. Это не важно. Он уже принадлежит Джеку, и тот сможет избавиться от Брока, только убив, а это не страшно. Страшно, что Брок так проваливается в альфу, что без него скоро не сможет даже дышать. Брок несколько раз проверяет дату годности на супрессантах и даже оттаскивает пару таблеток в лабораторию к знакомой омеге с просьбой проверить, не пустышка ли это, слишком напуганный шквалом эмоций, накрывающих его, когда Джек оказывается рядом. Не пустышка. И от этого еще страшнее.

Брок молод, глуп и беспечен. Травмирован и сломан, перекроен Джеком под себя и не осознает этого. Не чувствует, что каждый его вдох контролируется альфой, что каждый удар его сердца принадлежит альфе. Брок только учится. Бабушка была бы недовольна его успехами, но тут уж только ее вина - она была слишком современной и продвинутой, и не рассказывала, как правильно быть омегой. Брок учится быть омегой на своих ошибках. Он жалеет, что нет учебников вроде "Альфа для чайника, или как не облажаться в медовый месяц". Он не знает, радоваться или нет, что из них двоих хотя бы Джек понимает, что делает, потому что сам Брок в большинстве случаев все делает неправильно. Джек никогда не говорит, что и как надо сделать, он ждет, пока Брок облажается, а потом мягко показывает, как было надо. Брок быстро запоминает, но ему стыдно, что он не сделал этого с самого начала, что Джек не предупредил его, чтобы он не чувствовал себя таким никчемным. Это не касается их работы, и от этого Броку еще обиднее, потому что он ставит работу и отношения с Джеком на одном уровне. Ему хочется быть успешным и там, и там. Может быть, у него получится. Лет через сто.

*
Тяжелая ладонь Джека резко опускается на задницу Брока, заставив все тело всколыхнуться от обжигающей боли. Брок всхлипывает, стискивает в пальцах штанины Джека, но не протестует. Он знает, что Джек в бешенстве, чувствует это по связи, чувствует это в его запахе, в резких выдохах через нос. Джек взбешен настолько, что Брок боится, что он его покалечит. Да, он по глупости подставился на операции и чуть не убился, но одно дело - умереть в бою, пьяным от адреналина, а другое - пополнить списки жертв домашнего насилия. Бабушка убьет Брока, если он доведет Джека до этого. Бабушка никогда не порола Брока. Зря, наверное.

Брок вздрагивает от каждого жестокого удара и плачет, не скрываясь. Джек при всей своей молчаливости и замкнутости ненавидит, когда молчать и замыкаться пытается Брок. Если показать ему, как Броку стыдно и больно за свой идиотизм, он быстрее успокоится. Брок знает, что Джек волнуется за него. Он знал, что так может случиться, но, что греха таить, - он не надеялся выбраться из той заварушки живым. Не учел, что альфа вытащит его за шкирку. Джек не любит терять свое. Джек вытащит его за шкирку с того света, Броку давно пора это выучить.

От очередного удара Брок воет на одной ноте, срываясь в обещания, что больше так не будет. Его альфа расстроен, и Броку отчаянно плохо от этого, от того, что он вынуждает альфу наказывать его, что Джеку приходится причинять ему боль. Брок рыдает в голос, заливаясь слезами. Он никчемная омега. Джек хлопает его в последний раз, совсем легко, словно ставя точку в порке, переворачивает, затаскивает к себе на колени и позволяет Броку вцепится в себя, заливая слезами рубашку. Огромные руки надежно прижимают Брока к широкой груди.

Джек жестокий. Джек не любит быть жестоким. Брок хороший солдат, он все сделал, как было приказано, он выполнил задание, но ему стоило вести себя осмотрительнее, чтобы Джеку не пришлось быть таким жестоким. Брок сорванным голосом обещает быть осторожным, внимательным и предусмотрительным. Брок обещает не подставляться под пули. Брок много чего обещает, пока Джек оглаживает горящие ягодицы шершавой ладонью, растирая боль и превращая жар от нее в тянущее живот желание. Брок со стыдом понимает, что начинает течь. Он не знает, может быть, его тело пытается задобрить альфу и предлагает себя под его узел. Может быть, он просто течет отовсюду - его нос и глаза просто в ужасном состоянии. Как и рубашка Джека.

Брок с холодеющим сердцем думает, не довел ли он Джека до того, что тот откажется спать вместе ним. Брок отвык от кошмаров и холода.

Джек не любит быть жестоким. Нажав подушечкой среднего пальца на дырку Брока и почувствовав собравшуюся там влагу, он с легкостью встает с дивана и относит омегу в постель, раздевается и вяжет его. У Брока горит задница от порки, и ему стоило бы приложить лед к избитым ягодицам, на которых наверняка будут синяки (над которыми наверняка будут неделю ржать в раздевалке). Но.

Джек ложится с ним в постель и вяжет его, потому что Джек любит быть заботливым. Вбить в шальную голову Брока немного здравого смысла - это забота. Вбить в задницу. И затолкать узел в ту же задницу - тоже забота. Брок стискивает ладони на обнимающих его руках, чтобы Джек не вздумал отстраниться. Он охрип извиняться, но все равно шепчет еще одно "Прости". Джек касается губами его макушки и сжимает его крепче. Джек не любит терять свое.