Actions

Work Header

Провокатор

Work Text:

– Знаешь, Савада Цунаеши, – Мукуро говорит липким, как патока, голосом, и Цуне очень хочется оказаться от него подальше, но он лишь на секунду прикрывает глаза дольше обычного, продолжая вести машину.
– У тебя очень красивые пальцы, – продолжает Мукуро, – и кольца смотрятся на них… эротично.
Цуна ненавидит поездки с Мукуро. И ведь уговаривал себя, что можно было взять Хром. Всего-то нужно было дать отпор чужому иллюзионисту, вздумай тот пошутить с ними шутки. Семья дона, к которому они ездили на праздник, восемнадцатилетние его дочери, что ли, была не слишком дружелюбно настроена к Вонголе. Но не пригласить не могу.
– Скажи, Цунаеши, а долго с них очищать кровь? – Мукуро отодвинул сиденье и закинул длинные ноги на бардачок. Голос у него был все таким же медовым, словно происходящее его возбуждало. Хотя, кто его знает? Наверное, пора начать больше интересоваться личной жизнью своих Хранителей.
Проблема же была даже не в блядском Мукуро, и не в неведомом иллюзионисте, которого, кстати, просто не было. Зато был сопляк, из приглашенных, имевший зуб на Цуну.
Так что эта проблема лежала на заднем сиденье, ибо в багажник не поместилась. Машина принадлежала Мукуро, и в ней на удивление было много всякого хлама, о предназначении которого, Цуна предпочел не думать.
В салоне стоял сладковатый запах крови и смерти. К слову, Мукуро не приложил ни капли усилий, чтобы спасти своего босса. Но зато с интересом наблюдал в сторонке, попивая шампанское. И как итог Цуна получил разбитые костяшки пальцев, синяк где-то на пояснице, судя по ощущению, и ободранную скулу. Можно было все закончить быстро, но не хотелось, чтобы на их потасовку сбежалась куча народа.
– От тебя никакой пользы, – зло выдавил Цуна, сворачивая на дорогу ведущую в лес. Местность была не слишком знакомая, но впереди не маячило ни одного огонька, так что и домов быть не должно. Только черные стволы и уходящая во мрак грунтованная дорога, которая с каждым метром становилась все хуже.
– Если мы сейчас врежемся в дерево, – холодно произнес Цуна, – то по инерции твое тело будет отброшено вперед, а колени – наоборот, чтобы смягчить удар – ты их согнешь.
– И? – с интересом спросил Мукуро.
– Ты сломаешь себе переносицу, как минимум. А еще осколки кости могут войти в твой мозг, и ты получишь своеобразную лоботомию.
– А я считал, что ты только о птичках и рыбках думать умеешь, – хмыкнул Мукуро, и добавил таким тоном, что встало, наверное, даже у невезучего убийцы сзади, – но ты так приятно меня удивил.
«Надо избавиться от трупа» – как мантру твердил Цуна. Вокруг них был лес, такой темный, как любят описывать в страшных сказках.
Они остановились. Цуна специально резко дал по тормозам, доказывая Мукуро, что сказанное им ранее – не выдумки. Но тот лишь хрипло рассмеялся.
– Конец пути? А, Савада?
Цуна никогда не думал о мужчинах в эротическом ключе. Как-то в голову просто не приходила такая мысль. Да и Мукуро особого интереса к нему не проявлял. Доставать – доставал, но не так, как в этот раз. Может быть, и сейчас он просто издевался таким образом, конечно. То, что Мукуро мог спокойно выходить за рамки любых приличий знали все.
– Выкидывай, – скомандовал Цуна, выравнивая дыхание. – Звери сожрут, а от города мы далеко, вряд ли кто-то сюда придет. Если только туристы.
– Я могу сделать так, чтобы и их сожрали звери, – Мукуро ласково улыбнулся. – Тебе бы понравилось на это смотреть?
– Иди, давай, – буркнул Цуна, закатывая глаза.
Труп не отличался большой комплекцией, так что Мукуро довольно легко выволок тело, запеленатое в простыню, и бросил под ближайшее дерево. И, вернувшись в салон, Мукуро положил свою ладонь поверх руки Цуны, не давая повернуть ключи.
– Тебе. Бы. Понравилось. – Отчеканил он, и правый глаз вспыхнул красным. Из-за кустов и деревьев медленно выходили черные волки со светящимися глазами. Цуна подметил интересный эффект. Хоть тьма вокруг стояла такая, что можно выколоть глаз, этих тварей было видно хорошо. Они принюхивались, водили мордами из стороны в сторону и скалили пасти, подбираясь к телу.
– И что мешает тебе натравить их на меня? – с внезапным озарением спросил Цуна.
– Ничего, так что просто не стоит выходить из машины. – Легко ответил Мукуро. – Но ты зря беспокоишься. Мне нужно твое тело. В хорошем состоянии, и без поддерживаемых иллюзиями органов.
– Намереваешься таким образом подмять под себя Вонголу? Я думал, у тебя это прошло.
– Ты слишком много думаешь не о том, – Мукуро поморщился. – Тебе не хватает фантазии, Савада Цунаеши. Вот, спорим, что ты думаешь, что это волки. Но на самом деле – это черные псы. Они приходят из потустороннего мира и предупреждают о смерти. Но для него поздновато.
Голос Мукуро словно был чем-то иным, словно звучал отдельно от него самого. Цуна тонул в липком сиропе с запахом крови, смотря, как псы дерут чужую плоть. Темнота и поэтому так явственно представлялось вся кровь, остающаяся на мордах, разбросанные вокруг внутренности.
Снаружи было холодно, а в машине удушающе жарко. Цуна неосознанным движением хотел ослабить узел галстука, но Мукуро перехватил его руку.
– Я проверю, – игриво шепнул он. – Сложно ли отмывать кровь с колец.
Горячий, чуть шершавый язык обжег кожу между пальцев, а потом губы Мукуро легко коснулись кольца Неба. Язык скользил по камню в центре, по всем выступам и впадинкам, а Цуна смотрел и чувствовал, что плывет.
На периферии зрения ирреальные твари доедали тело, вокруг все еще пахло кровью, что странно, не так уж и много ее было в машине, а Мукуро лизал его кольцо, словно кот, добравшийся до сметаны.
Цуна попытался представить, что рядом с ним кто-то другой. Кеко или, пусть даже, Хром, но не мог даже мысленно увидеть ни одну из них.
Мукуро обдал его пальцы горячим дыханием, поднимая голову. Смотрел снизу вверх и Цуне хотелось схватить его за волосы на макушке.
– Нравится чужая боль, Савада Цунаеши? – почти простонал Мукуро, – нравится. В глазах вижу. Тебя же это возбуждает, правда?
Цуне хотелось сказать, что Мукуро категорически не прав, но стояк в штанах говорил об обратном. Что-то было особенное в сказанных слова. Что-то, за что потом он отделает эту сволочь получше, чем Хибари в самый удачный день.
– Давай, – шепнул Мукуро, и его ладонь накрыла пах. Цуна чуть было не подскочил от неожиданности и острого возбуждения. – Тебя заводит. Вы все такие.
– Я не все, – сжав зубы, простонал Цуна.
– О, да, Савада Цунаеши у нас особенный. Он милый и добрый. Наверное, нежный и ласковый. Пффф, гадость какая, не находишь?
Цуна не находил это гадостью, но ответить ничего не мог. Рука Мукуро дрочила его член прямо через штаны, и этого было вполне достаточно, чтобы захотеть большего.
Пальцами он сжал шевелюру Мукуро, приподнимая его голову, они оказались на одном уровне.
– У тебя удивительно грязный рот, Мукуро, – произнес он, когда тот чуть приоткрыл губы и опустил ресницы.
Снаружи трещали кости и рычали волки, или черные псы, без разницы. Им, видимо, было мало одного трупа. А внутри – Цуна, потеряв все остатки разума, целовал Мукуро. Сильно, влажно, чтобы тот и слова больше сказать не мог. Или сдох от нехватки воздуха. В висках бился пульс, язык исследовал чужой рот. От Мукуро пахло кофе и почему-то сигаретами. Рука на члене двигалась все быстрее, так, что Цуна уже тихо стонал и Мукуро отвечал ему тем же, словно и он сейчас получал удовольствием. Хотя, кто его знает, как оно было на самом деле?
Мукуро поддавался, но, даже зная, что это игра, возбуждение только росло, становясь похожим на огромный огненный шар внизу живота.
Второй рукой Мукуро подцепил его за узел галстука, словно стараясь притянуть еще ближе, хотя уже было просто некуда.
За железной преградой автомобиля раздался тихий довольный вой насытившейся твари. И Цуна кончил в штаны. Позорно, словно подросток, который в первый раз оказался наедине с девушкой. Сердце, казалось, было готово выпрыгнуть наружу, когда Мукуро отстранился и судорожно вдохнул воздух.
– Надо же, а ты, оказывается, отлично целуешься, – с тихим смешком произнес он.
– А ты ко всем, значит, в штаны лезешь? – сощурился Цуна, чувствуя себя немного глупо.
– Проверь, – рассмеялся Мукуро. – Нам пора возвращаться. Мне сесть за руль?
Цуна лишь мотнул головой, зная, как водил этот псих. С него станет устроить гонки между деревьев в темноте, минуя дорогу. А еще он так и не понял, что это было? Однако слишком устал, чтобы выяснять. Возможно, в следующий раз, когда он возьмет Мукуро в сопровождение и их занесет к черту на рога, он узнает.
А пока он сделал себе зарубку на память о том, что было бы неплохо все же узнать о личной жизни своих Хранителей чуть побольше. И, возможно, кое-что взять на заметку.