Actions

Work Header

Идея фикс

Work Text:

Брок опирается на подоконник и поднимает лежащую там пачку. Достает сигарету, сует меж зубов и поджигает. Его взгляд падает на Джека, лежащего в постели на животе, зарывшегося лицом в подушку. На бледной коже задницы и бедер выделяются длинные красные рубцы. Брок делает долгую затяжку и открывает окно, выдыхая дым в ночь.

Джек вздрагивает, когда по обнаженной коже прокатывается волна холодного воздуха. Он поднимается в сидячее положение, и Брок замирает при виде его затравленного взгляда. Он пытался отвлечь Джека долгим сеансом по-настоящему грубого секса, но, судя по всему, это сработало лишь на короткое время, и тот снова тонет в сомнениях и в… что он там еще чувствует.

Брок раздраженно выдыхает дым. Этого стоило ожидать. Каждый спящий агент Гидры проходит через это. Они тренируются, потом проводят пару лет, обманывая всех, кого знают, и выполняя рискованные задания. Они к этому привыкают, начинают думать, что видели уже всё, и дальше будет только проще.

Знакомство с Зимним Солдатом всегда становится потрясением, но все реагируют по-разному. Кто-то не может этого принять, пытается сбежать или меняет свое мировоззрение. Они теперь кормят червей. Для Брока это открытие стало шокирующим, но, как только он преодолел первоначальное удивление, то счел концепцию служащего им супер-человека с промытыми мозгами возбуждающей.

Сложно сказать, что Джек чувствует по этому поводу, но очевидно, что новое знание его мучает. Его руки подрагивают, когда он зачесывает волосы назад, а губа кровоточит от того, как часто он ее закусывает. Он сжимает ее зубами и высасывает кровь. У Брока только что был оргазм, но этого зрелища достаточно, чтобы его член снова ожил. Он качает головой; его всегда слишком легко было отвлечь.

Ему нужно было убить Джека два года назад, когда у него был шанс. Он бы теперь не мучился вопросом, хватит ли Джеку беспокойства из-за Зимнего Солдата, чтобы предать их. Он кидает взгляд в место, где держит под кроватью пистолет. Джек о нем не знает. Брок может прыгнуть и достать его за две секунды. Он наставит его в лицо Джека до того, как тот осознает, что происходит.

Брок делает еще одну затяжку. Он может убить Джека. Он не хочет; ему не нравится бардак, который за этим последует. Но он может. Если действительно придется. Он высовывает сигарету в окно, стучит по ней пальцем и наблюдает за падающим пеплом.

Когда он снова смотрит в комнату, взгляд Джека прикован к нему. Тот протягивает руку, и Брок делает шаг, чтобы передать ему сигарету. Джек закрывает глаза, вдыхая, и на секунду выглядит спокойным. Он отдает сигарету обратно, и, когда открывает глаза, в них возвращается потерянный взгляд.

— Сделай мне больно, — тихо просит он, с его губ стекает дым.

Брок садится рядом с ним, берет в одну руку сигарету, а в другую — руку Джека. Трет большим пальцем старый ожог рядом с локтевой впадиной, вокруг которого кожа все еще остается красной. Джек не возражает, не предлагает другое место, где кожа нетронута, поэтому Брок опускает сигарету прямо в ожог. Джек закрывает глаза и хрипло стонет.

Брок понимает происходящее. Он был таким, полагаясь на боль, когда в его голове становилось слишком шумно. Боль давала его рассудку сосредоточиться на чем-то, а потом успокаивала на долгое время, но этого никогда не было достаточно. Искать боль для него не было естественным защитным механизмом; это было привито тренировками Гидры, и у него ушли годы на осознание, что ему нужно не чувствовать, а причинять боль.

Не все одинаково реагируют на обучение, однако Джек именной из этой категории. Он просит о боли, когда что-то идет не так. Это может быть любая мелочь, и обычно ему хватает того, что ему дает Брок. Однако сейчас Джек никак не может обрести покой; так Брок понимает, что он не мазохист по природе, и ему нужно что-то совершенно другое.

Когда Брок убирает сигарету, ожог под ней черный и окруженный ободком пепла. Он встает выбросить ее в окно; кончик все еще тлеет, падая светящейся в темноте оранжевой точкой.

Джек сдувает с руки пепел и начинает обводить ожог пальцем. Он выглядит сосредоточенным исключительно на этом действии, и Брок думает, что все наконец завершилось. Ему пора выгнать Джека и готовиться ко сну. Он стонет про себя, вспомнив, что нужно перестелить простыни, потому что они заляпаны спермой Джека и наверняка все еще мокрые. Почему секс вечно такой грязный?

Брок закрывает окно и собирается выйти из спальни и сказать Джеку, что ему здесь больше не рады, когда замечает, что тот замер и у него между бровями образуется складка. Брок раздраженно пинает тумбочку, но в его голосе нет злости, когда он ругается. Джек вздрагивает и бросает на него опасливый взгляд, несомненно, думая, что стал причиной злости Брока. Ну, так оно и есть.

Брок не знает, что делает, когда снова садится рядом с Джеком, не понимает своих действий, когда прижимает его голову к своему плечу. Джек напрягается и задерживает дыхание, и Брок не знает, что делать, не знает, как помочь ему, и почему он вообще этим должен заниматься. Джек взрослый мужик, он должен быть в состоянии сам разбираться со своими проблемами. Вот только, если Джек решит разобраться с ними путем предательства Гидры, то проблемы будут уже у Брока.

Джек обмякает, его тело покидает все напряжение. На шею Брока ложится теплое дыхание, когда Джек трется об нее носом. Его рука обхватывает Брока поперек тела.

Может быть, это оно и есть, думает Брок, гладя Джека по голове, может быть, это ему и было нужно в первую очередь. Чем бы это ни было.

Все еще не уверенный, что конкретно происходит, Брок тянет Джека за собой вниз, и они ложатся на кровать лицом друг к другу. Джек аккуратно устраивает между ними обожженную руку. Его внимание теперь сосредоточено на Броке, а не на том, что творится у него в голове. Его взгляд скользит по лицу Брока, задерживается на его губах, и он поднимает руку к его щеке, а затем наклоняется.

Брок замирает, когда его рта касаются губы Джека. Это они обычно не делают. Да, они по пьяни несколько раз целовались, но это всегда вело к сексу, поэтому не считается. То, что сейчас делает Джек, совершенно не сексуально. Он почти целомудренно касается губ Брока, словно их задевают крылья бабочки.

Брок не в восторге, но он позволяет этому происходить. Джеку это явно нужно, и если это обеспечит безопасность Гидры… С ним случались куда более неприятные вещи.

Джек останавливается и вжимается лицом в изгиб шеи Брока, где вскоре и засыпает. Брок осторожно выпутывается из его объятий и встает.

Никто раньше не оставался у него на ночь. Ему нужно личное пространство, и он не может заснуть, когда в его кровати кто-то есть, поэтому обычно выгоняет свои игрушки, когда всё заканчивается. Но так он сможет присмотреть за Джеком, убедиться, что тот не решит на следующий день предать Гидру, да и спать на диване, наверное, не так уж плохо.

Он выключает угловую лампу и выходит из спальни.