Actions

Work Header

Audiophilia

Chapter Text

«Я осознаю ответственность за несанкционированное распространение материалов, ставших доступными мне в рамках программы Audiophilia (далее – Программы) под назначенной мне категорией (как и любой выше или ниже).

Мне понятно, что санкция моего куратора необходима (но не всегда достаточна) для публикации любых (музыкальных, текстовых и др.) материалов.

Я ознакомлен со списком мер пресечения, которые будут применены ко мне вследствие нарушения правил Программы, разглашении любых сведений о ней, отказу следовать рекомендациям куратора. Решение о назначении меры ответственности остается за Руководителем Программы.

Я понимаю, что у меня есть право покинуть Программу в любое время по собственному желанию»

- Я выделил маркером самое важное, - невозмутимо сообщает Сани. – Пожалуйста, отнесись серьезно.
Несимпатичное (по мнению многих) лицо Ната колеблется между с детства вбитым долгом продемонстрировать уважение хёну, с которым знаком уже год (ненаигранное, для громкого, чумового Сани, уважение само), и желанием едко оскалиться – «это что, поржать?».
- Это написал кто-то с маленьким членом? – под нос бубнит Нат, перечитывая еще раз выделенное желтым «Руководителем Программы» и…
Сани ржет, до запрокинутой головы и эха, отвечающего из глубины погрузившегося в послеобеденную тень тени конференц-рума.
«Я понимаю, что у меня есть право покинуть программу в любое время по собственному желанию», - последнее предложение Сани подвел желтым целиком.
Детсадовское что-то, по мнению Ната. По его объективному мнению.
- Скорее, он сам ходячий член, - фыркает Сани, - но эксклюзивного мистицизма тут меньше, чем хотелось бы. Вот это, про «руководителя», - он тянется из-под руки Ната ткнуть в бумагу, - значит, что, если Зион захочет, он найдет правило, которое ты нарушил. Или придумает его.
- О, - иронично выдыхает Нат.
Познакомиться бы с этим, мать его, Зионом. За Натом не заржавеет парочка оргазмически отрифмованных строк.
Не без наивности он думает, что Сани мнения такого же, если не хлеще. Кредо хёна – насмехаться над хорошо о себе думающими, но тот почему-то не хочет встречаться взглядом и смотрит в пол, когда объясняет второе, самое интересное желтое предложение:
- А что насчет этого… Читать надо как: в любую из тысячи четыреста сорока минут суток к тебе может прийти специальный человек, чтобы распить бутылку вина.
Взгляд Ната похож на «Чё?»
- Он вымоет свой стакан, - ровно продолжает Сани, сотрет отпечатки с дверной ручки и еще через сто двадцать минут вызовет парамедиков.
Нат чешет уложенный «горшочком» затылок. Его не то чтобы испугало (больше насмехается), но он думал, что перевод из категории «С» в «Д» даст доступ к материалам Свингс, Сик-кей, полной дискографии того же Сани.
Одни привилегии и никаких обязанностей – так он думал.
- Ты не сможешь покинуть программу, - как будто резюмирует Сани. Как будто он может уже смотреть куда-то кроме своих ног. – Как не можешь отказаться участвовать… Хотя есть вариант податься к Иллионер... если они тебя захотят, ха, - звучит интригующе и иронично.
- Не, я подпишу, - не дает закончить Нат.
Ставит каракульку на листочке с четырьмя правилами и протягивает его Сани – не нужны ему Илионер, а вот треки Свингс…
Но Сани отказывается:
- Нет, оставь себе. Я бы даже посоветовал хранить их вот тут, - и хлопает карман джинсовки на груди.
- Ладно, - улыбается Нат, снова на-все-согласный-донсен из глубинки.
Походит на то, что в этот момент кто-то специально натасканный апгрейдит профиль Кима Дэуна, а сервера по всей стране в запланированном режиме обновляют политики доступа.
Ким Дэун: категория четыре-дэ, террабайты медиа программы Audiophilia через сутки будут готовы к скачиванию.
О каких бумажках с подписями пойдет речь, когда Black Nut стал частью системы с функциями всеведущего, всемогущего бога.
Как билет метро, как чек из круглосуточного магазина, забытый в джинсах – Нат не узнает «правила», вытаскивая замытый порошком клочок бумаги из заднего кармана в дешевой общественной прачечной.
Четыре недели спустя.