Actions

Work Header

Tombe/падение

Chapter Text

Рената с самого утра чувствовала, что хорошим эта ее затея уж точно не кончится.

Точнее, ей об этом старательно напоминали все, кому не лень: мать, так называемые подруги… даже муж, и тот не переминул напомнить своей витающей в облаках супруге, что у нее, на минуточку, есть трехлетний ребенок, о котором нужно заботиться. Словом, последние несколько дней Литвинова жила под постоянным прессингом со стороны всего окружения.

Фотомоделью она мечтала стать еще с первого курса института. Тогда к ней в первый раз попали американские журналы, тайком привезенные знакомыми знакомых, и Рената была очарована прекрасными стройными женщинами, что смотрели на нее с глянцевых страниц. Литвиновой так хотелось стать похожей на этих заморских красавиц, что она почти сразу приняла решение: она станет моделью.

Воображение рисовало прекрасные картины: фотосессии, автографы, слава, богатые стильные мужчины и прекрасные загорелые женщины в откровенных платьях. Реальность оказалась куда более жестокой. По настоянию матери, женщины властной и упрямой, Литвинова вышла замуж сразу после окончания института, и жизнь ее вместо роскоши наполнилась серым и угрюмым бытом. Рената пробовалась на кастингах, бесчисленное количество раз приходила на дефиле и смущенно краснела, стоя в одном нижнем белье перед безучастными оценивающими взглядами комиссии. Несколько раз ей предлагали сняться в фотосессиях откровенно порнографического содержания для мужских журналов, но Литвинова отказывалась, будучи слишком гордой.

И вот, ее, уже немолодую для фотомодели, но все еще сохраняющую свой юношеский вес и фигуру, пригласили на кастинг в крупное модельное агенство. Пригласили почти случайно: кто-то нашел ее старое портфолио, заинтересовался и решил разыскать Литвинову, которая волей случая успела ответить на звонок раньше супруга.

И вот теперь Рената вновь сидела в комнате ожидания в одном купальнике, окруженная восторженно щебечущими девушками. Самой младшей здесь нельзя было дать больше пятнадцати, самой старшей только-только исполнилось двадцать. Литвинова чувствовала себя совсем старухой в окружении этих стройных девочек. И кому только пришло в голову приглашать ее, почти сорокалетнюю, на этот кастинг, где участвуют одни девочки? Разве что для того, чтобы поиздеваться.

Размышления женщины были прерваны вошедшей в комнату девушкой, на вид - едва ли старше двадцати пяти.

- Девочки, готовьтесь, - сказала она. - Через минуту начнем.

В помещении тут же зашумели: юные модели начали бурно выяснять, кому следует идти первой. Перепалку прервал громкий голос администратора:

- Заходим по десять человек, не толкаемся. Всех посмотрят, не переживайте.

Каким-то чудом Рената умудрилась попасть в первую десятку, хоть и старалась держаться в стороне. Этот кастинг не предвещал ей неожиданного взлета на модельный Олимп - в конце концов, для этого бизнеса она была уже совсем древней старухой, нужной разве что для того, чтобы сниматься для рекламных постеров в роли матери семейства. Куда уж там мечтать о модных журналах? Сюда Литвинова пришла разве что для того, чтобы вспомнить юность.

Помещение, где проходил кастинг, представляло собой большой светлый зал, посередине которого стоял стол, рассчитанный на трех человек. Правда, в комиссии было всего два человека, а третий стул по какой-то причине пустовал. Впрочем, никто не обратил на это внимания, кастинг начался по обычному сценарию. Девушки по одной выходили в центр зала, дефилировали к столу комиссии и громко называли свое имя и параметры, члены комиссии кивали, что-то записывали и вызывали следующую девушку.

Примерно в середине кастинга в зал наконец-то вошел третий член комиссии, и Рената, скромно наблюдавшая за процессом, невольно оцепенела. Это была невысокая худая темноволосая женщина, облаченная в неформального вида черные джинсы и прямой пиджак, наброшенный, как показалось Литвиновой, прямо на голое тело. Образ довершали большие солнцезащитные очки. Женщина уверенно подошла к столу и села, закинув ногу на ногу и вальяжно откинувшись на спинку стула. Окинув внимательным взглядом небольшую группу девушек, уже отсмотренных комиссией, она сказала:

- Так, вот этих вот, - она указала на девушек, - вон отсюда.

Один из членов комиссии что-то зашептал ей на ухо, но женщина громко отрезала:

- Я сказала: вон.

- Земфира Талгатовна, - в полный голос сказал сидевший с краю мужчина, - я решительно протестую…

- Закрой рот, дрочила хренов, - отрезала Земфира. - Я все вижу, руки на стол положи и не убирай, пока я не скажу.

Мужчина с виноватым видом положил руки на стол. Администратор со смущенным видом вывела возмущенных девушек из зала. Земфира вновь откинулась на спинку стула, посмотрела на оставшихся девушек. Взгляд ее, скрытый за темными очками, остановился на Ренате. Женщина указала пальцем на Литвинову и сказала уже тише, но по-прежнему со сталью в голосе:

- Подойди сюда.

Рената тут же выпрямилась и подошла к столу, с трудом удерживаясь на высоких каблуках. Земфира окинула ее оценивающим взглядом.

- Как зовут? - требовательно спросила она.

- Литвинова Рената Муратовна, - представилась женщина.

- А не староваты ли Вы, Литвинова Рената Муратовна, для того, чтобы приходить сюда? - язвительно поинтересовалась Земфира. - Вам сколько лет? Тридцать? Сорок?

- Меня сюда пригласили, - коротко ответила Рената.

- И кто этот идиот, который Вас сюда пригласил? Или, может, мне пойти поинтересоваться, почему в картотеке до сих пор лежат чьи-то портфолио пятнадцатилетней давности?

Прежде, чем Литвинова успела сообразить, что именно говорит, с языка у нее сорвалось:

- Идиот здесь только тот, кто взял на работу такую сволочь, как Вы.

Земфира неожиданно рассмеялась. Смех у нее оказался глуховатым и удивительно теплым - вряд ли Рената когда-либо слышала у кого-нибудь из членов комиссии такой теплый смех.

- А ты хороша, - произнесла женщина, отсмеявшись. - Покажи-ка дефиле.

Рената не верила своим ушам. После подобной дерзости ее бы тут же вышвырнули на улицу в любом другом агентстве, но здесь по какой-то причине ей позволили остаться - точнее, позволила Земфира, явно игравшая в этой комиссии роль лидера. С трудом сдерживая дрожь от волнения, Рената прошла в конец зала, продефилировала обратно к столу в точности, как и когда-то в юности. Земфира не спускала с нее глаз, и, когда женщина остановилась, негромко сказала:

- Ну что ж, поздравляю. Берем.

- Земфира Талгатовна! - взвился мужчина. - Вы серьезно хотите взять эту…

- Да, - отрезала Земфира. - Я серьезно хочу ее взять, - она вновь взглянула на остолбеневшую от столь неожиданного вердикта Ренату. - Идите одевайтесь, я к Вам зайду через пять минут.

Литвинова кивнула и на негнущихся ногах направилась к выходу. За спиной у нее Земфира, поднимаясь из-за стола, громко объявила:

- Девочки, вы все свободны.

Девочки зашептались, недовольно посматривая то на Ренату, то на Земфиру, пока одна из них громко не возмутилась:

- Зачем Вам эта старуха?!

- Девочка, закрой рот, - устало отмахнулась от нее женщина. - Я здесь решаю, а не ты.

Последовавшего за этой репликой возмущения Литвинова уже не услышала - дверь закрылась у нее за спиной. Не выдержав, Литвинова обхватила себя за плечи, не зная, плакать ей или смеяться. Подумать только: ее, взрослую женщину, жену, мать (на животе до сих пор оставались следы растяжек, от которых Рената никак не могла избавиться) наконец-то взяли на работу, да еще и взяла, наверное, самая стервозная женщина из тех, кого Литвинова видела на кастингах. Подобное везение могло иметь место разве что во сне.

Собравшись с мыслями, Рената поспешила в раздевалку. В конце концов, не стоило заставлять человека, только что нанявшего ее, ждать, пока Литвинова соберется и приведет себя в порядок.

***

Земфира появилась в раздевалке в тот момент, когда Рената уже застегивала блузку.

- Ну как, уже чувствуете дыхание славы? - усмехнулась она, прислонившись к дверному косяку.

Литвинова подняла глаза на женщину.

- Вам не влетит от начальства? - спросила она.

- Я сама себе начальство, - ответила Земфира. - Так что нет, не влетит.

Рената несколько оторопела. Земфира не была похожа на человека, владеющего столь большой компанией. Скорее, она выглядела как чей-то заместитель, в отсутствие начальника играющий роль повелителя мира, но уж точно не как человек, от чьего решения зависит множество судеб и жизней.

- Слушай, - сказала Земфира уже мягче, - не думай, что ты мне так уж нравишься, не льсти себе. Ты достойно отреагировала на мои слова, разве что.

Литвинова с улыбкой покачала головой.

- В других агентствах меня бы тут же выгнали, - сказала она. - А Вы меня, наоборот, хвалите за грубость,

- А я не люблю плакс и нытиков, - отрезала Земфира. - Это серьезный бизнес, Рената, и сопливые малолетки мне здесь не нужны. Ты думаешь, я за свою жизнь не видела вот этих вот? - она мотнула головой в сторону двери. - Всегда одно и то же. Приходят девочки, красивые, с мечтами о славе, а стоит им хоть слово сказать - и они в слезы.

- Неужели Вы всегда так себя ведете? - Рената удивленно посмотрела на женщину. - Грубите, оскорбляете…

- Я отсекаю тех, кто мне не нужен. Хотите назвать это грубостью - пожалуйста, я не против.

Земфира выпрямилась и пристально посмотрела на Литвинову.

- Когда закончите, поднимитесь на второй этаж. Девушке за стойкой скажете, что пришли подписывать договор, она вас отведет, куда надо.

Рената понимающе кивнула. Земфира развернулась и вышла из раздевалки, и в этот момент, за секунду до того, как дверь за ней захлопнулась, Литвинова заметила, что женщина слегка прихрамывает, как после давнего перелома. Догнать Земфиру и спросить, что случилось, Рената не рискнула - мало ли, вдруг женщина разозлится настолько, что выгонит ее, не дав даже толком осознать, что произошло?

Все происходящее казалось каким-то нереальным. Еще пару часов назад Литвинова и мечтать не смела о том, чтобы ей в ее почти сорок дали работу в крупном агентстве, а теперь она поднималась по лестнице на второй этаж, где ее встретила девушка-администратор.

- Вы к кому? - с вежливой улыбкой спросила девушка.

- Подписывать договор, - ответила Литвинова.

Администратор не смогла скрыть своего удивления.

- Вас кто-то сюда направил? - поинтересовалась она.

- Да, - Рената быстро прочитала на бейджике имя девушки, - Алина, меня сюда направила ваша начальница.

Алина покачала головой.

- Не может быть, - сказала она. - Обычно направляет комиссия, а Земфира Талгатовна в них не участвует.

- Считайте, что мне повезло, - сухо ответила Рената. - Я только что с ней говорила, и она сказала мне идти к вам подписывать договор.

Администратор засуетилась, взяла телефонную трубку.

- Я сейчас позвоню и все выясню, - сказала она, набирая чей-то номер.

Литвинова кивнула, внимательно наблюдая за тем, как Алина в ожидании барабанит пальцами по столу.

- Земфира Талгатовна, здравствуйте, - сказала девушка после долгого молчания. - Тут пришла какая-то женщина, хочет подписать договор. Говорит, что Вы ее направили.., - Рената заметила, как Алина побледнела и заговорила тише и уже менее уверенно. - Да… Извините, я просто подумала… Хорошо, конечно. Извините.

Положив трубку, администратор пролепетала:

- Первая дверь справа. Проходите.

Рената ободряюще улыбнулась ей и направилась прямиком в указанное помещение.

Встретила ее высокая молодая женщина, обладательница густой копны кудрявых огненно-рыжих волос. При виде Ренаты она улыбнулась, указала на диван напротив и приветливо сказала:

- Присаживайтесь.

Литвинова, слегка оторопев, села на белый кожаный диван, осматриваясь по сторонам. Небольшой кабинет был обставлен скромно, но со вкусом - Земфира при оформлении явно не поскупилась на хороших дизайнеров.

Рыжеволосая женщина тут же села рядом с Литвиновой и протянула ей договор.

- Договор на год, - сказала она. - Стилистов и фотосъемки мы Вам организуем, диетологов можем предоставить при необходимости за счет заведения.

- Надеюсь, это не порнография? - спросила Литвинова, не отрываясь от чтения договора.

Женщина возмущенно замахала руками.

- Вы что, какая порнография? У нас приличное заведение, мы готовим съемки для серьезных журналов.

- Например? - поинтересовалась Литвинова.

- Странно, что Вы не знаете, - женщина засуетилась, - Вас никто не держит, если не понравится. Гонорар в любом случае выплачивается только за съемку.

- Ладно, - задумчиво протянула Рената.

Ее терзали сомнения. С одной стороны, женщине действительно выпал шанс проявить себя в качестве модели, и условия, судя по договору, были куда лучше, чем при съемках в рекламе. И все-таки что-то здесь было не совсем так, но что - Рената никак не могла понять. Что-то смущало ее в этом пристальном внимании со стороны Земфиры.

В конце концов, скрепя сердце, Литвинова подписала договор. Так или иначе, она имеет право уйти в любой момент.

Секретарша тут же забрала договор и заговорщически улыбнулась.

- А теперь, - тихо сказала она. - Я Вам кое-что расскажу.

Рената тут же насторожилась, а женщина тем временем продолжила:

- Я знаю, что Вас выбрала лично Земфира Талгатовна. Я ей доверяю, но сразу хочу Вас предупредить: она женщина с причудами. Возможно, она увидела в Вас что-то, что искала, а может, просто в голове заклинило, я не знаю и знать не хочу. Но в любом случае, не обольщайтесь, пока не пройдет минимум три съемки и показ. Если она не передумает, значит, все хорошо.

- А если передумает? - с замиранием сердца спросила Литвинова. - Что мне тогда делать?

Женщина пожала плечами.

- У Вас будет портфолио. Возможно, Вы кому-то понравитесь. Ходите на вечеринки, пока есть возможность, там иногда появляются влиятельные люди.

- Спасибо, это я как раз знаю, - пробормотала Рената, поднимаясь с дивана.

Секретарша улыбнулась.

- Ну что ж, - сказала она, крепко пожимая Литвиновой руку. - Тогда я Вас поздравляю и желаю удачи.

- Спасибо, - рассеянно пробормотала Рената.