Actions

Work Header

Кроссоверные драбблы про Бас-Лаг, Вирикониум и тракт Кефахучи

Chapter Text

В двадцать лет Серия Мау Генлихер сбежала из милиции и города. За девять лет до того она сбежала от своей семьи и всей прошлой жизни, когда решила завербоваться: в пилоты гондол набирали самых юных, самых бесстрашных, обладателей самых лучших рефлексов и — но об этом никто не говорил — самых несчастных.
Не говорил никто и о том, что профессия пилота была не профессией, а существованием. После очередной операции, в ожидании следующей, ненадолго очнувшись от наркотика, который не столько снимал боль, сколько отнимал способность к сопротивлению, она поняла, что совершила свой выбор, но уже не сможет от него отказаться. Ей предстояло провести всю оставшуюся жизнь в качестве части гондолы, дышащей, говорящей и разумной, хотя и полубезумной детали пульта управления.
За девять лет службы она устала не от жестокости, свидетельницей которой была ежедневно, но от ее однообразия, а прежде всего от ощущения непринадлежности себе.
Самым очевидным занятием для сбежавших переделанных всегда была преступность. Серия Мау, все сильнее отдалявшаяся от Нью-Кробюзона, успела побывать в десятке банд, с которыми у нее рано или поздно окончательно портились отношения несмотря на то, что она была им полезна, а они ей жизненно необходимы (поскольку она была неотделима от своей гондолы, она не могла и сутки прожить без чужой помощи). Целые относились к ней с презрением или предлагали ей жалость или солидарность, чем в свою очередь внушали презрение ей. Другие переделанные пытались найти в своем положении повод для гордости или использовали его как еще одно доказательство порочности режима в городе (сколько бы городов ни было в мире, для Серии Мау Нью-Кробюзон оставался единственным). Серия Мау не находила в себе ничего общего с ними. Дело не в том, что она слишком много лет провела по одну сторону закона, чтобы сочувствовать тем, кто оказался по другую сторону. Дело в том, что она вообще ни с кем не ощущала ничего общего.
Третий побег Серии Мау состоялся через несколько лет после первого, в неизвестном ей возрасте (вдали от размеренной и упорядоченной жизни в милиции она потеряла счет времени). Однажды она принялась медленно двигаться вперед, к своей цели, подбирая крохи информации и пытаясь найти кого-то достаточно безумного, кто согласился бы ее сопровождать.
Женщина, с которой ей в конце концов удалось договориться, также была переделанной. Если одного взгляда на Серию Мау было достаточно, чтобы у любого, кто когда-либо бывал в Нью-Кробюзоне, исчезли вопросы о том, чем она занималась раньше, эта безымянная женщина могла в прошлом (которого, как она утверждала, она не помнила) работать как на милицию, так и на преступный мир — все, что с ней сделали, сделало ее смертельно опасной, неутомимой и устрашающей, а тем самым полезной как для одних, так и для других. Единственная причина, по которой она согласилась сопровождать Серию Мау, заключалась в том, что ей нужно было пересечь море.
Серия Мау хотела стать чем-то иным, ее спутница хотела вернуть себе память. Они собирались войти в Какотопическое пятно, поскольку, если верить слухам, это было единственное в мире место, которое было достаточно невозможным, чтобы в нем было возможно все.