Actions

Work Header

Драбблы для команды Kingsman 2015

Chapter Text

Тихо тикают часы в столовой. Фонарь на улице изредка мигает. Пыль оседает на каминной полке. «Все это так мрачно и таинственно», — думает он с усмешкой.

Вынуть магазин. Оттянуть и снять затвор.

Ветер стучит в окно, как-то жутко завывая, а дождь отбивает странный ритм по крыше и окнам. Впрочем, любой житель Лондона к этому привык. Как, наверное, люди в Сибири привыкают к снегу, а марокканцы — к вездесущему песку.

Развернуть вверх и извлечь предохранитель.

Он спокойно отпивает коньяк из бокала и прислушивается к царящей в доме тишине. Ни звука. Словно всё вымерло.

Извлечь ударник и выбрасыватель.

Сегодня он опять кого-то убил. Сегодня он чуть сам не умер. А сейчас он разбирает свой чёртов пистолет. «Как драматично».

Повернуть шептало вперед, извлечь его и затворную задержку.

Отчет перед Артуром, словно он всё еще мальчишка. Потом быстрая пробежка до аптечки. Спасибо Мерлину, что самому на себе бинты крепить не пришлось. Еще глоток коньяка. «Напиток богов, не иначе».

Снять рукоятку, открутив предварительно винт.

Только в этом мрачном доме, который разве что не стонет мучительно в такую погоду, он находит свой покой. Хотя сейчас предпочел бы перестрелку, чем такое вымораживающее спокойствие.

Извлечь боевую пружину и снять курок.

Наверное, он заслужил эту пугающую тишину своим поганым чувством юмора. И восхитительным сарказмом. «Ну какой же мудак, боже».

Приподнять задний конец спусковой тяги и извлечь ее с рычагом взвода.

Дом, кажется, зловеще хихикает, почти насмехается над ним. А как еще назвать эти звуки? Словно кто-то скребется внутри стен. «Старая развалюха».

Снять спусковой крючок.

Нужно пойти спать. Бросить разбирать пистолет, допить коньяк, залезть в теплую кровать, нагретую телом любовника. Очень обиженного любовника. Вполне заслуженно, впрочем. «Не надо было шутить про свою смерть, Гарри, только и всего».

Нажать на фиксатор крышки магазина и сдвинуть ее вперед. Вынуть из корпуса магазина пружину и подаватель.

Всё. «Ну и зачем ты его разбирал? Лучше бы поспал на диване, чертов идиот. Надо налить еще конька», — думает он, протягивая руку к бутылке. К бутылке, которую забирает чужая рука.

— Идем спать, Гарри. Сколько можно возиться с этой старой рухлядью? — он не видит Мерлина, но тот наверняка кривится, так привычно дергая плечом. Надо послушаться. Его, похоже, простили.

— То есть, коньяк нельзя?

— Нет. Ты просто должен пойти спать, идиот.

— Как скажешь.

Дождь за окном все продолжается, а ветер завывает в появившиеся со временем щели. Дом вздыхает, скрипит просевшими половицами, ворчит и буквально вздрагивает всеми своими мощными и старыми стенами.

Только теперь он не кажется таким пугающим и мрачным.

Лежа в кровати с дорогим ему человеком, обнимая его, Гарри понимает, что эта старая развалина чертовски уютное место.