Actions

Work Header

Время в песочных часах

Work Text:

Стив опустил взгляд на маленький сверток больших неприятностей, смотревший на него с восторженным, липким обожанием. Новорожденный младший брат Грейс оказался стражем. Это весьма убедительно указывало на то, что он был все-таки сыном Дэнни, а не Стэна.

Не подозревая о вулканической битве, которая назревала на горизонте, Джордж надул пузырь из слюней.

— Он часто плачет, дядя Стив, — Грейс наклонилась над детской коляской, сцепив за спиной руки в замок. Маленькие серо-голубые глаза сфокусировались на ней, хотя у девяноста девяти процентов людей на таком сроке жизни зрачки не успевали достаточно созреть для подобных задач.

Дэнни часто жаловался, что если бы Грейс была стражем или направляющим, опека досталась бы ему независимо от того, сколько денег в своем распоряжении имела Рэйчел.

Ребенок милый и все такое, но Стив был уверен, что не хочет проводить в его компании круглые сутки и семь дней в неделю. Роль неуклюжей няни для Джорджа и Грейс, пока Рэйчел заперлась в офисе Дэнни, тоже не входила в список его дел — и тем не менее, вот он, нянчился. У ребенка был круп (ложный, по мнению Стива; скорее всего, это просто реакция на сочетание домашней пыли и кроличьей шерсти), и Рэйчел всю неделю не высыпалась. Из мстительной усталой прихоти она не пускала к Дэнни Грейси. Между ними произошла телефонная ссора, после которой, глубоко возмущенная, Рэйчел влетела в штаб "Пять-ноль".

Откровенно говоря, ее переутомление и стресс можно было понять — новорожденные дети бывают крайне выматывающими. Крики тоже можно было понять — Дэнни бывает крайне вредным. Стив эгоистично развлекал себя мыслью, что позже отвезет Дэнни домой, устроится с ним на диване и включит "Звёздный крейсер «Галактика»".

Его обдало волной нечетких, не до конца оформленных эмоции: уют, любопытство к незнакомой обстановке, голод. Стив порылся в сумке под коляской и нашел там детскую бутылку.

— Не попросишь Коно подогреть это? — спросил он у Грейс.

— Я умею пользоваться микроволновкой, — ответила она с типично подростковой раздражительностью.

— Ты еще не пользовалась той, которая стоит в нашей комнате отдыха, — Стив подергал бровями. — Ее купил Чин.

— Она светится в темноте? — серьезно спросила Грейс. Что Дэнни ей рассказывает о них?

— Нет, но у нее сорок восемь программ.

Грейс выхватила из рук Стива бутылку и отправилась на поиски Коно, а Стив осторожно распеленал Джорджа и достал из одеяла. От неожиданной свободы ребенок оживился.

— Привет, — Стив приподнял его, уложив вдоль одной руки и поддерживая голову ладонью. Ножки в теплых носках неуклюже пнули Стива по ребрам. — Твой Дэнно будет в восторге. А твоя мама рассердится.

Путанными мыслительными процессами ребенок определили его как: удобный, спокойно, нравится, чем вызвал у Стива улыбку.

— Все правда, — сказал Стив, садясь в кресло. — Да уж, ты несомненно ребенок Дэнни. И кстати, я отказываюсь поддаваться твоему очарованию.

— Дядя Стив! — Грейс влетела в офис и сунула подогретую смесь в ему лицо. Но стоило Стиву поднести бутылку к Джорджу, его счастливые эмоции резко сменились тревогой и отвращением. Стив убрал бутылку из виду, спрятав ее за спинку стула.

— Ну отлично.

— В чем дело, дядя Стив?

— Ему не нравится смесь. Или пластик. Или соска, — объяснил Стив.

Рядом со штабом работали ясли. Джордж крутился из стороны в сторону, как маленький и неугомонный сгусток возмущения. Не вставая со стула, Стив переложив его на плечо и потянулся к стационарному телефону, но тут же понял, что не знает код.

— Грейс? Открой, пожалуйста, домашнюю страницу на моем компьютере...

— О-о-о, — Грейс с готовностью забралась к нему на колени и забегала мышкой по экрану, быстро сориентировавшись, куда нажимать.

— Найди телефонный код яслей.

Клац, клац, клац.

— 5-3-5-3.

Четыре гудка спустя Стив разговаривал с миссис Вильелой, которая подтвердила, что у них действительно есть в наличии подходящая стражам марка детского молока, а также стеклянная бутылка и неопреновая модель соски с минимальной токсичностью. И потом отправила все это к нему в офис.

Джордж не унимался: еда, еда, еда. В каком-то смысле он был таким же прямолинейным, как Дэнни.

— Почему он не плачет? — спросила Грейс. — Он же всегда плачет.

— Что, постоянно?

— Ну, в ванной успокаивается, — Грейс прислонилась к креслу Стива и вытянула шею. — Мама пытается приучить его пить из бутылки, а он не хочет.

— Ему не нравится ее вкус. Или... — Стив задумчиво наклонил голову, вызывая в памяти неприятное, скользкое ощущение на языке, — возможно, текстура.

— Какая еще текстура?

— Гладкая. Грубая. Маслянистая. Как мы обычно ощущаем еду. Я, например, не люблю грибы, они безвкусные, а текстурой напоминают куски мертвой гнилой плоти.

Грейс выпучила на него глаза.

— Плохой пример, — быстро добавил Стив. — У шелка приятная текстура.

— Коммандер? — в дверях офиса стояла молодая женщина с детской бутылкой в руке. — Я его подогрела. Это и есть маленький страж?

— Страж? — сморщив нос, переспросила Грейс. — Джордж такой же, как папа?

Стив кивнул и жестом пригласил женщину войти, потянувшись за бутылкой, но продолжал поглядывать одним глазом на Грейс, будто в ожидании взрыва. Джордж яростно слюнявил край кармана его хлопковой рубашки. Удивительно, но никакого бурного всплеска эмоций от Грейс не последовало, хотя Стив чувствовал, что ее притупленная, тлеющая ревность разгорелась немного сильнее.

— Вы когда-нибудь раньше кормили ребенка, коммандер? — спросила женщина, осторожно поместив теплую бутылку в его протянутую руку.

Сдержав желание закатить глаза, Стив еще раз кивнул. Джордж принюхался, заинтригованный запахом смеси. Стив оторвал его от своего промокшего кармана, смочил его нижнюю губу, и Джордж втянул капли, как пылесос.

— Голодный мальчик, — заметила женщина.

— Спасибо, — сказал Стив, а мысленно искренне добавил: тебе пора.

— Пожалуй, я пойду. Обратно к детям.

— Я верну бутылку позже.

— Можете не торопиться, — женщина сделала шаг назад, случайно зацепившись плечом за дверной косяк, и вылетела из офиса.

Джордж был целиком и полностью удовлетворен.

— Если он страж, как папа, значит он мой настоящий брат, а не сводный, — заключила Грейс. Ботанская тяга Стива к точности требовала внести поправки в ее наблюдение:

— Возможно, в роду Стэна или твоей мамы были стражи. К тому же, — добавил он, — сводные братья тоже "настоящие".

Хотя у Джорджа даже энергетика казалась до боли знакомой — как у плотно сжатой кометы на грани взрыва. Стив сильно сомневался, что Стэн с ним в родстве. Бедолага, снова остался с рогами.

Стив знал, что потворствовал своему эгоизму, но он уже скучал по жизни, которая закончилась полчаса назад. Ему нравилось быть "морским котиком", тайным проводником Дэнни, делить с ним украдкой мгновения наедине. Они с Дэнни решили, что публично заявят о своем статусе, как страж и проводник, но собирались сделать это на своих условиях. Джордж передвинул вопрос на повестку дня, и теперь, помимо прочего, придется учитывать фактор ухода за ребенком.

Время пришло, дольше тянуть было нельзя. Сообщить Рэйчел и Стэну следовало в первую очередь, потому что де-факто они являлись нынешними опекунами ребенка-стража, и любая их оплошность могла навредить ему или даже убить. А поскольку Стив уже рассказал Грейс, Рэйчел и Дэнни узнают об этом сразу же, как только закончат друг на друга орать.

Отхлебнув последний глоток, Джордж довольно прогудел и обмяк. Стив переложил его себе на плечо, промочил кромкой одеяла его крошечный рот и осторожно потер спину. Джордж срыгнул, как по команде, и, утомленный, заснул.

— Не знала, что ты любишь детей, дядя Стив.

— А как их не любить, — дипломатично ответил Стив. Грейс метнула в него понимающий взгляд.

— Меня он тоже иногда раздражает. Это нормально.

Стив прижал ее свободной рукой к боку своему в неком подобии объятия.

— Ты ведь знаешь, что Дэнно и мама тебя любят.

— Да, дядя Стив, — раздраженно сказала Грейс.

— Конечно, мы любим тебя. Дэнно очень тебя любит, — с порога объявил Дэнни.

Стив поднял голову, и в этот момент Дэнни щелкнул своим "Блэкберри", засняв их троих, втиснутых в одно большое кресло.

— Дэнно, Джордж тоже страж! — прощебетала Грейс.

— Что?

От удивления Дэнни случайно сделал еще одну фотографию.

— Стив так сказал. Ему пришлось заказать специальную бутылку со смесью из яслей. Джордж выпил и больше не плачет.

Дэнни посмотрела на Стива, затаив дыхание, ход его мыслей было легко предугадать.

— Детка?

Стив кивнул и сказал в подтверждение:

— По ощущениям он твоя маленькая копия.

— Что? — вмешалась Рэйчел. Она обогнула Дэнни дугой, не прикасаясь к нему, и прошла в офис. Ее взгляд метался от него к Стиву.

— Ты говорила, что он не мой! — выкрикнул Дэнни.

— Он и не твой! — таким же тоном выкрикнула Рэйчел.

Стив покосился на Грейс.

— Может, спрячемся в офисе Коно?

— Я хочу есть.

— Хорошо, — Стив осторожно поднялся, помня про спящее тело на плече, потом уложил Джордж обратно в коляску и закутал в одеяло. — Давай сходим во фреш-бар на углу.

Грейс придержала дверь, чтобы Стив, обойдя ее орущих родителей, мог вывезти коляску из офиса.

~*~

— Морковно-апельсиновый с ноткой женьшеня? — спросил из-за барной стойки Били. Стив задумчиво поджал губы.

— Лучше свекольно-яблочный и стопку пырея отдельно.

Грейс потянула его за подол рубашки.

— Мне придется это пить?

— Нет, — фыркнул Стив. Не выпуская из рук на коляску, он присел перед ней и указал на доску над головой Били с перечнем стандартных рецептов и предложений дня. Грейс высунула между зубами кончик языка — чем сильно напомнила Стиву мимику Дэнни — и принялась изучать меню.

— Можно мне, пожалуйста, медово-банановый смузи, — сказала она вежливо.

— Соя, молоко, сливки? — уточнил Били. Грейс вопросительно посмотрела на Стива.

— Бери обычное молоко, — предложил он, прикинув в уме ее возраст, уровень активности и известные аллергии.

— Обычное молоко, пожалуйста, — сказала Грейс бармену и стала завороженно наблюдать за приготовлением их заказов. На выжатый пырей она смотрела с некоторой долей ужаса, но в основном с любопытством, поскольку пить это предстояло не ей.

Били подмигнул ей, поставив на прилавок маленькую рюмку, наполненную темно-зеленой жидкостью с пенкой.

— Хочешь попробовать? — спросил Стив.

Грейс помотала головой, плотно сжав губы. Стив поднял рюмку и осушил в один присест.

— Тебе понравилось? У тебя было такое лицо... — Грейс сморщила нос, скривил рот и передернула плечами.

— Это полезно, — уклончиво ответил Стив. — Как брокколи и брюссельская капуста.

Грейс посмотрела на него с сомнением, но сказала:

— По крайней мере, так быстрее, чем съесть тарелку брокколи.

Били засмеялся, спустившись со стремянки с ящиком бананов, хранившемся на верхней полке. Соковыжималка тем временем гудела, сцеживая в стакан насыщенную землисто-фиолетовую жидкость.

— А ребенок будет что-нибудь пить? — спросил Били, пока нарезал бананы ровными частями, чтобы уложить в комбайн.

Стив посмотрел на ребенка — Джордж, — уютно закутанного в одеяло: тот спал глубоким сном без сновидений.

— Думаю, еще примерно час он ничего не захочет. Но налей в стеклянную банку органическое молоко с толченым овсом и добавь несколько капель яблочного сока. Все должно быть безвредным для стражей.

— О, — Били вытянулся на цыпочках, выглядывая из-за прилавка. — Так это маленький страж?

— Да, — вздохнула Грейс. — Он мой брат.

— Ты, наверное, очень гордишься.

А еще завидует, смущена и немного волнуется, судя по тому, что смог уловить в ее эмоциях Стив.

— Мой папа такой же, — ответила Грейс.

— Так ты дочка Дэнни Уильямса? Он постоянно о тебе говорит, — Били подкупающе улыбнулся. — Ты его самая любимая девочка в мире.

Грейс гордо выпрямилась.

— Он самый лучший папа в мире.

— Идеальный союз, как ни посмотри, — сказал Били, поставив перед ней смузи и шоколадное печенье на салфетке. Грейс радостно улыбаясь.

— Спасибо!

Стив взглянул на угощение, потом на Били, но тот лишь поднял бровь и повернулся к соковыжималке, чтобы достать стакан.

— Пока вы пьете, я приготовлю свежее молоко и налью в стерилизованную банку, — сказал он, поставив на прилавок перед Стивом его свекольный сок.

— А я не получу бонус? — спросил Стив, протягивая кредитку, и довольно усмехнулся, когда Били поставил на вторую салфетку золотистый кекс.

— Веганский морковно-имбирный.

Расплачиваясь, Стив проследил взглядом, как Грейси взяла свой стакан двумя руками и заняла место у окна, а потом замялся, пытаясь решить, как переместить к столу одновременно ребенка, сок и печенье с кексом. Вариант оставить коляску без присмотра даже на секунду не рассматривался. Пока Стив думал, Грейс вприпрыжку вернулась к стойке, чтобы помочь, а Били поднял стакан Стива и обошел прилавок, и вместе они справились с задачей.

~*~

— Вот вы где.

Дэнни подошел к столу, яростно размахивая руками, но Стив не переживал. Они сказали Коно, куда идут, а Дэнни был стражем и легко мог уловить их след даже на свежевымытом бетоне под жарким летним солнцем. Да и не сказать, что они пытались спрятаться, хотя в теории это могло бы быть весело и послужить хорошей тренировкой. Даже без учета навыков проводника Стив неплохо умел скрываться и запутывать следы (он фыркнул про себя, потому что "неплохо" было сильным преуменьшением).

— Детка, у тебя губы фиолетовые, — сказал Дэнни, завороженно глядя на его рот. Стив облизнул губы и хитро улыбнулся.

— Пап, ты уже накричался? — спросила Грейс. — Где мама? Джордж теперь будет жить с тобой?

Дэнни хлопнул глазами, опешив то ли от последнего вопроса, то ли от всей их кучи — сложно было понять. Он пихнул руки глубоко в карманы в очевидной попытке прекратить размахивать ими.

— Твоя мать ушла поговорить со Стэном. Джорджу нужны оба родителя, как и тебе, но поскольку он еще очень маленький, мама нужна ему сильнее. Особенно раз он не любит смеси.

Стив прикинул в уме, что это могло означать. Или Рэйчел и Грейс сегодня заночуют у него, или Дэнни собирался остаться с ними в отеле. В продаже было много качественных заменителей грудного молока, но считалось, что дети-стражи развиваются лучше, питаясь молоком матери, а в серьезных вопросах семья для Дэнни всегда выходила на первое место. Дэнни любил Рэйчел, любил Грейс и принял Джорджа как своего даже до того, как выяснилось их родство. Стив знал, что его Дэнни тоже любит, но понимал свое в этой схеме.

— В общем, — Дэнни достал из карманов руки и потер ладони, — сегодня у нас незапланированные семейные посиделки. Чем хочешь заняться, обезьянка?

Грейс посмотрела на Стива.

— Мы можем пойти к тебе, дядя Стив? Поиграть на пляже?

— Конечно, Грейси. Устроим барбекю? — спросил Стив, уже зная ответ.

~*~

— Итак, — сказал Стив, дождавшись, когда Грейс отойдет к воде и не сможет его услышать. — Что происходит?

С тех пор, как они зашли в дом, Дэнни не выпускал Джорджа из рук, прижимал его к груди, давая привыкнуть к звукам своего сердцебиения, и ходил туда-сюда, погруженный в раздумья. В конце концов Дэнни сел в шезлонг, занятый Стивом, вынуждая его подвинуться. Стив сделал глоток пива для храбрости. У него были подготовлены аргументы и доводы, но сначала он хотел выслушать соображения Дэнни.

Подтянув колени к груди, Дэнни положил Джорджа между бедрами и животом, и как только тот освоился в импровизированной колыбели, он с готовностью окунулся в новые ощущения, очарованный видами, звуками и запахи. Это был его первый визит на пляж.

— Он мой сын, Стив.

— Знаю. Я сам тебе об этом сказал, — немного сердито ответил Стив.

Грейс, сидевшая по пояс в воде, посмотрела в их сторону и помахала. Дэнни автоматически помахал в ответ, и Стиву стало спокойнее.

— Я не сойдусь с Рэйчел, — сказал Дэнни. Стив краем глаза покосился в сторону. Нравилось это ему или нет, Рэйчел и Дэнни связывали глубокие и сложные отношения. Их тянуло друг к другу, когда дела шли плохо, у них осталось много общих хороших воспоминаний. Они как вода и калий: гремучая, взрывная смесь. — Мы не счастливы вместе. Нам было интересно, конечно. Секс был великолепным. У нас получилась Грейс, лучшая девочка в мире, а теперь судьба благословила нас этим вторым ребенком. Но мы постоянно кричали друг на друга, ссорились, расходились, то лучшие друзья, то заклятые враги, на Грейс это всегда плохо сказывалось. И будет плохо сказываться на Джордже. К тому же, детка, — Дэнни протянул к нему руку и переплел их пальцы, — ты мой проводник.

— Но что с ним? — Стив кивнул на ребенка. Дэнни проследил за его взглядом, потом посмотрел на Стива исподлобья.

— С Джорджем? А что с ним?

— Ты будешь судиться с Рэйчел за право опеки? — спросил Стив, высвободив ладонь из его хватки.

— Это немного поспешно, тебе не кажется? Да, есть такая вероятность. Но сейчас Рэйчел нужна ему больше меня. Хотя, если я откажусь его возвращать, Центр Стражей поддержит меня на сто процентов. — Дэнни поймал маленькую руку Джорджа между указательным и большим пальцами и легонько ею потряс. — Они скорее всего даже обеспечат меня кормилицей или супер-волшебной, идеально приготовленной детской смесью. Но это же Рэйчел, и она его мама. У меня нет хрустального шара. Я не верю в хрустальные шары. Думаю, нужно дать всему идти своим чередом и пытаться найти лучший способ воспитывать Джорджа и Грейс вместе. Знаешь, к чему все действительно сводится? У меня есть сын, Стив. У меня есть сын.

Стив прислонился к нему плечом. В груди колыхнулась волна ревности.

— Знаю.

Это все еще была ситуации с множеством неизвестных переменных, но Стив умел оперировать неизвестными переменными и знал цену хорошей подготовке.

— Ладно, — он наклонился и прижался губами к виску Дэнни. — Мне нужно сделать кое-что в доме.

— Ла-а-адно? — протянул Дэнни, недоверчиво на него покосившись. — Тогда я начну готовить ужин. У нас есть стейки и креветки?

— Есть, — Стив скатился с шезлонга. — Я буду наверху.

~*~

Сценарий №1 заключался в том, что Рэйчел уйдет от Стэна, или Стэн ее выгонит. В любом из этих случаев результат будет один: ей вместе с Грейс и Джорджем временно понадобится где-то остановиться. Одним из вариантов в таком случае станет дом Стива — Стив уже поменял простынь на двуспальном матрасе в гостевой спальне, открыл настежь окна и начал тщательно пылесосить комнату, а потом собирался убрать влажной тряпкой осевшую пыль. Дополнительные сложности связаны с Дэнни, который сейчас тоже жил здесь, и Стив не собирался скрывать, что между ними взрослые отношения. Впрочем, Рэйчел может выбрать другой вариант: съехать в отель. Если Дэнни решит, что хочет находиться рядом с ней, Стив будет настаивать на первом варианте, как более практичном.

По сценарию №2 Рэйчел останется со Стэном, и тогда вся подготовка Стива окажется пустой тратой времени. Тем не менее, это не повод забить на нее.

— Детка, что ты делаешь?

— Убираюсь, — Стив подвинул ногой "Дайсон для любых поверхностей с системой гигиенической чистки контейнера".

— Это я заметил.

— Где ребенок? — спросил Стив.

— Джордж спит на диване, — Дэнни подошел к нему спереди и обхватил за талию, и Стив машинально опустил на светлую макушку подбородок. — Что происходит в твоей голове?

— Грейс обычно ночует в комнате Мэри. Я подумал, что, если разговор со Стэном пройдет не очень хорошо, Джорджу и Рэйчел тоже может понадобиться место. И будет лучше, если они останутся здесь.

Дэнни застыл. Ядро его полного эмоций существа вдруг сжалось в ожидании, как пружина, готовое отреагировать, как только огонь подожжет фитиль.

— И ты не против?

— Это лучше альтернативы, — осторожно ответил Стив, сжимая Дэнни крепче.

— Какой?

— Такой, в которой ты поселишься с ними в каком-нибудь отеле. Пусть даже временно, не навсегда. Вероятность такого исхода выше среднего.

Дэнни немного отстранился, не разрывая объятий, просто чтобы откинуть назад голову и поймать взгляд Стива.

— И?

— Ты сделаешь то, что должен. Грейс и Джордж всегда будут для тебя на первом месте. И я это принимаю. Они дети. Зависимые. Невинные. Беззащитные, — Стив гулко сглотнул. — Но если Рэйчел поселится с ними здесь, я не собираюсь притворяться, что мы с тобой не вместе. Знаю, официально ты никому не говорил, но только потому, что это не их дело. Мы не скрывали твой переезд, мы ходим на свидания. Мы указали друг друга в медицинских документах, как ближайшие контакты. Я не хочу, чтобы из-за Рэйчел ты перебирался на диван.

— Детка, это ты так заявляешь свои права на меня?

Нотки веселья пронизывал слова Дэнни золотой нитью. Стив задумался и рискнул ответить:

— Да.

— Наконец-то.

Дэнни потянулся за поцелуем, и его теплые руки легки Стиву на поясницу, прижимая ближе. Стив промычал Дэнни в рот, слегка прихватив зубами его пухлую нижнюю губу.

— Па-а-а-ап, — раздался снизу голос Грейс. — Джордж опять странно хнычет.

Тихий смех Дэнни отразился эхом внутри Стива и заполнил уютным теплом.

— Лучше сразу к этому привыкай, — сказал Дэнни. — Дети умеют шестым чувством выбирать самые неподходящие моменты. А их теперь двое.

Они одинаково неохотно отпустили друг друга.

— Кстати, Дэнни, чуть не забыл, — прошептал Стив так, чтобы уловил только его чувствительный слух, и Дэнни остановился на полпути к двери. — Поздравляю, это мальчик.

~*~

Рэйчел появилась на пороге с лицом белее мела. Дэнни уставился на нее, как доктор на пациента, а Стив развернулся на пятках и направился в кухню, потому что мать учила его в подобных обстоятельствах отпаивать всех приторным чаем. Рэйчел англичанка, она точно оценит.

— Ты в порядке? — руки Дэнни беспорядочно летали вокруг Рэйчел. — Уверена? Стэн тебя не...

— Я её не, — перебил Стэн.

Стив замерз. Появления Стэна в их доме он не учитывал.

— Стэн? — произнес Дэнни, а затем, несмотря на кружащийся в воздухе водоворот эмоций, на удивление нейтрально добавил: — Не ожидал тебя увидеть.

У Стива от них разболелась голова. Раньше, до того, как он выдернул Дэнни из скучной обыденной жизни и завербовал в "Пять-ноль", справляться с натиском чужих эмоций было куда проще. Что ж, сам виноват.

— Стэн! — Грейс пронеслась через комнату и повисла у Стэна на талии. — Я думала, что больше тебя не увижу.

Всплеск ревности пробился над другими эмоциями.

— Нам нужно многое обсудить, — продолжил Стэн.

Стив прижал к виску холодные пальцы, встал перед кухонным столом со стаканом воды и сделал глоток, повторяя про себя мантру "я обученный "морской котик"". Нужно перетерпеть, это всего лишь кратковременная перегрузка. Она не должна так сильно влиять на Стива. Хотя, возможно, причина была в том, что самые сильные эмоции — злость, возмущение, боль — принадлежали Дэнни....

— Йоу, детка, — перед глазами возникло любимое лицо. — Ты здесь? Я думал, только стражи впадают в транс.

— Я собирался заварить чай. Рэйчел в порядке? Она выглядела какой-то бледной.

Рука Дэнни легла на его запястье, пальцы нащупали пульс.

— Думаю, для чая тебе понадобятся чашки.

— Пап, я поставлю воду.

Грейс прошла мимо них и опустила чайник в раковину. Струя из крана, ударившись о металлическое дно, заполнила кухню звонким урчанием.

— Что происходит? — неожиданно севшим голосом прохрипел Стив.

— Ничего. У нас была цивилизованная беседа, — Дэнни склонил голову набок. — Подумать только. Твоих рук дело?

— Что? — опешил Стив. Да, он был проецирующим эмпатом, но сейчас-то он ничего не делал. Он бы не стал, это было бы безнравственно. Но, похоже, он выпал из времени, сам того не заметив.

Дэнни прочитал обиду на его лице.

— Прости, детка. Я знаю, ты бы так не поступил.

"Кажется, поступил, — подумал Стив. — Я хотел, чтобы все успокоились".

— Давай помогу, обезьянка, — сказал Дэнни в сторону и отошел. Стив услышал, как щелкнул чайник. — Чай для мамы и Стива. А мы со Стэном будем кофе.

— Можно, я заправлю кофеварку? — спросила Грейс.

— Конечно.

Неужели Стив вынудил всю семью успокоиться милой мысли? Даже возможность такого его ужасала.

— Стив? Твое сердцебиение подскочило. Ты хорошо себя чувствуешь? — Дэнни снова оказался рядом и накрыл его лоб ладонью. — Ого, ты весь вспотел.

— Мне нужно выйти.

Стив оттолкнулся от стола и быстрым шагом вышел из кухни, пересек столовую, а оттуда направился прямиком на веранду, к океану.

— Стив!

Он выбежал на пляж, сбрасывая на ходу рубашку и футболку. На песке он скинул слабо зашнурованные ботинки. Стоя по колено в воде, расстегнул пояс.

— Стив!

Вскинув руки, он нырнул навстречу поднявшейся волне, с силой оттолкнулся и стрелой пронзил воду. Океан был его убежищем, Стив понимал его. В океане он двигался быстрее и эффективнее, чем на земле. Как только над головой прошла сметающая волна, он вынырнул на поверхность, сделал большой глоток воздуха и размеренным кролем поплыл прочь от берега.

Ощущения были приятными, уютными. Всплеск энергии, вызванный физической нагрузкой и стремлением к совершенству в движениях, затопил его разум. Намокшие штаны тянули вниз, и Стив компенсировал их вес, как его учили. В воздух прокралась вечерняя прохлада, но вода не успела остыть, и согнутые руки легко врезались под углом в ее поверхность. Между гребками Стив делал вдохи.

Он плыл, пока истощение его наконец не замедлило. Вода вокруг казалась идеально спокойной и непроглядно темной. Без движения стало сложнее оставаться на плаву — сказывался слишком низкий процент жира в организме. Стив перевернулся на спину, вытянув руки над головой, затем раскинул их в стороны и задрейфовал сознанием и телом.

~*~

— Черт. Черт. Черт.

Сжимая поручень катера до боли в пальцах, Дэнни взглядом изучал поверхность океана. Волн к счастью не было, по водной глади расходилась лишь рябь от колебания естественных движущих сил. Дэнни открыл каналы восприятия как никогда широко, пытаясь найти на необъятных просторах одного конкретного человека.

— Ты его видишь? — спросил из-за штурвала Стэн. Катер они позаимствовали у соседей Стива.

— Тихо! Заглуши двигатель.

Стэн выполнил приказ с впечатляющей скоростью, и Дэнни прислушался.

— Там! — указал он, фокусируя взгляд впереди.

Стив расслабленно дрейфовал на спине. Его голова запрокинулась и почти ушла под воду, только рот и нос выступали над поверхностью. Его глаза были закрыты, а губы приоткрыты. Вода билась об него со слабыми всплесками.

В сознании Дэнни напрочь стерлась память о том, что произошло между этим моментом и следующим, но вдруг он оказался за бортом и яростно плыл вперед, продвигаясь резкими, порывистыми гребками — Стив любя называл это "стиль по-собачьи, модифицированный".

— Стив. Стив.

Ответа не было.

Дэнни схватился за него и тем самым нарушил хрупкое равновесие: тело Стива перестало плыть, осело в руках Дэнни и с мрачной решимостью начало тонуть. Дэнни в ужасе нырнул следом, неуклюже поймал Стива под локоть и попробовал оттолкнуться ногой. Они быстро шли ко дну. Снова и снова Дэнни отталкивался, стараясь поднять их обратно. Все происходило совсем не так, как на тренировках по спасению утопающих с инструктором в бассейне, Стив висел мертвым грузом и совершенно не помогал. Они опустились еще глубже. В отчаянии Дэнни заставил себя оторваться от Стива и переместился к нему за спину, чтобы уложить его долговязую фигуру на свою грудь. Наконец ему удалось вынырнуть на поверхность и сделать жизненно необходимый вдох.

— Дэнни! — заорал Стэн. Рядом с головой Дэнни с плеском приземлился надувной спасательный круг. Дэнни бешено вцепился в него и подтянул ближе — плавучесть сейчас была очень кстати. Он понимал, что наверняка делал все неправильно и неэффективно, но с помощью круга и собственных сил ему удалось надежно устроить затылок Стива у себя на плече. Потом он поднес ладонь ко рту и носу Стива и когда почувствовал, как по коже скользнуло прерывистое дыхание, с плеч будто камень упал.

Стэн отбуксировал их за веревку, которой прикрепил брошенный круг к катеру. Вблизи стало слышно, как он матерится, что было неожиданно и необычно. Про себя Дэнни даже простил Стэна за то, что тот был козлом. Сам он всю дорогу держал руки над лицом Стива, защищая от попадания воды.

— Я держу его, держу, — Стэн перегнулся через поручень и крепко сжал руку у Стива на плече.

Вытаскивать из воды бессознательное тело оказалось непросто, особенно на раскачивающуюся поверхность. Дэнни и Стэн работали в паре, чтобы затолкать Стива на палубу в хвосте катера. Смешно, но, подумав об этом, Дэнни услышал в голове голос Стива: "Корма, а не хвост". Плевать он хотел, как это называется. Здесь был уступ, а значит, сюда было легче затащить мертвый груз. И Стив был без сознания, а не мертвый, напомнил себе Дэнни. Он чувствовал биение работающего сердца.

— Не ударь голову, — прохрипел Дэнни Стэну. Опираясь на круг, он достал ногами до нижней ступеньки, стиснул зубы и приподнял плечи Стива над водой, а Стэн подхватил его подмышки и потянул на себя. В маневре не было изящества или легкости — он буквально силой выволок Стива на катер и повалился на деревянный помост вместе с ним. Дэнни вскарабкались следом, ухватившись за поручень, а затем упал сверху.

— Осторожнее, — буркнул Стэн, как раз пытавшийся выбраться из-под Стива. Когда Дэнни подобрался ближе, он настороженно замер.

— Стив? — Дэнни приложил ухо к груди Стива. Близость была ему не нужна, но она помогла. Он услышал проникающий в легкие воздух и не уловил в дыхании даже слабых намеков на хрип и одышку, хотя Стив вдохнул немного соленой воды. — Стив? — еще раз позвал Дэнни, осознавая, что Стэн за ним наблюдает. Быстрым движением он задрал Стиву веки: радужка огибала тонкой зеленовато-синей линией черный как смоль зрачок. Второй глаз выглядел так же. Дэнни пробежался убер-чувствительными пальцами по черепу — никаких признаков травмы головы. О том, что Стив накануне ел, он и так знал (они ели одно и то же), значит реакция была вызвана не отравлением.

— Дэнни, не хочешь убрать с меня своего... Стива? — спросил Стэн.

Дэнни нахмурился, но бережно приподнял затылок Стива, а другой рукой обвил его плечи и переложил себе на колени. Стэн осторожно вытащил из-под Стива ноги и отодвинулся подальше.

Погладив пальцами по высокой скуле Стива, Дэнни прошептал:

— Стив?

Стэн присел рядом с ним.

— Он твой направляющий, да?

Дэнни вскинул голову, и Стэн резко отступил, раскинув в стороны руки примирительным жестом.

— Я, э-э-э, поверну к берегу.

— Поверни, — отозвался Дэнни, дожидаясь, пока тот отойдет. Стэн не сразу кинулся к штурвалу. Он полез в карман и достал свой айфон.

— Связь ловит. Если хочешь, я попробую дозвониться до скорой помощи.

— Нет, — не задумываясь ответил Дэнни. — Возвращаемся домой.

Стянув с себя ветровку, Стэн бросил ее Дэнни. Куртка пахла совсем неправильно, но Дэнни накрыл ею голую грудь Стива, потому грубо сказал:

— Спасибо.

Стэн ничего не ответил, хотя даже после того, как он отвернулся, запустил мотор и направил катер обратно к берегу, Дэнни ощущал его тяжелый взгляда. Теперь ему известно, что Стив направляющий. Что сделает с этой информацией жестокой, богатый и прагматичный бизнесмен, готовый прибегнуть к шантажу, когда это выгодно? Дэнни уперся взглядом в уязвимую точку на шее Стэна. Что ж, он мог быть даже более жестоким и прагматичными. Исчезновение Стэна безмерно упросит всем жизнь. Рэйчел освободится от сложного и конфликтного брака. Чужой Дэнни человек не получит немедленный и беспрепятственный доступ к его дочери и сыну.

Дэнни рассмеялся своим мыслям. Считалось, что у всех стражей есть темная сторона, но то, о чем он думал, было на грани идиотизма.

— Эй, детка, — он снова погладил Стива по щеке. — Мне нужна моя совесть.

Прежде Стив успешно отговаривал его от нанесения Стэну тяжких телесных повреждений.

— Разве не странно, что человек вроде Стива стал направляющим? — сказал Стэн, играя в кости со смертью.

— Ага, ведь люди всегда идеально вписываются в отведенные им роли, — огрызнулся Дэнни.

— И что, вы теперь вместе, и он просто сорвался? Что произошло?

"Просто сорвался" было неточным определением, хоть и близким. Срывались обычно стражи, чаще всего подростки, если способности проявились у них не с самого детства. Внезапное перенасыщение сенсорной информацией в сочетании с дисбалансом гормонов приводило к нервному срыву. А направляющие просто… были и всё. Дэнни понял, что совсем не представлял, как справлялись с перегрузкой они.

— Ну же, вернись ко мне, — он склонился над Стивом, загораживая от посторонних глаз и оставил легкий поцелуй на его приоткрытых губах. — Я здесь. Я с тобой.

Он больше почувствовал, чем увидел, как тело Стива слабо встряхнуло.

— Детка? — Дэнни затаил дыхание, осторожно проведя большим пальцем по тонкой коже под его глазами и чуть задевая длинные ресницы.

— Дэ...

Звук был едва слышен, но исключительный слух стража смог его уловить. Катер, казалось, сделал восторженный рывок вперед.

— Привет. Ты вернулся.

— Дэнни?

Стив заморгал. Переход от бессознательного состояния к пробуждению произошел быстро и одновременно на всех уровнях: Стив вдруг стал собранным и встревоженным.

— Все хорошо, — Дэнни успокаивающе погладил его от шеи до его плеча, закрытого курткой.

— Ты в порядке? — спросил Стив, прытко развернувшись, и встал перед Дэнни на корточках, как чертик из табакерки. Он прижал к лицу Дэнни широкую ладонь и внимательно заглянул в глаза.

Дэнни отвел его руку и переплел вместе их пальцы вместе. Его не волновало, что подумает Стэн.

— Это я должен у тебя спрашивать.

— Почему? — Стив непонимающе нахмурив брови и наконец огляделся: увидел Стэна у штурвала, окинул взглядом состояние океана, отметил густеющие вокруг сумерки. Выпрямив спину, он безошибочно нашел взглядом сушу. Не знай Дэнни лучше, решил бы, что перед ним страж.

Стив шумно выдохнул.

— Черт.

— Не то слово! — подхватил Дэнни. — О чем ты думал? Что это за номер? Какого хрена?

Выражение на лице Стива их хмурого плавно перетекло в страдальческое, а потом за милисекунды — в ликующее.

— Ты злишься, — сказал он радостно.

— Чего? — Дэнни осекся, сбитый с толку. — У тебя что, на самом деле сейчас аневризма?

— Нет.

А затем Стив уставился на Дэнни с орлиным вниманием, и Дэнни замер, пойманный в тиски его неумолимого взгляда. Узловатые борозда между его бровей казалась для зрения стража огромной, как Гранд-Каньон.

Что бы Стив ни увидел, его это удовлетворило. Он взял лицо Дэнни в ладони и потянулся вперед, и Дэнни машинально наклонил голову. Губы Стива были сухими, с привкусом морской соли и истощения — это явно указывало на обезвоживание.

Стив отстранился и негромко произнес:

— Ты слишком много думаешь.

Дэнни мог бы с этим поспорить. Насколько он видел, на катере не было ни питьевой воды, ни припасов. Когда Стив рванул в проклятый океан, Дэнни заскочил на борт, ни о чем не думая. Стэн присоединился, пока он пытался завести мотор.

— Тебе нужна жидкость, ты обезвожен.

— Переживу.

Стив быстро чмокнул Дэнни в губы, потом развернулся в попуконтролируемом падении и сел рядом, вытянув длинные ноги и откинул голову на планширь.

— Детка? — обеспокоенно спросил Дэнни.

— Просто берегу энергию.

Дэнни приобнял его и потянул на себя, пока тяжелая голова не легла аккурат в изгиб между его плечом и шеей, как бейсбольный мяч в перчатку. Колючие влажные волосы Стива щекотали ухо, но Дэнни даже не дернулся. Заметив, что Стэн наблюдал за ними, он сдвинул брови и посмотрел в упор на непрошеного свидетеля. Стэн смущенно отвернулся и снова сосредоточился на навигации.

Стив тихо засопел. Звук был нездоровым — то неестественно голодный вдох, то резкий выдох через открытые губы. Стив начинал сопеть только когда заболевал или был очень пьян. Дэнни немного отодвинулся, чтобы принять на себя больше его веса.

— Скоро мы будем дома. Отдыхай, я посторожу.

Удивительно, но Стив послушался и погрузился в вязкий, усталый сон, лаская шею Дэнни теплым дыханием.

~*~

Стэн пришвартовал катер у небольшого деревянного причала Хиллсов, ловко спрыгнул на берег с веревкой в руках и надежно его привязал.

— Стэн! — раздался над головой голос Рэйчел. — Ты нашел его?

— Да.

— Слава Богу.

Дэнни услышал, как они подошли друг к другу и обнялись, как подскочила частота сердечных сокращений Рэйчел, потом ее вдох, когда она, вероятно, вытянувшись на цыпочках, прильнула к Стэну и поцеловала. Покосившись взглядом на темную макушку Макгарретта, пристроенную на плече, Дэнни ощутил прилив нежности.

— Дэнни? — Рэйчел шагнула в его сторону, и запах ее цветочных духов стал сильнее. — Стэн сказал, что ты не захотел... — она запнулась, с досадой фыркнула, но, как обычно, собралась в ту же секунду. — Нам нужно ехать в больницу?

Она всегда забывала, чтобы правильно говорить "специальная больница". Дэнни посмотрел на нее, вытянув голову через борт, и ответил:

— Нет.

— Ты уверен? — настойчиво спросила Рэйчел, потому что настойчивость (или настырность) — ее второе имя.

Дэнни освободил одну руку и приложил к щеке Стива ладонь.

— Эй. Пора просыпаться.

— А?.. — промычал Стив и тут же выпрямился. Дэнни в очередной раз восхитился его способности за мгновения приходить в себя.

— Мы вернулись. Надо перебираться в дом.

— Ладно. — Стив поморщился и встряхнул головой. — Такое чувство, что меня пропустили через мясорубку, — признался он сонно.

— Коммандер, — сказала Рэйчел. Стив резко развернулся к ней.

— О. Рэйчел, привет. Как дела?

— У меня все хорошо, коммандер. А у вас?

Стив молча взглянул на Дэнни, чем-то недовольный, но чем именно — Дэнни не понимал. Все, чего ему сейчас хотелось, это побыть со Стивом наедине, узнать, какая блядская вошь его все-таки укусила в задницу и вызвала срыв. Дэнни потер лицо, устыдившись лексики внутреннего монолога в непосредственной близости от своих детей. Ого. Множественное число.

— Э-э-э, — произнес Стив, поднимаясь на ноги. Дэнни тоже встал, готовый подстраховать, если понадобится, но Стив самостоятельно, хоть и без привычной грации в движениях, выбрался на причал. Он снова взглянул на Дэнни, потом закрыл глаза и потер переносицу.

— Стив? — Дэнни спрыгнул с катера и взял его за локоть. — Рэйчел, вызывай скорую.

— Нет! — От общего внимания Стив вытянулся как по стойке "смирно", разве что честь не отдал. — Рэйчел, Стэн. Вам всегда рады в нашем доме, но сейчас нам с Дэнни нужна пара часов наедине. Личные дела. Хотя, Дэнни, если тебе нужно поехать с Рэйчел и детьми, то все порядке.

— Что?! — вырвалось у Дэнни.

— Конечно, коммандер, — легко согласилась Рэйчел. Стэн уверенно встал рядом с ней.

— Дэнни? — спросил Стив.

— Я остаюсь, — не раздумывая сказал Дэнни. Теперь была его очередь молча смотреть на Рэйчел. Он поверить не мог, что Стэн все еще хотел попытаться сохранить свой брак. С другой стороны, Дэнни тоже готов был сойтись с Рэйчел снова даже когда думал, что Джордж не его сын. И часть его действительно хотела, чтобы Рэйчел, Грейс и Джордж остались под крышей Стива, но как бы все это выглядело? Особенно когда сама Рэйчел хотела быть со Стэном. Полный пиздец.

— Спасибо, — сказал Стив. Сложно было понять, к кому он обращался. — А теперь прошу меня извинить.

С высоко поднятой головой он направился в сторону дома.

— Личные дела? — лукаво спросила Рэйчел.

— Вообще-то, да, Рэйчел. Ударение на "личные", — Дэнни изобразил на пальцах маленький квадрат. — Между мной, стражем, и коммендером Макгарреттом, моим направляющим.

— Коммандер твой направляющий? — переспросила Рэйчел, слегка наклонившись вперед, как будто проверяла, действительно ли Дэнни — это Дэнни.

— И почему все так удивляются?

— Не знаю. Потому что он такой... — Рэйчел на мгновение поджала губы, — … высокий.

— Высокий, — тупо повторил Дэнни. — Высокий.

— Ты понял, о чем я, — она развернулась кругом и пошла в дом, размахивая туфлями на высоких каблуках, свисавшими с ее согнутого указательного пальца. Стэн пожал плечами и отправился за ней.

Дэнни задрал голову к небу, сфокусировал взгляд на изогнутом Млечном Пути. Зрение стража позволяло ему разобрать в сгустках мутных светлых пятен отдельные звезды, хотя световое загрязнение над Гонолулу мешало увидеть все раздолье панорамы. Вид в каком то смысле заставлял взглянуть на мир шире.

— Стив, подожди. Я иду.

Дэнни поспешил в дом.

~*~

— Дядя Стив, с тобой все в порядке?

Грейс выбежала ему навстречу, но, оказавшись вблизи, резко затормозила. Стив понял, что на нем только промокшие насквозь штаны и больше ничто.

— Да, Грейси.

Он закрыл за собой дверь. Грейс смотрела на его босые ноги как завороженная.

— Почему ты сбежал?

— Кажется, я, — Стив почесал затылок, морщась от соли в волосах, — случайно сделал кое-что плохое. Это меня удивило, и я растерялся.

— Кое-что — это что?

Стив не ответил. Он посмотрел через окно на Дэнни, пойманного светом лампы на веранде, который, склонив голову, прислушивался к разговору. Рэйчел оказалась в ловушке между их взглядами и застыла лицом к Дэнни, держась за дверную ручку.

— Ты нянчила Джорджа? — Стив спросил, решив сменить тему.

Грейс гордо кивнула.

— Не то чтобы нянчила, мама отошла всего лишь на пляж. Но в доме никого не было, так что да, мне доверили присматривать за Джорджем.

Стив бесшумно прошел через столовую в гостиную увидел на диване гнездо из подушек — импровизированную детскую кровать.

— Ладно. Мне нужен душ. Увидимся позже, Грейс.

И он снова сбежал — иначе это не назовешь.

Впрочем, про душ он не лгал. Вода успокаивала, а в чистоте было легче найти равновесие. Он бросил штаны в корзину для белья в спальне и голышом прошел в ванную. Открыв кран, он встал под напор и с готовностью встретил холодную жалящую струю. Когда вода не прогрелась, он тщательно намылил волосы, втирая пену в череп, потом планомерно стал двигаться от головы к пяткам, начищая кожу, еще чувствительную от морской соли, грубой губкой. Наконец он смыл с себя пену и устало прислонился к кафельной стене, слегка откинув голову и позволяя струе попадать в рот.

— Стив, ты в четыре раза превысил трехминутный лимит, предусмотренные флотом для душа. Мне войти и вытащить тебя?

Стив вздрогнул, вынырнул из полудремы и чуть не поскользнулся. Дэнни проник в ванну со скоростью молнии.

— Вылезай оттуда.

Он отдернул занавеску, пихнул Стиву в руки полотенце и, дождавшись, когда Стив обернет его вокруг талии, протянул руку. За всю свою сознательную жизнь Стив впервые чувствовал себя королевой Англии, переступающей через лужу, но помощь Дэнни он принял, сжал его руку и одним широким шагом вышла из душа.

— Идем, детка, — Дэнни повел его в спальню. — Пиздец, да ты еле на ногах стоишь.

— Я должен...

— Нет, Стив.

Дэнни развернул его кругом и каким-то образом усадил на застеленную кровать.

— Дэнни?

— Позже.

На голову Стива упало еще одно полотенце. Пока Дэнни энергично вытирал его волосы, Стив расслабленно раскачивался, впав в легкий транс от грубой ласки. Он удивленно моргнул, когда полотенце исчезло с головы. Дэнни перешел к спине и плечам, безжалостно поднял его руку и протер предплечья, бицепсы, подмышки, потом переключился на грудь и другую руку.

— Я понял. Ты считаешь, что сделал что-то направлятельское, и это тебя напугало. Но мы можем обсудить это позже.

— Направлятельское? — вяло прогудел Стив. Дэнни ткнул пальцем в центр его груди и толкнул назад. Стив послушно опрокинулся на спину, отстраненно наблюдая, как Дэнни поднял его ноги за лодыжки и развернул, чтобы уложить вдоль кровати.

Через какое-то время, уже на полпути в страну глубокого сна, он почувствовал, как Дэнни прижался ухом к его груди.

— Ты немного хрипишь. Придется не спускать с тебя глаз.

— Или ушей, — пробормотал Стив.

— Очень смешно. — Дэнни оставил над его сердцем смазанный поцелуй. — Спи, Стивен.

Перед тем, как Стив окончательно провалиться в сон, ему показалось, что Дэнни начал вытирать пальцы у него на ногах.

~*~

Стив крепко спал, а Дэнни размышлял над тем, что случилось. Странности перешли на совершенно новый уровень.

Стянув с талии Стива влажное полотенце — тот даже не дернулся, — Дэнни бросил его в угол, чтобы завтра утром отнести в стирку, потом закутал Стива в простынь и тонкое ватное одеяло. В окно он увидел, как Рэйчел, Стэн и дети отъехали от дома, проверил все комнаты, немного задержавшись над пустым гнездом из подушек для Джорджа, и переключил сигнализацию на ночной режим, хотя на часах было только восемь тридцать. Ляжет спать пораньше, не сломается. В долгосрочной перспективе это даже пойдет ему на пользу. Рубашка, брюки и белье приземлились поверх полотенца.

Дэнни был убежденным гедонистом, но принял самый быстрый душ в своей жизни, только чтобы смыть раздражающий соляной налет и убрать ощущение стягивающей сухости на коже. Обратно он выскользнул, избегая смотреть в запотевшеее зеркало, потому что не хотел видеть состояние своих волос.

В спальне Дэнни с глухим стуком шлепнулся на кровать и как обычно раскинулся по своей половине матраса. Стив даже не шелохнулся. Вот если бы Дэнни попробовал лечь аккуратно, тот бы наверняка проснулся в мгновение ока. Как следует взбив подушку до удовлетворяющей мягкости, Дэнни положил ее в изголовье, откинулся на нее спиной и, повертевшись, устроился так, чтобы прижиматься к плечу Стива бедром. Все-таки для сна было слишком рано, а пара часов с последней начатой книгой — рецепт хорошего отдыха. Зрение стража давало Дэнни возможность читать в темноте, не мешая Стиву.

Когда он был на восемьдесят третьей странице, Стив пробормотал под нос что-то похожее на "картофельный омлет" и перевернулся на бок, спиной к Дэнни. Отложив книгу сторону, Дэнни склонился над ним. Было и так понятно, что Стив по-прежнему спит, но все равно хотелось на него посмотреть. Его невероятно длинные ресницы мило закручивались на кончиках.

— Бля, ты меня с ума сводишь.

Дэнни бросил книгу на тумбочку рядом с кроватью, сполз вниз по подушке и обнял Стива со спины. Уткнувшись носом в теплую шею, он закрыл глаза и расслабился.

~*~

Сто тысяч лет спустя или, может, двенадцать часов спустя Стив сонно моргнул. Его тело все еще спало, ощущалось непривычно вяло и инертно, пока сам Стив взглядом оценивал обстановку вокруг: дом, спальня, утро, кровать, один. Больше всего он хотел остаться под одеялом, в тепле и уюте.

— Стив, ты очнулся, — послышался голос Дэнни. С краю кровати просел матрас. Должно быть, Дэнни сейчас смотрел на него с лазерным фокусом.

Стив пошевелился и застыл. Как каждый мускул его тела протестовал попыткам двигаться и ясно заявлял о том, что накануне подвергся насилию. В глазах побелело от нарастающих мышечных спазмов.

— Детка?

Черт, как же долго он плавал? Стив заставил себя расслабиться и не сопротивляться боли, как его учили. Ему срочно нужны электролиты и обезболивающее. Или хотя бы стакан простой воды.

— Стив, — серьезно сказал Дэнни. — Поговори со мной.

— Прости. Кажется, я потянул мышцы во время заплыва, — Стив привстал на локтях и поморщился: — Я в порядке.

— Ну, это не тебе судить. Лежи на месте, принесу таблетки.

С кряхтением и, пожалуй, излишней мелодраматичностью Стив оторвал себя от подушки и вытянулся, напрягая и расслабляя мышцы ног и пресса. Да, он действительно перестарался.

Дэнни вернулся с подносом, нагруженным с овсяными хлопьями, бутербродами, стаканом апельсинового сока, чашкой чая, упаковкой Нурофена, миской отрубей и бадьей кофе. Он сел на кровать, подогнув под себя одну ногу и свесив другую с краю, установил поднос у Стива на коленях, взял кофе.

— Дэнни, — начал Стив.

— Еда, сок, Нуроффен, разговоры. Именно в таком порядке.

Стив молча откусил бутерброд, запил глотком сока, а следом закинул в рот с две красные таблетки. Дэнни наблюдал за ним без выражения, так что Стив показал ему язык в доказательство, что все проглотил.

Дэнни покачал головой.

— Ты как ребенок.

— Ребенок, — внезапно трезво произнес Стив. — Что вчера случилось? Рэйчал забрала Грейс и Джорджа к Стэну?

— Стэн... — с удивлением в голосе ответил Дэнни, — он хочет сохранить брак. Рэйчел тоже. И, судя по твоей гримасе, ты этому не рад? Хотя, нет, вообще-то я даже не уверен, что означает твоя гримаса.

Дэнни и его любовь все классифицировать. Стив пожал плечами. Поблизости не было зеркала, но он подозревал, что его лицо сейчас отражало мысли.

— Ладно, давай так. Прошлым вечером ты что-то спроецировал, — продолжил за него Дэнни. — Потом от чувства вины слетел с катушек и почти утопиться. Кстати, об этом мы поговорим отдельно. Но, во-первых, что именно ты, по-твоему, сделал? И откуда знаешь, что действительно это сделал?

Стив снова поднял стакан, чтобы дать себе время проанализировать вопросы.

— Думаю, я спроецировал на всех спокойствие. Исходя из того, что вы с Рэйчел не орали друг на друга, особенно когда на пороге появился Стэн, я на девяносто процентов уверен, что сделал это. Но не нарочно.

Это прозвучало так беспомощно, что Стив скривился. Он не беспомощный. Черт.

Сквозь опущенную завесу ресниц он наблюдал за тем, как Дэнни переместился на свою сторону кровати, к собранным в изголовье подушкам, и затих. Черты его лица не выдавали ни малейшего намека на злость. Стив решительно обуздал свою эмпатию, не желая даже предполагать, что Дэнни сейчас чувствовал.

— Спокойствие, — задумчиво произнес Дэнни. — Спокойствие.

— Все были очень раздражены, — вырвалось у Стива. — Грейс на грани слез. Ты как бочонок с порохом. Я...

— Ты — что? — надавил Дэнни, положив руку ему на лодыжку.

— Расстроился. Ревновал. — Стив закрыл глаза. — Я знал, что должен успокоиться, поэтому ушел на кухню помедитировать.

— И пока ты успокаивался, заодно всех нас успокоил, — подытожил Дэнни.

— Случайно. Но, да, думаю, что так и было.

— Детка, — Дэнни похлопал по его ноге. — Открой глаза.

Стив послушался. Дэнни рассматривал его, зажав между губами кончик языка.

— Да, тебе не стоило так делать. Но... — он вздохнул, — Серьезно, спокойствие? Спокойствие? Что-что, а спокойствие я как-нибудь переживу. Я уж боялся, что ты наложил зомби-любовь на Рэйчел и Стэна.

Стив вздрогнул и недоверчиво повторил:

— Зомби-любовь?

— Ну, знаешь, рабскую, одурманенную, искусственную влюбленность, — Дэнни отмахнулся и вернулся к сути: — Мне бы не хотелось повторений, но это была случайность и, признаюсь, учитывая, что там была Грейс, я рад, что мы с Рэйчел не перешли на типичную ругань. Так что за этот раз я даю тебе амнистию.

— Дэнни.

— Стивен. — Рука Дэнни на его лодыжке крепко сжалась. — Ты чуть не убил себя, потому что страдаешь даже от мысли, что можешь нами манипулировать, — он стиснул зубы. — Соглашайся на амнистию и не возникай.

— Принято, — уступил Стив, потом взял его руку прижал к сердцу.

— Какой ты романтик.

Дэнни фыркнул и, соскользнув с кровати, наклонился за поцелуем. Более приятного способа почувствовать кофе на губах по мнению Стива не существовало, но умиротворяющее облако, которое обволакивало его ощущения, плавно перетекло в замешательство.

Стив отстранился.

— Дэнни?

Дэнни щелкнул языком и поморщился. Его пальцы сомкнулись на запястье Стив, брови нахмурились.

— Кислоты, свободные радикалы, гормоны стресса.

— Дэнни, — повторил Стив.

— Помнишь, как ты завалил Мэлоун своей жуткой эмпатической суперсилой?

— Люблю, когда ты так это называешь, — холодно ответил Стив, но понимал, что Дэнни лишь формулирует таким образом свое понимание вещей.

— А потом ты вырубился и проспал три дня, как овощ на грядке.

— Не уверен, к чему ты клонишь со своими аналогиями, но да. — Стив отлично помнил. Это был определяющий момент его становления как проэцирующего эмпата. — Она меня тоже сильно задела. Я решил, что долгий сон связано с этим.

— Возможно и нет. — Дэнни поднял руку Стива и коснулся кончиком языка внутренней части его запястья, пробуя на вкус. — Думаю, у тебя было переутомление. И в тот раз, и вчера.

— Я же почти ничего не делал. Я просто... — Стив высвободил руку из пальцев Дэнни и провел ею по лицу. — Я не знаю, что делал вчера.

— Давай уберем это, — сказал Дэнни, поднимая с колен Стива поднос и отставляя его в сторону, а потом занял его место, навис над Стивом на четвереньках и блокируя от остальной комнаты. На мгновение они коснулись лбами, затем Дэнни сел на его бедра. Ничего возбуждающего, к сожалению, для Стива в этом не было, потому что взгляд Дэнни все время изучающе его сверлил.

— Детка, ты едва признаешь в себе направляющего. Ты избегал этой роли всю свою жизнь, потому что тебе пришлось. Ты прочитал пару брошюр и заглянул на sentinelcentral.com. Но ты вроде как супернаправляющий, — Дэнни сжал руки в кулаки. — Нам нужно с кем-нибудь об этом поговорить.

— С кем? — спросил Стив. Дэнни знал, в каком они положении. Их расчет был на то, что тому времени, как Центр Стражей сложит два и два и признает в них стража и направляющего, они со Стивом станут уже опытной, зрелой парой, и разделяя их, Центр только навредит. Кроме того, Центр получит наглядное предтверждение, что не менее шести месяцев целевым отрядом губернатора Гавайских островов успешно руководил направляющий. Если сейчас открыто обратиться за помощью, это разрушит их долгосрочные планы и привлечет к ним внимание.

— Есть только один направляющий на планете, которому я безоговорочно доверяю, — Дэнни нахмурился. — Кроме тебя, конечно, но это само собой, дурачина. Мой отец.

— Но твой отец не может делать эту... — начал Стив, но быстро умолк.

— Эту? — Дэнни подвигал пальцами у виска, видимо, иллюстрируя проэцирующую эмпатию. — Но он все равно направляющий. Он сможет поделиться информацией. Дать совет.

— И что ты предлагаешь? Поехать в Нью-Джерси?

— Нет, — Дэнни посмотрел на часы и слез со Стива, забрав с собой приятное тепло. — Сейчас в Нью-Джерси восемь утра. Мы заставим их приехать сюда.

— Их?

— Моих маму с папой, — усмехнулся Дэнни. — Забронирую им рейс по твоей кредитке. Лучше стряхни с нее пыль, детка, только первый класс.