Actions

Work Header

Драбблы с фестов

Chapter Text

23-05. Стайлз/Скотт, А+, "Безумие вполне может сделать не только сумасшедшим, но ещё и счастливым."

200 слов

Скотт легонько касается пальцами спины под собой, пересчитывая крохотные родинки, давно отпечатавшиеся на обратной стороне век. Созвездия, крошечными точками отмечающие на коже Стайлза каждый день, который они провели вместе. Скотт собирает доказательства того, что они все еще есть друг у друга - оставляя отпечатки пальцев на бедрах, пропитывая общим запахом каждый миллиметр тела, впитывая каждый вдох и выдыхая в ответ.
Каждый его сон начинается с боли и ужаса, с попытки вырваться из плена оплетающих, пронзающих его корней, с крика боли, с осознания, что он похоронен живьем под Неметоном и никогда не выберется назад. Каждый раз, засыпая, Скотт сходит с ума в клетке. Безумие преследует его по пятам, и отступает под внимательным взглядом ореховых глаз.
Скотт не знает, с какими монстрами борется Стайлз в своих кошмарах, но он бережет его сон, ласковыми прикосновениями прокладывая для него дорожку в явь. Когда Стайлз устанет сражаться и проснется, они сменят друг друга. Когтистые лапы вонзятся в мягкую землю, готовя волчье тело к очередной схватке, а Стайлз по эту сторону снов будет перебирать мягкие волосы и нежнейшими поцелуями плести цепь якоря, который будет держать Скотта.
Их безумие - одно на двоих, они научились с ним жить и они счастливы.
Какое им дело до тех, кто зовет их сумасшедшими?..

Chapter Text

23-03. Стерек. "Чья это кровь, Стайлз?"

195 слов

Дерек просыпается от влажного стука вязких капель об пол, передергивается, сбрасывая липкое ощущение ночного кошмара, встает и идет на звук.
В его новом доме не так уж много комнат, но ему приходится обойти каждую, чтобы никого не найти. Звук не умолкает и не усиливается, он везде одинаков, мокр, навязчив и пугающе реален.
Дерек перестает его различать за грохотом бьющегося в глотке сердца, останавливается, закрывает глаза и пытается успокоиться. Он медленно поворачивается вокруг себя и открывает на пробу один глаз. Прямо за Дереком стоит шаман с закрытыми глазами.
Дерек делает шаг назад и шаман следует за ним, оставляя за собой дорожку красных капель.
- Чья это кровь, Стайлз? - тихо спрашивает Дерек.
- Моя, - почти неразлечимо шепчет тот в ответ и протягивает Дереку сердце. Оно бьется в руках шамана словно живое, и оборотень с трудом отводит от него взгляд. На него с лица Стайлза смотрят пустые глазницы.
- Твоя, - шелестит голос прямо в голове, и Стайлз делает еще один шаг, продолжая протягивать Дереку свой подарок.
Дерек отступает, оступается, падает, и последнее, что он видит - падающий на него Стайлз, бережно прячущий сердце между их телами. Одно на двоих - продолжение кошмара или очередной ритуал потерявшего разум шамана?..

Chapter Text

23-12. Дерек/Стайлз/Питер. Вынужденное сотрудничество, неожиданно переросшее в странную привязанность.

216 слов

Дом далеко. А у некоторых его нет и в неведомом далеке.
Дорога ложится под колеса и лапы километр за километром. Стайлз думает, что его страна слишком большая для них троих.
Дерек в этой гонке бежит первым, днем, не оборачиваясь назад, не разбирая дороги, не делая остановок, пока не упадет без сил. Питер бежит по его следу, разыскивает по запаху те неприметные овраги, в которых Дерек прячется от своего прошлого. Шею Питера охватывает татуировка, одновременно не дающая ни напасть на хозяина, ни сбежать от него. Стайлз едет за маячком своего заклинания вслед за своими оборотнями. Под утро он паркует машину там, где кончается дорога, и лезет туда, куда его тянет связь. Дерек спит голышом, раскинувшись конечностями во все стороны, спит крепким сном смертельно уставшего человека. Питер остается в волчьем обличии, накрывает племянника собой, укрывая от холода и дождя. Стайлз приходит последним, с легкой сумкой в руках - в ней одеяло, свежая вода, немного еды. Он устраивается сбоку, прижимается щекой к плечу Дерека, зарывается пальцами в шерсть Питера, укутывается в тепло оборотней и проваливается в сон под мерное сопение над ухом. Вечером он просыпается в одиночестве, надежно завернутый в одеяло, умывается остатками воды, подбирает сумку и возвращается к машине. Проверяет на карте ближайшую заправку, прислушивается к ниточке связи, тянущейся от Питера и заводит двигатель.
Дерек всегда убегает первым...

Chapter Text

23-47. Стайлз/Дерек. Стилински Смерть. А если точнее, то лишь её ученик, которому нужно сдать экзамен и привести в Ад кого-то вроде оборотня, а лучше настоящего альфу! Хочется юст, романс или юмор. Можно ангст, но и ХЭ был бы очень мил.

191 слово

Стайлз скользит костлявой ладонью по лицу спящего Дерека, очерчивая кончиками пальцев скулы, разглаживая морщинки на лбу, лаская невесомыми прикосновениями мягкие губы.
Он расстроенно морщится от невозможности почувствовать Дерека по-настоящему - ему нечем ощутить тепло кожи и дрожь длинных ресниц.
Если он сдаст свой экзамен и перейдет из учеников в полноценную Смерть, то сил у него прибавится и материализовать в мире живых крепкое сильное тело будет легче, не придется вкладывать уйму сил, чтобы получать при каждом визите хлипкое тощее подростковое воплощение, не так уж сильно отличающееся от привычного скелета. Но если он сдаст свой экзамен, то навсегда потеряет Дерека и не сможет его пощупать. Дилемма.
Стайлз караулит сон оборотня каждую ночь на протяжении нескольких месяцев. Самое тяжелое задание в его обучении - обхватить запястье Дерека костлявыми пальцами, позволить ему увидеть тусклый блеск черепа под капюшоном и увести за собой по лунной дорожке туда, откуда один из них уже не вернется.
Или можно подождать еще одну ночь, продлив агонию еще на несколько мгновений - потому что Стайлз знает, что после того, как за Дереком захлопнутся врата Преисподней, он сам тоже перестанет быть живым - сколько бы сил у него после этого ни появилось.

Chapter Text

21-16. Дерек/Стайлз, пост-3а, bodyswap. После очередного кошмара Стайлз просыпается в теле Дерека, не имея ни малейшего представления о том, где он находится, что произошло и где его собственное тело. А+

 

198 слов

За окном висит туман и слышен шорох редкого дождя. Комната погружена в полумрак и тишину, давящую на уши после отчаянных воплей, разбудивших его. Зрение подводит, тело кажется чужим и непослушным - как после каждого пробуждения. Он встает с постели и пытается наошупь найти телефон. Или лампу на тумбочке. Или - саму тумбочку?.. Зрение подводит его впервые, воздух словно дрожит - от подступающей паники или он просто переборщил накануне с таблетками?..
Чужая комната, чужая дверь в чужой коридор - может быть, теперь у него еще и приступы лунатизма случаются? Во сне он бежал не разбирая дороги от тянувшихся к нему щупалец тьмы - таких же, как дрожащие клочья тумана, просачивающиеся с улицы. Он захлопывает дверь, осторожно переставляет ноги по чужому полу, а потом за поворотом ему мерещится движение - кто-то идет навстречу, едва различимый в неверном свете, пробивающемся сквозь стены.
Кто-то бесконечно родной.
Протянутая ночному видению рука натыкается на холодную поверхность и Стайлз растерянно смотрит на лицо Дерека в стекле?.. зеркале?.. Он скользит пальцами по гладкой поверхности, потом подносит пальцы к лицу и нащупывает жесткую щетину. Отражение повторяет его движение.
Провалился ли он глубже в новый кошмар, из которого нет выхода?
Или кое-кто нашел единственный способ спрятать Стайлза от тьмы?

Chapter Text

24-28. Стайлз/Дерек. Стайлз находит рецепт любовного зелья, и, сам не зная почему, решает опробовать его на Дереке.

152 слова. Ступила - не заметила Стайлз/Дерек - это и будет способ их расколдовать бгг 

Конечно, пока Стайлз составлял любовное зелье по случайно обнаруженному рецепту, он много думал, на ком будет его испытывать. Лидия была неподходящим вариантом, потому что это было нечестно, она была богиней и бро, двойное нет. Скотт и так все время находился под влиянием любовных паров, и добавлять дополнительных минут в бесконечные повествования о его переживаниях не хотелось. Испытывать на себе было глупо, потому что сложно будет оценить влияние. По той же причине отпадали все незнакомцы. Питер и Крис были слишком опасны, Айзек и Эллисон - слишком повернуты друг на друге, оставались не так интересные в качестве подопытных кроликов одноклассники и Дерек, которому в результате и досталась порция зелья в виде "похмельного" подарка на утро после очередной вечеринки.

О чем Стайлз не думал, так это о том, что утром Дерека, по привычке превышающего скорость, по той же привычке остановит шериф Стилински. 

А также о том, что рядом с зельем не было указаний, как его отменить...

Chapter Text

24-15. Стайлз и Скотт готовят ловушку для нечисти, но в нее попадает не тот, кто надо. Можно Н+

198 слов

Гениальный план Стайлза состоял в том, что они нападут первыми и разберутся с терроризирующей окрестности нечистью до того, как количество жертв обратит на город внимание пары взводов ФБРовцев. Поэтому одна прекрасная звездная ночь застала их на поляне в глухом лесу, ползающими по земле и при свете фонариков рисующими всякие кракозябры. Кракозябры были списаны откуда попало и собраны в одну большую пачку - что-то из них обязательно должно было сработать. 

- Может, ты символы перепутал? Или круг коряво нарисовал, - недоуменно проговорил Скотт после третьей попытки.
- Или ты не тот порошок у Дитона унюхал и подмешал в мое зелье!

В круге, застенчиво шевеля розовыми отростками, колыхался шар. Возможно, из желе. Возможно, он был опасен. Но Стайлз со Скоттом пытались поймать в ловушку точно не его.

- Ладно, обращай свое заклинание и попробуем еще раз.

К пятнадцатой попытке Стайлз навострился быстро фотографировать добычу и изгонять ее до того, как в них полетит очередной огненный шар или ядовитый плевок. Листочки обрастали пометками, Стайлз - пятнами от ингредиентов. Скотт старательно бдил.

- Кроули? Опять? Стайлз, ты прикалываешься?!
- Извините, мальчуки, это уже я прикололся =)
- Изгоняй его нафиг!

Над кромкой леса розовел рассвет.
Сотая попытка должна была стать успешной. 
Но они до нее не добрались, просто-напросто заснув под деревом.

Chapter Text

25-48. Скотт, Стайлз. Посох для чародея.

 

Лесную тишину разрывал звонкий мальчишеский голос:
- Стайлз не какой-то там волшебник из дурацкой книжки, чувак! Волшебные палочки не для Стайлза! Стайлз - настоящий чародей! Шаман! Друид! Во, да - друид! А у настоящего друида должен быть настоящий посох! Солидный! Мощный! Чтобы и силу накопить, и по лбу огреть! Как у Гэндальфа! У Мерлина! Оплету омелой, посыплю аконитом, утыкаю ядовитыми шипами...
Энергичный монолог Стайлза прервал оглушительный треск позади. Он обернулся и уставился на Скотта, вырвавшего с корнем из земли крепкую рябину и протягивавшего импровизированный посох настоящему друиду с привычной ухмылкой. Стайлз осмотрел подношение и, запнувшись, попросил:
- А давай ты ее еще и того... Обстругаешь... Когтями?
Посох чародея начал служить хозяину еще до своего создания, задержав оборотня, бросившегося в погоню за хохочущим могучим друидом.

Chapter Text

25-08. Скотт пишет сонет. Юмор приветствуется.

 

Выдохшийся Скотт спал, уронив голову на сложенные руки. Свет поднимающегося солнца освещал гору бумажек, скомканных и разбросанных по всей комнате. Перед Скоттом лежала открытка, ждавшая рождения Шедевра. Дух Шекспира не спешил снизойти на бедного американского оборотня, и на залитом горючими слезами бессилия черновике с трудом можно было разглядеть расплывавшиеся корявые строки:

Я думать мозгом, может, не привык,
Прости меня за это, милый друг,
Ведь у меня всегда был рядом ты,
И рядом, и не рядом, и вокруг.

Прости за Эллисон, и Киру, и — увы
За Айзека, и Лидию, и... блин...
Прости за то, что был всегда слепым...
Прими в подарок этот апельсин?..

Ты для меня подарком стал судьбы,
Тебя важнее нету на земле.
Мой брат, мой друг, мой самый-самый ты,
Я что угодно дать готов тебе...

Лишь об одном просить мечтаю и боюсь:
Прими в подарок альфовый укус?

С открытки радостно скалился милый рыжий щенок с букетом цветов. Внутри пока была только одна надпись, в которой Скотт был абсолютно уверен: "С днем рождения, Стайлз!"

Chapter Text

- Почему парочку не могли изображать Эрика с Айзеком? - Стайлз раздражен до крайней степени, все время вертится как юла и беспрестанно болтает. Дерек молча смотрит перед собой и никак на него не реагирует.
- Знаешь, - Стайлз нахмурился, закусив губу. - Мне кажется, что ты сам придумал этого дурацкого монстра, лишь бы заполучить меня в свою машину и протаскать по всем окрестностям. Мы уже целовались с видом на город, целовались с видом на реку, целовались в лесу - сколько можно? Почему бы тебе просто не признаться, что никакого монстра нет и в помине, а все эти происшествия ты нарочно подстроил?
За спиной у Стайлза раздалось вежливое покашливание. Он медленно повернулся к окну и резко отшатнулся, прижавшись спиной к Дереку. Возле машины стояло... Что-то. Мохнатое, лохматое, непонятное и большое. С добрыми-добрыми глазами. Стайлз мог поклясться, что чудовище ему улыбалось. Он зажмурился в ужасе и попытался отползти еще дальше от окна машины, но просочиться сквозь Дерека ему не удалось. Дерек успокаивающе похлопал его по плечу и шепнул возле уха: "Не бойся его". Стайлз приоткрыл левый глаз и увидел, как чудовище, отвернувшись от машины, неторопливо потопало в сторону леса. На спине, в шерсти, у него трепыхались два маленьких крылышка. Стайлз потрясенно распахнул глаза и выдохнул:
- Что это было?
Дерек усмехнулся и выдохнул ему в макушку:
- Волчий купидон.

Chapter Text

Дочка шерифа - лакомый кусочек. Огромные солнечные глаза в обрамлении невероятно пушистых ресниц, россыпь родинок по дивной нежной коже, сладкие губки, особенно прелестные, когда их держат сомкнутыми, но даже очередной поток слов не раздражает, а только тянет самым логичным способом остановить фонтан красноречия, облизать верхнюю и закусить нижнюю, проникнуть мимо них языком, ммм...
А еще у дочки шерифа хороший удар справа, несгибаемый характер, обширнейшие познания во всем подряд и умение влипать во все мало-мальски интересные события в городе, и ее детскому товарищу Скотту давно пора на заслуженную пенсию, только надо сдать непоседливую подружку в надежные руки.
И джип. Который все время ломается. Самостоятельно - примерно в одном случае из пяти.
Питер отвешивает Дереку подзатыльник, мастерски уворачивается от ответного удара и вручает девушке пестрый букет ярких кленовых листьев. Где-то за спиной злобным бурундуком пыхтит племянник, не успевший первым к заветному порогу, а значит, Стайлз поедет в школу не с ним.
Питер аргументирует свои действия тем, что спасает ее жизнь от раздолбайства племянника, хотя не исключает, что ее хобби, вкупе с папой-шерифом, могут стоить жизни ему самому.
Зато им весело.

Chapter Text

Это глупо - да она прекрасно знает, насколько глупо - они уже не раз общались в школе, ну, как общались, Джексон красавчик, конечно, но о чем с ним можно общаться, какие тут разговоры, так, поздороваться, оценить новенькие брендовые вещи, одобрительно прищурить взгляд, оценивая удачно подобранные аксессуары - как будто важнее этого ничего в школьной жизни нет, но, эй, кто будет спорить, что сверкнуть перед друзьями классным парнем - не одна из первостепенных задач старшеклассницы?
Лидия осторожно прикладывает ладони к горящим щекам, чтобы немного остудить разгоряченную кожу и не смазать в пятый раз тщательно нанесенный макияж.
Первое официальное свидание.
Не случайное столкновение на лестнице, не утреннее приветствие на стоянке, не брошенный украдкой взгляд с поля на трибуны - сидит она там? Видела последний бросок? Оценила скорость и силу? Заметила, как он тряхнул идеальной шевелюрой, сняв шлем? Достаточно ли зависти в глазах команды? Бирюзовый или персиковый свитер все-таки выбрать?..
Джексон отчаянно взлохмачивает волосы, нарушая только наведенный в очередной раз порядок.
Кто бы знал, как это сложно.
Даже для двух совершенств.
Они не завидуют неудачникам, которым еще и недостатки приходится постоянно скрывать.
Но - эй!
Они не облажаются и станут идеальной парой.
Чтобы все вокруг обзавидовались.
Класть ли в карман освежитель дыхания?..

Chapter Text

Мокрые листья с влажным чавканьем вырываются из-под лап, когда Питер несется сквозь ночной лес, пытаясь успокоить грызущее изнутри чувство ярости и боли. Он ныряет носом в каждую прелую кучу, под каждый куст, в мокрое месиво грязи, еще хранящей след проскользнувшей мимо лисы. Он ищет что-нибудь, что поможет отвлечься, переключиться, сохранить остатки разума. Лес его не спасает.
Питер возвращается в город, бесконечные поиски сводят его с ума похлеще постоянно подводящей памяти.
Усиливающийся дождь приглушает запахи бензина и гари, сбивает с толку, валит с ног. Питер забивается под чье-то крыльцо, прячет морду в лапы и пытается найти в шерсти свой собственный запах, но у него ничего не выходит - шерсть пахнет дождем, весь воздух вокруг течет и тает, мир полон воды, прозрачности и отчаянной безысходности.
Волк задирает морду, чтобы завыть, и в этот момент его накрывает теплой волной нового запаха.
Или старого.
Нежного, уютного, знакомого и неузнаваемого.
Он дышит, дышит, дышит, не замечая, как успокаивается.

Мелисса ласково убирает длинные волосы с лица пациента, пострадавшего в пожаре и лежащего в коме уже несколько лет. Порой ночное дежурство разрывает его отчаянный вой, и тогда Мелисса нежно гладит его по голове, пока Питер Хейл снова не затихает.
За окном яростно шумит холодный осенний дождь.

Chapter Text

Итан и Эйден, натужившись, пытаются вдвоем поднять тяжеленный двуручник, нагло развалившийся на парте и издевательски отражающий красные блики их глаз. Близнецы предпринимают попытку управиться со скандально известным Стайлзом как минимум раз в неделю.
- Пыхтим старательнее, ребята, не стесняемся являть миру мускулы! Напрягитесь, на вас Лидия смотрит! А Дэнни не смотрит, ему скучно, он и так всё знает... И вообще, парни, сдавайтесь - скоро звонок, мне ещё надо собрать очередной выигрыш со зрителей!
Стайлз каждый раз меняет форму, ему нравится непостоянство, нравится ловить солнечные блики то на короткое, то на длинное лезвие. Однажды он стал изящным стилетом в россыпи янтаря, способного оттенить красоту Лидии. Он был воздушным, легким - но даже так она не справилась, предпочтя змеиную форму ритуального кинжала, в который превращался натуральный гад Джексон. Стайлз готов был поклясться, что тот был ядовитым.
Однако после поступления нового Повелителя, чернобрового улыбчивого Дерека, Стайлз выбирал подчеркнуто мужской экстерьер.
- Все, парни, отцепитесь, вы просто недостойны!
Стайлз выпрямляется в человеческой форме и украдкой смотрит в сторону коридора. Он уже готов выложить сегодняшний выигрыш, чтобы близнецы подбили Дерека на спор, заставив попытать удачу со Стайлзом. Хотя - Стайлз облизывает взглядом крепкие ладони приглянувшегося Повелителя - можно добавить даже вчерашний выигрыш. Оно того стоит.

Chapter Text

Темнота, нарушаемая синими бликами led-подсветки от вороха гаджетов.
Тишина, нарушаемая стрекотом цикад и заполошным дробным сердцебиением.
Одиночество, нарушаемое редкими визитами ночного посетителя, прокрадывающегося в предусмотрительно оставленное открытым окно.
Стайлз путается в одеяле, стреножившем ноги, ведет руками по горячему телу всюду, куда дотянется, ворочается, пытаясь устроить их удобнее на узкой постели.
Ночной гость податливо подстраивается под его движения, обжигает каждым выдохом где-то над головой, вертится, притираясь спиной к рукам Стайлза.
Устроившись наконец, тот ведёт ладонью по линии бедра, вверх по изгибу тела, самым краешком пальцев к груди, предвкушая сладкую тяжесть нежных полушарий, прижимается ближе и скользит ртом по коже от плеча вверх к шее, мимолетом удивляясь покалыванию волосков под губами. Это ощущение так его увлекает, что он прижимается плотнее к коже под щекой, трется сильнее о жестковатую щетину, ведет языком, сосредотачиваясь на бархатистости поверхности, собирает рваные выдохи с горла...
Просыпается резким рывком, отплевывается от шерсти толстовки, промокшей от слюны, растерянно отводит с лица вспотевшие волосы и откидывается на подушку:
"Подсознание такое... подсознание"...

Chapter Text

Лежа в собственной постели собственной квартиры с собственным парнем, Дерек никуда не торопится, растягивая удовольствие и Стайлза, на что тот, растворив в желании остатки разума, с досадой выдает в эфир:
- Хейлы - мое проклятье, а ты в первую очередь, Дерек!
Где-то в коридоре намеренно громко и преувеличенно обиженно фыркает Питер, и Стайлз со стоном утыкается лбом в плечо Дерека. Он свел слишком тесное знакомство с этой семьей - и если Малия от него отвлеклась на пришлого парня, а Кору Дерек благоразумно увез к дальним знакомым, чтобы не допустить развития шаткой конструкции под кодовым названием "Да я ей просто искусственное дыхание делал!", то от внимания мужской части Хейлов Стайлзу ускользнуть не удалось. Удалось его немного ограничить одним Дереком и мечтами, что больше никто из Хейлов внезапно не вернется из прошлого, не воскреснет, не прилетит с Луны и не потребует себе Стайлза. Дерек в принципе согласен, он не любит делиться, даже с родственниками.

Chapter Text

Он кричит в ярости:
- Я тебя сам когда-нибудь прикончу, чтобы не лез на рожон!!!
Он кричит в ярости:
- Чтобы я тебя больше в своем городе не видел!!!
Он кричит в ярости:
- Ты обещала прислать мне серебряные пули!!!
Он кричит в ярости:
- Я велел сразу звонить, если что-то случится!!!
Неприкрытая ярость, звенящая в их криках, надежно прикрывает собой: боль, беспокойство, заботу, затаенную нежность. Боязнь потерять.
Когда за Дереком идут охотники, их встречает полицейский заслон.
Когда Стайлза тянет к себе Неметон, его придавливает к земле обжигающее злостью тело оборотня.
Когда за стаей идут ведьмы, их встречает непреодолимый барьер.
Когда на людей нападает пришлая нечисть, их в клочья терзают клыки волков.
Когда на родных и близких нападают, их родные и близкие молча встают на защиту, и дрожащие от криков поверженных врагов небеса предупреждают - убирайтесь, здесь вам нечего ловить.
Им слишком дороги их ссоры, чтобы их лишиться.

Chapter Text

- Ты что, не знаешь про Зубную фею?!
- Откуда мне о ней знать?
- Мой папа читал мне про нее книжку! В книжке все правда! Я положила зуб под подушку и утром там была монетка!
- Здорово! А мой папа не читает мне книжки. Он без книжек всё-всё знает и всегда со всеми говорит и отвечает на все-все вопросы!
- А мой папа не любит разговаривать, он читает мне или себе. Если себе - то я его не слышу. Странно это.
- Можно у моего папы спросить, как можно читать себе, что никто не слышит. Такой же фокус, как и с Зубной феей, наверняка!
- Вот придут за нами, вдвоем сразу спросим!
Малыши четырех лет серьезно пожали друг другу ладошки, решив, что пап надо обязательно познакомить, - кто-то же должен отвечать на все вопросы, возникающие после прочтения книжек. И кто-то должен говорить, когда кто-то хочет помолчать и послушать.

Chapter Text

Дитон:
- Стайлз! Стайлз, я к тебе обращаюсь! Тот факт, что ты шесть раз посмотрел "Голодные игры" и разрисовал себя акварелью, не делает тебя незаметным на фоне пейзажа! Немедленно слезь с дерева, пока я не позвонил Питеру и не сказал, где прячется его неземная любовь! Когда наведешь порядок в лаборатории после своих экспериментов, я его расколдую!

Chapter Text

- Дер-ррр-рек... Смотр-р-ри! Ну смотри же!
Питер смеется и булькает горлом - в его пиво Дерек щедро плеснул аконитовой настойки, украдкой вытащенной из отцовского стола.
У Питера глаза светятся яркими искорками, язык без конца облизывает быстро сохнущие губы, соленые от съеденного огромного количества орешков, и Дерек старается не смотреть на них слишком часто.
Он отпивает из своего стакана мелкими глотками, чтобы Питер ничего не заподозрил, и старается не выпустить из головы две Важные Мысли - Питер должен напиться достаточно, чтобы подписать любимому племяннику доклад, и недостаточно, чтобы его потянуло целовать любимого племянника этими развратными губами - этот козырь Дерек оставит на семестровую работу.
Про третью Важную Мысль Дерек совсем забыл - незапертая дверь кабинета открывается с противным скрипом, вовнутрь заходит ректор и окидывает творящееся безобразие Суровым Взглядом. Молча собрав со стола бумаги и алкоголь, ректор бросает еще один многообещающий взгляд на притихшую компанию и уходит, не обращая внимания на летящий в спину стон:
- Ну мааааам!..

Chapter Text

Первый раз это случается в машине Стайлза. Его детка многое повидала, поэтому ее не смущает вид хозяина, устроившего голову на широком удобном плече Дерека и сопящего в его шею. Дерек краем глаза следит за подозрительным домом через дорогу, большую часть внимания уделяя подсчету родинок Стайлза, хотя и осознаёт, что должен делать наоборот.

"Нормальное" течение жизни в Бикон-хиллз в дальнейшем часто приводит их к таким ситуациям. Стайлз, не привыкший спать без своей подушки в кровати, в остальных местах без нее прекрасно обходится. После бессонной недели одинаково удобными выглядят учебник по латыни, ноутбук Питера и жесткая поверхность пола. Но, разумеется, при наличии выбора, почувствовав сквозь сон знакомое присутствие, он, не просыпаясь, смещается так, чтобы устроить голову на коленях Дерека. Тот только привычно запускает ладонь в непослушные вихры.

На самом деле, у подушки Стайлза есть повод для беспокойства - когда Дерек впервые ночует на узкой кровати Стилински, тот растекается по нему бескостной кляксой. Он одинаково крепко спит что уткнувшись куда-то в ключицы соседа, что в загривок. Даже когда Дерек спихивает с себя цепкое "одеяло", Стайлз подкатывается к его боку, продолжая спать сном младенца.

Дело не в позе или месте. Дело в том, что это Дерек, а с ним Стайлзу удобно всегда и везде.

Chapter Text

— Everyone has it but no one can loose it. What is it Styles?
— ...Shadow

Вот она: его отгадка, его страшная тайна, его тень. Нет, не так — его Тень. Не ногицуне виной хаосу вокруг. Ногицуне всего лишь оправдание, всего лишь удобная тварь, на которую можно свалить происходящее. Ногицуне — ключ от запертой давным давно двери ко второй половине души Стайлза. К той его части, которая росла в ненависти, забытая и покинутая, преданная. Проклятая. Вырванная из его жизни. Оставившая за собой пустоту, которую нечем заполнить.

— Мы убьем их всех
— Почему?
Почему твой голос как мой? Почему твои глаза как мои? Почему твоя улыбка как моя? Почему ты как я? 
— Потому что они разделили нас. Разлучили нас. Сломали нас. Испортили нас. Они за это заплатят.

Так удобно свалить вину на ногицуне, запертого в надежном хранилище. Даже если лиса выберется на свободу, никто не поверит в пустоту Стайлза, помешавшую лисе завладеть им полностью. Драться на два фронта в одном теле, чужом теле, чьи владельцы против нового жильца — бесполезное занятие.

Стайлз смотрит в глаза напротив, льнет к сильным рукам, вслушивается в ровный стук сердца под щекой. В свои глаза. К своим рукам. К своему сердцу. Самому себе доверять безоговорочно проще простого. Закрывать глаза и отдавать вожжи правления тому, кто не успел привязаться, кто убирает всех обидчиков, не моргнув глазом. Их общими глазами.
Стайлза нежат и лелеют. Стайлза слушают и понимают. В Стайлза верят. Стайлза знают. В нем не сомневаются.
Стайлзу не нужно закрывать глаза, когда его альтер-эго убивает очередного бешеного волка, посмевшего напасть на них.
Стайлз разрывает волку пасть голыми руками, осознавая, что делает это сам, и чувствуя волну гордости, исходящую от его Тени.
Они одно целое. Никто больше не посмеет занять пустоту в Стайлзе. Никто не посмеет заявить права на этот омут, на эти зыбучие пески, на эту черную дыру. Там не пусто. Там не одиноко. Тот, кто там живет, никогда не бросит и не предаст Стайлза.
Потому что он Стайлз.

Never can loose it.

Never wanna loose you.

Chapter Text

Первый день работы принес новому Библиотекарю неожиданный сюрприз.

- Наставник говорил, что в телохранители берут только девушек! - растерянно произнес Стайлз.

- Кончились, - невозмутимо объявила мечта из его мокрых снов - высокий, темноволосый и красивый, как дьявол, Дерек Хейл.

- Сам покончал или мор напал на конкуренток? - уточнил библиотекарь, теребя в руках друидскую реликвию и старательно не глядя на щетину, скулы и мускулы.

Дерек вопрос высокомерно проигнорировал. Стайлз же решил на всякий случай уточнить:
- А если я попрошу Дитона о замене?

Дерек демонстративно пожал плечами, играя грудными мышцами под плотной тканью черной футболки, эффективно лишив голову Стайлза всех разумных мыслей.
- Это семейный бизнес. Тебе придется работать с моим дядей. Поверь мне, он на девушку похож еще меньше меня. Я хотя бы иногда ложусь снизу.

Стайлз отчаянно покраснел, закашлялся и решил Дитону ничего не говорить.

Chapter Text

Если вы по коридору
Мчитесь в ужасе от баньши,
А на встречу вам из ванной
Вышел альфа погулять,
То скорей хватайте Кору
И целуйте на прощанье,
Потому что Стайлза Дерек
Вам не даст поцеловать!
Отнимите полотенце
И скорей бросайте в баньши
Может, Дерек обнаженный
Сможет ваш отход прикрыть.
И пока, сцепившись с баньши,
Альфа коридор разносит,
Убегайте вместе с Корой,
Стайлз пусть сам уж как-нибудь
Выбирает, кто важнее
Для его несчастной стаи -
Альфа или все же баньши,
Он друид, ему решать.