Actions

Work Header

Встреча

Work Text:

Был конец октября, но сегодня с утра выглянуло солнышко, растопило утреннюю изморозь на траве, пронзило тёплым светом не успевшие облететь жёлтые листья — и казалось, что сейчас совсем ранняя осень, и всё ещё можно исправить.

Аркадий шёл осторожно, полусогнувшись, стараясь не выглядывать из-за разросшегося орешника. Он придерживал ведро для картошки, чтобы ручка не скрипела. Конечно, вокруг тихо, но мало ли...

Аркадий очень внимательно смотрел по сторонам, поэтому вздрогнул, дойдя до железнодорожной насыпи. Он мог поклясться, что секунду назад рядом никого не было. А сейчас в паре метров от него появилось странное существо — ростом с десятилетнего ребёнка, покрытое жёлтой пушистой шерстью, на вид — нечто среднее между собакой и медвежонком, при этом стоящее на задних лапах, в полосатом шарфе, с красным беретом на голове и с фотоаппаратом на шее.

— Привет, Аркадий! — существо дружелюбно улыбнулось. Голос у него был странный — вроде бы детский, но и взрослый. Вроде бы мужской, но и женский. Вроде бы настоящий, а вроде и нет. Кукольный, что ли. Будто слушаешь запись со старинной патефонной пластинки.

— Здравствуй, если не шутишь, — улыбнулся Аркадий. Ещё не хватало галлюцинаций бояться. Тем более безобидных. В «Сокольниках» и не такое видел. — Ты кто?

— Я военкор, — гордо ответило существо, выпятив мохнатую грудь. — «С лейкой и с блокнотом, а то и с пулемётом...» Знаешь?

— Знаю, — кивнул Аркадий, хотя слышал стишок в первый раз и вообще спрашивал не об этом. — Так что ты хочешь мне сказать? — он знал, что именно это нужно говорить, чтобы отвязаться от таких видений. Сейчас он услышит полную чепуху или что-то конкретное, но важное... и всё кончится. Как там Анна Петровна говорила...

— Аркадий, — существо нахмурило невидимые бровки. Совсем человеческая мимика... Точно не кукла. — За насыпью засада. Ты можешь сейчас уйти и спастись. А можешь предупредить наших и...

— Не спастись? — Аркадий улыбнулся. Ему понравилось, что существо назвало его товарищей «нашими», а не «твоими».

— И уйти со мной, — существо тихо вздохнуло — как расстроенный первоклашка.

— А кто ещё там будет? — поддержал Аркадий бредовый разговор.

— Да ты сам знаешь, — махнуло жёлтой лапкой существо. — Алька, и Серёжка-барабанщик, и Тимур, и Женя, и Маруся, и... Настя.

— Ага, ясно, — кивнул Аркадий. Моргнул. Странное существо исчезло. Зато за насыпью послышался разговор на полузнакомом каркающем языке.

— Ребята, немцы! — крикнул Аркадий.

Белая беззвучная вспышка. И всё.

Не слышно слов на непонятном языке. И далёких криков не слышно. И пальбы. Аркадий хотел подобрать упавшее ведро, но не нашёл его. Не увидел и пожухлой осенней травы — она была молодой, светло-зелёной, будто сейчас май. И листья на деревьях были яркими, новорождёнными.

Жёлтое существо снова стояло рядом и улыбалось до ушей:

— Так и знал, что ты это сделаешь! И всем говорил. Наши тебя услышали, не бойся.

Стрекотали кузнечики. Жарко палило солнце. Пахло цветущей сиренью и черёмухой. Порхали бабочки — лимонные капустницы и коричневые крапивницы. Неторопливо пролетел огромный махаон.

Существо доверчиво протянуло мохнатую лапку Аркадию, он её сжал — будто это был сын или братишка, — и они зашагали вперёд.