Actions

Work Header

Чашка кофе

Work Text:

* * *

Земфира смотрится в кофейник из нержавейки и подмигивает своему отражению. Светлые волосы уже не раздражают, подобранные Настей наряды - тоже. Да и сама Калманович вызывает далеко не отвращение.
Земфира еще раз проверяет, все ли так, как нужно и смотрит на часы. Ни разу за год совместной жизни Настя не выходила вовремя. Это утро не становится исключением.
- Я думала, ты там утонула.
- Сарказм тебе не к лицу.
- Доброе утро, - Земфира изображает улыбку и тянется к сигаретам. Кажется, это становится доброй традицией - курить, пить кофе и выслушивать что-нибудь едкое в свой адрес.
- Доброе, - Настя с улыбкой забирает свою чашку кофе и садится рядом. - Отличный кофе, спасибо.
- Ты каждый раз так говоришь, - Земфира хмурится. - Тебе же невкусно, Насть. Зачем травишься бурдой?
- Кто тебе сказал? Хороший кофе, - Калманович улыбается и заправляет прядку Земфириных волос ей за ухо. - И ты, когда улыбаешься - обалдеть какая прелесть.
- Фу. "Обалдеть" из твоих уст не звучит.
- А что звучит? Охуенная? - Настя откровенно смеется, конфликт, похоже, затоптан в зародыше. И она никогда не признается, что кофе - и вправду дрянь. Но чувства к Земфире настолько сильны, что она готова пить его литрами и хвалить.

* * *

Земфире почти 28, она стоит на кухне в растянутой линялой майке, голые ноги приятно греет солнце - июнь на дворе, поэтому стоять у плиты совсем не в кайф. Но она упрямо следит за кипящей в турке жидкостью, дожидаясь, пока кофейная пенка поднимется под самую кромку. Отчаянно хочется спать - они вернулись домой под утро, Аня уснула тут же, накрашенная в своем нескромном платье, сама Земфира не стала пить еще, просто ушла на кухню с сигаретами и просидела тем еще какое-то время.
"Вот не спалось вчера, терпи теперь. Скоро на репетицию, если не явлюсь вовремя - Настя нахер голову оторвет. У нее в последнее время крышу и так рвет... Огребают все", - задумавшись, певица пропускает момент и кофе с шипением "сбегает".
- Блять! Теперь ебучую плитку мыть... - Земфира швыряет несчастную турку вместе с кофе в раковину, желания отмывать бардак у нее нет. Вместо этого вытряхивает сигарету из пачки и закуривает. Съемная квартирка давно считается просто "спальным местом", Аня - удобным приложением, а кофе в постель певица никогда никому не приносит - не ее стиль.
Видимо от шума на пороге кухни появляется не до конца проснувшаяся, растрепанная Аня.
- Ой... Ты варишь кофе?
- Нет. Сделаешь себе растворимый. Я в душ, - Земфира бросает недокуренную сигарету и уходит в ванную. Находиться в одной кухне с Анечкой означает новый скандал - а его не хочется. Впервые, наверное, за долгое время. Поэтому Земфира молчит, отодвигая неприятный разговор до вечера.

* * *

Земфира зевает и смотрит на турку, попутно прикидывая список дел. Но мысли, как назло, расслабленные и о делах совсем не думается - вчера был слишком хороший вечер. Впервые за долгое время они с Ренатой были вдвоем, теперь же Литвинова отсыпается - Земфира тихонько выбралась из постели, стараясь не разбудить. Впервые за энное количество лет ей хочется принести любимой женщине кофе в постель, и сделать утро по-настоящему добрым. Поэтому певица сосредоточенно следит за содержимым турки, периодически щипая себя за руку - окончательно она так и не проснулась.
В итоге, через пять минут на подносе дымится чашка кофе, а сама Земфира почему-то волнуется. Кажется, как будто от чашки кофе зависят их дальнейшие отношения - если сейчас что-то не сложится, то и дальше все пойдет наперекосяк.
- Ренат, просыпайся... - поднос опускается на тумбочку, сама Земфира забирается на постель и невольно улыбается. Рената, без своих украсивлений, беззащитная и такая счастливая, кажется еще более красивой.
- Доброе утро... Зе, ты принесла кофе? Такой божественный аромат, - Литвинова поворачивается на бок, смешно морщит нос от поцелуев в плечо и окончательно просыпается.
- Захотелось тебя порадовать.
Певица старается скрыть смущение, но уже заранее понимает - ничего не выйдет. Ренате она не умеет врать. Не хочет.
- Ты и есть мое самое большое счастье, - успокаивает Рената и берет чашечку в руки, стараясь не расплескать. Залить безупречно белое белье Земфиры ей не хочется - показаться еще более неловкой, чем есть, - равносильно смерти.
- Ренат, ты это... Если невкусно, то не пей. Я переделаю, - выпаливает Земфира, даже не думая, как это звучит со стороны. Почему-то вспомнились моменты, когда Настя выливала ее кофе в раковину, хлопала дверями и кричала всякие мерзости. То, что кофе по утрам - способ проявить свои чувства, похоже, поняла только Рената.
- Зе, ну что ты говоришь, господи Боже. Вкусный кофе, хороший. И сахара в меру. Лучший кофе в моей жизни.
- Правда?
- Правда. Врать я точно не буду, - уверяет Литвинова искренне. Ей действительно вкусно. То ли потому, что кофе вприкуску с поцелуями - это отлично, то ли потому что к поцелуям добавляются настойчивые ласки. Земфира не знает, дело в том, что ее кофе стал лучше, или в том, что в этот раз все по-настоящему. Но ей безусловно хорошо, а проблема с кофе кажется ерундой. От поцелуев и жадных прикосновений отвлекает сказанная шепотом фраза:
- В следующий раз кофе варю я.