Actions

Work Header

Таинственный ларец с чудесами by epeeblade

Chapter Text

 

Дженсен поигрывал поясом халата – пропускал гладкую ткань между большим и указательным пальцем. Под халатом на нем был наряд для сегодняшнего торжества, но Дженсен счел разумным прикрыть его на время разговора с Джаредом. Кое-чем он еще не был готов делиться со своим младшим братом.

– Сэм Смит сегодня закончила раньше. Она расстроится, что разминулась с тобой. Правда, Джен, ты должен ей позвонить, – Джаред наклонился вперед. Его крохотная голографическая версия выглядела смешно –  казалось, он сидит на краю стола, где Дженсен положил свой комм.

 – Позвоню, – он обязательно поговорит с Сэм, заменившей Джареду мать, когда сам Дженсен был в Академии. Ей, как скобу, будет очень интересно услышать, как продвигаются дела с Гармонией. – Я получил ультразвуковые изображения, что ты прислал. Так на них ничего и не понял.

Джаред рассмеялся:

 – Если будет девочка, мы подумываем назвать ее в честь мамы.

 – Что значит “если”? Только не говори мне, что вы еще не выяснили!

Джаред пожал плечами. Теперь связь была достаточно хорошей, так что Дженсен мог видеть, что у того заалели щеки.

 – Адриане хочется, чтоб это было сюрпризом. Так что мы себя сдерживаем.

Дженсен никогда еще не радовался сильнее, что в жизни Джареда есть Адриана. Она всегда ему подходила, а теперь у них будет своя маленькая семья. Из Джареда выйдет замечательный отец. Он многое может дать ребенку. Дженсен лишь сожалел, что не сможет быть на Земле, чтобы увидеть эту сторону своего брата.

 – Сделай побольше голограмм. Не хочу пропустить ни одного мгновения.

 – Дженсен, а ты не планируешь в ближайшем времени вернуться домой?

Он смял пояс в ладони.

 – Джаред, ты же знаешь, что это длительное задание. И сейчас… Джефф и я только что получили гражданство Гармонии.

 – Черт, Дженсен! – Джаред хлопнул ладонью по бедру.

 – Джаред, – надо пресечь это в зародыше. Он не собирался вычеркивать брата из своей жизни, но ему нужна своя собственная. – Мы с Джеффом счастливы здесь. Это место для нас как дом. Они меня вылечили.

Джаред знал, что Дженсен может видеть только в пределах города. Это было еще одной причиной, по которой Дженсен хотел остаться, и ее брат мог бы понять лучше всего.

Плечи того поникли.

 – Знаю. Просто хочется, чтоб ты был не так далеко.

Они провели слишком много времени порознь. За более чем десять лет Дженсен отлучался на столько заданий и столько пропустил! Но сейчас Джаред взрослый и больше не нуждается в старшем брате, нависшем над плечом и играющем роль родителя. Дженсену очень не нравилось, что не получается быть рядом, но он решил, что не собирается упускать свой собственный шанс на счастье. На сей раз он должен жить для себя.

 – Знаешь что? Я хочу, чтобы ты приехал сюда, – улыбнулся Дженсен, стараясь поднять настроение. – Как только все уладят с документами, это место откроют для туристов, – это был их с Джеффом последний проект.

Джаред рассмеялся.

 – Может, когда ребенок чуть подрастет.

 – Ловлю на слове.

 – Джен, – Джаред посерьезнел, – я рад, что ты в безопасности и больше не носишься между звездами. Даже если ты за миллионы миль от меня.

 – Спасибо, братишка, – улыбнулся Дженсен. – До следующего раза?

 – Да. Спокойной ночи.

Дженсен выключил комм. Хорошо, что они нашли время поговорить. Несмотря на расстояние, иногда они разговаривали больше, чем когда Дженсен  улетал на задания. Он скучал по Джареду, и всегда будет скучать, хотя и был доволен своим выбором.

– Готов идти? – в спальне появились Джефф с Милой. На ней был причудливый сверкающий ошейник синего цвета, шерсть блестела. Цирюльники отлично поработали.

С трудом верилось, что прошел месяц и сегодня последняя ночь Выбора.

Дженсен встал и сбросил халат, открыв сделанный по заказу килт, именно для сегодняшнего случая. Он пригладил украшенные тесьмой кожаные складки, чтобы они лежали ровно. На грудь он нанес мерцающий лосьон, придающий свечение, но не блеск. Сандалии – сущее бахвальство – шнуровались на лодыжках.

– Как я выгляжу?

– Так и хочется съесть. Может, сократим свое пребывание? – Джефф бросил на него голодный взгляд.

– Ты ненасытен, – Дженсен взял кожаный поводок, лежавший на краю стола, и протянул его Джеффу.

Тот пристегнул его к ошейнику Дженсена.

– Знаешь, мы никогда не водили на поводке собаку.

– Думаю, это потому, что она лучше воспитана, – подмигнул Дженсен.

Сегодняшняя вечеринка будет поспокойней предыдущих. Последняя ночь Выбора всегда с грустинкой. Друзья вернутся в свои округа, сабы отправятся к своим новым домам.

На целый год улягутся безумства и суматоха.

Настроение в Тронном зале больше подходило бы коктейльной вечеринке, чем празднику. Из динамиков лилась тихая инструментальная музыка, вместе с тусклым освещением и продуманными местами для отдыха это создавало спокойную атмосферу. Королева сидела на троне, на небольшом возвышении, саб Фредерик стоял на коленях рядом. Любой, кто хотел выразить им свою признательность мог подойти к ним, и из желающих, похоже, выстроилась целая очередь.

Дженсен собирался предложить, чтобы и они подошли, но почувствовал, что сзади кто-то обхватил его ногу. Опустив взгляд, он увидел, что за него цепляется королевский внук.

– Извини, он только начал ходить, – Леви отцепил сына от Дженсена и легонько шлепнул карапуза, и поцеловал в лобик.

Сбоку подошла Никки и ущипнула ребенка за нос.

– Это потому, что он сообразительный.

Джефф рассмеялся. Он накрутил поводок на запястье и подтянул Дженсена ближе.

– Ясно. Он, безусловно, энергичный.

Может, Дженсен увидит ребенка Джареда, когда он или она будет в таком же возрасте. Тот ведь может взять малыша на звездолет? Из-за того, как малявка извивалась в руках Никки, он засомневался.

– Он только начал, – усмехнулся Леви. – Я на вас посмотрю, когда у вас будут свои дети.

Смех Джеффа перешел в кашель.

– У нас не будет. То есть – каким образом?

Дженсен похлопал его по спине.

– Мы можем заключить договор с суррогатной матерью, – он провел много времени, исследуя права сабов и контракты. И теперь знал все это и изнутри, и снаружи. По раненому взгляду Джеффа он понял, что тот подумал, будто он это планирует. – Если захотим.

Дженсен не задумывался о том, чтобы иметь детей с Джеффом. Он все еще иногда думал о единственном незавершенном деле в его военной карьере и о вероятности, что сын Дани – его. Такого не должно было быть, ведь его, как всех скобов, стерилизовали на время службы. И все-таки он задавался вопросом.

– Подумайте, дом Джефф, – Никки забрала сына у Леви. – Я обнаружила, что ребенок многое привнес в нашу жизнь.

– Он предложил мне другой способ исцеления, – Леви не отрывал взгляда от своего сына. Дженсен только мог представить, к какой травме привели его страдания у Эдриана за столько лет. Но сейчас он выглядел счастливым, и Дженсен ставил это в заслугу Никки и младенцу.

– Теперь, когда Выбор закончился, у вас будет много возможностей поиграть с Алом, если захотите, – подмигнула им Никки. – Простите, его нужно уложить в постель.

Дженсен помахал им.

– Нас только что обманом записали в няньки?

– Наверное, – Джефф покачал головой. – Я увидел Леви и вспомнил об Эдриане.

– Не стоит. Мерзавец получил по заслугам.

Последнее, что Дженсен слышал: на Эдриана силой надели ошейник отверженных и отправили работать на рудники. Все еще следовало изучить, что именно он добывает – это могло иметь отношение к экспериментам Мэгги.

– Ну, хоть кто-то, – буркнул Джефф.

Дженсен знал, что тот подразумевает Айзекса, человека, пытавшего его и других скобов в интересах Конфедерации. Но здесь он в безопасности. Конфедерации никогда не добраться до Гармонии. Дженсен стиснул Джеффу ладонь.

– Все в прошлом, помнишь? Пошли, надо поговорить с королевой до того, как доберемся до столов.

Очередь почти рассосалась, с королевой осталась поговорить только ее дочь со своими двумя сабами. При их приближении Алона улыбнулась. Бывшая принцесса выглядела так же царственно, как и ее мать – драгоценности сверкали на шее, в ушах и волосах.

– Я так рада, что вы останетесь! Вы обязательно должны навестить меня в Алонане, – она покраснела. – Знаете, я просто ненавижу, что его так назвали.

– Они не могли иначе, – королева с любовью улыбнулась Алоне и посмотрела на Дженсена и Джеффа. – Мы тоже рады, что теперь вы часть Гармонии.

– Не думаю, что она могла нас отпустить, госпожа, – Дженсен опустил глаза, как надлежало при встрече саба с королевой. Он украдкой улыбнулся Джеффу. – И мы тоже ее любим.

– Хорошо. Наслаждайтесь вечером. Завтра все заново завертится, и снова начнется работа.

Ее вариант работы слегка отличался от их. Это не будет похоже ни на одно из его прошлых заданий. Впервые с тех пор, как были убиты родители, Дженсен шел своим путем.

– Благодарю вас, госпожа, – Джефф повел Дженсена прочь от королевы и направился к угощению. Он был таким хорошим домом!

Они наполнили тарелки крохотными пирожками, которые любил Джефф, овощами странной расцветки и печеньем эротических форм. Дженсен отнес их подальше от толпы, к свободным диванчикам и, поставив тарелки на низенький столик, опустился на колени рядом с одним из них. Мила села по другую сторону от Джеффа, в точности как и Дженсен, ожидая, что ее накормят.

– Думаю, ты прав. Собака выдрессированна лучше, – сказал Джефф, кладя кусочек еды в открытый рот Дженсена.

Дженсен медленно пережевал, смакуя сочетание вкусов.

– Ты просто обязан исправить это, не так ли?

Он не мог дождаться, когда Джефф начнет “дрессировать” его.

– Не желаете напиток, сэр?

Услышав знакомый голос, Дженсен поднял взгляд, и улыбнулся, увидев Колина, стоящего с кувшином и двумя стаканами. Одетый в белый ошейник и килт, он вел себя раскованно и уверенно, с непринужденностью, которой Дженсен не замечал в нем раньше.

– Да, пожалуйста, – Джефф указал на стол. – Когда ты отправляешься в Школу, Колин?

Тот покраснел, наполняя стаканы.

– Завтра, после церемонии закрытия. Я уже сложил вещи. Королева сказала, что возьмет меня к себе, – казалось, такая перспектива приводила его в легкий трепет.

– С тобой все будет хорошо, – посерьезнел Дженсен. – Учиться нелегко, но оно того стоит. С большинством сложных вещей так.

– Попробую это запомнить. Знаете, вы можете приехать туда навестить меня, – с надеждой посмотрел Колин.

– Значит, приедем, – кивнул Джефф Дженсену и взял чашку.

Мила заскулила и поскребла ковер.

– О, – сказал Дженсен, – ты не мог бы принести и для нее миску воды?

Колин рассмеялся и приласкал Милу.

– Конечно.

Когда еда закончилась, было так приятно сидеть вместе и наслаждаться одиночеством. Дженсен слизнул с пальцев Джеффа каждую крошку, наблюдая, как веки того все больше тяжелеют. Он знал, что если продолжит дразниться, то когда они вернутся домой, он получит дикого, не сдерживающего себя дома. Надо признать, у  такого способа кормления были свои преимущества.

Проглотив последний кусочек, Дженсен облизнул губы.

– Надо еще немного пообщаться, побродить в толпе, а потом поднимемся на наверх.

– Потому что ранний уход будет выглядеть подозрительно, – закатил глаза Джефф. – Возможно, мы сможем найти альков, раздеться, и никто и бровью не поведет.

Дженсен подмигнул:

– Не знал, что ты такой эксгибиционист.

– Ты не представляешь, – Джефф встал и потянул за поводок. – Но на счет “походить, пообщаться” ты прав. К тому же, мы не скоро соберемся все вместе снова.

Это на корню задушило зарождающееся возбуждение Дженсена. Возможно, некоторых он долго не увидит, по крайней мере, год. У них будет достаточно времени, чтобы насладиться друг другом позже, наверху.

Дженсен высмотрел военных Объединенных планет: все сидели вместе вокруг низенького столика, заставленного тарелками и кубками. Некоторые кресла, похоже, перетащили из других мест. Он кивнул в их направлении Джеффу, и тот его повел туда.

Как только они приблизились к группе, Мила рванула вперед к Хэнку, стоявшему на коленях у ног Йена. Энергично виляя хвостом, она облизала ему лицо. Хэнк рассмеялся и хорошенько почесал ее. Мила, похоже, питала к нему слабость, хотя ее хозяевами были Джефф и Дженсен.

– Ну, как вы тут? – поинтересовался Джефф.

Группа оказалась смешанной: кроме Хэнка и Йена, там сидели Мэгги, Кэролайн и Витфилд, и София с Томом. Дженсену стало любопытно, рассказывали ли они о себе?

– Дженсен, мы тебя ждали! – улыбнулась София. – Хотели узнать, слышал ли ты новости?

Дженсен переглянулся с Джеффом.

– Какие новости?

Йен поднялся и притащил еще одно кресло и жестом предложил Джеффу занять его. Дженсен опустился на колени и прижался к ноге своего мастера. Он решил позволить Миле пока побыть с Хэнком – оба выглядели такими счастливыми. Сейчас она перевернулась на спину, и тот чесал ей живот.

София наклонилась вперед:

– Сюда присылают Феррис.

– Что?

– Она будет руководить базой. Фуллера переводят, кстати, скатертью дорожка. Но с тех пор как Мэгги открыла “сабовскую” энцефалограмму, имеет смысл назначать сюда только скобов, – говоря, София перебирала волосы Тома.

Том выглядел намного лучше. Дженсен назвал бы это чудом, если бы не знал, как тяжело тот работал со своим целителем душ, чтобы достичь такого результата. Также надо отдать должное Софии – она выросла и проявила себя очень хорошим домом.

– Что ж, это действительно имеет смысл, – Джефф потер Дженсену шею. – Сюда переведут всех солдат Секс-корпуса?

– Всем предоставят выбор: соглашаться или нет. Большинство уже получили назначения.

– Мой брат подумывает, хотя не уверена, что хотела бы работать с ним, – скорчила гримаску Мэгги и тут же рассмеялась: – По крайней мере, я буду знать, где он!

Мэгги покинет Гармонию, чтобы начать демонтаж Раздора. Дженсену ее будет не хватать, но он не мог лишить ее такой возможности. Она действительно сумеет разобраться, как работает инопланетная технология, не боясь сломать что-нибудь в Гармонии. Дженсен и сам был бы не прочь присоединиться к ней, будь у него хоть какие-то способности к технике.

– Мы тоже будем принимать участие в проекте, – София показала на себя и Тома. – Рассматриваются различные варианты сочетания генов и особенностей мозга. Думаю, наши специалисты надеются что-нибудь заметить.

– Вы останетесь здесь или на базе? – спросил Дженсен. Не хотелось бы увидеть, что вся упорная работа Тома сойдет на нет.

Том улыбнулся.

– Мы собираемся найти жилье в Гармонии и каждый день ездить на работу и обратно.

– Логично, если город уже начал воздействовать на нас биологически, им захочется изучить эффект с самого начала, – пожала плечами София. – Я не возражаю. У меня уже есть на примете несколько квартир на западной стороне.

– Только убедитесь, что вы не слишком близко к клубам, если цените тишину, – сказал Йен. Будучи единственным местным, он знал, о чем говорил.

– Вы двое возвращаетесь в Алонан? – Дженсен знал, что до сих пор Йен и Хэнк работали советниками Алоны.

Растянувшийся рядом с Милой Хэнк поднял взгляд.

– О, мы тебе не  говорили. Кому-то придется отправиться на “Луне пустыни”, чтобы доставить Феррис. Якобы мы выслушаем ее доклад и дадим ей информацию о Гармонии. Но на самом деле я буду показывать своему парню звезды.

Йен усмехнулся и взъерошил ему волосы.

– Путешествие будет захватывающим.

– Как интересно. Ты будешь первым жителем этого города, отправившимся в космос, – улыбнулась Мэгги.

Дженсен кое о чем подумал.

– А другие сабы тоже уедут? Я об изгнанниках.

– Не уверен, – нахмурился Йен. – Надо выяснить.

– Возможно, они вольются в какую-нибудь программу переселения, – София выглядела задумчивой. – Из тех, что разработаны для бывших рабов Конфедерации.

Последний комментарий немного отрезвил. Вспомнилось, что доктор Джонсон прежде был рабом – почему и возникли сложности с Гармонией два года назад. Но если бы он не вышел из себя при виде сабов, Джонсона и Хэнка не взяли бы в заложники, и Дженсена не прислали бы сюда консультантом, чтобы работать с Джеффом. И все это – благодаря Конфедерации. Странное чувство.

– Я желаю им всего самого наилучшего, чем бы им в итоге ни пришлось заниматься, – закрыл тему Хэнк, и беседа сменила направление.

Джефф поднялся и извинился. Перед уходом Дженсен обнял Тома и Софию.

– Дайте знать, когда найдете новое место.

Ему бы хотелось увидеть, на что похожа Гармония за пределами дворца. Сомнительно, чтобы в квартирах рядовых граждан была такая же роскошь. Хотя кто знает? Здесь свои правила.

Хэнк напоследок погладил Милу, потерся носом о ее нос, поцеловал в лоб.

– Может, и нам завести собаку? – посмотрел он на Йена.

– Посмотрим, – казалось, Йен пытался сдержать улыбку.

Дженсен последовал за Джеффом обратно в толпу, уже начавшую редеть. К тому времени большинство, наверное, устали и решили лечь пораньше. Было грустно, что Выбор закончился, но в конце концов хоть будет время отдохнуть от этого бешеного темпа.

– Джефф! – Клаудиа махала им оттуда, где сидела с Мишей. – Я вас не видела.

Джефф ей улыбнулся.

– Мы довольно долго болтали с друзьями.

– Присядете с нами ненадолго? – Клаудиа похлопала по дивану рядом с собой. – Мы мало времени провели вместе.

Дженсен скользнул рядом с Джеффом, на том же уровне, что и Миша, который помахал ему рукой. По крайней мере, это приветствие оказалось чуть сдержаннее того, что было в последний раз. Дженсен покраснел от внезапного жара, нахлынувшего при мысли о новом физическом контакте с Мишей. Ему нравились сцены с герцогиней и ее сабом. Они всегда были увлекательными и горячими. В будущем надо будет устроить еще несколько.

– Ну, мы были очень заняты, – Джефф откинулся на спинку дивана. – Да и ваших выступлений  не видно было ни на каких мероприятиях.

Она нахмурилась.

– Потребовалось проверить много контрактов. К тому же возник небольшой вопрос, касающийся граждан, желающих переселиться в мой округ.

– Да? – Джефф склонил голову. – Из Алонана, я полагаю?

– И других. Довольно многие хотят отправиться в Алонан, что тоже хорошо. Нам надо тщательно следить, чтобы не нарушился баланс численности населения, – Клаудиа пожала плечами. – Боюсь, еще остались разногласия, как домы должны относиться к  своим сабам.

– Так же, как и сочувствующие Эдриану, – скривился Джефф.

Дженсен с ним согласился. Почему у гадюк вроде Эдриана всегда находятся последователи? Казалось, его зло должно быть очевидно для всех, с чего бы пытаться ему подражать? Королева была мудра, что не казнила его. Меньше всего ей нужен был новоявленный мученик.

– Поэтому мы рады, что вы остаетесь, – подался вперед Миша. – Множество людей в Гармонии видят в вас пример.

Дженсену никогда не хотелось быть знаменитостью. Но здесь у него не осталось выбора, после того как они заявились в этот город и изменили все знания его жителей о себе и звездах вокруг них. На Дженсене лежала часть ответственности за то, как в Гармонии все переменилось. Все завертелось в тот миг, когда они с Джеффом вступили в город два года тому назад.

– Впереди у нас много работы, – вздохнул Джефф. – Особенно, учитывая, что политические вопросы так и остались нерешенными.

– Что ж, мы ведь и не хотели, чтоб стало скучно, не так ли? – спросил Дженсен.

Джефф и Клаудиа расхохотались.

– Никогда.

– Вы навестите нас? – Миша повернулся к своей госпоже. – Они приглашены?

Она погладила его по волосам.

– Конечно. Хотя тебе, шлюха, следовало дождаться, пока я их приглашу.

Он понурил голову.

– Боюсь, вам придется наказать меня, госпожа.

– Жду с нетерпением, – у Клаудии был совершенно злобное выражение лица. Что бы она там ни задумала, Мише, конечно, понравится.

– Я тоже многого жду с нетерпением, – Джефф потянул за поводок. – Прошу нас извинить. Увидимся на церемонии закрытия.

Они пожелали им спокойной ночи и направились к лифтам. Оказавшись внутри, Дженсен тяжело привалился к стене. Он чувствовал себя выжатым как лимон. Это был длинный вечер, а месяц выдался еще длиннее.

– Ты в порядке, мальчик? – прошептал Джефф, обнимая его за пояс и притягивая к себе.

– Просто устал.

– М-м-м-м, – Джефф прижался к его губам. У него был вкус дома и уюта.

Дженсен вцепился пальцами в рубашку Джеффа и позволил себя целовать, открыв рот и впустив язык Джеффа внутрь. Когда они прервали поцелуй, Дженсен задыхался.

– Ладно, может, и не так уж устал.

Джефф рассмеялся.

– Хорошо, – он погладил большим пальцем Дженсену щеку. – Знаешь, Джен, я понимаю, что здесь до хрена работы, но я доволен.

– Может, даже счастлив? – Дженсен подтянул Джеффа ближе, он не стал бы отрицать, что Джефф делает его счастливее, в Гармонии они или нет, но он был рад, что они приехали сюда и нашли здесь свое место. И не важно, что где-то там, среди звезд, свирепствует война. Они с Джеффом отдали Объединенным планетам достаточно. Наконец-то настало их время побыть вместе и вкусить жизни, не отягощенной прежними обязательствами.

Теперь они должны отвечать только друг перед другом.

– Да, – согласился Джефф. – Счастлив.

 

КОНЕЦ