Actions

Work Header

Venus

Work Text:

Как до этого дошло, Вулфи не может внятно объяснить даже самому себе. Минутой ранее Джек сидел  на полотенце, поджав ноги совсем как русалка, и ноги эти были длинные и почти гладкие, покрытые только светлым пушком, и заканчивались плотно и стыдливо сжатыми бедрами со столь же светлой порослью в паху. Одной рукой Джек якобы ненавязчиво прикрывал  его, а  пальцами второй нервозно зарывался в прохладный песок. Это был  всего лишь песок и всего лишь пальцы, и это не должно было выглядеть так эротично, но оно выглядело.

Пока Дэн стоял истуканом и делал вид, что любуется лунной дорожкой, Джек чуть склонил голову набок и попросил, глядя снизу вверх: “Посиди со мной”.

А дальше были полуприкрытые светлые глаза со светлыми же ресницами, да идеально очерченные яркие губы - между ними наверняка специально и призывно скользнул кончик розового языка. Вулфи даже не решил для себя, что бы он предпочел: как можно дольше любоваться этим безупречным лицом, или...

Когда Дэн целовал  Джека, губы у того были соленые от океанской воды. Тот сразу старательно приоткрыл рот, приглашая, но Дэн не мог позволить себе пользоваться этим чересчур долго. Когда он мягко прихватил пухлую нижнюю губу и отстранился, Джек недовольно хныкнул  и положил обе руки ему на плечи, стараясь удержать.

А затем стал настойчиво  подталкивать его назад - Дэн поддался и пробормотал, улегшись спиной на полотенце: “Зачем я тебе? Я старый, бородатый и измученный трудом”. Джек ухмыльнулся и нежно коснулся губами его щеки, скрытой под густой темной растительностью. Он лишь улегся сверху, отрезая путь к отступлению, и шепнул: “Ты не старый, ты хороший”.

Он, Вулфи, ведь не железный, в самом-то деле. С такой работой у него вообще нет жизни, не то что личной. Он понятия не имеет, как это назвать: служебный роман или курортный роман. Память услужливо подсунула название коктейльчика, который Джек выклянчил у него в баре недавно. Секс на пляже, ну конечно. Он должен был догадаться.

Дэну некогда думать, по какой причине Джек хочет его - а он явно хочет, и притирается гладкой теплой кожей, распластывается сверху и просяще тычется носом и губами в заросшую щеку. Сам Дэн тоже хочет это юное, податливое тело, но мысль о том, что Джеку едва исполнилось восемнадцать, и у него почти наверняка никого еще не было, причиняет такую сладкую боль, что становится стыдно за себя. Джек мог бы начать с подружки из колледжа, или, на худой конец, кого-то из группы, но выбрал его, глупый. А Дэну меньше всего хотелось бы причинить ему боль - во всех смыслах.

Джек, впрочем, выглядел вполне уверенным в своем выборе - он положил ладони Дэна себе на талию, поощряя, и ощутимо затрепетал, когда тот начал поглаживать его, медленно и осторожно. Джеку явно хотелось скорее, и у Дэна вырвалось беспомощное “ох, Джеки”, когда тот стал откровенно об него тереться, оставляя влажные следы на животе.

“Джеки, - фыркнул он, но получилось не очень убедительно из-за сбившегося дыхания, - бабская кличка. Я готов быть твоей девочкой, если хочешь”. В паху все предательски скрутило и дрогнуло, но Дэн несильно шлепнул того по бедру и велел поучительно: “Не болтай пошлости”.

Он подвинул бедра Джека чуть более удобно для них обоих, и тот всхлипнул негромко, почувствовав ответные движения. Вулфи винил кошмарный недосып в том, что не сразу осознал, что земля не разверзнется и не поглотит его, если он прижмет Джека к себе покрепче и приласкает его, чтобы помочь достичь разрядки. Впрочем, он никак не ожидал, что от одного поцелуя в шею, уколовшего нежную кожу бородой, тот сладко выдохнет и вздрогнет, горячо заливая ему весь живот. Как Дэн и думал, восемнадцать - это все еще очень мало.

“Прости, я не думал, что так быстро”, - залепетал разомлевший от ощущений Джек и схватил его за предплечье так, будто Дэн собирался сбежать сию же минуту. “ Это ты прости ”, - подумал он, когда Джек сжал его между теплых и гладких бедер, а вслух вымученно застонал сквозь зубы. Тот позволил ему двигаться и поминутно спрашивал: “Дэн, тебе нравится?”

Да, черт возьми, да, ему нравится эта подростковая возня, нравится, как Джек с придыханием зовет его по имени, и совсем немного хочется утопиться, когда тот слегка разводит ныне влажные бедра, отпуская его.

Он ведет его отмываться в океан, хотя Вулфи скорее просто наблюдает и достает сигарету из пачки - ему кажется, что он умрет, если сейчас не закурит. Первую он роняет в воду и ругается, и Джек вопросительно оборачивается на него. Дэн говорит, что он похож на Венеру, и тот смущенно улыбается. А он не к месту вспоминает, что в греческом мифе та появилась вовсе не из пены морской.

“Мне начинает нравиться Австралия”, - мечтательно говорит Джек. Сигарета в зубах избавляет Вулфи от необходимости разговаривать, поэтому он приобнимает Джека за плечи и выдыхает дым в сторону, а затем зарывается носом в светлые, пахнущие солнцем локоны.