Actions

Work Header

Ах, может быть, её любовь друзей соединила б вновь!

Work Text:

Название: Ах, может быть, её любовь друзей соединила б вновь!
Автор: Fake_Innocence
Пейринг/Персонажи: Татьяна Ларина/Евгений Онегин/Владимир Ленский
Категория: трисам, слеш
Жанр: PWP, стихи
Рейтинг: NC-17
Ключ: АУ. «Ах, может быть, её любовь друзей соединила б вновь!». Татьяна узнает о дуэли заранее и предотвращает её, сводя поссорившихся друзей и провоцируя их на откровенность.

Когда б он знал, какая рана
Моей Татьяны сердце жгла!
Когда бы ведала Татьяна,
Когда бы знать она могла,
Что завтра Ленский и Евгений
Заспорят о могильной сени;
Ах, может быть, ее любовь
Друзей соединила б вновь!
Но этой страсти и случайно
Еще никто не открывал.
Онегин обо всем молчал;
Татьяна изнывала тайно;
Одна бы няня знать могла,
Да недогадлива была.

Уединенья ищет Таня
И рано утром прочь бежит
Из дома отчего, мечтаньям
День посвятить она спешит.
Заходит в лес она далёко
И долго бродит одиноко,
Онегин ум её пленил,
Отбросить чувства нету сил!
Она с себя снимает платье,
Со стоном клитор теребит,
Душа страдает и болит,
Ведь Таня не в его объятьях.
Она б пыталась умереть,
Но слишком хочет секс иметь!

Татьяна улеглась на землю,
В себя два пальчика суёт,
Хоть воздержанья неприемлет
Она, но страх её берёт.
На то, чтоб с девством распроститься,
Непросто было ей решиться.
Вдруг Таня, охать перестав,
Далёко слышит голоса.
Да то Онегин! Он один
В лесу чего сейчас забыл?
Раздета, бросилась Татьяна
На голос, как в капкан попала,
Кусты, как розги, лупят ей
Округлый зад, луны белей.
За дубом спрятавшись, она,
Прекрасна и обнажена,
Глядит. Ствол Таню заслонил.
Онегин тут. Владимир с ним.

«Вы знаете, мой друг Владимир,
Я вашу Ольгу не люблю.
С девицами столь молодыми
Все шансы близятся к нулю!
Почто её не торопите?
Для вас она пизду хранит,
Ведь вы сейчас её жених
И девкой взять её хотите
В ночь брачную. Но, наконец,
Неужто вам не нужен секс?!» -
Онегин громко причитал.
«Но я исправно вам давал,
А вы ответили обманом!
Неужто вам казалось мало

Своим большим стоячим колом
Дыру Содома услаждать
Мою?» - В ответ Владимир молвил.
«…сказал поэт. Твою же мать! -
Передразнил его Евгений, -
Девицы Ларины, пить дать,
Мне не дадут себя ебать.
Но, Вова, ты ревнивый гей.
Признай! И трахнемся быстрей!»

Но Ленский парень был не промах
И оскорблений не терпел.
Он был обижен и взволнован,
Хотя и трахаться хотел.
Но коль любовь смешали с блядством,
Не должен он такое снесть
И сохранить мужскую честь.
И молвил он: «Давай стреляться!
Может, тебя не разлюблю,
Но яйца точно отстрелю!»
«Ну что ж, не зря я их побрил!
Но лучше ты их оближи
И не губи своей души», -
Евгений снова ржёт над ним.
Но Ленский вынул пистолет,
Пути назад для них уж нет.

Татьяна к дереву прижалась,
Дрожит, белее мертвеца.
Рыданья, чья причина – жалость,
Кривят овал её лица.
Она свои сжимает груди.
Чтобы не началась стрельба
Так сделать – вот её судьба,
И пусть хоть кто-нибудь осудит!
Стыдливо прелести прикрыв,
К мужчинам Танечка выходит,
Онегин глаз с неё не сводит;
В траву оружье уронив,
Ей плащ даёт Владимир Ленский,
Но прикрывать не стала женской
Своей Татьяна красоты.
Исполнятся её мечты!
Её пизда в огне горит!
Она мужчинам говорит:

«Онегин, что ж вы не сказали,
Твердя, чтоб в чувствах я сдалась,
Что трахнуть вы меня мечтали –
Я б вам немедля отдалась!
И дружба ваша так ценна -
Погибнуть не должна она.
А факт сам вашего раздора,
Страшнее моего позора.
Одной любовью я дышу
И более стыда не знаю,
И секса с вами так желаю,
Что медленно с ума схожу.
Вам не позволю я пропасть!
Что ж, утолите свою страсть!

Вину пред вами, Ленский милый,
Заглажу, не приму отказ!
Чтоб вы Онегина простили,
Позвольте отсосать у вас!»
Решила Таня раком встать
И продолжать себя ласкать.
Сгорает Ленский со стыда,
Но всё ж встаёт его елда!
И, опустившись на колени,
Татьяна с дивным мастерством
Володи хуй ласкала ртом.
Того не выдержал Евгений,
В сердцах воскликнув: «Ё-моё!
Позволь мне выебать её!»

Послушно раком встала Таня,
Не выпуская член из рта,
И чувствуя, как истекает
Горячей влагою пизда.
Евгений пялится бесстыдно,
Там средь кудряшек тёмных видно
Прекрасной розы лепестки,
И Тане теребит соски.
Но вдруг Онегин замечает,
Приникнув жарким ртом туда,
Что девственна её пизда!
И недовольно отмечает:
«Лишать вас девства я б не стал,
Позвольте выебать в анал!

Ведь если кто о том узнает,
То будет веником ебать
Меня ваш батюшка, сломает
Мне хуй родная ваша мать!
А мне таких проблем не надо,
Ведь даже анус ваш – награда,
Но Ленского мне зад милей,
Ведь он такой ебливый гей!»
И подмигнул Евгений другу,
А тот спустил Татьяне в рот,
И тут же в жопу ей суёт
Онегин смазанную руку.
Он, анус пальцем растянув,
Штаны немедля расстегнул.

Татьяна сперму проглотила,
И счастлива, как никогда.
Её Онегина манила
Большая толстая елда -
И вот она уж в жопу входит,
И это Танечку заводит.
У Ленского же снова встал
И другу просится в анал.
И подошёл Владимир сзади,
Чтоб поиграться язычком
С заросшим волоснёй очком –
И ну давай его ебать!
Татьяны зад горит огнём!
Они нашли любовь втроём…

Безудержно Татьяна стонет,
И стонет Ленский-пидорас,
Ему Евгений томно вторит,
Их всех троих настиг оргазм.
В траву без сил упала Таня,
Глаза от счастья закрывая,
И погрузилась в темноту,
Как будто бы предавшись сну…
Но просыпается Татьяна
В постели, за окном – зима,
В руках неначатый роман,
А рядом тихо дремлет няня.
Татьяна вспомнила о сне
И улыбается во тьме.