Actions

Work Header

Лимонад

Work Text:

Жара держалась уже несколько дней, накрыв город и близ лежащие поселки раскаленным куполом. Тень не спасала, как и попытки укрыться в помещении – сквозняк из настежь раскрытых окон охлаждал всего на несколько мгновений, слишком коротких, чтобы облегчить эту муку.

Гон в который раз дернул край воротника, подцепив пальцем самую верхнюю пуговицу. Отер покрывшуюся противной влажной пленкой кожу, снова откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Распухший от духоты мозг, казалось, совершенно отказывался воспринимать новую информацию.

И кто только придумал летнюю школу?

Звонок с урока Гон встретил с искренней радостью. Ему так хотелось как-то размяться, расшевелить отекшее от долгой неподвижности тело. А еще – хоть немножко пожаловаться Киллуа, сидевшему на несколько рядов впереди.

Гон почти все занятие не сводил взгляда с его спины, машинально считая все мельчайшие складочки собравшейся у лопаток рубашки. Особенно их много становилось, когда Киллуа шевелился, прогибался назад, явно тоже не зная, куда девать скопившуюся энергию, а затем снова склонялся над тетрадным листом, медленно и сосредоточенно водя по нему карандашом. Вот Гону на такое явно бы не хватило выдержки.

– Пить хочется, – протянул Киллуа, стоило им только выскочить из кабинета и быстро свернуть по направлению к лестнице. Коридор плыл в мутном золотистом мареве, даже держать глаза широко раскрытыми было больно.

Гон просто кивнул, несколько раз промаргивая увлажнившиеся от резкого света глаза. И резко перемахнул через несколько ступенек вниз. Если они успеют к автомату, пока в нем еще хоть что-то осталось, то не придется потом тащиться в ближайший магазин в самый разгар солнцепека. Эта мысль хоть немного, но приободрила Гона.

Они успели аккурат вовремя – очередь у автомата еще даже не начала собираться. А несколько охлажденных бутылок лимонада, с навешенными на них ценниками, стояли нетронутыми по ту сторону толстого стекла.

Гон сглотнул, замешкавшись. Сладкая газировка навряд ли утолит их жажду на долгое время, но… А из чего тогда вообще выбирать?

– Не хочешь – не покупай, – пробурчал Киллуа и как-то незаметно вовсе оттеснил его боком от автомата. Измятая бумажка скользнула в щель для приема купюр, – остальных только не задерживай.

Бутылка клубничного лимонада с шумом бухнулась на дно автомата. Киллуа быстро нагнулся, но тут же резко вскинулся, свободной рукой взъерошив волосы на затылке и еще ниже, где успевшие потемнеть от пота пряди неприятно липли к шее. По пальцам его, крепко сжимающим холодный пластик, уже поползли первые капли.

Во рту резко пересохло, и Гон сглотнул, мысленно представив, как будет здорово собрать эту влагу языком, прямо так, с руки Киллуа. Уж слишком сильно ему, видимо, хотелось охладиться, раз в голове взялись такие странные мысли.

– Не буду, – хрипло буркнул он, во все глаза наблюдая, как неловко Киллуа пытается открутить крышку, прилегающую к горлышку слишком плотно, – но ты ведь дашь мне глотнуть?

Газировка зашипела, брызнула розоватой струей из-под слетевшей крышки так резко и шумно, что ответа Гон не расслышал. А Киллуа, ничуть не обращая внимания на стекающую по коже сладость, сделал первый жадный глоток, далеко запрокинув голову и открывая взгляду нежное бледное горло – почему-то именно его вид так взволновал Гона в эту минуту, слишком сильно, что захотелось тут же опустить взгляд и не смотреть.

Но он не смог и все глядел, как пьет Киллуа, как дергается раз за разом его кадык, пока тот, утолив наконец-то жажду, не отнял бутылку ото рта и не протянул ее Гону. От сильно вспенившегося напитка губы Киллуа показались особенно яркими, будто подкрашенными каким-то красителем для дешевых конфет, отдающим химией и чересчур приторным.

Гон немного заторможено обхватил пальцами начавший нагреваться пластик, поднес ко рту узкое горлышко. Почему-то сейчас даже просто от понимания того, что губы Киллуа будут на вкус точно такими же, игристыми и сладкими, как и этот лимонад, ему стало намного жарче в собственной одежде, в собственном теле.

Как будто это действительно было чем-то безумно важным.

Где-то этажом выше зазвенел звонок. А они все стояли, совершенно не торопясь возвращаться обратно к лестнице и наверх – по залитому яркими солнцем душному коридору.

– Ну? Чего ждешь? – медленно произнес Киллуа. И тут же точно специально облизнулся, собирая кончиком языка остатки влаги. – Пей же, пока я не передумал.

Гон едва заметно кивнул и, все еще не сводя пристального взгляда с Киллуа, коснулся горлышка губами.