Actions

Work Header

О чувствах и неидеальных свиданиях

Work Text:

— Сначала я превратился в оборотня, — Стив поставил поднос с обедом на стол и сел на скамейку. Баки, так и не успев донести ложку до рта, вздохнул и аккуратно опустил её в тарелку, а потом, подумав, вовсе отодвинул свой поднос. И посмотрел на Стива, заранее сожалея об остывшем не съеденном обеде.

— Я помню.

— Это был самый жуткий Хэллоуин из всех возможных! Эти чёртовы привидения на каждом углу, кладбище, дом с монстрами и блохи! Баки, блохи!

— Ага, пришлось вызывать дезинсектора в общежитие. Смешно было, — кивнул Баки, хотя на самом деле ему, в отличие от остальных, как раз не было смешно, потому что именно он жил в одной комнате с оборотнем. Который, к слову, выл на луну, вычёсывался и имел привычку забираться в комнату через окна. Даже дроны Старка устали ретушировать следы от когтей на зданиях.

Но дело было не в блохах, совсем нет. Дело было в том, что Стив всё усложнял. И по большей части Баки не так волновали блохи как то, что его друг расклеивался каждый раз, как срывалось свидание со Старком. До Стива не доходило, что Старку всё равно, в каком Стив виде, а Баки уже задолбался на это намекать.

— Потом были ниндзя! — не обращая внимания на задумчивость Баки, продолжил Стив. — Выскакивали из-за каждого угла, катанами размахивали! Все свидания к чёрту!

— Сочувствую, — Баки продолжал делать вид, что участвует в разговоре. Хотя и был убеждён в том, что Стиву подошли бы любые свободные уши. Просто с Баки ему было привычнее делиться переживаниями лет так с пяти, насколько он помнил. К сожалению, в голове Баки между «знать» и «чувствовать» всё ещё существовал определённый барьер.

— Потом полезли ледяные великаны и тёмные эльфы! И Рождество скатилось в… — Стив стукнул кулаком по столу. — Драка была отличной, я даже спорить не буду. Но это было моё первое Рождество после разморозки и я хотел провести его как обычный человек, в кругу семьи.

На этот раз Баки промолчал, потому что ему было, что сказать Стиву. Например, то, что Джанет запарилась развешивать омелу по всей Академии, лишь бы Роджерс хоть ненадолго отвлёкся от драк, в которые, к слову, на пару с Леди Тор бросался одним из первых. Или что рождественская вечеринка в клубе была задумана не только для чарльстона до самого утра. Или что асгардская кузница предназначена не только для работы, а костюм Старка — Баки вздрогнул, вспоминая тот кожаный кошмар — не повод отчитывать Тони за не соблюдения техники безопасности рядом с открытым огнём, а совсем наоборот.

Вот бы Стив удивился.

— А сейчас мы еле справились с Альтроном, и, если бы Тони слушал меня, а не тратил всё время на свои идиотские разработки, то это был бы спокойный месяц в Академии. Но нет! Ещё и ссорились с ним из-за роботов постоянно. Что будет завтра? Я не могу предположить.

— Завтра будет вторник, — Баки пожал плечами. — А ты загоняешься, Стив.

— Я что делаю?

— Тратишь время не на то. Всё время хочешь устроить нечто особенное для вас со Старком, планируешь свидания, как будто ты на войне. Тебе только карты боевых действий не хватает и красных флажков, чтобы отмечать «захваченные территории».

— Карты чего?— кажется, у Стива покраснели кончики ушей.

— Ну, я образно говорил о карте местности. А о чём подумал ты, не знаю, — сказал Баки насмешливо, наклонившись к Стиву через стол. — Так вот, планируешь, планируешь, а потом случается какой-нибудь зашквар, и ты позорно отступаешь. Потому что опять всё не идеально.

— Но ведь это правильно, когда идеально, разве не так, Бак? Это ведь Тони, и он точно привык, что всё проходит на высшем уровне.

— Если ты имеешь в виду то, что имеешь в виду, то нет.

— Почему нет?

— Джанет сказала, что нет.

Его ужин остывал совсем рядом, а сидящий напротив Стив покрывался красными пятнами. Баки руку на отсечение дать готов был, что Стив покраснел весь. Немыслимо, как его друг умудрился пройти войну, но при этом остаться абсолютно неприспособленным к простой человеческой жизни. Баки мозги промывали не раз, но он и то лучше разбирался в человеческих отношениях.

— Ты обсуждаешь Тони с Джанет?! Откуда вообще Джанет знает?!— наконец, выдавил из себя Стив, и голос у него был рассерженным.

— Джанет всё про всех знает, если ты ещё не понял. А я никого ни с кем не обсуждаю. Девчонки меня не спрашивают, хочу я что-то обсуждать или нет. Они просто это делают между собой, а я… — Баки замялся, подбирая слова, и поднял ладони для убедительности, мол он не трепло, но так получается. — Я просто всё время оказываюсь не в том месте.

— И что ещё Джанет говорит? — отводя взгляд, уже тише спросил Стив. В конце концов, в Академии уши были повсюду, и ещё неизвестно, кто сейчас мог подслушать их разговор. За спиной всегда мог появиться Локи, или Юнион Джек (который, к слову, вечно крутился вокруг Тони!), или… да кто угодно! И станет их с Баки секретный разговор достоянием всей Академии.

— Что ты тупица, — вздохнул Баки. — Что Старку не нужны идеальные свидания по правилам, которым в двадцать первом веке никто не следует. Они никому не нужны. Смысл в том, чтобы делать то, чего ты по-настоящему хочешь. Не откладывать. Не сдерживаться, потому что другого случая может и не представиться. Старк и так ждёт очень долго. Ну, Джанет так говорит.

— И ты с ней согласен?

— Стив, я послушал её. Сделал… кое-что. И выжил. Так что да, я с ней согласен!

— А что ты…

— К Старку иди! Отведи его куда-нибудь, найди уединённое место, где никто не будет вам мешать! И дай мне поесть спокойно, — перебил Стива Баки и ткнул пальцем в сторону Башни. — Чтобы я тебя не видел до утра, понял?!

***

— Мы будем есть мороженое? — фыркнул Тони, но рожок с разноцветными шариками из рук Стива взял.

— Если не хочешь, — Стив нерешительно замер, — можем что-нибудь другое.

— Мороженое — это клёво, Стив. Расслабься, — Тони погладил Стива по предплечью, чтобы тот прекратил напрягаться после каждого слова. — Просто это…

— Обычно, да? — надкусив верхний шарик, Стив коротко улыбнулся и взял Тони за руку, переплетя их пальцы.

— Да, что-то вроде того. Ты ведь любитель создавать трудности даже из простого свидания.

— Но мои идеи всё равно лучше, чем джакузи и фондю.

— Ты вообще хоть раз пробовал фондю? — Тони закатил глаза и потянул Стива за собой без особой цели, просто, чтобы не стоять на месте. Недалеко был парк, но после тентаклей Тони старался особо туда не соваться, хоть Стэфан и уверил его в том, что из фонтана больше ничего не вылезет и не будет пытаться переломать Тони хребет. Поэтому в парк Тони не хотел, как не хотел ни в клуб, ни на пляж, ни в бар. Где бы они со Стивом ни оказывались за последние три месяца, ничем хорошим свидания не заканчивались.

— Нет, но когда-нибудь попробую.

— Можем попробовать прямо сейчас, если ты прекратишь обходить мою Башню стороной.

— Нет, не сегодня, — Стив протестующе замотал головой. Ладно, он всё-таки планировал этот вечер, совсем немного. Небольшая прогулка, когда стемнеет, вот мороженое, а там и до общежития недалеко.

— А, ну, ладно, как скажешь, — Тони неловко улыбнулся и вгрызся в постепенно тающий шарик. Стива кольнуло — кажется, он что-то сказал не так. Джанет всё ещё была права — он тупица.

— Нет, Тони, послушай. Я не хочу идти в Башню не потому, что не хочу, понимаешь?

— Пока что не очень.

— Я хочу в Башню. Там на крыше красиво, вид на город крутой. Я очень хочу как-нибудь ночью там оказаться, на звёзды посмотреть…

— Но Капитан Безупречность не может выйти из общежития после отбоя, потому что нарушит правила?

— Сегодня я хочу, чтобы ты пришёл ко мне в гости. Ты ведь у меня никогда не был, а я в Башне был не раз, — ну, вот, он сказал об этом и почти не покраснел. Почти, благо в темноте не очень было заметно.

Тони затормозил и недоверчиво уставился на Стива, а потом перевёл взгляд на общежитие, к которому они подходили, как оказалось, всё ближе и ближе. Опять посмотрел на Стива. И рассмеялся.

— Роджерс, ты иногда такой… — обречённость в голосе Тони граничила с абсолютным счастьем. — А мороженое вместо цветов, типа? Необходимая прелюдия, прежде чем позвать к себе чай попить? Ой, нет, ты бы позвал посмотреть коллекцию марок.

Стив напряжённо замер, не замечая, как ломает вафельный рожок, вымазывая руку мороженым. Тони над ним смеялся, что ли?

— Ладно, я понял, — выдавил из себя Стив, отступая на шаг. — Тупая была идея. Встретимся завтра на занятиях?

— Стой, дурак! — Тони перехватил Стива за руку и с силой дёрнул к себе. Он всё ещё улыбался, но как-то тревожно. — Стой, — повторил он тише, сжав мощное запястье, и поцеловал ладонь, слизывая заодно мороженое. — Ты меня не понял. Я, конечно, пойду с тобой, посмотрю твою комнату, кровать там, проверю, удобно ли на ней спать. Просто не нужно всего этого, понимаешь? Предлогов, ухаживаний, расписывать всё по минутам. Просто пришли сообщение, или почтового голубя, если технику не любишь. Или записку в рюкзак подкинь, это романтично и в духе прошлого века, если на словах стесняешься позвать меня к себе… — Тони привстал на носочки, оказываясь к Стиву бессовестно близко, — чтобы позажимать без посторонних глаз.

— И как у тебя получается опошлять совершенно невинные вещи, но заставлять приятно звучать такую похабщину? — смущённо поинтересовался Стив, обняв Тони за талию под яркой курткой.

— Потому что я Тони Старк, и ты, мой капитан, от меня тащишься.

***

— Но, может, всё-таки, в Башню? — нерешительно предложил Тони, замявшись на пороге. Ладно, да, он действительно покраснел. Ведь раньше как-то не приходилось задумываться о том, сколько в этом здании проживает супергероев. — Здесь стены из картона.

— Нет! — Стив напряжённо повёл плечами и для убедительности прижал ладонь к двери, аккурат над головой Тони, чтобы тот не вздумал сбежать. Даже, если будет выкручивать дверную ручку, не сможет — Стив держал дверь крепко. — В твоей Башне вечно происходит какая-то…

— Хуйня? — Тони быстро помог подобрать подходящее слово, когда Стив замялся.

— Ерунда, — поправил его Стив, когда сочное ругательство резануло по ушам. — Порталы в другие реальности, краденые опасные артефакты, чёртовы тентакли, Тони, тентакли! А я просто хочу хоть раз остаться с тобой наедине, чтобы потом не отмываться от слизи или драться с демонами. Я хочу немного обычного уединения, — добавил он тихо.

— Тогда ты точно выбрал не ту академию, — нервно хмыкнул Тони, но ухмылка быстро сошла с его лица. Стив нависал над ним, выше на пол головы, и смотрел своими невозможно голубыми глазами. Смотрел так пристально, что Тони в какой-то момент смущённо отвёл взгляд. На улице разговаривать было легче, в четырёх стенах становилось страшновато.

— Я выбрал правильную академию, Тони, — выдохнул Стив и, коснувшись его щеки, вновь заставил посмотреть на себя. — Потому что здесь есть ты, а я тебя люблю.

— Я тоже тебя люблю, — автоматом вырвалось у Тони, и Стив улыбнулся, а после просто прекратил подпирать дверь и переместил ладонь с дверной ручки на спину Тони. Наверное, на этом вся его смелость закончилась. Щёки Стива ярко горели, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. — Эй, большой парень, — тихо прошептал Тони. Почему-то говорить громче казалось ему кощунством. — Всё в порядке. Может, ты меня поцелуешь? Или у тебя и правда есть коллекция редких марок?

— Да, это отличная идея, — проговорил Стив, а после нерешительно наклонился к Тони и поцеловал, затыкая. Потому что Тони не собирался затыкаться, а, значит, и волновался не меньше Стива.

Целоваться с Тони было офигенно. За последние недели они больше ссорились, чем целовались. Да и вообще за три месяца с того памятного вечера признаний, они целовались недопустимо мало. Ходили на занятия, тренировались, вместе обедали и делали домашку — это да. Но как только дело доходило до поцелуев, случалось то одно, то другое, то третье. Может быть, Стив немного перегибал, оставляя романтику на потом, днём продолжая быть просто студентом. Подобное поведение казалось ему правильным. Ведь Стив любил Тони, и поэтому Тони заслуживал правильных отношений с правильными свиданиями.

Только вот Баки был прав — они жили в новом мире, в котором привычные Стиву вещи оказывались неуместными.

А ещё пора было прекращать думать о посторонних вещах в то время, как Тони обнимал его за плечи, гладил по затылку и прижимался. Без металлических сапог он был на полголовы ниже Стива, и Стив обожал их разницу в росте. Обычно Тони несчастные сантиметры раздражали, но вот в эту секунду, сомнений не было, он балдел, запрокинув голову.

Одних поцелуев всегда было недостаточно, но раньше Стив старался действовать по правилам, поэтому и сдерживался. А теперь он впервые пригласил Тони к себе в комнату и… почему он должен оставаться тем, кто делает то, что должен, а не то, что хочет? Тем более, когда Тони жался всё сильнее, а ладони Стива столь естественно опустились с его спины на задницу и собственнически сжали.

— Я не… — Тони вцепился в футболку Стива, разрывая поцелуй, и уткнулся носом тому в шею, — яникогдаэтогонеделал.

— Что? — переспросил Стив, откровенно плохо соображая от разливающегося по телу томного возбуждения.

— Я никогда этого не делал, — медленнее, но тише проговорил Тони.

— Я тоже никогда этого не делал, — взволнованно прошептал в ответ Стив и накрыл ладонь Тони своей. — Но я очень хочу это сделать, с тобой.

Тони шумно втянул носом воздух и, отстранившись, решительно стянул с себя футболку, отбросив её на пол.

— Если ты сейчас скажешь, что это был тизер к тому, что произойдёт когда-нибудь в будущем, а на самом деле ты будешь ждать подходящего момента, то я тебя ударю! — заявил он решительно. — Потому что подходящих моментов уже было столько, что я устал их считать. А сколько было неподходящих, страшно вспомнить. Проебали три месяца, потому что долг превыше всего, планета в опасности, бешеные белочки захватят этот мир, — пробубнил Тони, ревниво трогая Стива под футболкой.

— Я просто хотел сделать всё идеально.

— С тобой по-другому быть и не могло бы, — Тони шумно втянул воздух, уговаривая себя быть терпеливым, хоть у самого дрожали и руки, и голос, потому что это был Стив, которого Тони любил до одури. — Просто в следующий раз, несмотря ни на что, приходи ко мне в Башню. ДЖАРВИС тебя всегда впустит, я переписал протоколы безопасности, только пароль скажи.

— Какой пароль?

— Капитан Красавчик, — фыркнул Тони и потянул Стива за собой к кровати. Роджерс хотел было возмутиться, но Тони под ним был очень горячим и полураздетым, целовал в шею и беспорядочно гладил по груди и рукам, отчего абсолютно все мысли враз вылетели из головы.

Стиву всё ещё было неловко, но в темноте под одеялом смущение его постепенно отпускало. Потому что то, чем они занимались, было хорошо. Было очень хорошо. И ни капельки не страшно, если только немного. Ведь Стив порой забывался настолько, что прекращал контролировать свою силу, от чего Тони под ним дрожал и вскрикивал. Но, стоило Стиву попытаться отстраниться, как Тони недовольно ныл ему в губы и притягивал обратно, настойчиво целуя. Тони был податливым и отзывчивым. Стива вело от ощущения влажной горячей кожи под губами и ладонями, напряжённых мышц, члена, которого Стив без остановки касался.

Он знал и не знал одновременно, что и как надо делать. Тони почти не помогал, не подсказывал, только пытался оттолкнуть или притянуть плотнее, каждым действием демонстрируя, насколько ему хорошо. Всегда дерзкий и бесстыжий на людях, сейчас Тони был беззащитным и уязвимым. Стив сходил с ума от восторга, потому что Тони таким был только для него.

Стив слабо покачивал бёдрами и дрожащей ладонью придерживал Тони под колено, не до конца уверенный в том, что делает всё правильно. Но Тони не делал попытки вырваться, а в какой-то момент, скользнув ладонью по плечу, притянул Стива ближе к себе за шею, довольно выдохнув его имя.

— Всё хорошо? — тут же, почти что жалобно, переспросил Стив, замирая над Тони на дрожащих руках.

— Да, да, всё хорошо, — наскоро облизав губы, Тони потянулся за поцелуем, откровенно не желая сейчас разговаривать. Целоваться было куда лучше, и от этих поцелуев Стива сорвало окончательно. С жадностью прихватив губы Тони своими губами, Стив подсунул под него руку. Так было удобнее держаться на весу, обниматься и не давить сильно, ведь Тони и так дышал хрипло, будто ему не хватало воздуха. Стиву тоже не хватало воздуха, а спина взмокла. Тони в какой-то момент больно провёл пальцами по позвоночнику и вцепился Стиву в лопатки, когда тот двинулся глубже. Хотелось счастливо смеяться, но вместо смеха между их губами кружились лишь тихие стоны.

Появившаяся вначале скованность постепенно отступала, оставляя за собой одно лишь возбуждение. Стив двигался плавно, но ритмично. Придерживал Тони под колено, гладил внутреннюю сторону бедра, сжимал член, коротко надрачивая. От этого у Тони сводило бёдра, и он выше поднимал ноги, коленями сжимал талию Стива и крепче цеплялся в лопатки.

Под одеялом было жарко, но только Стив попытался сбросить его, как Тони схватился за край и потянул, недовольно застонав. Стив понял его без слов — под этим одеялом они были словно под щитом, спрятанные от остального мира, только друг для друга и больше ни для кого. Наконец-то, впервые, только вдвоём.

— Тебе хорошо? — еле слышно спросил Стив, уткнувшись носом Тони в ухо.

— Клише — задавать такие вопросы, — фыркнул Тони, не открывая глаза. Он широко улыбался и бездумно гладил Стива между лопаток. — Лучше воды принеси, у меня язык к нёбу присох.

— Как романтично, — пробурчал Стив и нехотя поднялся с Тони. Глаза почти привыкли к темноте, да и видел он лучше, чем обычный человек. Стоя посреди комнаты, Стив пытался сообразить, куда закинул спортивную сумку, в которой точно должна быть бутылка с водой. И чувствовал спиной, как Тони смотрел на него и улыбался.

— Держи, — присев на кровать, Стив протянул Тони бутылку и взъерошил пятернёй чёрные непослушные вихры. Тони фыркнул, припав губами к горлышку, и сделал несколько жадных глотков, конечно же пролив на себя немного воды. Недолго думая, Стив наклонился к Тони, губами собрал стекающие по подбородку капли, поймал смешливый взгляд карих глаз и смущённо улыбнулся. У Стива сердце выпрыгивало из груди от счастья, и он ничего не мог с этим поделать.

А потом в дверь настойчиво пару раз стукнули, прежде чем она открылась.

— Ты замок не закрыл, да?! — Тони обречённо спрятал лицо в ладони, а от двери донёсся недовольный голос:

— Между прочим, это и моя спальня тоже! — Баки смотрел на Стива, подпирая рукой косяк.— Когда я предлагал найти уединённое место, где никто не будет вам мешать, я имел в виду выйти за территорию Академии! А не осквернять мою комнату!

— Бак, чёрт, прости, я как-то…

— Не подумал, ага. Удивительное явление, никогда бы не смекнул, что с тобой может подобное случиться.

— Ты, между прочим, тоже можешь осквернить эту комнату. Если Наташа, конечно, тебе шею не сломает, — до Стива и Баки донёсся приглушённый голос Тони. Он как раз натягивал футболку, и Стив немного залип, очнувшись лишь, когда живот Тони скрылся под яркой тканью. А потом до него дошёл и смысл слов Тони. Красный как рак Баки сжал дверную ручку с такой силой, что та попросту треснула и отломилась.

— Я что-то пропустил, да? — нерешительно поинтересовался Стив. Тони за его спиной закатил глаза и покачал головой, а потом достал пискнувший старкфон.

— Ты много чего пропустил, но не думаю, что это связано со мной, и…

— Наташа предлагает сходить на двойное свидание, — перебил Баки Старк. — Я сказал, что мы согласны. Как думаешь, она написала именно сейчас просто так или у неё действительно натыканы камеры по всей Академии и она ждала удачного момента?

— На меня не смотри, я не спрашивал, — фыркнул Баки.

— Потому что боишься, — самодовольно ухмыльнулся Тони и обнял замершего Стива со спины. Сейчас Роджерс был похож на одного из старых роботов Тони, когда тот пытался проапгрейтить их, но устаревшая система медленно загружала данные.

— Конечно, я ведь не самоубийца.

— Влюбился и боишься, это ещё круче.

— А, когда ты утром говорил мне, что выжил, когда что-то сделал… — сощурившись, протянул Стив, наконец-то подключившись к разговору.

— Ты что, действительно поцеловал Наташу? — Тони ткнул Стиву под нос телефон. — Даже фотка есть, Джанет только что прислала. Теперь я уверен, что в этой комнате не только камеры, но и прослушка. Вас это вообще не пугает, что ли?

— Фото, — Баки напрягся и взволнованно глянул на Старка.

— Удалю, ага, если ты переночуешь...

— На диване в гостевой комнате. Без проблем. Хоть на улице, потому что я лучший на свете друг!

Стив закрыл лицо ладонями. Ему было стыдно. А хуже всего то, что хорошо было сильнее, чем стыдно. Замкнутый порочный круг с Тони Старком, который прижимался к нему и дышал в спину.

Старкфон опять пискнул.

— В общежитии бунтарей есть пара свободных комнат,— прочитал Тони сообщение, а после обречённо застонал. — Я завтра принесу сюда датчик и переверну к чертям комнату, но найду все жучки. Слышишь, Романова? А ещё лучше — Стив переедет ко мне!

«Заодно Башню на жучки проверь, изобретатель. Приятных снов».