Actions

Work Header

Семь волшебных сказок для Самого Маленького Лиса

Chapter Text

 

изображение


 

— А какую сказку ты мне сегодня почитаешь? — требовательно спросил Ноа — накормленный, дочиста отмытый и уложенный в кровать в новой пижамке.

Стайлз похолодел. Вот оно. До домика было двенадцать часов езды, и на протяжении всего этого времени Стайлза не покидало ощущение, что он что-то забыл. Он раз за разом мысленно перебирал вещи по списку. Сумка со сменной одеждой, игрушки, Чача, большая аптечка, запасная аптечка, Чача, еда в дорогу, канистра бензина, набор инструментов, Чача… Обычно на Чаче Стайлз вконец сбивался, утешал себя тем, что все взял, и продолжал гнать по I-95 S, где монотонно чередовались платные участки дороги с бесплатными.

К тому моменту, когда они въехали в Мэн, Стайлз убедил себя, что его мучает обычная паранойя, с которой сталкивается любой человек, покинувший родной дом в спешке. И расслабился.

Как выяснилось, зря. Он взял все — кроме детских книжек своего пятилетнего ребенка.

— Ладно, дружок, скажу тебе правду: мы с тобой забыли все наши книжки дома.

Ноа в ужасе распахнул глаза:

— Стайлз! А папа? Он тоже не положил?

Стайлз покачал головой. Он не поленился и разобрал вещи из внедорожника сразу, как они приехали. Книжек точно не было.

— А здесь есть другие книжки?

Конечно же, книжки были. Стайлз припомнил корешки на полке. Несколько толстых справочников, например, подаренное отцом пособие выживальщика, пара дешевых детективов, которые оставили на растопку, если вдруг возникнет такая необходимость, и забытые романы Дерека. Но Стайлз сомневался, что Ноа оценит Керуака или Филипа Рота. Он и сам-то не мог их оценить.

— Да, — уверенно кивнул Стайлз ждущему ответа ребенку. — Есть одна книжка. Сейчас принесу.

В кладовке он быстро нашел большую тетрадь и, повертев ее пару секунд в руках, решил, что сойдет.

— Смотри-ка. — Стайлз вернулся к Ноа и потряс перед его носом тетрадкой, которая больше не выглядела как тетрадь. Формат остался прежним — размером с альбомный лист, — а вот обложка стала твердой, золотисто-рыжей с черными вкраплениями и объемными мягкими вензелями.

Ноа подозрительно нахмурился и дотронулся кончиком пальца до обитого серебром уголка.

— Я не понимаю, что тут написано, — признался он, убрав руки.

Стайлз и сам не знал. Витиеватая надпись шла только по корешку, и язык оказался ему не знаком. Если это вообще был язык.

— Это волшебная книга, — объяснил он. — Только я могу ее читать. И сказка, которая здесь написана, очень особенная. Хочешь ее услышать?

— Хочу! — Ноа улегся на бочок и взялся обеими руками за край одеяла. — Читай! Читай-читай-читай!

— Я залезу к тебе, — решил Стайлз. Он выставил отопление на семьдесят, но за окном завывала вьюга, и ему инстинктивно хотелось забраться под одеяло. Он улегся рядом с Ноа, который тут же прижался к нему своим горячим тельцем, раскрыл книжку и, уставившись на пустую страницу в клеточку, нараспев начал читать: — Давным-давно, в одной далекой стране за океаном появилась на свет Молодая Лисица. У нее было множество прекрасных сестер, но среди них она слыла самой умной, самой красивой и самой любопытной. Любопытство ее было так велико, что вскоре Молодая Лисица покинула родное логово и принялась бродить по свету. Так бродила она год, два, десять лет. Знакомилась с людьми, помогала достойным и наказывала скверных, иногда шутила с ними шутки и училась всему, чему могла научиться. Молодой Лисице очень нравилось наблюдать за людьми, и она не заметила, как минул целый век и она обзавелась своим первым настоящим хвостом.

— Это особенный хвост? — уточнил Ноа.

— Очень, — подтвердил Стайлз и рассеянно погладил его по голове. — Молодой Лисице ужасно понравился ее новый хвост. Этот хвост давал ей особую силу. Раньше она могла оборачиваться человеком только на несколько часов, а теперь у нее получалось держать личину столько, сколько ей хотелось. И Молодая Лисица, самая любопытная из своих сестер, однажды прикинулась молодой девушкой и села на самолет, который должен был лететь через океан.

— Самолет! — Ноа, не сдержав радости, легко куснул Стайлза за руку. — А когда мы снова полетим на самолете, чтобы навестить дедушку?

— Спросишь у папы, когда он приедет, — отмахнулся Стайлз. — Так вот, Молодая Лисица прилетела в другую страну. Страна эта оказалась огромной, гораздо больше той, где она выросла. И люди здесь были совсем другими. Молодая Лисица стала бродить по городам и деревням, то и дело меняя обличие, пока не пришла в один маленький городишко. Сам городишко был не очень интересным, но рядом с ним раскинулся чудесный лес. В котором, кстати, обитали волки-оборотни.

— Как папа, — с удовлетворением сказал Ноа.

— Да, как папа. — Стайлз улыбнулся и продолжил: — Молодая Лисица долго гуляла по этому лесу и вышла к городу, лишь когда стемнело. Она остановилась в раздумьях, куда ей податься дальше, и тут к ней подошел один Славный Парень. Он служил в полиции и, увидев поздно вечером одинокую молодую девушку, решил спросить, не нужна ли ей помощь.

— Дедушка тоже полицейский, — напомнил Ноа, как будто сам Стайлз этого не знал. — И дядя Джордан.

— Да. Слушай дальше. Славный Парень подошел к Молодой Лисице, и та чуть не обернулась при нем в зверя. Никогда раньше Молодая Лисица такого не чувствовала. Она влюбилась в Славного Парня с первого взгляда, и он, очарованный ее красотой, тоже полюбил ее всем сердцем. Тем вечером Славный Парень проводил ее до дома, который она назвала своим, а через несколько месяцев они поженились.

— Молодая Лисица его обманула?

Стайлз перевел дух, раздумывая, как ответить.

— У Молодой Лисицы раньше была строгая наставница, Пожилая Лиса. И та рассказала ей, что лисы могут жить с людьми, но только до той поры, пока люди не узнают, кто они такие. Лисица, которая себя выдала, должна немедленно уйти и больше никогда не возвращаться. Молодая Лисица помнила слова Пожилой Лисы и скрыла от мужа, кто она на самом деле.

— Папа говорит, что скрывать — все равно, что врать.

— И ты должен его слушать, — машинально отозвался Стайлз. — Но у Молодой Лисицы не было выбора. Она очень любила Славного парня, и их брак оказался удачным. Три года они прожили в согласии, но на четвертый Молодая Лисица почувствовала себя худо. Видишь ли, дружок, она была слишком юной, чтобы так долго жить в человеческом обличье. А еще лисы ее племени должны забирать часть энергии у людей, чтобы быть здоровыми. Молодая Лисица этого не делала, а форму и вовсе не меняла ни разу с тех пор, как Славный Парень надел на ее палец кольцо. С каждым днем Молодой Лисице становилось все хуже, и нрав ее портился. Они со Славным Парнем начали ссориться и однажды утром поругались особенно сильно. Славный Парень ушел на службу, но не находил себе места из-за всех обидных слов, которые они друг другу сказали, и…

— Я слышал, как вы с папой ругались перед отъездом, — перебил Ноа. — Вы тоже говорили плохие слова!

— И нам очень за это стыдно, — вздохнул Стайлз. — Но тебе не о чем беспокоиться. Мы просто спорили.

— Родители Китти тоже так спорили, а потом развелись!

— Мы не разведемся. — Стайлз нахмурил брови и посмотрел на Ноа: — Будешь слушать дальше?

Тот сосредоточенно кивнул и воровато погладил краешек книжки. Так и не поверил, что она настоящая, вот упрямец!

— В общем, Славный Парень вернулся в свой дом. Он хотел помириться с женой и попросить прощения. На его беду, Славный Парень прихватил из участка служебного пса — его следовало завезти к ветеринару. И как только пес вошел в дом, он тут же рванул на кухню, где Молодая Лисица готовила обед. Пес громко залаял, Молодая Лисица страшно испугалась и превратилась в лису. А Славный Парень, увидев это, выбежал из дома и увел с собой собаку. Он не поверил своим глазам и подумал, что ему почудилось. Славный Парень отвез пса к ветеринару, вернулся домой — но Молодой Лисицы уже и след простыл. Она просто исчезла, и он больше никогда ее не видел.

— Стайлз, это плохая сказка, — пожаловался Ноа. В его глазах заблестели крупные слезы. — Она что, умерла?

— Нет, дружок, ты что! Она просто ушла, как велела ей Пожилая Лиса. Сердце Молодой Лисицы разрывалось от горя, но ей нельзя было остаться. И тогда она пересекла всю страну и поселилась в городе, который люди называли Большое Яблоко.

— Но это же наш город! — обрадовался Ноа. — Она живет здесь?

— Это не совсем наш город, но, ты прав, мы живем рядом с ним, — поправил Стайлз. — И не задавай ты столько вопросов! Я тебе все расскажу!

Ноа умолк, но Стайлз знал, что его хватит от силы минут на пять. Молчаливости Дерека ребенок не унаследовал.

— Новый город был очень большим, и там оказалось легко затеряться, а Молодая Лисица хотела именно этого. Ведь она хранила важную тайну: под сердцем у нее рос Маленький Лис. — Стайлз осторожно перевел дыхание и продолжил: — Вскоре Маленький Лис родился, и Молодая Лисица стала о нем заботиться. Щенок не обладал теми силами, что и она, но кое-что умел. Маленький Лис был сильнее любого человека, его раны затягивались прямо на глазах, а еще он унаследовал талант своей матери к созданию иллюзий. И, самое главное — он умел оборачиваться в лиса.

Услышав последние слова, Ноа открыл рот, но, поймав внимательный взгляд Стайлза, закрыл его и привалился щечкой к бедру.

— Молодая Лисица продолжала болеть, но ей надо было заботиться о Маленьком Лисе. Чтобы никто ничего не заподозрил, она устроилась на работу: стала продавать людям жилье. Это у нее выходило без труда. Молодая Лисица нагоняла на покупателей морок, показывая, как им будет весело в новом доме, и те с радостью заключали сделку. Молодая Лисица и Маленький Лис зажили очень хорошо, хотя оба скучали по Славному Парню.

— Но ведь Маленький Лис никогда не видел Славного Парня?

— Молодая Лисица много про него рассказывала. Только не говорила, где он живет и как его зовут, — объяснил Стайлз. — Маленький Лис мечтал, что разыщет своего отца, когда станет большим и сильным. Но пока он рос под присмотром мамы и считал себя самым счастливым щенком на свете. Так продолжалось одиннадцать долгих лет, пока Молодая Лисица не умерла.

Ноа, успевший капельку задремать, встрепенулся, и Стайлз пожалел, что выразился так прямо.

— Как она умерла? Почему? А как же Маленький Лис? Стайлз, так нечестно!

— Она умерла потому, что так и не поправилась. Я же сказал тебе, Молодая Лисица слишком долго прожила в человеческом облике, и хотя она потом пыталась вылечиться, у нее не получилось, — сказал Стайлз, надеясь, что Ноа не расслышит грусть в его голосе. — Кроме того, часть ее магии перетекла к Маленькому Лису, и у нее просто не осталось сил бороться. Молодая Лисица ушла на перерождение, а Маленький Лис оказался один-одинешенек на всем белом свете.

Ноа отпихнул в сторону книжку и забрался на Стайлза сверху, животом к животу.

— А ты никуда не уйдешь? А папа?

Стайлз взъерошил ему волосы на голове и поцеловал в лоб.

— Мы останемся с тобой, — пообещал он. — Будешь слушать дальше?

— Буду.

— Хорошо. Когда Молодая Лисица умерла, ее человеческое тело тоже исчезло. Осталась только горстка рыжих листьев, которые быстро развеял ветер. Маленький Лис вернулся в дом, где жил с мамой, но вскоре люди заметили, что Молодой Лисицы больше нет. Тогда они решили отправить Маленького Лиса в приют. Он туда не хотел, но однажды люди его поймали и увели с собой. Маленький Лис так перепугался, что забыл о своем даре. И вспомнил о нем, только очутившись в комнате, где были и другие дети. Маленький Лис сделал свою копию, а сам сбежал, пока его не хватились. Он понял, что возвращаться домой нельзя, и принялся бродяжничать.

— Как люди, которых мы ездим кормить?

— Да, — подтвердил Стайлз. — Но Маленький Лис не ходил за бесплатной едой. Ему было очень плохо, он сильно скучал по Молодой Лисице и вел себя не самым лучшим образом. Когда Маленький Лис хотел есть, он воровал в кафе или магазинах, а ночевал в квартирах или домах, чьи жильцы уехали в отпуск. Так он провел три месяца. Однажды вечером Маленький Лис вышел прогуляться. Он уже стащил пару хот-догов у уличного продавца и был сыт. Маленький Лис свернул на какую-то улочку и услышал, как неподалеку рычит оборотень.

— Зло рычит?

— Очень зло, — согласился Стайлз. — Но Маленький Лис ни капли не испугался. Не потому что был таким храбрым, дружок, а потому что был действительно маленьким и очень глупым. Вот если бы ты услышал, что рычит оборотень, как бы ты поступил?

Ноа всерьез задумался, и Стайлз аккуратно переложил его со своего живота, где малыш пригрелся, на кровать.

— Я бы подошел и спросил, почему он рычит, — наконец сказал Ноа. — Вдруг ему нужна помощь?

— Папа бы тебя отшлепал за такой ответ.

— Папа никогда меня не шлепает! — обиделся Ноа. — Я знаю, что должен убежать и разыскать тебя или папу. Но я бы хотел помочь!

Стайлз покачал головой и поставил мысленную галочку поговорить завтра с Ноа насчет его желания всем помогать. Хорошо, что ребенок такой отзывчивый, но стоит напомнить ему о правилах безопасности.

— Маленький Лис пошел на звук и вскоре увидел странную картину. Трое охотников загнали в угол двух оборотней, волка и волчицу. Волчицу ранили в плечо, и теперь волк закрывал ее собой и рычал, отгоняя охотников. У него были красные глаза и длинные острые белые клыки.

— Он был альфой? Как папа?

— Да, был. Маленький Лис перепугался. Он знал, что охотники ловят только плохих оборотней. Маленький Лис собрался уйти, но тут услышал, что охотники говорят волку. Оказалось, что волк не сделал ничего дурного. Он никого не убил, и его волчица — тоже. Охотники хотели, чтобы волк укусил их главную охотницу. Она умирала от одной неизлечимой людской болезни, и лишь обращение могло ее спасти. Но волк не хотел ее кусать, и тогда охотники пригрозили убить его волчицу. Они уже вскинули ружья, когда вмешался Маленький Лис.

— Как Бэтмен!

— Тогда уж — как Зорро, — рассмеялся Стайлз. — Я потом покажу тебе фильм, и ты поймешь, кто это. Итак, Маленький Лис захотел помочь волку и волчице. Он наслал на охотников кошмар: вытащил их самый большой страх и заставил поверить, что этот страх прямо перед ними. Сам Маленький Лис не видел, что наколдовал, но ему было не до этого. Он позвал волка и волчицу, и те побежали прочь от охотников. Волк прихватил по пути ружье одного из охотников, и они все вместе благополучно унесли ноги. Маленький Лис привел их в свое убежище, и там волк вытащил из ружья пулю, достал из нее порох, поджег его и втолкал волчице в рану. Волчица страшно зарычала, а потом ее рана быстро-быстро затянулась.

— Я хочу писать, — жалобно сказал Ноа, и Стайлз вылез, чтобы проводить его в туалет.

Они снова улеглись, и Стайлз вернулся к тому, на чем остановился.

— Волчица поправилась, и Маленький Лис стал знакомиться с оборотнями, которым так сильно помог. Альфу звали Большим Волком, а волчицу — Старшей Сестрой, ведь она и была старшей сестрой Большого Волка. Маленький Лис без утайки рассказал им свою историю. Мама предупреждала его, что следует держаться подальше от волков, но эти двое не показались ему опасными.

— Значит, не всегда надо слушаться родителей?

— Запомни: слушаться родителей надо всегда, — строго сказал Стайлз. — Маленькому Лису просто повезло, что его не обидели. Большой Волк оказался хорошим оборотнем, и сразу решил заботиться о Маленьком Лисе. Вот Старшая Сестра сначала сомневалась, стоит ли брать Маленького Лиса в их стаю, но Большой Волк был альфой и настоял на своем. А Маленький Лис так устал скитаться и бояться каждого шороха, что с радостью согласился пожить с ними.

— А откуда они взялись? — сонно спросил Ноа. — И почему их стая такая маленькая? У папы она большая! Дядя Джексон, тетя Эрика, дядя…

— Всю их стаю убили. — Стайлз уже пожалел, что начал эту сказку. Ноа точно будут сниться кошмары. — Рассказать сейчас или лучше утром?

— Сейчас, — попросил Ноа. — Ты ведь будешь спать со мной? Все равно здесь нет папы.

— Нет, — медленно повторил Стайлз. — Папы здесь нет. Ладно. Я тебе расскажу в двух словах. Помнишь городишко, где Молодая Лисица влюбилась в Славного Парня? Я говорил, что в лесу жили волки-оборотни. И была их там целая большая стая, которой управляла Мудрая Альфа, мать Большого Волка. У нее был муж и трое волчат, а еще с ними жил ее младший брат, Хитрый Волк, сестра мужа, ее щенки и старая бабушка. Мудрая Альфа хорошо смотрела за своей стаей, но все равно не сумела уберечь ее от беды. Хитрый Волк был не самым честным на руку и иногда занимался дурными делами. Однажды он попался на глаза Сумасшедшей Охотнице, ненавидевшей всех оборотней — и хороших, и плохих. Сумасшедшая Охотница умела очень здорово притворяться милой девушкой, и ей удалось обмануть Хитрого Волка. Хитрый Волк влюбился в нее, и тогда Сумасшедшая Охотница уговорила пригласить ее на ужин в дом, где жила стая. Хитрый Волк согласился. Мудрая Альфа радушно встретила Сумасшедшую Охотницу, накормила ее, напоила и разрешила остаться на ночь. И вот, когда все заснули, Сумасшедшая Охотница спустилась вниз и открыла дверь другим охотникам. Они облили комнаты бензином и уже собирались поджечь, когда их услышал Хитрый Волк. Он сбежал по лестнице, но было поздно: огонь занялся. Тогда Хитрый Волк, который все понял, напал на Сумасшедшую Охотницу и разорвал ей горло. А потом и бросившемуся ее защищать Злому Охотнику, ее отцу. Остальные охотники успели сбежать, но никто из стаи не сумел выбраться из дома, ведь вокруг него насыпали рябиновый пепел. И все оборотни сгорели заживо — кроме Большого Волка и Старшей Сестры.

Ноа протянул руку в сторону, забрал мирно спящую на соседней подушке Чачу и крепко прижал ее к себе. Но, с удивлением отметил Стайлз, ребенок от его рассказа не столько испугался, сколько расстроился.

Правильно. Для Ноа злые охотники — всего лишь страшилка, которой пугают маленьких детей.

— В ту ночь друзья Старшей Сестры устраивали вечеринку. Она очень хотела пойти, и Большой Волк — тоже, но Мудрая Альфа им запретила. Несмотря на это, едва все члены стаи разбрелись по спальням, Большой Волк и Старшая Сестра вылезли из своих комнат и удрали веселиться. А когда они пришли обратно, то увидели на месте своего дома только пепелище.

Ноа забрался к Стайлзу под мышку и устроил там же Чачу.

— Они узнали, что случилось?

— Да. У Сумасшедшей Охотницы был брат, Честный Охотник. Он понял всю правду и рассказал ее Большому Волку, который в ту ночь стал альфой, унаследовав силу от своей погибшей матери. Честный Охотник поклялся, что теперь он вечный должник Большого Волка и Старшей Сестры и будет помогать им во всем. Но его слова не могли заглушить горе Большого Волка. Он посоветовался со Старшей Сестрой, и они решили уехать — как можно дальше от своего родного города. Так они оказались в Большом Яблоке. Закончили школу, потом поступили в колледж. И спокойно жили, пока на них не напали те злые охотники, и Маленькому Лису не пришлось их спасать.

— А дальше? — зевая, спросил успокоившийся Ноа.

— А дальше я расскажу тебе завтра, — пообещал Стайлз. — Мы и так засиделись, дружок, тебе пора спать.

Ноа не стал спорить. Он уже в ванне клевал носом, а длинная сказка вконец его утомила. Стайлз устроил их обоих поудобнее, замычал мелодию, которой укачивал Ноа еще в колыбели, и не прошло и четверти часа, как ребенок заснул. Стайлз полежал рядом дополнительные минут пять — для надежности — и осторожно вылез из кровати.

Ему тоже хотелось лечь и вырубиться, но живот сводило от голода. За ужином Стайлз больше кормил Ноа, чем ел сам, и это следовало срочно исправить.

На кухне он разыскал банку с консервированным оленьим мясом — которое сам готовил прошлым летом — и быстро его съел, не став даже присаживаться за стол. Закусив парочкой галет и выпив стакан молока, Стайлз насытился и с удовлетворением погладил живот. Он пару раз широко зевнул, но прогнал искушение пойти и немедленно лечь. На полный желудок ему всегда снились кошмары.

Стараясь передвигаться бесшумно, чтобы не повредить чуткий сон Ноа, Стайлз неторопливо обошел весь дом. Проверил запоры на окнах и дверях, а в мастерской достал настроенный Дереком планшет и просмотрел записи с камер. Камеры были оснащены датчиками движения и включались, уловив поблизости активность. Стайлз посмеялся над запутавшимся в кустах молодым оленем и, успокоенный, вернулся в спальню.

Ноа спал — открыв рот и крепко вцепившись в свою ненаглядную Чачу. Стайлз поправил ему одеяло и взял со столика чистую тетрадку, которая снова выглядела как обычная тетрадь, без всяких вензелей на обложке и обитых серебром уголков.

Он понял, чем может заняться, пока пища в его желудке хоть немного переварится.

Как большинство малышей, Ноа любил слушать одни и те же сказки снова и снова и очень расстраивался, если при чтении пропускали хоть слово. Стайлз, проводивший много времени на детских форумах еще до того, как Ноа родился, когда-то нашел этому объяснение. Психологи утверждали, что маленькие дети постоянно переживают стресс, ведь окружающий их мир все время меняется. А чтение историй, где все всегда остается на своих местах, дает им ощущение стабильности, незыблемости этой части реальности. По схожей причине многие психологи ратовали за жесткое соблюдение режима дня ребенка: так маленький человек не только приучался к порядку, но и сам чувствовал себя спокойнее. Многие спорили с этой теорией, но Стайлз на собственном опыте убедился: Ноа действительно легче, когда все идет по плану и повторяется изо дня в день.

Стайлз вернулся на кухню, зажег свет и, достав из ящика ручку, положил тетрадку на стол. Надо записать «сказку», пока он ее не забыл. Стайлз снова зевнул, бросил взгляд в окно — вьюга наконец-то унялась — и без спешки принялся за работу.