Actions

Work Header

Двенадцать волков

Work Text:

изображение

6 миллиардов человек погибнут от смертельного вируса в 2017 году...
оставшиеся в живых покинут поверхность планеты...
и миром снова станут править животные...

Выдержки из беседы психолога со студентом Полицейской Академии, Нью-Йорк

Донесение один

Доклад автоматического регистратора событий со встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191 (производство США, лаборатория Нью-дженерейшн). Место: штаб «Последний приют» – переоборудованная канализационная сеть под городом Нью-Йорк, камера номер 732. Дата и время: 7 февраля 2019 года, 13:00.

Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела хронологической коррекции событий (ХКС), отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: назначение оперативника ответственным за задание под кодовым названием «Возрождение».

Начало доклада.

Агент «Папа» вступил в диалог с соседом по камере. Сосед – подчиненный Хейла, позывной «Ромео», более известный под именем Айзек Лейхи. Тема обсуждения – предстоящая операция «Возрождение».

Айзек сидел на полу в углу камеры, больше похожей на загон в зоопарке для диких зверей, и через решетку совершал взаимовыгодный товарный обмен с заключенным из камеры 733 – Боб Тернор позывной «Браво» – отдел внешней исследовательской деятельности, отряд сбора информации. Лейхи обменивал ненужные ему сигареты (из данных, полученных регистратором, доподлинно стало известно, что агент «Ромео» не курит) на книгу в мягком переплёте. Книга «Фрэнни и Зуи» Джерома Д. Сэлинджера, изданная в 2010 году.

- Ты же ее уже читал, – Дерек сидел неподалеку на своем матраце и разглядывал через решетку камеры крюк для извлечения заключенных.
Его лицо выражало полную отрешенность.

- Ну, – Айзек посмотрел на помятую книгу в руках, – знаешь, она мне понравилась, а делать тут больше нечего... Ты никогда не задумывался о том, что мы вообще здесь делаем? Вирус нас не поражает, мы могли бы жить наверху. А вместо этого мы гнием в камерах и помогаем человеческому правительству решать его человеческие проблемы. Зачем мы пошли за людьми?

Для справки, на случай изучения данного документа следующими поколениями: после самой большой в истории пандемии инфекционного заболевания в 2017 году, из-за которого погибло 75% населения Земли, жители Соединенных Штатов Америки эвакуировались в отстроенные в срочном порядке резервации в канализационных системах под Нью-Йорком. Вирус NF-17 оказался антропонозным, т.е. поражающим исключительно человека как вид. Путь передачи: воздушно-капельный.
После изоляции, в первое же полнолуние, среди населения был обнаружен новый вид – вервульфы. Один из представителей вида убил человека. После чего, по новому законодательству Последнего Приюта, правительством было принято решение: считать правонарушением принадлежность граждан к данному виду.
Правовая санкция – изоляция в камеру по статье 25 Уголовного Кодекса. Точная формулировка двадцать пятой статьи не может быть приведена, из-за отсутствия Уголовного Кодекса в базе данных авторегистратора номер 1191.

- Ты же знаешь, что у нас не было выбора, – сказал Дерек. – Вначале мы сами не знали, что не можем заразиться, слишком сильна была всеобщая паника. Затем было уже поздно. А сейчас нас осталось так мало – и людей, и оборотней; единственное, что мы можем – выживать. Рычаги управления – наша стайность. Нас не выпускают на поверхность группами. Один за раз. Если мы не вернемся, все наши якоря останутся тут, и больше никого не выпустят до того времени, пока мы не сдохнем там одичавшими омегами. Я возвращаюсь из-за тебя и Коры. Ты возвращаешься из-за Коры и меня. И так с каждым.

В соседней камере закурил заключенный с позывным «Браво».

- Ты сегодня на удивление многословен, – Айзек поднялся с пола и перешел на другую сторону камеры 732, по-видимому, чтобы не дышать табачным дымом. – Но при этом не сказал ничего такого, чего я бы не знал.

Дерек хмыкнул и перевернулся на бок, чтобы лучше видеть своего собеседника, устроившегося около грязной раковины.
- У меня завтра отправление. Скорее всего, я не вернусь, – Дерек покачал головой и внимательно посмотрел на заключенного с позывным «Ромео». – Ты должен беречь Кору, ты помнишь?

Для справки, на случай изучения данного документа последующими поколениями: Кора Хейл – биологическая сестра Дерека Хейла, позывной «Фокстрот», отдел внешней исследовательской деятельности, отряд сбора информации. С октября 2018 по февраль 2019 занималась еженедельными вылазками на поверхность, покидая Последний Приют. Основной задачей исследовательских экспедиций данного агента являлся сбор проб воздуха для проверки наличия в нем возбудителя вируса NF-17.

- Помню, – тихо подтвердил Лейхи. – Я сделаю всё, что смогу.
- Уж надеюсь. Из верхней комнаты еще никто не возвращался, – лицо Дерека Хейла выражало грусть прощания, если верить базам данных авторегистратора событий за номером 1191.

Для справки, на случай изучения данного документа последующими поколениями: «верхняя комната» на жаргоне работников отдела хронологической коррекции событий (ХКС) обозначала небольшое помещение, где хранилось устройство для передвижения физических тел через измерение пространство-время (пространственно-временной континуум). Все данные об устройстве данного аппарата были зашифрованы и описанию не подлежали.

- Ну, не надо так. Раньше мы не знали того, что знаем сейчас, - Лейхи пересел с пола на матрац в ноги агента «Папа». – Ты так и не рассказал, что было в главном зале. Эм... кроме тебя там никто не был, из тех, кто бы мог еще об этом рассказать.

- Я знаю, – сказал Хейл и снова откинулся на спину. – Просто отвратительное впечатление. Тебя заводят в огромный зал, сплошь покрытый металлическими панелями, везде воняет ржавчиной. И заводят тебя два здоровяка из отдела обеспечения безопасности, словно они реально смогут удержать за руки, если оборотень перейдет в состояние берсерка. Затем приковывают к стулу, больше напоминающему электрический. Кстати, по-моему, это он и был когда-то. И ты сидишь, как маленький засранец в кабинете директора. А эти выродки сидят за огромным столом где-то под потолком; всё в мониторах и здоровых линзах. Чертовы фанаты стимпанка. А потом стул под твоей жопой резко подскакивает вверх, и ты, как сраная птичка на жердочке, висишь так же под потолком. Только ты не птичка, а оборотень, привязанный к алюминиевому стулу. Между тобой и этими псевдодемократическими выродками пара сотен футов, а тебе в морду суют подвешенные к потолку экраны, с транслируемыми на них рожами. Как будто я их и так не увижу.

- Мда, совсем маразм, – сказал Боб из камеры номер 733. – У них там шарики за ролики заехали от власти.

Айзек пригрозил кулаком соседней камере, что можно было расценить, как просьбу заткнуться и не перебивать его альфу.
- И не говори, Браво, – очень тихо, но с некоторым растяжением гласных в словах, подтвердил Хейл. – Миссис Пинкл оказалась самой страшной бабой на всей чертовой Земле: зубы кривые, желтые, волосы у нее цвета тухлого баклажана – где только достала краску в наше время – а лицо похоже на мумию. И еще эти очки с толстыми линзами, словно она хренова навозная муха.

Для справки, на случай, если это не войдет в учебники истории: миссис Пинкл – министр безопасности США и Последнего Приюта с июля 2018 года.

- Ладно, я понял, – выдохнул Лейхи. – Местечко то еще. Может, они так людей запугивают. Но всё же, что тебе сказали? Что ты должен будешь делать?

- Недавно Корой были найдены косвенные доказательства, – Дерек тяжело вздохнул и подтянул к себе Айзека, чтобы тот улегся рядом на его матрац, – что экстремистская группировка «Двенадцать волков» была организатором биологического теракта посредством распространения вируса NF-17. Эта зубастая миссис Муха сказала, что на операцию по устранению главы этой организации назначен я.

- Ну, в чем проблема-то? Нас уже полгода натаскивают, я могу разобрать чёртову М16 даже во сне. Ты справишься. Даже если это не он, – Айзек поежился, и Дерек перехватил его одной рукой за талию. – Он всё равно умрет через пару месяцев, если они ошиблись. Но зато мы будем знать, что копали не там.

- Проблема в том, что лидером экстремистов зеленых в две тысячи шестнадцатом, оказывается, был Стайлз, – Дерек уткнулся носом в отросшие волосы Айзека. – Чёртов Стилински, которого уже оплакали все, кто из нас остался в живых. Кора до сих пор иногда его вспоминает, и в ее камере, я видел, висит его фотография в форме.

Лейхи резко дернулся, как дергается человек, получивший низкозарядный удар электрошокером.
- Не может этого быть, – агент «Ромео» спрятал лицо в ладонях и попытался свернуться в позу эмбриона, но малое количество пространства, остававшееся на матраце, не позволило этого ему сделать.

- Я тоже не верю в то, что это сделал он, – Дерек погладил по волосам Айзека, и тот расслабился, вытянулся в полный рост так, что его ступни начали свисать с края матраца. – Я попытаюсь разобраться, если переживу перемещение. Знаешь, мне даже вживили чёртов регистратор событий. Если я умру в первую свою попытку, то наши аналитики смогут найти мой труп по встроенному маяку, извлечь регистратор и посмотреть, какую ошибку я совершил... Чтобы ее не повторили вновь.

Айзек тяжело вздохнул и плотнее прижался спиной к Дереку.
- Так вот, – продолжил Хейл, – может, там будет доказательство того, что это было не его рук дело. Я очень на это надеюсь, иначе все мы будем виноваты. Ну, знаешь, что не досмотрели за частью своей семьи...

- Ты стал сентиментальным, – агент «Ромео» усмехнулся, но его лицо не выражало ни сарказма, ни радости. – После того, как оказался здесь.
- Возможно, – беззлобно ответил Дерек, говоря это глухо и куда-то в кудри своему соседу, – я повзрослел и начал ценить то, что имею.

- Прекратите эти свои гейские замашки, – крикнул Боб, вынимая наушники из ушей. – Смотреть тошно. Мало того, что я трачу на вас свой месячный заряд на плеере, чтобы вы могли поговорить без моего присутствия, так вы еще заставляете меня смотреть в проржавевший, мерзкий серый потолок, над которым ходит слишком жирный Билл, и его задница с этого ракурса ну просто мерзость.

- Я всё слышал, Браво, – откликнулся охранник, проходя над ними во время своего двухчасового патруля. – За ужином не надейся, что тебе перепадет что-то мясное.
На эту угрозу Тернор лишь громко цокнул языком. Возможно, это выражало его неодобрение.

- Это стая, брат, – ответил Бобу Айзек после того, как охранник скрылся из виду, грузно ступая по маленькому металлическому мостику над их камерами. – Сам понимаешь – платонические отношения.
Боб только фыркнул и снова засунул в уши наушники.

- Не обращай внимания, – сказал Дерек. – Просто Дельта еще не вернулся, и Бобби нервничает, а ведь скоро полнолуние. Никто не хочет попасть в «темный колодец».

Для справки, на случай изучения данного документа следующими поколениями: агент «Дельта», также известный как Тони Вордсворт, те же отдел и отряд, что и агент «Браво». Единственный оставшийся в живых бета Боба Тернора.
«Темный колодец» – колодец в глубинах Последнего Приюта, специально оборудованный для оборотней, потерявших контроль в полнолуние (или тех, кто, по мнению правительства, мог его потерять). Глубокий, полторы сотни футов под землю, он находился под стеклянным куполом, позволявшим свету луны проникать внутрь. Данное место использовалось в целях психологического воздействия на вервульфов – для сохранения контроля над видом.

- Что мне делать, если ты не вернешься? – некоторое время спустя, после затянувшейся паузы в разговоре, спросил агент «Ромео».
- Ну, думаю, что ты обязательно должен признать Кору альфой, если она не сможет признать тебя, – тихо сказал Дерек прямо на самое ухо Айзеку, – потому что вам нельзя терять якорь ни в коем случае, слышишь?
- Слышу.
Конец доклада.

изображение

Донесение два

Доклад автоматического регистратора событий со встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Нью-Йорк, Центральный парк – располагающийся на острове Манхэттен между 59-й и 110-й улицей и Пятой и Восьмой авеню. Координаты: 40°46′57″ с. ш. 73°57′58″ з. д. Дата и время: 23 июля 2015 года, 07:00 утра.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела хронологической коррекции событий (ХКС), отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: начало операции «Возрождение».

Начало доклада.
На газоне в центре парка лежал потерявший сознание Дерек Хейл. Причина обморока – падение после резкого перемещения через измерение пространство-время (версия 1.0 секретного устройства не была доработана – прибытие слишком травматично для обычного человека), и, как следствие, сильный удар височной области головы о камень, лежащий в траве.
Еще одна недоработка в процессе освоения нового способа перемещения – одежда с данного агента, позывной «Папа», полностью исчезла. Возможно, из-за парадокса пространственно-временного континуума, так как в данном времени она еще не была сшита, т. е. не существовала.
Регистратор 1191 работал в автономном режиме.

В 07:10 к агенту «Папа» подошел патрульный полицейский после того, как пожилая женщина с маленькой собачкой, напоминающей сервелат на маленьких лапках (базы данных по породам собак отсутствуют), позвонила по своему мобильному телефону в полицию, сообщив о хулиганском поведении гражданина, спящего голым в траве, прямо посреди газона.

В 07:15 после множественных окликов со стороны полицейского Дерек Хейл пришел в сознание.
Регистратор перешел в активный режим работы.

- Какое сегодня число? – спросил Хейл у полицейского (номер жетона –738543, имя – Роберт Миллер).
- Двадцать третье июля, – Роберт записывал что-то в черную записную книжку. – Ваше имя, дата рождения, номер социальной страховки? Находились ли вы в состоянии наркотического или алкогольного опьянения? Как вы себя чувствуете? Вы помните, как здесь оказались?
- А год? Год какой? – Хейл словно не слышал, о чем его спрашивали.
Полицейский оторвался от своих записей.
- Две тысячи пятнадцатый, – ответил Миллер и снова задал интересующие его вопросы.
- Твою мать, они промахнулись на год, – Дерек резко вскочил и пошел на север.

Полицейский сразу схватился за рацию и начал вызывать подкрепление – своего напарника по имени Том.

Для справки: в базе данных регистратора 1191 было сказано, что люди не должны ходить в общественных местах полностью обнаженными (исключение – нудистский пляж). Это расценивалось как аморальное поведение.

В 07:25 агента «Папа» задержали двое полицейских и, прикрыв старой курткой, затолкали в патрульную машину (номер 414), на которой отправились в участок, где уже через двадцать восемь минут Дерек Хейл был помещен в камеру временного заключения «до выяснения обстоятельств».

Агент «Папа» всё это время молчал и не отвечал на вопросы, задаваемые полицейскими.
Причина: в 2015 году еще был жив Эдгар Кук, чье имя и номер социальной страховки должен был использовать агент Хейл в качестве прикрытия. В силу отсутствия данного прикрытия, агенту «Папа» потребовалось время для формирования, посредством мыслительных процессов, нового плана действий.

Для справки: чтобы избежать конфликтной исторической ситуации и искажения измерения пространство-время, настоящий агент (из 2019 года) не должен пересекаться со своим прошлым (из 2015 года) воплощением.

- Так, где тут у нас наш молчаливый нудист? – веселый молодой голос заставил Дерека обернуться (до этого он сидел на узкой скамье, прикрывшись старой курткой и отвернувшись к стене лицом, стараясь не касаться лежащего рядом антисоциального субъекта в грязной одежде, который к тому же неприятно пах испражнениями). – Кэп сказал мне принести вам чистые шмотки из вещдоков перед приходом миссис Торрес.

Парень пятился задом, открывая спиной дверь. Он держал в руках стопку вещей и одновременно пытался пить кофе из бумажного стаканчика с эмблемой «Данкин Донатс».

Для справки: популярная международная сеть кондитерских закусочных, где продавались пончики, одна из компании сетей «Данкин Брэндс».

- Какого хрена? – молодой человек, очевидно, стажер полицейской академии, чуть не опрокинул на себя кофе, когда обернулся и увидел агента «Папа». – Дерек?!

Из данного восклицания стало известно, что стажер знал агента.

Хейл быстро поднялся со своего места и прошел прямо к решетке камеры, просунул руку между прутьев и поймал стажера за отворот форменной рубашки.

- Выпусти меня отсюда, – тихо рыкнул Дерек. – Мне нужно уйти.
- И тебе привет. Чувак, я без понятия, как ты попал сюда из Бикон Хиллс, – парень старался не выронить из рук стакан и одновременно удерживаться на ногах под углом в сорок пять градусов. – Я постараюсь что-нибудь сделать, но ты же знаешь, я всего лишь стажер. А к тебе уже вызвали психиатра для допроса. Как минимум, тебе придется ответить на парочку ее вопросов. И отпусти уже меня, ты портишь мою репутацию. Да и штаны тебе все же не мешало бы надеть.

Дерек разжал руку, держащую рубашку стажера. Лицо из выражения «агрессия» перешло в режим «молчаливого принятия здравой мысли другого человека».

Стажер наклонился ближе и заговорил тихим шепотом так, чтобы остальные задержанные (четыре человека: две вызывающе накрашенные женщины, спящие в соседней камере, один побитый молодой человек в состоянии алкогольного опьянения, пытающийся набрать сообщение в своем телефоне, и антисоциальный грязный субъект, дремавший на скамье) не услышали их разговора.

- Какие-то проблемы с волчьими делами?
Дерек Хейл кивнул и взял протянутые ему вещи: темные джинсовые штаны и белую майку, которая оказалась немного мала.
- Ужасно выглядишь, Дерек, – сказал парень шепотом. – Как будто постарел на несколько лет. Я постараюсь вытащить тебя, поговорю с Торрес, скажу, что у тебя эпилепсия, и это не первый твой приступ, и я знаю, что с тобой делать. А ты потом объяснишь мне, что на самом деле происходит.

Стажер вышел из помещения, оставив Дерека в камере до 10:35 утра. После этого, как-то договорившись с остальными полицейскими отделения и миссис Торрес, он вывел агента «Папа» из участка и посадил в синий джип, в котором доставил в съемную квартиру в Бронксе, где, очевидно, проживал.

Все проходило в абсолютном молчании, и до 14:45 регистратор не зафиксировал исторически важных событий.

- Спасибо, Стайлз, – Дерек Хейл сидел на кухне, в чистой одежде и влажный после душа, что сбивало работу регистратора 1191.

Для справки: по полученным данным можно понять, что стажером был не кто иной, как Стайлз (имя являлось псевдонимом) Стилински – в 2016-2017 годах организатор экстремистской организации зеленых «Двенадцать волков». Встреча с ним и продолжение общения являлись прямым нарушением протокола безопасного перемещения во времени для сотрудников отдела ХКС. Данные действия агента Дерека «Папа» Хейла также поставили под угрозу выполнение операции «Возрождение».

- Ну... не за что, – Стайлз передернул плечами. – А теперь объясни, какого черта происходит?
Дерек крутил чашку с кофе в руках, разглядывая ее содержимое.
- А тебе не нужно возвращаться в участок? – не поднимая глаз, вместо ответа спросил Хейл.
- Так, не уходи от ответов, чёртов волчара. Я и так из-за тебя сегодня опозорился, – сказал Стайлз, отпивая из своей чашки кофе с молоком. – Я свою стажировку уже прошел по часам, езжу туда в свое удовольствие, никто меня не держит. Отпустили ебанашку с миром.

Для справки: значение слова «ебанашку» не детерминировано, вследствие отсутствия такового в базе данных.

- Ты правда сказал психиатру, что у меня эпилепсия? – Дерек оторвал взгляд от чашки и, приподняв брови (жест удивления), посмотрел на Стайлза.
Стилински рассмеялся во время глотка, подавился и закашлялся.
- Что? Нет, конечно, сказал, что ты мой старый друг. Наплел, что ты был на свадьбе сестры, там напился и на спор заявил, что пробежишь ночью по центральному парку голым, – Стайлз продолжал смеяться, – уже пару раз такое было у нас в участке. А имени ты не называл, потому что большая шишка в Бикон Хиллс, и тебе бы не хотелось проблем на работе. Плюс похмелье, плохо соображал. Или ты предпочел, чтобы тебя забрали в желтый дом? Дело не завели, уже отлично. Поржали только. И с меня теперь пончики всю неделю.

- Спасибо, – уголки губ Дерека приподнялись, что вполне можно было расценить как улыбку.
- Вот это да, – протянул Стайлз, – я прямо польщен. Целых два спасибо от Дерека Хейла. Наверное, снег пойдет.
Для справки: снег в июле месяце – явление аномальное, статистическая вероятность такого события стремилась к нулю. Можно предположить, что данное изречение Стайлза Стилински являлось сарказмом.

- Я так и не услышал от тебя объяснения, что было на самом деле.
- Ты мне все равно не поверишь, – тяжелый вздох в конце предложения Дерека можно было рассматривать как признак усталости.
- Я? И не поверю? – Стайлз приподнял брови. – Ты серьезно? Человек, который верит в существование оборотней, банши, друидов? Человек, который за свою жизнь хлебнул столько разного магического говна, сколько Гудкайнду не приснилось бы написать в своих книгах?

Дальнейший диалог был полным нарушением протокола безопасности путешествий во времени, в ходе которого Дерек Хейл описал события пандемии в 2017 году, однако опустив, что предполагаемым виновником биологического теракта оказалась организация «Двенадцать волков», и устройство государственного управления в Последнем Приюте на 2019 год. Также было изложена секретная информация о возможности перемещения во времени.
Сведения о разглашенных данных находятся в донесении один.

Для справки: информация с регистратора событий могла быть считана только после извлечения корпуса устройства из прикрепленного к нему агента, поэтому регистратор за номером 1191 не смог бы передать имеющуюся информацию о нарушении протокола до конца операции «Возрождение».

- М-да, – Стайлз потер руками лицо после того, как выслушал рассказ Дерека. – Давай на секундочку представим, что я поверил всему тому бреду, что ты мне тут наплел. Прям на секундочку, прежде чем я позвоню Питеру и попрошу увезти тебя домой, чтобы он как-нибудь сам разбирался с психически больным оборотнем, которому явно не место в обычной больнице. Так вот, ты же понимаешь, что тебе придется доказать, что ты из будущего? А пока из фактов только твой потрепанный, явно постаревший видок. И то, может, это оттого, что скоро полнолуние.

Агент «Папа» долго сидел молча. За это время Стилински успел сварить новый кофе и разлить его по кружкам.

- Я могу доказать, – сказал Дерек, когда Стайлз сел напротив. – Но ты должен обещать, что не выдашь моего присутствия в этом времени никому.
- Черт подери, – стажер Стилински широко раскрыл глаза, – да ты абсолютно серьезен.
- Стайлз, – тихо, но четко произнес Хейл (что можно было расценить как угрозу).
- Хорошо, хорошо, – приподнял руки над столом Стайлз, – продолжай.
- Ты сейчас пойдешь и позвонишь мне в Скайп, я должен быть в офисе, на работе. Поговоришь со мной по поводу отца, спросишь, как он там. Скажешь, что не мог дозвониться Скотту и Мелиссе, а сам отец тебе долго не звонил.
- Хах, да я даже твоего ника не знаю, как я тебя найду? Бред какой, никто же не ответит.
- А ты проверь – ответит или нет. А ник я тебе скажу, это не оправдание.
- Ты совсем с катушек съехал, но мы сделаем это, чтобы ты ясно осознал, что рехнулся, – сказал Стайлз, но послушно пошел в свою комнату за ноутбуком.

В 15:55 был совершен видео-звонок Стайлза Стилински Дереку Хейлу из 2015 года. После короткого разговора Стайлз захлопнул крышку ноутбука и внимательно посмотрел на агента «Папа».

Для справки: кожные покровы стажера были бледными, на лбу выступила испарина, что отражало реакцию его организма на шокирующее известие.

- Знаешь, мне нужно прогуляться, – через полчаса сказал пришедший в себя Стилински. – Серьезно, я звонил отцу утром и спрашивал, когда он тебя видел в последний раз. Он сказал: «Сегодня утром». Я просто решил, что он с ночного дежурства, запутался в днях и не стал продолжать разговор, вроде как – позвоню, когда выспится. Это все пока не укладывается в моей голове…
Дерек кивнул.
- Можешь располагаться как дома. Думаю, разберешься, где что лежит.

В 16:45 Стайлз покинул квартиру. С этого времени и до 19:38 агент «Папа» проводил обыск всех имеющихся вещей в квартире. Полностью изучил содержимое ноутбука, шкафов и все личные записи Стилински. Обыскал помещения на предмет наличия тайников. Ни одной улики, доказывающей причастность Стайлза Стилински к организации «Двенадцать волков» или к любым другим террористическим группировкам не было обнаружено.

- Только порно, – сказал Дерек, закончив осмотр, и сел на диван, устремив взгляд к потолку, – да и то унылое до зубного скрежета. Снова эти придурки сверху что-то напутали.

В 20:24 Стайлз вернулся в квартиру. Открыл дверь своим ключом. В руках у него было два больших пакета с продуктами. Он быстро разобрал принесенные покупки, схватил две банки пива и перешел в гостиную, где сидел агент «Папа» и смотрел новости по телевизору. Стилински опустился на диван рядом с Дереком и тяжело вздохнул.

- Надо что-то делать, чувак, – Стайлз открыл пиво и сделал большой глоток. – То есть, ты должен мне рассказать все, чтобы мы смогли найти того, кто это сделал.
- Никаких зацепок, – Хейл выключил телевизор.
- Так не бывает, зачем тогда тебя отправили сюда? Чтобы ты бегал по улицам и спрашивал у каждого встречного: «Извините, а это не вы разрабатываете биологическое оружие»?
Стайлз отхлебнул еще пива и встал, чтобы сходить за ноутбуком. Потом вернулся и вместе с портативным компьютером устроился на диване, поближе к Дереку.

- Наши аналитики пришли к выводу, что местом первичного заражения был вестибюль аэропорта LAX, – агент «Папа» говорил тихо и внимательно следил за тем, как Стилински поднимает крышку ноутбука, включает его и выходит в сеть.
- Это уже что-то, – Стайлз пожал плечами и придвинулся еще ближе. – Будем искать лабораторию. В любом случае, насколько я знаю, такие разработки штаммов вирусов длятся не один год. Также для этого нужна большая лаборатория, оборудованная по высшему классу. Если бы это было не так, то ни до какого аэропорта вирус бы не доехал. Тем более, скорее всего, они его испытывали. Ну, вирус же. Не могли же они столько сил и денег угробить, не протестировав его.

- Вряд ли они сделали это в две тысячи пятнадцатом, скорее, в две тысячи шестнадцатом или семнадцатом, – Дерек продолжал следить за тем, как Стайлз формирует поисковой запрос в браузере.
- Вполне может быть, но у них же мог вначале получиться не тот штамм, – Стилински внимательно посмотрел в глаза Хейлу. – Может, они начинали с животных, прежде чем перейти на людей. Странное падение скота или увеличившееся количество случаев смерти бездомных животных. Не знаю, все нужно рассматривать.

Пальцы Стайлза быстро набирали нужные слова на клавиатуре, сам он внимательно следил за происходящим на мониторе.
- Зачем ты мне помогаешь? – неожиданно спросил Дерек.
Стайлз замер с занесенной банкой у рта. Пару раз моргнул.
- Серьезно? Я же Бэтмен, а тут появляешься ты и говоришь, что через два года все, кого я знаю, будут мертвы, - стажер опустил банку и поставил ее на журнальный столик. - Я, может, еще и не до конца поверил в твой рассказ, но не хочу в один прекрасный день узнать, что все это не было выдумкой, а я ничего не сделал.

Дерек хмыкнул и откинулся на спинку дивана.
- Знаешь, – продолжил Стайлз, – ты правда ужасно выглядишь. Иди спать, отдохни. Можешь лечь в моей комнате, я как раз сегодня поменял постельное белье. А я пока посижу и посмотрю, что смогу найти. Все равно, вряд ли усну.
- Спасибо, – Хейл встал и последовал в спальную комнату Стилински.
- Ну, точно снег пойдет, – фыркнул стажер.

В 21:33 регистратор перешел в автономный режим.
Конец доклада.

изображение

Донесение три

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Последний приют, камера номер 732. Дата и время: 9 февраля 2019 года, 10:10.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряда вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: обсуждение внеплановой реверсии событий.

Начало доклада.
- Ну и как оно прошло? Сколько дней ты там был? – как только агента «Папа» спустили на крюке в камеру, на него накинулся с расспросами агент «Ромео».
- Блин, дай хотя бы лечь. Не представляешь, как меня штормит, и еще эти сверху устроили допрос и провели полную обработку, – Хейл отцепил крюк и помахал Биллу, чтобы тот закрывал камеру.

Для справки: полная обработка — комплекс мероприятий, включающих в себя стерилизационную обработку кожных покровов на случай возможного контакта с вирусом NF-17. Проводится посредством принятия душа, в котором носителя вируса обрабатывают горячим антисептическим раствором. Среди агентов обработка считается одним из самых унизительных и болезненных мероприятий.

Дерек лег на свой матрац и подтянул ноги, чтобы Айзек сел рядом.
- Был всего день, а потом меня вышвырнуло, пока я спал в том времени. Они случайно отправили меня в две тысячи пятнадцатый. Наверху сказали, из-за того, что координаты пространство-время были неточно рассчитаны, случился какой-то парадокс – поэтому я так мало там был.
- Как всегда, – фыркнул Айзек, – ничего в этом новом мире не работает, как должно. Кстати, Кора вернулась из экспедиции с внешнего мира. Вчера виделся с ней, добрые здоровяки из смены Билла устроили нам свидание.
- Одни нормальные тут ребята, – сказал Дерек, устало уткнувшись носом в сгиб локтя.

- Спасибо, Папа, – Билл наверху затягивал крюк, поправляя крепления, и еще не ушел на одиннадцатичасовой обход в соседний тюремный блок.
- Тебе следует говорить спасибо, а не нам, – Хейл посмотрел наверх и махнул рукой на прощание уходящему Биллу. – Ты делаешь наше существование более терпимым.

Дерек перевернулся и посмотрел сидящему рядом с ним Айзеку в глаза.
- Так что там с Корой?
- Снова рискует, – агент «Ромео» наклонил голову и ответил на прямой взгляд своего альфы. – Вчера нашла авторегистратор. Видимо, попытка прошлого агента. Сказала, что это был Скотт. Не знаю, как она его протащила через полную обработку, знать не хочу, наверное, вживила себе на время.

Для справки: Скотт МакКолл — вервульф, альфа, был убит полицейским во время начала пандемии семнадцатого в аэропорту Нью-Йорка.

Дерек молча посмотрел на Айзека, потом привстал и сжал его плечо. Данный жест можно было расценивать как поддержку товарища, если верить базам данных регистратора 1191.
- Зачем она это делает? – Хейл отпустил плечо Лейхи и снова устроился на кровати.
- Говорит, что правительство что-то скрывает от нас, – агент «Ромео» криво улыбнулся. – Что-то не так, и она это нюхом чует, наша Фокстрот. Знаешь, кого мне это напоминает?
- Знаю, – покачав головой, сказал Дерек. – Стайлза это напоминает. Только мы его вечно не слушали.
- Да, именно, – кивнул Айзек. – Она вчера каким-то волшебным образом взломала регистратор и прочитала полученные данные. Правда, Скотт ничего не успел толком узнать, а подстрелили его очень неудачно и по чистой случайности, как оказалось. Зараженный полицейский в предсмертном спазме нажал на спусковой крючок. Осечка ценою в жизнь. Не думал, что оборотень так легко умрет от пули в голову...

Айзек на мгновение замолчал, стиснул кулаки так, что костяшки побелели. Дерек накрыл его руку своей, и агент «Ромео», вздохнув, продолжил свой рассказ.
- Единственное, что она уяснила из данных – Скотт как-то понял, что «Двенадцать волков» были прикрытием для Стайлза. Он в это время что-то копал под фармакологическую корпорацию «Фьюче». А больше из оборванных сведений ничего не удалось узнать. Регистратор тогда плохо фиксировал события и, как считает Кора, это не первый найденный регистратор вообще, потому что его нынешнее строение отличается от того, что нашла твоя сестра. Они дорабатывают свои методы, а мы умираем.

Дерек неожиданно сел, широко расставив ноги, и уперся локтями о собственные колени.
- В две тысячи пятнадцатом году Стайлз еще ничем таким не занимался, я уверен...
- Мне сказали, что ты весь день проторчал в участке из-за того, что тебя выбросило голым в то время, и копы тебя загребли.
Дерек поморщился, затем запустил руку в волосы и растрепал их.
- Ну, так я сказал наверху. – Хейл повернул голову и снова встретился глазами с Айзеком.
- А что было на самом деле? – Лейхи подвинулся ближе и наклонил голову так, чтобы лучше было слышно.

Агент «Папа» внимательно посмотрел через решетку на камеру 733.
- Не волнуйся, они спят там в обнимку, Дельта вернулся пару часов назад, и они с Браво воплощают в жизнь стайные «гейские замашки», – потом голос Айзека стал намного тише. - Браво тут чуть с ума не сошел, завтра полнолуние, а Дельта никак не возвращался. Оказалось, на него наверху напал здоровый медведь. Ему пришлось бежать и регенерировать где-то под мостом на Манхэттене или где-то там еще, чтобы вернуться сюда. Что хуже, образцы почвы и воздуха он потерял. За это его еще сутки выродки сверху допрашивали, почему без всего и так долго.

Дерек молча кивнул.
С 10:50 до 11:15 агент «Папа» пересказывал события 23 июля 2015 года, изложенные в донесении два, агенту «Ромео».

Для справки: данные действия со стороны агента Хейла расценивались как прямое нарушение конспирации операции «Возрождение», так как по протоколу данного задания – сообщать о подробностях прохождения операции агент мог только непосредственно высшему начальству, то есть миссис Пинкл. С учетом поведения агента Дерека «Папа» Хейла, регистратор счел нужным больше не упоминать обо всех нарушениях протокола, чтобы не забивать свой жесткий диск повторяющейся информацией.

- Когда ты отправляешься снова? – Айзек сел поближе и опустил свою голову на плечо Хейлу.
Тот потрепал его по волосам, вздохнул и отодвинулся.
- После полнолуния. Мне кажется, это я виноват, в том, что сделал Стайлз, – Дерек потер пальцами переносицу, – то есть, если бы я не рассказал ему всё...
- Не надо. Судя по тому, что Скотт уже был там, дело не в тебе, – Лейхи запнулся на имени МакКолла, но все равно продолжил говорить, – я более чем уверен. Даже если это был Стилински, эта идея пришла бы ему в голову и без тебя.

- Не думаю, что это был он, – сказал Дерек. – Или не хочу в это верить.
- Ладно, не будем о грустном, – Лейхи откинулся на матрац и улегся за спиной Дерека. – Кора передала тебе две занимательные вещи для следующего путешествия.

Айзек залез рукой под матрац и выудил из-под него небольшую книжку и маленький бумажный рулон.
- Эта книжка – твой пропуск в рай, Папа. И на мелкие расходы, – Айзек кинул предметы в руках в руки Дереку. – Как поняла Кора из того, что было в записях регистратора Скотта, одной из самых больших проблем человека, перемещающегося во времени, является не только отсутствие документов, но и денег.

Для справки: книжкой оказался сборник выигрышных лотерейных номеров с 2012 по 2017 год. Маленький бумажный рулон – свернутые деньги, купюры достоинством в двадцать долларов, общей суммой на две тысячи долларов.
- Спасибо. Передай Коре при следующей встрече, не уверен, что еще увижу ее. До отправления точно свиданий не дадут.

Лейхи кивнул, и Дерек вытянулся рядом с ним. Они долго молчали и смотрели вверх.
- Знаешь, завидую тебе, что ты даже при таких обстоятельствах можешь вернуться к людям в обычную жизнь, – разорвал затянувшееся молчание Айзек.
- И что бы ты там делал среди этих людей один день? – Дерек продолжал смотреть вверх, но тело его напряглось, словно перед прыжком.
- Ну, я бы многое отдал за возможность просто потрахаться, – засмеялся агент «Ромео».
- Ага, – хмыкнул Дерек, – особенно если это двадцать два часа времени и двадцать из них ты проводишь со Стайлзом.
- Ну, – протянул Айзек, – я скучаю по всему этому, по возможности просто касаться и просто трахаться. Я бы трахнул Стайлза тогда, если уж у нас бы было двадцать часов совместного времени.
Дерек резко обернулся и посмотрел на Лейхи. Глаза Хейла были широко распахнуты, брови приподнялись, что можно было расценить как крайнюю степень удивления.
- Что? Почему ты на меня так смотришь? Стайлз симпатичный, у него большой рот и красивые глаза и вообще...
- О, заткнись, Айзек, я тебя умоляю.
Конец доклада.

изображение

Донесение четыре

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: примерочная магазина «Томми Хилфигер», Нью-Йорк, Пятая авеню, 681. Дата и время: 17 декабря 2015 года, 8:17 утра.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряда вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: следующий шаг операции «Возрождение», если это можно так маркировать.

Начало доклада.
Агент Хейл приземлился прямо в маленькую кабинку примерочной магазина. Упал ногами на скамейку и задел рукой крючки для одежды в стене. Результат: скамейка сломана, крючки вырваны из бетонной стены, а кожные покровы вспороты до мышечного слоя, левая нога при падении вывихнута в щиколотке.

Для справки: метод перемещения до сих пор не был доработан – агент «Папа» потерял при перемещении свою одежду, пачку денег и книжку с выигрышными номерами лотерей за 2012-2017 год. Что странно, охранник не пришел с проверкой на шум. Это могло означать лишь то, что он либо спал, либо смотрел фильмы или слушал музыку в наушниках в рабочее время, что недопустимо для сотрудника службы охраны.

- Твою мать, – выругался Дерек и выглянул из-за занавески.

В помещении было темно – магазин был закрыт на ночь, и свет везде был выключен, что неудивительно, по мнению данного регистратора.

Следующие двадцать минут Хейл, пригнувшись, чтобы не попасть в зону видимости камер наблюдения за залом, перебегал от вешалки к вешалке. В конце этого забега он забрался в ту же примерочную, в которую прибыл из 2019 года, там оторвал с одежды все магнитные бирки и этикетки с ценниками и оделся. В джинсы, носки, высокие ботинки, футболку и джемпер, сверху накинул куртку и шарф.

Для справки: данный поступок может расцениваться как кража.

Затем агент Хейл проник за кассовый стол (точнее, забрался под него) и стал ждать открытия магазина. В 9:40 двери «Томми Хилфигер» открыла своим ключом заспанная девушка лет двадцати пяти на вид и вошла внутрь. Очевидно, продавец этого магазина. Пока она включала свет и набирала код системы безопасности в некотором отдалении от входной двери, агент «Папа» бесшумно выбрался из помещения, успев прихватить с собой дамскую сумочку продавщицы, стоящую на полу. Недалеко от выхода он извлек деньги из кошелька (где-то в районе пятидесяти долларов) и поставил сумку около стены. Данный поступок – абсолютно точно расценивается как кража, если верить базам данных, заложенным в регистратор 1191.

В 11:07 Дерек Хейл стоял возле покрашенной в голубой цвет металлической двери и стучался в нее.

Для справки: дверь вела в квартиру Стайлза Стилински, Бронкс, Хон-авеню, 21-83.

Через пару ударов дверь распахнулась без предупреждения. По всей видимости, не была заперта. В коридоре стояла маленькая девочка лет шести. Она посмотрела на Дерека, почесала свой живот через ткань большой, не по размеру, футболки с кроликом (футболка доходила до колен), и ничего не сказала.
- А Стайлз дома?
- А ты дядя-волк? – девочка прикрыла коленки тканью футболки.
Дерек немного помолчал (судя по мимике – был очень удивлен), но затем кивнул.
- Дядя Стайлз переехал на Фордем-роуд, – девочка смотрела на оборотня во все глаза. – А вам просил передать записку. Подождите здесь, я принесу ее, она висит на холодильнике.

Ребенок, стуча босыми ногами по полу, скрылся из виду, а потом вернулся обратно с конвертом в руках.
- Мама вообще-то не разрешает открывать незнакомым людям, когда ее нет дома, – девочка замялась, передавая конверт. – Но сейчас она дома, просто спит после работы. Так что не считается.
Дерек хмыкнул, но ничего говорить не стал. Он присел на корточки, чтобы поравняться с малышкой в росте, и протянул ей руку для рукопожатия.
- Спасибо, – он потряс ее ручонку в своей руке, а девочка удовлетворенно, задрав подбородок выше, чем следует, улыбалась.
- Передайте, пожалуйста, дяде Стайлзу, что он обещал прийти ко мне на рождественский утренник в школе, – девочка помахала рукой и закрыла дверь прямо перед носом Дерека.

Хейл встал, покачал головой и сам себе пробурчал: «Боже, эти современные дети». Потом аккуратно раскрыл конверт, в котором была записка с адресом и одна купюра достоинством в сто долларов. Агент «Папа» хмыкнул и вышел на улицу ловить такси.

В 13:02, после посещения кафе и завтрака, Дерек стоял перед дверью нового места обитания Стайлза Стилински. Он позвонил в дверь и стал ждать. За стенкой послышалась приглушенная брань.
- Какого хрена кого-то снова принесло в этот дом, дайте мне поспать спокойно хоть пару часов! Я только что сдал экзамен, сволочи. Пару часов, куда уж проще-то потерпеть? Будто грядет судный день и всем что-то срочно надо, как только моя голова касается подушки, – стажер полицейской академии продолжал ругаться, пока не открыл дверь. – Дерек?
Тот кивнул и двинулся вперед. Стайлз пропустил агента Хейла внутрь.

- Какого черта, Дерек? – спросил Стайлз, когда они оказались в маленькой кухне. – Какого черта тебя сюда занесло?
- Снова промахнулись годом, – Дерек повел плечом и отхлебнул кофе из чашки. – Ты не поверишь.
- Блядь, снова, – Стайлз опустил голову на руки и тихо вздохнул. – Я после предыдущей галлюцинации лечился полгода. Только перестал к психологу ходить, а тут снова ты. Сейчас ты скажешь, что ты из две тысячи девятнадцатого года, что мир погрузится во тьму и шесть миллиардов людей погибнут.
Дерек поставил чашку на стол и долго изучал вихрастый затылок Стайлза.

Для справки: волосы стажера полицейской академии стали длиннее на полтора сантиметра с последнего донесения, датированного 23 июля 2015 года.

- Ты решил, что сошел с ума?
Стайлз неразборчиво что-то проворчал себе в руки. Предположительно, неразборчивое ворчание выражало согласие с заявлением Хейла.
- Тогда зачем оставил мне записку и деньги? – Дерек достал помятый конверт из кармана джинсов и положил его на середину стола.
Стилински поднял голову и внимательно посмотрел на него. Потом вздохнул и перевел взгляд на Дерека.
- На случай того, если я все-таки не сошел с ума, – Стайлз усмехнулся. - Пойдем в мою комнату, я должен тебе кое-что показать. Если я все же сбрендил, то это ничего не меняет. Все равно ты завтра исчезнешь, мой славный глюк.

Дерек последовал за Стилински.
- Кто эта девочка, что отдала мне конверт?
- О, это малышка Мэгги, сущий дьявол семи лет от роду, – Стайлз сдавленно засмеялся, проходя по коридору в спальню. – Дочка капитана Хьюз, она пару месяцев назад развелась с мужем. Этот мудак выпер ее из дома вместе с ребенком, и я уступил ей свою квартиру. Мне ее по дешевке сдает папин друг, которому отец когда-то крупно помог еще в Бикон Хиллс. Ну, знаешь, старые связи. А сам я перебрался сюда. Тут, конечно, дороже, но теперь кэп устроила меня на четверть ставки в участок, и мне по деньгам стало проще снимать это жилье.
- Мэгги назвала меня дядей-волком, – голос Хейла был странным (регистратор не мог точно определить значение данной интонации). – И еще просила передать, что ты обещал быть на рождественском утреннике в школе.
- Черт, точно, – Стайлз хлопнул себя по лбу и подкатил Дереку офисный стул, взглядом указывая, что тот может сесть. – Надо отметить в моем склеротическом календарике. Он висит на кухне, может, ты заметил.
Хейл кивнул.

- Я ей сказал, что должен прийти здоровый небритый мужик, похожий на хмурого волка, кстати, – Стайлз засмеялся. – Моя девочка поняла меня правильно.
Дерек взглянул на стажера, но ничего не сказал.

В спальне Стилински было мало мебели. Точнее: был один большой шкаф, занимающий почти всю южную стену, один офисный стул на колесиках, одноместная кровать и тумбочка со стоявшей на ней лампой. Дополняли все это убранство бледно-синие занавески и плетеный коврик, судя по неотрезанной бирке – из Икеи.

- А сейчас, Дерек Хейл, я покажу тебе храм собственного сумасшествия, – Стайлз коротко рассмеялся (что можно было расценивать как «нервный смешок»). – Пока тебя не было, я успел собрать кучу информации.
Стажер открыл средние двери шкафа. За ними оказался большой письменный стол, к которому Стайлз подкатил Дерека на стуле. Все обозримое пространство занимали вырезки из журналов и газет, распечатки разных графиков и страниц с сайтов, где-то даже проглядывали вырванные листы из Желтых страниц. Прямо над закрытым ноутбуком висела карта США, к которой были пришпилены разноцветные кнопки (на первый взгляд, не систематизированные, но чтобы можно было утверждать точнее, требовалось больше данных).

- Моя чудаческая Нарния, – прокомментировал открывшийся вид Стайлз.
- Ты знаешь, – Хейл внимательно разглядывал все источники информации, – по моим временным меркам это выглядит ошеломляюще. Представь, у тебя прошло полгода, а у меня всего три дня. То есть для моего мозга получается, что ты сделал все это, – Дерек неопределенно махнул рукой, – за три дня.

Стайлз подошел к шкафу, выудил откуда-то из ящиков большую красную папку на четырех кольцах и присел на свою кровать.
- Нет, чувак, это полгода убитой жизни. Слушай, – Стайлз встал и навис над плечом Дерека, сорвавшего одну из бумаг со стенки, и внимательно ее изучающего, – а тебе не приходило в голову, что это ты сумасшедший? Что ты лежишь где-то в избушке, привязанный Питером, и все вокруг тебе на самом деле снится. Что все это не реальность. Даже я, сейчас говорящий это, плод твоего больного воображения. Как ты отличаешь, что это реальность?
- Приходило, с самого того 4 августа 2017 года. Каждый божий день, пока я дышу, – Хейл резко повернул голову и оказался нос к носу со Стайлзом.
Повисло молчание.

Для справки: такая ситуация, в которой два человека нарушают интимную зону друг друга (где-то в фут), непрерывно смотрят друг другу в глаза, не мигая, зрачки расширены – расценивалась обычно (исходя из базы данных регистратора 1191), как переход отношений субъектов от простой стадии «знакомство»/«приятельство» к более сложной стадии «дружба»/«сексуальный интерес». Регистратор, конечно, мог бы написать, что это нарушение очередного протокола, но выше было оговорено, что 1191ый больше не будет этого делать, чтобы не перегружать свой процессор лишними оперативными командами.

Стайлз прочистил горло и отодвинулся. Затем вышел из комнаты и вернулся с обычным стулом из кухни.

Потеснив Дерека, он сел за стол рядом, и открыл красную папку.
- А что было четвертого августа? – стажер задавал этот вопрос, уже зная на него ответ.
- Первые случаи заражения в LAX, – глухо ответил Дерек.
Стайлз кашлянул.
- Ладно, извини. Давай к делу. У меня есть список на двадцать три компании, в которых предположительно могли бы провести такого рода разработку, – Стилински вытащил одну из распечаток из папки. – Десять из них я отмел, ну знаешь, за неимением лабораторных животных из приматов. Осталось тринадцать. Восемь из них в Нью-Йорке, две в Лос-Анджелесе, одна во Флориде, одна, неожиданно, в Канзас-сити, а последняя в Майями. Но последняя лаборатория месяца два работает в основном на косметическую промышленность, ее можно вычеркнуть. В общей сложности остается двенадцать.

Дерек посмотрел на список: двенадцать лабораторий были подчеркнуты ярко-желтым маркером и выделялись на общем фоне.
- С чего ты взял, что сможешь найти их просто с помощью интернета? – Хейл вытащил папку из рук Стайлза и начал ее листать.
- Так я же не сам это все раскопал, – Стилински отодвинулся и посмотрел на Дерека. – Когда я ходил к психологу, то познакомился с чуваком по имени Джеймс Брукс. Он сын известного микробиолога Оскара Брукса. Крайне психованный парень, с обсессивно-компульсивным, но, к счастью, болтливый как сам черт. Так вот, он мне помог собрать половину из этого.

- И как ты ему объяснил, зачем тебе все это? – Хейл оторвался от чтения файлов красной папки.
- Ну, я рассказал ему, что меня мучают кошмары, в которых я вижу конец света, – Стайлз пожал плечами. – В конце концов, это была старая байка, которую я еще для психолога придумал. Так вот, Джеймс сказал, что ничего это не бред, и если кто-то задастся целью, то это вполне выполнимо, знаешь, – Стилински замахал руками, очень бурно жестикулируя. – А потом сказал, что его отец Оскар Брукс и что он его всегда подозревал. И нужно прекратить это издевательство над животными в лабораториях, – Стайлз покрутил пальцем у виска. – Крайне сумасшедший тип этот малый, но вместе с ним мы взломали компьютер его отца и многое оттуда выудили. Кстати, он работает в Центральном зоопарке, а меня засунул на подработку в Бронкский зоопарк. Четыре ночи в неделю я чищу клетки всяким мохнатикам. Ничего не поменялось со времен старших классов.

- Стайлз, – Дерек протянул на особенной интонации имя стажера, и тот неожиданно притих.
- Ладно-ладно, – вздохнул Стилински, – я не отвлекаюсь. Так вот, что мы узнали из бумаг старшего Брукса, это то, что вирус NF-17 реально разработать только в этих двенадцати лабораториях, – Стайлз потыкал пальцем в список с выделенным ярко-желтым текстом, лежащий на столе. –То есть, даже если это делает кто-то без ведома начальства, технически это возможно только там. Это очень сузило круг наших поисков. Но мы застряли на этой стадии... Дальше нам нужны были полные списки сотрудников этих лабораторий, чтобы найти психа, который мог бы такое изобрести. Обычные списки на официальных сайтах компании ничего не дали.

- И что вы собирались делать дальше? – Дерек внимательно слушал, судя по наклону его головы, и точно запоминал каждое слово.
- Ну, тут наш план провалился изначально, – Стайлз почесал затылок и откинулся на спинку стула, разглядывая карту. – Чтобы выудить хоть какие-то данные из этих снобов, нужно быть инвестором. То есть с кучей денег, которой у меня нет, а Джеймса и так знают чудиком, никто с ним не будет работать, будь у него даже миллионы баксов.
Дерек задумчиво прикусил губу.
- И сколько денег нужно?
- Хотя бы пятьсот тысяч, – Стилински устало потер переносицу, – чтобы кого-то заинтересовать. И еще пару десятков тысяч, чтобы войти на один из этих благотворительных научных банкетов и поговорить там с кем-то из представителей компании. Запрос на личные дела работников даже копам не присылают. Зато денежным мешкам всегда.

Хейл начал шевелить губами, словно вспоминая что-то.
- А когда следующий такой банкет?
- М? – Стайлз оторвался от карты и посмотрел на Дерека, потом залез в ящик под столом, открыл тонкую зеленую папку с распечатками и пробежался взглядом по листам. – Ближайший и самый крупный будет тридцатого декабря. Назначена конференция или, как говорит Джеймс: «Каждый распустит свой павлиний хвост и будет хвастаться тем, что сделал за год».
Хейл кивнул.

- Мне нужны новые документы, – сказал он. - Я знаю, как достать нужную нам сумму.
Стайлз приподнял бровь, что в данном контексте можно было расценивать как жест, выражающий неверие.
- И где ты возьмешь столько денег, если не секрет?
- Выиграю в лотерею, – Хейл улыбнулся, обнажая белые зубы.
- Я чокнутый, а моя галлюцинация еще более чокнутая, – Стайлз покачал головой, потом поднялся со стула и залез в шкаф.

Пару мгновений он рылся там, пока не выудил из недр шкафа небольшой полиэтиленовый пакет. Он подошел к кровати и вывалил из пакета все его содержимое.
- Паспорт, права, социальное страхование и прочие поддельные документы для тебя, – Стилински повернулся и посмотрел на Хейла. – Сделал пару месяцев назад. Не спрашивай даже, как и зачем.
Стажер полицейской академии махнул рукой.

Для справки: регистратор вывел закономерность – общение с агентом «Папа» приводит к увеличению количества правонарушений.

Стайлз плюхнулся на кровать рядом с документами.
- И ты выучил выигрышные номера?
Дерек кивнул. Стайлз лишь цокнул языком на это заявление.
- Знаешь, что меня пугает больше всего? – спустя пару минут неожиданно заговорил он. – Что мы повторяем уже сложившуюся историю. Как во всех этих дурацких фильмах. Петля замкнулась уже тогда, когда конец света настал, и мы вряд ли это исправим. Мы уже с тобой все это делали, все это говорили, понимаешь? Какое бы неожиданное решение мы ни приняли, оно уже было принято.
- Что ты имеешь в виду?
- То, что мы с тобой будем придумывать план, как все исправить, и в последний момент не успеем. Потому что конец света все равно случился, а, значит, мы идем по своим же следам на снегу, по кругу. Временной парадокс.

- Мое тело так и не нашли, а в регистраторе есть маячок, – Хейл встал и сел рядом со Стилински на кровать, положив ему руку на плечо (жест поддержки). – Значит, это первая такая временная параллель.
- А ты уверен, что не нашли? Или, может, еще не нашли, или в регистраторе что-то сломалось, – Стайлз говорил быстро. – Это классическая ошибка всех путешественников во времени. Поэтому ты должен узнать, как я умер. Хотя бы потому, что я знаю, что буду где-то рядом от правды. Я уже близко. Обещай мне, что, когда ты вернешься обратно в девятнадцатый, ты узнаешь, как я умер.

Дерек долго молчал, не убирая руку с плеча Стилински (затянувшийся жест поддержки).
- Хорошо, я обещаю.
- Хорошо, – эхом откликнулся Стайлз. – Так, теперь нам надо в магазин за едой, а тебе за лотерейным билетом. Ночь будет долгой.

С 14:45 до 17:55 агент «Папа» и Стайлз Стилински посетили продуктовый магазин, зашли в бар и выпили по кружке темного пива. В 18:38 они вернулись домой. С этого времени и до 22:53 они занимались бумагами, собранными Стайлзом. В 23:10 Стилински достал спальный мешок и улегся спать на полу, мотивируя это тем, что Хейл еще неизвестно когда будет спать в удобной кровати. Данный поступок можно отнести к категории «дружеских» (жест заботы), если верить базам данных. В 23:34 Дерек «Папа» Хейл уснул в кровати Стилински. Регистратор перешел в автономный режим.
Конец доклада.

изображение

Донесение пять

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Нью-Йорк, Бронкс, Фордем-роуд, 41. Дата и время: 18 декабря 2015 года, 9:21 утра.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: продолжение операции «Возрождение».

Начало доклада.
В 9:21 агент «Папа» проснулся. Исходя из выражения лица, что-то разбудило его, и это что-то было крайне неприятным. Он поднялся с кровати и быстрыми шагами направился на кухню, где Стайлз Стилински курил, высунувшись из окна.

- Стайлз, какого хрена ты творишь? – Дерек сделал несколько шагов по направлению к парню.
Стилински резко выкинул сигарету в окно, повернулся и начал размахивать руками, чтобы отогнать дым.
- Дерек, какого хрена ты не исчез? – Стайлз уставился на агента «Папа» во все глаза (другой, более точной формулировки для выражения лица Стайлза Стилински регистратор за номером 1191 подобрать не смог). – Блядь, мое безумие прогрессирует. Наверное, это все из-за отмены аддералла. Чертовы маленькие персиковые таблетки концентрированного внимания. Всегда знал, что ебанусь с ними окончательно.
- Стайлз, заканчивай ломать комедию, – Дерек подошел к электрическому чайнику и нажал на кнопку. – С каких пор ты куришь?
- С тех самых, как у меня появился личный психоаналитик в Нью-Йорке, – Стилински помялся с ноги на ногу. – Вообще, это Джеймс меня приучил. Кстати о Джеймсе, он придет часов в десять, может в одиннадцать, после смены в зоопарке. У него там зебра рожала. Его распирает от эмоций. Сейчас придет выплескивать.

Дерек посмотрел на Стайлза, покачал головой и уселся за стол.
В 11:02 во входную дверь постучали. Стилински открыл, и в квартиру вошел высокий молодой человек со светлыми растрепанными волосами. Он молча хлопнул по плечу Стайлза, приобнял его и быстрым шагом направился в спальню.

Для справки: судя по уверенному передвижению по квартире Джеймса Брукса, можно было предположить, что он не единожды приходил в гости к Стайлзу.

- Привет, чувак, – Джеймс без удивления поздоровался с Дереком, сидящим на кровати и читающим газету «Нью-Йорк Таймс», и хлопнул его по плечу. – Какими судьбами в нашей эпохе?
Хейл удивленно поднял на него взгляд, но ничего не сказал.

Для справки: регистратор 1191 запустил процессы встроенной функции обучения. Если рассуждать логически, младший Брукс намекал, скорее всего, на возраст агента «Папа». В параллели 2015 года, Дереку Хейлу две тысячи девятнадцатого года было уже 30 лет, когда Стайлз и Джеймс по возрасту не достигли еще 20 лет. То есть разница в десять лет иронично расценивалась Бруксом как отношение к другой эпохе.

- Молчаливый у тебя друг, Стайлз, – Джеймс хмыкнул, сел на стул и закрутился. – Моя малышка Бетс родила мне, представь себе?
Брукс остановился и уставился на Стилински, присевшего рядом с Дереком на кровать.
- Такого здорового ребенка, – Джеймс руками показал расстояние больше метра.
Хейл приподнял брови и посмотрел на Стайлза. Тот усмехнулся.

- Бетс – это зебра, – объяснил он.
- Так вот, я позвонил отцу рассказать эту прекрасную новость. А он мне заявил, что, во-первых, – Джеймс размашисто начал загибать пальцы, – я снова такой сукин сын позвонил ему на совещание. Во-вторых, что ему абсолютно плевать на мою зебру, а в-третьих, - Брукс раздраженно тряхнул головой, что больше походило на тремороподобное движение, - что я, блядь, должен вернуться учиться в гребаный Оксфорд, а не ковыряться в конском дерьме.

- А по какому поводу было совещание? – Стайлз пододвинулся ближе к Джеймсу.
Тот перестал заламывать руки, и взгляд его стал более осмысленным.
- Да какая-то хрень с акционерами, отказались спонсировать какие-то там разработки на следующий год или что-то вроде того. Плюс у них изменения в кадровой политике, – Брукс снова завертелся на стуле.
- Слушай, а ты сможешь внести пару имен в список на зимнюю благотворительную конференцию?
- Ты же знаешь, что всем, кто не участвует в научном дерьме, взнос в двадцать кусков? – Брукс снова перестал кружиться. – Где ты возьмешь столько денег?
- Это уже не твоя забота, – Стайлз протянул руку Джеймсу. – А я тебе потом помогу с твоим дерьмом.
- Ты же говорил, что это незаконно и тупо, – Брукс пожал руку в ответ (жест скрепления договора), а затем хлопнул себя по лбу и начал тыкать указательным пальцем в грудь Стилински. – Нет. Ты вообще сказал, что я спятил.

Стайлз улыбнулся.

Для справки: из имеющихся баз данных улыбку Стилински можно было сравнить с улыбкой Гринча из мультипликационного фильма 1966 года «Гринч – похититель рождества», снятый режиссером Чаком Джонсом.

- Мы тут все спятили. Смотри, нам мерещится один и тот же несуществующий человек, – Стайлз кивнул в сторону Хейла.
- О чем вы? – Дерек сложил газету, которую до этого читал, вернее, делал вид, что читает.
- Ни о чем, – Стилински махнул рукой в его сторону. – Сегодня, нам с тобой на удачу, разыгрывают самый большой куш в лотерее «Большой шанс». И мы если сможем забрать свой приз, то успеем попасть к этим выродкам на прием.
- Вам нужны смокинги, – Джеймс сделал неопределенный выпад руками, – с бабочками, – он покрутил пальцем вокруг своего горла. – Ну и тачка. У тебя, кстати, пиво есть?
Стайлз кивнул:
- В холодильнике.

Пока Джеймс ходил за пивом, Дерек притянул Стайлза за футболку. Его лицо оказалось очень близко к лицу Стилински, так, что слова, произносимые с тихими рыками, попадали прямо в рот стажеру.
- Какого хрена? Ты все ему рассказал? – глаза Хейла окрасились в красный цвет.

Для справки: неполная трансформация оборотня, свидетельствовала о сильном гневе, испытываемом агентом «Папа».
- Можно у тебя покурить? – прокричал с кухни Брукс.
Стайлз отодвинулся от Дерека и проорал в ответ: «Валяй!», а потом повернулся к Дереку.
- Нет, ничего я ему не рассказывал, – Стайлз попытался оттолкнуть руку, держащую в кулаке его футболку, но агент «Папа» только притянул Стилински еще ближе. – Ты что, не видишь, что этот чувак сумасшедший? Он смотрит на мир иначе, чем ты или я. Просто, отметая предвзятости логики, как ребенок верит в Санту. Если ты сейчас перед ним обратишься, он не удивится, а примет это как данность. Его безумие в том, что он не заморачивается.

Стайлз повторил попытку выдернуть футболку из захвата, и Дерек его отпустил. Стилински по инерции повалился на кровать.
- Развлекаетесь тут, я смотрю, – Джеймс вошел в комнату с банкой пива «Бад» в одной руке и зажжённой сигаретой в другой. - Я тут подумал, чувак, а, может, мне стоит все-таки доучиться? Прикинь, я бы стал профессором и на лекциях засорял бы мозги студентов новой концепцией мира, утверждая, что какой-нибудь Босх рисовал в стиле посткиберпанкового дадаизма.
- Пепел хоть сжирай, но чтобы он тут не валялся, я позавчера убирался, – Стайлз сел в то же положение, в каком был в начале разговора. – И что ты мелешь? Ты же по образованию зоолог, как ты это студентам будешь рассказывать? Да и, блядь, дадаизм появился через четыре века после того, как Босх отбросил концы.

Для справки: Иероним Босх – нидерландский художник, был одним из крупнейших мастеров Северного Возрождения в 1450-1516. Течение дадаизма возникло после Первой мировой войны и просуществовало до 1920 года, после чего слилось с течениями сюрреализма и экспрессионизма. Киберпанк – поджанр научной фантастики, описывающий антиутопический мир будущего, в котором высокое технологическое развитие, такое как кибернетика, сочеталось с глубоким упадком или радикальными переменами в социальном устройстве. Исходя из данных определений, вышеизложенное заявление Джеймса Брукса не несло смысловой нагрузки и могло расцениваться как ирония между значениями возрождения и упадка наций. Регистратор 1191 оказался бессилен в распознавании смысла данного высказывания.

Дерек спрятал лицо в руке (жест усталости).
- Как вы только понимаете друг друга, гики?
Стайлз хмыкнул.
- А что тут непонятного? Смысл в бессмыслице. Обучение у брюзжащих консерваторов – это высшая форма заточения разума, – Джеймс стряхнул пепел в карман куртки и снова затянулся. – Они делают наши мысли прямолинейными, как рельсы. Затачивают нас думать как все, и только в одном направлении. Все забыли, что мы звери по природе своей. Люди заточили животных в клетки, вытеснили их с территории, а теперь пытаются засунуть в невидимые клетки и себя, и свой разум. Всех одурманивает власть, делая умалишенными.

Брукс отхлебнул пива, снова затянулся и скинул пепел в карман.
- Короче, нам пора уже что-то делать со всем этим.
- Да, - Стайлз неожиданно встал и забегал по комнате, выбирая из шкафа какие-то документы, – точно. Дерек, если твоя фишка с лотерей прокатит, нам надо уже сейчас сваливать. Джеймс, что ты сейчас собираешься делать?
- Чертовски хочу спать, – Брукс в подтверждение своих слов зевнул.
- Ну ладно, оставайся тут, бро, – Стайлз покидал документы в рюкзак и начал переодеваться. – Ключи кинь в почтовый ящик, если уйдешь раньше, чем мы вернемся.
Дерек все это время неотрывно следил за переодевающимся Стилински. Джеймс ухнул, когда Стайлз кинул в него футболкой и пижамными штанами.
- Не спи, блин, в уличном, – прокомментировал свои действия стажер, – серьезно.
- О'кей, – Джеймс встал и ушел на кухню, чтобы выкинуть окурок и пустую банку из-под пива.

Стайлз повернулся к Дереку.
- И ты, давай, поднимай свою волчью задницу, пойдем, – Стилински натянул на себя рубашку поверх футболки. – Нам надо съездить в дом Нельсона.
- Я думал, ты подделал мне документы.
- Ну не совсем так. Фотографии на документах и в базах данных я поменял, – сказал Стайлз, натягивая на ногу носок. – Но по факту, я нашел человека, который пропал без вести четыре года назад. У него нет родных, что упростило процесс изъятия личности. И он оставил после себя квартиру и небольшую контору в центре по вопросам экологически чистой утилизации мусора, но работал там один, даже секретарши не было. Дело это совсем не прибыльное. Идеальная личность для подмены. Мы немного подсуетились и вернули конторе видимость продолжающейся деятельности, там теперь работает пара наших знакомых, исключительно из любви к природе.

- Черт, Стайлз, – Дерек поднялся с кровати и, подвинув Стилински, залез в шкаф за своими вещами, – после всего этого я начинаю верить в твою теорию об избушке, в которой меня держит Питер, а сам я брежу уже который год.
- Ну, может, если ты выполнишь свою миссию, – Стайлз отошел от Дерека и сел на стул, – ты проснешься, и бред кончится?
- Очень хотелось бы в это верить, – Дерек стянул домашние штаны и влез в джинсы.

В ванной зашумела вода. Вероятнее всего, Джеймс решил принять душ.

В 13:06 Стайлз и агент «Папа» покинули квартиру на Фордем-роуд и направились в квартиру к Оливеру Нельсону на Деланси-стрит, 78.
К 18:07 квартира была изучена, также как и биографические данные Нельсона.

- А как мы объясним мою пропажу на четыре года? – Дерек устало потер шею и оторвался от бумаг.
- Смотри, Оливер был буддистом, – Стайлз постучал пальцем по нижней губе. – Мы можем выкинуть старую киношную фишку о том, что ты улетел медитировать в Тибет. Оставил все материальное и вернулся постигшим истинный дзен.
- Слабая такая отговорка, – Хейл поджал губы.
- У тебя лучше есть? – Стайлз подскочил на стуле и приложился коленкой об стол. - Предлагай тогда.
- Черт, ее у меня нет, – Дерек поскреб щетину. – Правда, нет.
- Вот и чудненько, значит, будешь говорить так. Твоя контора работает уже четыре месяца, так что мы сможем сделать вид, что ты не внезапно выиграл гору денег, вернувшись из Тибета.

В 20:10 Стилински и Хейл вышли из квартиры Нельсона и зашли в ближайший Старбакс, заказали себе по чашке кофе и попросили включить канал, на котором транслировалась разыгрываемая лотерея «Большой шанс». В 20:48 был назван призовой номер с выигрышным фондом в 1.274.211 долларов.
- Блин, ты и вправду из будущего, – Стайлз смотрел на номера, указанные на билете в его руках. – И это значит, что мы все сдохнем. Супер.
Дерек посмотрел на билет, потом на экран телевизора, а затем на Стайлза.
- Я и вправду из будущего, – тихо сказал Хейл, будто только что сам узнал этот факт. – И знаешь, я чертовски этому не рад. Лучше бы я лежал сейчас в избушке Питера.

Стилински оторвался от изучения билета и посмотрел на агента «Папа».
- Молодые люди, не желаете ли еще кофе? – работник кафе, улыбаясь, забрал опустевшие кружки со стола. – У нас сегодня прекрасная акция в честь приближающегося семейного праздника, две кружки ароматного латте по цене одной.
- Нет, спасибо, – бросил Дерек и парень фыркнув отошел от их столика.
Стайлз спрятал смешок в кулак.
- Что? – Дерек посмотрел на него вопросительно.
- Он нас за пару принял, – Стилински резко отодвинулся и слегка наклонил голову, словно ожидая удара.
- Аааа, – протянул Хейл и улыбнулся.
Стайлз выпрямился и приоткрыл рот (удивление).
- Не ожидал от тебя такой реакции.
- Пойдем, – хмыкнул Хейл и поднялся со своего места. – Куча дел.

В 23:08 они прибыли в квартиру Стилински на Фордем-роуд, где сразу легли спать. Джеймс Брукс к этому времени уже ушел.

19 декабря 2015 года с 10:00 до 18:00 агент «Папа» и Стайлз Стилински провели в игровой комиссии, где оформляли выигрыш, отказавшись от телевизионного награждения, ссылаясь на религиозные воззрения Оливера Нельсона. С 19:00 до 21:00 часа Хейл и Стилински оформляли на имя Стайлза кредит в пятьдесят тысяч долларов. В связи с тем, что выигрыш в почти один миллион долларов (за вычетом налогов) должен поступить на счет мистера Нельсона только через месяц, а деньги на конференцию необходимы были уже к 21 декабря. В 22:30 они вернулись на квартиру к Стайлзу, где сразу легли спать.
Конец доклада.

изображение

Донесение шесть

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Нью-Йорк, восточная 55-я улица, большой зал отеля «Св. Региса». Дата и время: 30 декабря 2015 года, 20:35.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: начало воплощения плана операции «Возрождение».

Начало доклада. .
Агент «Папа», Стайлз Стилински и Джеймс Брукс сидели за круглым столиком в достаточном отдалении от сцены. Стилински пил шампанское и осматривался по сторонам в полумраке, пока на сцене выступал научный руководитель лаборатории компании «Фьюче».
- Чертов смокинг мне жмет, – Дерек потянул узел галстука-бабочки, за что получил по рукам от Стайлза. – Не могу в этом сидеть. И духами воняет жутко – хуже, чем выпивкой и сигаретами.
- Тсс, – шикнул на него Стилински. – Ты чего как пятилетний? Я вообще-то слушаю, что говорят со сцены, тупица.
- Сам ты тупица, – Дерек осекся. – Хватит хлестать шампанское, ты мне еще трезвым нужен.

Для справки: за время наблюдения регистратора за тандемом Стилински-Хейл (с 20 по 30 декабря 2015), 1191ый уяснил, что это нормальная манера общения у данных индивидуумов. Также, в ходе обучения и сбора информации, регистратор мог отметить, что заявление младшего Брукса, датированное 27 декабря 2015 года, 20:37, было весьма правомерным (Цитирую: «Вы ведете себя, как парочка пенсионеров, отыгравших золотую свадьбу»).

- Да отвали ты. Это, может, последние полтора года в моей жизни, если не меньше, – Стайлз облизнулся. – А ты мне выпить не даешь. Между прочим, где я еще выпью шампанского, которое стоит дороже, чем моя будущая месячная зарплата копа?
- Знаете, если в самом деле начнется конец света, – Джеймс закурил сигарету и старался не смотреть на выступающего на сцене Оскара Брукса, – то больше всего на этом наварятся те люди, которые строят убежища в канализациях или подземках. То есть, все те безумцы, которых общество считает фриками. Те чуваки, которые вырывали себе норы под домами на случай ядерной войны, а над ними смеялись соседи, крича через забор: «Война давно кончилась, придурок». Всякие слезшие с катушек вьетконговцы вновь станут героями этого мира...

- Тише ты, завязывай, – Стилински хлопнул по плечу младшего Брукса. – Мы поняли твой посыл в массы. Я тоже так думаю. Искать истоки надо в тех, кто высказывает наибольшую добродетель по отношению к нам. Хотя бы посмотри на нас, мы пришли сюда, чтобы помочь науке, а сами ищем, кого надо кокнуть.

Стайлз забрал у Джеймса сигарету, затянулся и вернул обратно.
- Прекратите курить, – обессиленно сказал Дерек.
- Прекрати ныть, – в тон ему ответил Стайлз.
- Когда это занудство кончится? – Джеймс опрокинул бокал с шампанским и взял себе новый у проходящего мимо официанта. – Я не про вас, ребята, вы можете продолжать собачиться, как старые женатики, это даже весело слушать. Я сейчас про бубнеж со сцены.

Все начали аплодировать, что означало конец доклада Оскара Брукса. За ним на сцену вышел полный мужчина средних лет – представитель лаборатории компании «Нью Фарм». Он начал рассказывать о новых видах антибиотиков, призванных поражать геликобактер пилори и тем самым уберечь американскую нацию от гастрита.

- Бедная грамотрицательная бактерия, – Джеймс покачал головой. – Что она этому жирному сделала? Что вообще к ней так привязались?
Стайлз засмеялся и, опустошив свой бокал, начал выискивать официанта взглядом.
- Потому что кто-то получил Нобелевскую премию за открытие крошки, – Стилински фыркнул. – Она стала звездой, и ее начали преследовать папарацци и особо опасные фанатики.
- Вы мне лучше скажите, парочка заумных фриков, почему тут так много вооруженной охраны? – Хейл наклонился поближе к столу.
- Да один хер из зеленых написал моему отцу, что похитит его и будет пытать, пока он не перестанет ставить опыты на животных в своей лаборатории, – Брукс пожал плечами. – Вот они и усилили охрану.
Стилински поперхнулся шампанским, которое успел выхватить с пролетающего мимо подноса.
- Дай угадаю, – Стайлз театрально (если это можно так охарактеризовать) посмотрел вверх. – «Один хер из зеленых» – это ты?
- Бинго, – Джеймс сложил пальцы на манер пистолета (международный жест) и сделал вид, что выстрелил.
- Ты чокнутый, – с долей восхищения сказал Стилински (регистратор пытался идентифицировать эмоцию по голосу и пришел к выводу, что это восхищение).

До 21:30 все трое сидели молча и слушали доклады со сцены (все они находятся в базе данных регистратора 1191).
В 22:10 Стайлз, уже находящийся в состоянии алкогольного опьянения, начал разговаривать со всеми присутствующими в зале, кто соглашался его слушать. Он рассказывал всем о том, что его друг («Мой дружище Оливер. Ну, Нельсон, может, вы слышали о таком? Вот он недавно разжился состоянием и не прочь вложить его в науку») хочет инвестировать свои деньги в одну из представленных лабораторий. Однако, мистер Нельсон, по словам Стилински, ярый защитник прав животных и буддист (что, по мнению регистратора, было лишней информацией).
К 23:33 одиннадцать из двенадцати представителей лабораторий списка подозреваемых вызвались поделиться всей нужной информацией с мистером Нельсоном.

- Чёрт, – Дерек облокотился на колонну, когда от него отошла рыжая женщина (представитель компании «Луис и Ко»). – Не знаю, как ты это сделал, но ко мне подошло за это время человек сто, кажется, и все попросили контактные данные для того, чтобы выслать мне «все бумаги» к завтрашнему же утру.
- О, чувак, это магия Стилински, – хохотнув, сказал Стайлз. – Ну ладно, просто я пьяный и молодой, а еще верю, что скоро все они, в том числе и я, будут мертвы. Чего стесняться-то? Правда, старая перечница в самых блестящих брюликах, – как ее там? А, миссис Холл, – сделала мне предложение настолько пугающее, что я подумываю напиться еще сильнее.
Дерек хмыкнул.

- Эй, – Джеймс подошел к ним, ведя под руку темноволосую девушку лет двадцати, – посмотрите, кого я нашел, пока уламывал отца прислать Оливеру нужные бумаги. Кстати, уломал, можете не благодарить.
- О, Кира, здравствуй, – Стайлз приобнял девушку за талию и поцеловал ее в щеку. – Какими судьбами?

Для справки: неожиданно частота сердечных сокращений Дерека «Папа» Хейла увеличилась.

- Мистер Брукс, в качестве награды за хорошую работу, взял меня сюда как своего ассистента, – девушка откинула прядь волос с лица и недовольно (или раздраженно) посмотрела в сторону старшего Брукса. – Никогда еще не видела столько жлобов в одном месте. Год торчу от университета в этой лаборатории и все никак не могу привыкнуть к его раздутому эго. Я вообще не фанат людей, а тут у меня прямо вселенская злость берет, что человек науки может быть таким жадным до золота.
- Ладно тебе, я с ним всю жизнь живу, – Джеймс подхватил ее под локоть и повел на выход из зала. – Мы пойдем, ребята, а то она, кажется, сейчас убьет кого-нибудь.

Девушка помахала им рукой на прощание.
- Кто это? – спросил Хейл.
- Ну, это студентка крутого колледжа, которую взяли на научную деятельность в лабораторию «Фьюче». Медицинская микробиология, – Стилински покачал бокалом с шампанским в руке. – Занимается вроде грибами. Типа грибка стопы и прочая мерзость. Насколько я знаю, встречается с Джеймсом. Он мне рассказывал, как однажды пришел в лабораторию и трахнул Киру на рабочем столе отца. Вот такой вот акт вандализма над отношениями родителей и детей.
- Хм, зря ты сейчас про секс, – Хейл поправил лацканы смокинга. – Надо кого-нибудь подцепить. Когда меня выбросит обратно в девятнадцатый, у меня уже такой возможности не будет.
Стайлз отвел глаза и стал разглядывать ботинки.

- Знаешь, – Стилински все же посмотрел на агента «Папа», – у нас вообще-то один номер на двоих, куда ты меня собираешься выпнуть? Джеймс-то вон с Кирой ушел, а значит – у него не переночевать. Если я поеду в таком виде в Бронкс на такси, меня там точно пришьют по дороге. А восемьсот долларов на еще один номер сейчас у нас нет.
- Придется мне тогда трахнуть тебя, – без улыбки произнес Дерек.
- Да ты сдурел, Хейл, – шепотом сказал Стайлз, – с хрена ли ты решил, что я буду снизу?
Проходящий мимо охранник внимательно на них посмотрел, но, не найдя в их поведении ничего опасного, пошел дальше обходить зал по периметру.

- То есть сам факт возможного секса со мной тебя не пугает? – Дерек приподнял брови (жест удивления).

Для справки: агент Дерек «Папа» Хейл, исходя из полученных данных, к гомосексуалам или бисексуалам себя не причислял и всячески противился любым предположения в свой адрес, пошатывающим его статус «гетеросексуала». Что, если верить базам данных регистратора 1191 и полученному опыту за временной интервал, описанный во всех предшествующих донесениях, можно расценивать как проявление латентной гомосексуальности.

- Нет, – пожал плечами Стайлз, – я, может, и не девушка, но меня явно – сам от себя не ожидал – привлекают накачанные Терминаторы из будущего с легким флером брутальной сентиментальности, – Стилински засмеялся и потер шею. – Ты себя без футболки видел?
- Когда тебе было шестнадцать, ты говорил, что я перекачанный небритый мудак, – Хейл немного наклонил голову.

Стайлз облизнулся, агент «Папа» внимательно проследил за движением языка по губам.
- Ты и теперь накачанный, – Стилински окинул его взглядом с ног до головы, словно сканировал внешние параметры Хейла, – и почти всегда небритый. Сегодня, правда, исключение. Но ты изменился, я не могу тебя назвать мудаком с чистой совестью.

Агент «Папа» явно напрягся.

Для справки: отмечено повторное увеличение частоты сердечных сокращений Дерека «Папа» Хейла.

- И что изменилось?
- Не знаю, – Стайлз поставил бокал на гранитный выступ колонны и взялся за рукав Дерека, - твой взгляд на жизнь. Чувак, ты говоришь спасибо, ты иногда улыбаешься и вообще, оказывается, совсем не тупой. С тобой круто работать и … В общем, да...
- Стайлз, ты пьян, – Хейл посмотрел по сторонам, – но говоришь правду. Пойдем.
Хейл перехватил руку Стилински и вывел его из зала сквозь подвыпившую толпу. В 00:01 (31 декабря 2015 года) они зашли в номер 134.
- Я в душ, – Дерек неожиданно прикоснулся своими губами к приоткрытому рту Стайлза и ушел в ванную комнату, оставив его стоять посередине номера.

Для справки: частота сердечных сокращений Дерека «Папа» Хейла увеличилась и оставалась две минуты подряд на отметке "120 ударов в минуту".

В 00:07 энергоподача к регистратору 1191 внезапно прекратилась.
Конец доклада.

изображение

Донесение семь

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Последний приют, камера номер 732. Дата и время: 14 февраля 2019 года, 11:11.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: обсуждение внеплановой реверсии событий.

Начало доклада.
- Черт бы побрал всю эту технику, – Дерек отцепил крюк и помахал Биллу, тот ответил улыбкой и начал убирать крюк.
- Снова выбросило? – Айзек отложил книжку, которую читал, и подошел обнять Хейла.
- Да, блин, почти в самый ответственный момент, – агент «Папа» ответил на приветственное объятие своего беты.
- Билл, – Дерек окликнул охранника, – ты же работал в полиции, да?
- Да, только не в Нью-Йорке, а в Канзасе. Сюда нас эвакуировали, – мужчина уже скрепил цепи и закрывал клетку.
- Но охрана-то во всех тюремных блоков состоит из копов, да? И особо опасных и обычных?
- Ну да, – Билл пожал плечами. – Мы еще пытаемся делать вид, что мы государство.
- А ты не знаешь, капитан Хьюз, у нее еще была дочка Мэгги, выжила?
- Сьюзи? Да, знаю, но она работает с людьми, то есть с настоящими уголовниками, а не с вервульфами, – охранник спустился с мостика на другой мостик, тот, что пониже, сел на корточки и наклонился лицом ближе к камере.
- Айзек, срочно дай блокнот и ручку, – Дерек подтащил ведро из самого угла камеры на середину, пока Лейхи искал блокнот под кроватью.

Хейл перевернул ведро, сел на него и быстро что-то написал в блокноте, выдрал лист и сложил его в четыре раза. Потом встал, залез на металлическое дно, схватив Айзека за плечо, чтобы не потерять равновесия, и привязал бумажный квадратик к длинной бечевке, спущенной Биллом через решетку.
- Передай капитану Хьюз. Прошу тебя, мне нужен ответ до семнадцатого числа, когда меня снова отправят в прошлое, – Хейл наблюдал, как записка исчезает в кармане охранника. – Фокстрот тебе что-нибудь достанет за это из внешнего мира.
Билл кивнул и забрался обратно на верхний мостик.
- Я постараюсь.
- Спасибо, – Дерек спустился со своей неустойчивой альтернативы стремянке и убрал ведро обратно в угол.

Билл махнул рукой и ушел, тяжело переступая с ноги на ногу.

- Ну, рассказывай, – агент «Ромео» потеребил Дерека за рукав тюремной робы. – Что там было?

С 11:23 до 11:48 Дерек Хейл кратко пересказывал события, описанные в донесениях пять и шесть. Для справки: часть, в которой агент «Папа» вошел в неуставные отношения с подозреваемым Стайлзом Стилински, Дерек Хейл опустил.
Весь рассказ Айзек слушал молча.

- Тупиковая ситуация, – Айзек зевнул, – серьезно, Дерек. Тебя все время швыряют не в то время. Помнишь, что случилось с Новембер? Её выкинуло во времена Второй Мировой. А потом мы нашли её случайно на одной из фотографий сорок третьего? Её, блин, выбросило аж в Италию. А Кило? Что было с Кило? Ты помнишь, куда его отправил этот генератор случайных дат и мест?
- Не напоминай, – передернул плечом Хейл.
- Что ты рассказал наверху? – Лейхи перевел тему разговора.
- То, что мог рассказать, – Дерек уселся на матрац. – Убрал Стайлза из рассказа, приврал немного насчет того, как я узнал номер лотереи и сказал, что познакомился с Джеймсом сам. Меня так часто спрашивали, насколько я уверен в реальности происходящих со мной событий в прошлом, что я уже сам начал сомневаться в том, что видел и делал. И где я на самом деле вообще.
- Странно, что они тебя не проверили на каком-нибудь детекторе лжи, – Лейхи почесал ухо и тоже уселся на матрац.
- Не подавай им такой идеи, – Дерек устало потер руками лицо. – Хотя у них там почти ничего не работает наверху: рядом с этой недоделанной Тардис вся чувствительная аппаратура сбивается и не функционирует, как надо.

Для справки: регистратор также отключается рядом с устройством для перемещения в измерении пространства-времени, поэтому данные о происходящем «наверху» не могли быть зарегистрированы непосредственно 1191ым.

- Вижу, общение со Стайлзом приносит свои плоды, если ты посмотрел хоть что-то из «Доктора Кто», – Айзек усмехнулся. – Кстати, сегодня день святого Валентина, – неожиданно добавил он.

Для справки: «Доктор Кто» – культовый британский научно-фантастический телесериал компании «Би-би-си» о загадочном инопланетном путешественнике во времени, известном как Доктор. Сериал выходил с перерывами с 1963 по 2017 год.
День святого Валентина, он же – День всех влюбленных – праздник, отмечаемый во всем мире 14 февраля.

- Да уж, самый обломный день святого Валентина из прожитых мной...
- А что, было с кем его провести?
Айзек внимательно посмотрел на Дерека и шумно втянул носом воздух, принюхиваюсь.
- Да иди ты, – Дерек смутился, что было для него крайне нехарактерно.

С 12:03 до 14:25 Хейл спал на своем матраце.
В 14:30 принесли обед, и Билл передал вместе с алюминиевыми тарелками и кружками записку от Сьюзи Хьюз.

Дерек быстро развернул лист бумаги и начал читать, потом отложил и, забыв про обед, начал нарезать круги по камере.

- Что там было?
- Мэгги, – Дерек вышагивал от одной стены камеры до другой, – та девочка, которая передала мне записку от Стайлза в пятнадцатом. Маленькая девочка девяти лет видела, как умер Стайлз.

- Что? – Айзек поставил свою тарелку с кашей (на вид напоминающей гречку с консервированным мясом) на пол и начал следить за Дереком.
- Она была в аэропорту Нью-Йорка, когда он умер, точнее, его убили, – Хейл на мгновение остановился. – Не знаю, что малышка там делала, но мать строго-настрого ей запретила рассказывать о том, что она видела, посторонним. Сьюзи мне написала только потому, что в семнадцатом году Стайлз попросил ее об этом.

- И что же ты ей такого передал, что она выдала тебе эту тайну? – Айзек взял листок в руки, но Дерек сразу его отнял.
- Написал, что её дочь знает меня, как «дядю-волка», – агент «Папа» остановился и принялся читать послание до конца.

Через несколько минут после того, как он дочитал, втянув воздух через зубы с легким присвистом, его глаза загорелись красным.
- Выкладывай, – Айзек еще раз посмотрел на миску с обедом, потом, подумав, решил все-таки не есть.

 

- Третьего августа в аэропорту Мэгги видела, что Стайлз с пистолетом бежал за мной, – Хейл подошел к небольшому металлическому ящику рядом с ведром и достал оттуда спички. – Я бежал за кем-то, но девочка не заметила в толпе, за кем именно. Только расступающиеся далеко впереди меня люди навели ее на мысль, что я кого-то преследовал.

Для справки: в ящике хранились вещи заключенных камеры 732, предназначенные для товарного оборота с другими заключенными и охранниками. Сигареты, книги, диски, батарейки и прочие дефицитные вещи для всех обитателей Последнего приюта в 2019 году.

- А потом, – Дерек зажег спичку от коробка и поджег листок, бросив его в ржавую раковину неподалеку, – его пристрелил кто-то из охраны аэропорта, или работник ФБР. Мэгги говорила, что он был в костюме и с бэйджем на пиджаке. Я прекратил преследовать неизвестного и развернулся, побежал к Стайлзу, а он умер у меня на глазах. И на глазах у этой малышки. Она его любила, он ходил к ней в школу в канун рождества. Весь день проторчал с ней, пока я копался в бумагах, пытаясь хоть что-то найти.

Для справки: события 23 декабря 2015, не зафиксированные регистром 1191, как не несущие смысловой нагрузки.

- Эй, Дерек, – Айзек подошел к замолчавшему Дереку, который смотрел в одну точку в пространстве и не шевелился, и неуверенно положил ему руку на плечо, – он еще не умер там, в семнадцатом. Все еще можно изменить.

- Стайлз сказал, что петля замкнулась, что она всегда замыкается, – медленно проговаривая слова, агент «Папа» все еще смотрел впереди себя, – когда мы пытаемся менять историю. Что все уже было, что мы просто сотни, может тысячи раз, заново умираем. Нас замкнули. Я пытался понять, сколько я помню Скотта, после того как нас сюда эвакуировали, и понимаю, что помню все двойственно, словно он кот Шредингера. В одной ветке воспоминаний он жив, а в другой уже мертв. И Стайлз умрет там же. А может, я правда сошел с ума.

Айзек потряс его за плечо, заставляя развернуться лицом к себе.
- Прекрати, слышишь? – Лейхи неожиданно громко заговорил, кивая в сторону соседней 733 камеры. - Если ты заметил, Браво и Дельту уже забрали на тренировки перед переброской во времени. Скоро заберут и меня, если это и дальше будет так продолжаться. В какой-то момент история все равно поменяется. Чему меня научили все эти книги, которые я прочитал, пока был заперт тут, это то, что с природой, Богом, или кем-то там еще, кто всем этим управляет, шутки плохи. Наши перебросы уродуют эту Вселенную, и она должна все выправить. Разомкнуть петлю.

- То есть ты хочешь сказать, что лучше нам так и продолжать жить? В канализации? Под горой трупов и расхаживающих по городу носорогов?
- Нет, я хочу сказать, что должна образоваться точка невозврата, когда еще никто не изобрел машину времени. Это игры со Всевышним, как ты не поймешь? Либо этот человек, что изобрел машину времени, должен умереть и дать нам шанс не оглядываться, искать другие пути, либо кто-то должен остановить эпидемию, чтобы этот чудак никогда не получил одобрения государства на фантастические исследования. Ну кто в современном мире бы выделил на сборку такого устройства силы целого города? У нас электричество работает только три часа в сутки, чтобы эту штуку обслуживать. Подумай только, природа всегда стремится к гармонии и не терпит пустоты...

- Я сожгу все твои книги, – перебил Хейл и криво улыбнулся.
Айзек хмыкнул и на пару минут они замолчали, так и оставшись стоять друг напротив друга.
- Что было потом с тобой?
- Что? – Дерек пару раз моргнул, но потом сообразил, о чем шла речь. – Меня оттащили от тела Стайлза и куда-то увели. Больше ничего неизвестно.
- Почему ты не вырвался и не побежал за тем, кого преследовал, как думаешь?
- Видимо, было уже поздно. Скорее всего, посадка закончилась к тому времени, и самолет пошел на взлет. Не знаю почему, – Хейл сжал кулаки, его глаза загорелись красным, а клыки начали удлиняться.
- Не злись, я все понимаю, – агент «Ромео» сделал шаг назад и покачал головой.
Остаток дня они провели молча. Регистратор не отметил исторически важных событий и в 21:30 перешел в автономный режим.
Конец доклада.

изображение

Донесение восемь

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: Нью-Йорк, месторасположение неизвестно. Дата и время: 26 июля 2017 года, 7:08 утра.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов – Дерек Хейл, альфа-оборотень, позывной «Папа».
Событие: операция «Возрождение».

Начало доклада.
В 7:08 утра агент Дерек «Папа» Хейл приземлился прямо в открытый мусорный контейнер, заполненный пищевыми отходами.

Для справки: прибытие после передвижения через измерение пространство-время еще не было доработано. По-прежнему являлось травмоопасным. Одежда на агенте не сохранялась.

Дерек прощупал себя на наличие повреждений. Удостоверившись, что их нет, он вылез из мусорного контейнера.

Шумом, который он произвел своим прибытием, был разбужен антисоциальный элемент, спящий на старом матраце рядом.
- О-о-о, – кашляя, проговорил антисоциальный субъект и, выпутываясь из тряпья, в котором спал, протянул руки к агенту «Папа», – ты наконец-то прибыл в нужный год. Но только уже поздно.

Дерек перестал стряхивать с себя мусор и посмотрел на человека, лежащего неподалеку.

- Твой голос мне знаком, – Хейл остановился и посмотрел ему прямо в глаза, а потом заметил в углу тележку из супермаркета, наполненную различным хламом и явно принадлежащую антисоциальному элементу. – Можно взять что-то из твоей одежды?
- Да, – засмеялся тот, – бери. Представляешь, они сказали, что я сумасшедший, в тот день, что я прибыл сюда. Забрали с улицы голым. Янки. Они нашли меня в восемьдесят восьмом, а потом уже в девяносто первом. Снова промахнулись, знаешь, но я выдрал седьмые зубы, чтобы они не нашли меня больше. В них маячок, а не в этой штуковине, что записывает каждое слово. Они замыкают петлю, чтобы она никогда не разомкнулась. Отправляют нас туда, куда нужно отправить, чтобы история повторялась. А здесь меня поместили в психушку, потому что я ничего не смог доказать. Но даже на улице лучше, чем там.

Хейл быстро натянул на себя порванную, грязную футболку с надписью «Я (графическое символическое изображения сердца) Нью-Йорк», которая оказалась ему несколько мала, темные, не менее грязные штаны и сланцы-вьетнамки. Все вещи он нашел в тележке.
После того, как он оделся, агент «Папа» стал сам выглядеть как антисоциальный элемент.

Дерек подошел к бездомному и присел на корточки рядом.
- Что ты знаешь? – спросил агент Хейл.
Бездомный сел на матраце и начал раскачиваться из стороны в сторону.
- Там было слишком много людей, чтобы запомнить, – антисоциальный субъект поднял взгляд на Дерека. – Был, может, шестьдесят второй, когда мы поняли, что все не так, как кажется. Никто не будет нас спасать. Правительство оградило нас от правды, словно мы никогда не додумались бы сами, – бездомный открыл рот, демонстрируя плохие зубы, последние коренные отсутствовали. – Но они подстрелили Кеннеди через год, и нас перекинуло. Я видел свою мать, как она чуть ли не плакала, когда я сказал ей, что Ли убьет президента. Она сказала: «Вы, похоже, не в себе». И чуть не вызвала копов. А потом на улицу вышел маленький я. И меня вновь выкинуло обратно в двадцать пятый.

Для справки: речь, скорее всего, идет о событиях 22 ноября 1963 года. В этот день, исходя из баз данных регистратора 1191, Ли Харви Освальд убил тридцать пятого президента Соединенных Штатов Джона Кеннеди.

- Сколько раз тебя выбрасывало? – Дерек покачал головой и придвинулся чуть ближе, словно принюхиваясь. – Ты – человек. Не может этого быть. Сколько?

- Двенадцать, – бездомный выставил вперед руки и показал шесть пальцев, а затем он заговорил слишком быстро. – Фисташковое мороженое и крем-брюле. А потом сломался радиоветрометр. Пришлось вывинтить его, – старик начал сильнее раскачиваться из стороны в сторону и странно закатывать глаза. – Певец замолчал не вовремя. Все из-за чертовой скляночки с зеленью. А мама говорила мне не быть таким хмурым. Конструкция развалилась.

Дерек тяжело вздохнул и погладил бездомного по седой голове, взял за плечи и уложил обратно в лохмотья, где он лежал до этого.
- Ниточка порвалась, еще в тот день, когда я встрял во все эти танцульки, – антисоциальный элемент закрыл глаза и моментально уснул.

Для справки: на курсах подготовки агентов отдела хронологической коррекции одним из важнейших правил являлась установка, что частое перемещение через измерение-пространство время, как и встреча со своим прошлым воплощением, может привести к непоправимым изменениям в психике агента и незапланированному выбросу обратно в будущее. Возможно, данный пожилой человек просто был психически нездоров и к отделу ХКС не имел никакого отношения.

 

Лицо агента «Папа» выражало сожаление, и он несколько минут наблюдал за спящим антисоциальным субъектом.
Затем он быстро обыскал бездомного, нашел пару долларов в карманах и забрал себе. Ни документов, ни других намеков на имя антисоциального элемента он не обнаружил. Встав, он быстро вышел из подворотни.

Дерек Хейл оказался недалеко от Центрального вокзала. Он незамедлительно сориентировался во времени (07:36 утра, 26 июля 2017 года) и сразу же повернул на 42ую улицу, а там спустился в метро.
Через час и пять минут он стоял около двери с табличкой 83 по Хон-авеню, 21.

Он постучался несколько раз. Через минуту тишины за дверью послышалось шлепанье маленьких босых ног.
- Кто там, – спросил сонный детский голос.
Хейл несколько раз переступил с ноги на ногу (жест неуверенности).
- Дядя-волк, – сказал агент «Папа» негромко.
- О-о-о, – удивленно протянула девочка, щелкнул замок, дверная цепочка забренчала. – Давно тебя не было. Мамы нет, так что не заходи.

Дверь медленно открылась. Мэгги за время последней встречи с Дереком выросла почти на полтора дюйма, волосы ее отросли, и она была одета в поношенную пижаму с рисунком в виде голов Микки Мауса, которая была ей слишком коротка.

Девочка скрылась в темноте квартиры и через пару мгновений вернулась с помятым конвертом в руках.
- Вот, – она протянула конверт Хейлу.
Агент «Папа» внимательно посмотрел на протянутый ему в руки бумажный прямоугольник.
- Давно его Стайлз оставил здесь? – спросил он.
- Еще в начале зимы, – девочка затеребила край рубашки пижамы.
- Хм, понятно. Спасибо.

Не дожидаясь ответа, агент «Папа» развернулся и последовал к выходу, почти переходя на бег. На улице Дерек, наконец, остановился и под фонарем изъял содержимое конверта. Аккуратно, будто там внутри находилось биологическое оружие, он извлек пачку смятых банкнот общей суммой в тысячу долларов и записку с адресом.

Следующие полтора часа Дерек Хейл потратил на поиск дешёвого отеля, где и переночевал.

Утром 27 июля он покинул место своего ночлега и отправился в ближайший магазин, где сменил одежду антисоциального субъекта на более общественно приемлемый вариант.
В 15:02 агент «Папа» стоял около заклеенной плакатами стеклянной двери в небольшое помещение на первом этаже одного из высотных зданий на 42ой улицы. Помещение, по-видимому, когда-то было кафе, а затем перешло в частные владения.

На входной двери, поверх плакатов, красной краской из баллончика было нанесено трафаретное изображение символа «Двенадцати волков».
Дерек постучался трижды, послышались тяжелые шаги.
- Пароль, – четко сказал мужчина за дверью.
- Волки будут свободны, – негромко ответил агент Хейл, явно чувствуя себя неуютно.

Дверь открылась. Здоровый афроамериканский парень, метра два ростом, пропустил Дерека внутрь, тяжело кивнув, когда тот проходил рядом.

Помещение оказалось темным. От прошлых хозяев, по всей видимости, остались столики и стулья в стиле пятидесятых, за которыми сидели люди (человек сорок) в мешковатых одеждах, по стилю напоминающих одеяния эпохи хиппи. Там, где раньше был прилавок с кассой и, возможно, выпечкой, был установлен подиум дюймов семь в высоту. На нем стояло два человека.

- В каждом из нас живет зверь, – Джеймс Брукс ходил, словно тигр в клетке, по небольшому подиуму. – Но каждый из нас об этом забыл! Все люди гонятся за материальными благами, забывая, откуда они родом и зачем пришли в этот мир. И дело не в Боге, – Джеймс усмехнулся. – Плевал я на эту религию, потому что она придумана людьми. Мы забыли главный голос – голос природы. Люди стали убивать братьев своих ради удовольствия, чтобы крем от морщин для жены какого-нибудь мешка денег не покрывал ее натянутое хирургами лицо прыщами. Этому миру требуется встряска!

Люди в помещении согласно загудели.

Дерек присел за свободный столик около самого выхода. Он сжимал руки в кулаки и, возможно, пытался остановить трансформацию.

Для справки: в ходе описанных событий регистратор за номером 1191 предполагал, что все дело в том, что Стайлз Стилински действительно оказался организатором «Двенадцати волков».

- И он её получит! – продолжал Джеймс. – Пускай это будет только начало. Многие сочтут это простым хулиганством. Но о нас услышат. И вот тогда нас станет больше… Намного больше.
Стайлз кашлянул, привлекая внимание к себе, и Джеймс замолчал.
- Билеты на самолет уже распределены, все разрешения получены. – Стилински вышел вперед и достал из заднего кармана джинсов какую-то распечатку и внимательно в нее посмотрел. – В Нью-Йорке остается три команды по пять человек. Две в Центральный зоопарк, одна в лабораторию компании «Фьюче»…
- Её буду возглавлять я! – неожиданно вскрикнул Джеймс, размахивая руками на манер птицы.
- Да-да, конечно, ты, - махнул рукой Стайлз и продолжил изучать листок в руке. – В общем, две группы едут в Лос-Анджелес. И далее по одной группе мы отправляем в Чикаго, штат Иллинойс, Хьюстон, штат Техас и Джексонвилл, штат Флорида.

Для справки: Калифорния, Техас, Нью-Йорк, Флорида и Иллинойс – на 2017 год были наибольшими по численности населения штатами в США, что было наиболее удобно для проведения террористических актов на территории этой страны.

- Все подходим к Джо или Кире за распечатками билетов и прочими инструкциями, – Стилински кивнул в сторону двери, где стоял высокий афроамериканец, и на секунду замер, увидев за столиком агента «Папу».

Люди начали вставать со своих мест и шумно распределяться на группы. Кто-то завыл, как волк, и вся толпа подхватила этот вой. Стайлз молчал и словно впал в ступор от потрясения, не двигаясь с места даже тогда, когда его задел спускающийся с подиума Джеймс.

Агент Хейл встал и широким шагом, маневрируя сквозь воющую толпу, достиг Стайлза. Он схватил Стилински за ворот футболки и потащил к ближайшей двери, за которой оказалось подсобное помещение.

- Какого хрена! – только сумел пискнуть тот. – Что ты, мать твою, делаешь?

Дерек впечатал Стайлза в шкаф с пыльными бутылками моющих средств. Швабра, стоявшая около шкафа, звонко упала на кафельный пол.

- Это я у тебя должен спросить, – рыкнул Хейл, глаза его окрасились в красный цвет.
- О! Так ты тот Дерек… – зрачки Стилински резко расширились, что было видно даже в полумраке. – Ты, блядь, понимаешь, сколько тебя не было? Ты не представляешь, что тут было! Что мне пришлось пережить из-за тебя! Без тебя. Какая к черту разница, я по уши в дерьме…

Кто-то включил свет в кладовой и захлопнул дверь.
- У вас полчаса, ребята, – послышался голос Брукса за тонкой стенкой.
- Да пошел ты! – крикнул ему Стайлз, а затем шёпотом продолжил.- Боже, ты столько пропустил. Может, отпустишь меня? Мне не очень приятно стоять, упираясь поясницей в полку.

Дерек отступил на шаг и выпустил футболку Стайлза. Тот отряхнулся от пыли и посмотрел в глаза агенту «Папа».
- Ты чего так взбесился?
- Ты идиот, Стайлз… – Хейл снова шагнул навстречу Стилински, но потом, взяв себя в руки, отступил. – Я тебе не говорил, потому что не верил в эту чушь. Видимо, я крупно ошибался. Мое задание в прошлом, миссия «Возрождение» – это ты. Мне нужно убить тебя, потому что ты глава террористической организации зеленых «Двенадцать волков». Твою мать, в нашем будущем все улицы украшены этими волками и надписями «Мы сделали это»…

Для справки: сказанное агентом Дереком «Папа» Хейлом – полнейшее нарушение всех протоколов безопасности отдела ХКС. Но кого это волновало, в самом деле.

- Стоп-стоп-стоп, – Стайлз резко замахал руками. – Что? Какого… А ладно… Так. Прекрати, это какая-то ошибка. Пошли, мы не будем обсуждать это в кладовке.

Стилински схватил Дерека за руку чуть повыше локтя и потянул за собой.
- И выруби красный свет, – сказал Стайлз прежде, чем открыть дверь. – Тут люди, которые не осведомлены о существовании оборотней.
Хейл шумно втянул воздух через нос и, стиснув зубы, остановил трансформацию.

- Вы быстро, – улыбнулся Джеймс, стоящий неподалеку и наблюдающий за людьми в помещении.
Те негромко переговаривались, столпившись группками вокруг темнокожего Джо и подружки Брукса – Киры.
- Мы свалим на пару часов. – Стайлз кивнул в сторону выхода. – Мне нужен ключ от квартиры.

Джеймс приподнял брови, затем кивнул и достал из кармана связку ключей. Стайлз молча взял их из его рук, потом ушел куда-то за дверь (предположительно в кухню), отпустив, наконец, руку Дерека. Вернулся он в бейсболке, сильно надвинутой на глаза, и в очках в толстой оправе. В его руках был пистолет.

Для справки: огнестрельным оружием в руках Стилински оказался кастомизированный Кольт правительственной модели, серии 90 с УСМ двойного действия. Патроны – 45.АСР (11,43 мм). Емкость магазина – 7 патронов. На кожухе затвора была сделана гравировка в виде трискелиона и не поддающихся расшифровке символов для данного регистратора. Трискелион – символ, по базам данных, во многих мифологиях мира, обозначавший «бег времени», ход истории и вращение светил.

- Это тебе зачем? – Дерек напряженно кивнул на пистолет в руках Стайлза.
- По дороге все объясню, – Стилински засунул Кольт за пояс брюк, прикрыв рукоять безразмерной футболкой, и направился к двери.
Они вышли из штаба «Двенадцати волков» и направились в одну из подворотен.
Там, петляя, они пришли на небольшую стоянку и сели в потрепанную двухдверную Торино Хардтоп шестьдесят восьмого года.

- Она вообще заведется? – Дерек окинул взглядом машину.
- Не обижай мою крошку, – Стайлз погладил бок машины и открыл водительскую дверь.
- Да ей лет пятьдесят, – Хейл аккуратно открыл дверь со своей стороны, словно ожидая, что она отвалится. – Не меньше.

Стилински сел в кресло, немного повозился, пристегиваясь, вставил ключ в замок зажигания и повернул. Торино тихо завелась, урча мотором. Хейл быстро запрыгнул внутрь.
- Ну, – сказал Стайлз, выезжая со стоянки. – Внутри неё ничего не осталось от оригинальной трансмиссии.
- А где джип? – Хейл отвлекся от дороги и посмотрел на Стайлза. – Куда мы едем?
- Джип пришлось утилизировать, – мрачно сказал Стилински. – Едем на квартиру к Джеймсу.

Они стояли в пробке Таймс-сквер, когда Дерек снова заговорил.
- Я должен убить тебя прямо здесь, – Хейл посмотрел в окно на индуса, сидящего в такси справа. – Просто взять и разорвать твое горло зубами, а потом выйти из машины и бежать.
- Мы не собираемся распространять биологическое оружие, мы не изобретали вирус NF-17, и в наших планах нет массового убийства шести миллиардов людей, – Стайлз перестал сверлить взглядом светофор. – Ты же слышишь, что я не вру.

Стилински нервно постукивал пальцами о руль, выбивая какой-то неровный ритм.
- С тех самых пор, как мы встретились, твое сердце бьется так бешено, что я не могу ничего различить, – Дерек перестал разглядывать индуса и переключился на светофор.
- Тебя долго не было, – как бы в оправдание сказал Стайлз. – Чертовски долго… Ты, блядь, исчез прямо из ванны. Остался только чертов смокинг. И на том спасибо, мы смогли его сдать в прокат, а то бы совсем неудобно вышло…
- Ты же знаешь, что я не хотел, – Хейл все-таки посмотрел на Стайлза. – Если бы я вообще мог управлять этим…

- Значит, ты изначально был здесь, чтобы меня убить? – машины тронулись, и Стилински нажал на педаль газа, но потом загорелся красный, и поток автомобилей снова встал.
- Да, – агент «Папа» устало вздохнул. – Но мы с Айзеком и Корой решили, что это не можешь быть ты. Возможно, мы ошибались.
- Ты ошибаешься в том, что вы ошибались. – Стайлз снова начал стучать по рулю. – Айзек и Кора... А кто еще остался в живых?
- Никого… Скотта и Питера не стало после того, как мы уже попали в Последний Приют, – Дерек говорил тихо. – Элиссон, Лидия, твой отец, Мелисса… Все люди, которых я знал до того, как мы эвакуировались… Они все погибли, Стайлз.

Стилински вздохнул, сжал пальцами руль и снова нажал на педаль газа, как только загорелся зеленый свет. Они, наконец, минули светофор и медленно тащились по Таймс-сквер.
- Как умер Питер? – неожиданно спросил Стилински.
- Его отправили в колодец, за то, что он чуть не убил охранника, – Хейл пережал пальцами переносицу, хмурясь. – То есть, попросту говоря, казнили.
- Извини, – Стайлз прокашлялся и повернул машину, выезжая с основной улицы, – я не знал…
- Ничего, - сухо ответил Хейл. – Ты так и не рассказал, что случилось и зачем тебе ствол.
- Тебя очень долго не было, Дерек. Слишком долго.
- Ты уже говорил это.
- Да. Говорил. Могу еще раз двести сказать, может, тогда все происходящее будет выглядеть более реальным. Сейчас же мне кажется, что я снова схожу с ума.

Какое-то время они ехали молча. Стилински собирался с мыслями и следил за дорогой, петляя по улицам Нью-Йорка.

- Когда ты исчез, мы продолжили поиски, – снова заговорил Стайлз. – Первые полгода нам удавалось скрывать твое отсутствие. С помощью тех денег, что ты выиграл, получилось проверить все лаборатории из списка. Мне пришлось даже бросить учебу в академии, чтобы я сам мог слетать в эти богатейские компании на другом конце страны.

Он устало вздохнул и остановил машину у обочины, около какого-то кафетерия. Через окно для заказа еды прямо в авто он купил два кофе и пару бургеров.
Получив свой заказ, он отхлебнул кофе, поставил стакан в специальную подставку, а пакет с остальной едой отдал Хейлу. Тот поблагодарил его и принялся за самый большой бургер.

- Мы ничего не нашли… То есть вообще ничего. Полгода бесконечного бумагомарательства. У меня зрение упало из-за этой хреноты, – Стайлз аккуратно вырулил на дорогу. – Я думал, свихнусь, я ждал, что ты появишься. Ладно, это неважно. Затем, когда у меня совсем кончились идеи, Кира подбросила идею о том, что если бы кто-то и изобретал оружие такой биологической мощи, то это точно были военные.

Хейл хмыкнул и принялся за второй бургер, запивая его кофе. Стилински в который раз нервно постучал по рулю.

- Ну и ты понимаешь, что я попробовал влезть в это, – Стайлз усмехнулся и прикусил губу. – И, конечно, попал в оборот. Очень быстро. Еще быстрее нашли труп настоящего Оливера Нельсона. Через три дня, если быть точным, после того, как мне в руки попали документы лабораторий Пентагона. Не спрашивай, где я их взял. Деньги творят чудеса.

Дерек дожевал свой бургер и кивнул. Снова залез в пакет с едой, но там остался лишь стакан с кофе и обертки от съеденного.
Забросив пустой пакет назад, агент «Папа» полностью сосредоточился на разговоре и хмуро сводил брови на переносице. Он рассматривал профиль Стилински, пока они выезжали с Манхеттена.

- Не буду долго объяснять, – Стайлз посмотрел в окно заднего вида на Дерека и сразу отвернулся, как только они встретились взглядами. – На меня повесили два убийства. Твоё и Оливера. Его тело нашли в доках, в здоровенной морозилке для мяса. По состоянию трупа нельзя было сказать, когда тот умер. Его явно пытали. Потом, конечно, выяснилось, что я подделал документы и ещё куча всего. В итоге, из-за того, что ты пропал, на мне висит два трупа, политические и денежные махинации.

Дерек впился пальцами в собственные колени, вылезшие когти прорвали деним джинсов.
В салоне запахло кровью.

- С тех пор я уже, считай, приговорен к смертной казни в тридцати семи штатах по всей стране, – Стайлз засмеялся. – Ты немного опоздал, чувак. Пропустил мой триумф. Мою рожу крутили по всем основным каналам. В каждом задрипанном полицейском участке до сих пор валяется по распечатке с моими фотками.
- Почему мы ничего не слышали в Бикон Хиллс? – Дерек заозирался по сторонам, пытаясь определить, куда они выехали.

Вокруг были лишь потрепанные, трущобные, кирпичные многоэтажки. На шатких балконах висело белье, развешиваемое плотными негритянскими женщинами.

Какой-то явно бандитский район, где полным ходом процветали шестерки разношёрстной нью-йоркской мафии.

- Да? – Стайлз припарковался за одним из домов, рядом с мусорными баками. – Странно. Видимо, папа подсуетился. Я сказал ему, что меня подставили.

Стайлз вылез из машины и захлопнул дверь. Дерек последовал за ним.
- И он прямо так тебе и поверил? – Хейл с сомнением посмотрел на затылок Стилински, когда тот вел его окольными путями к пожарной лестнице одного из близлежащих домов.

Стайлз на секунду остановился. Достаточно резко, чтобы агент «Папа», задумавшись, с очередного широкого шага врезался ему в спину.
- Я поклялся на могиле матери, – очень тихо сказал Стайлз, глядя себе под ноги.

Затем он поднял голову и пошел вперед.
Стайлз подпрыгнул и стянул с хлипкого, металлического балкона лестницу. Подтянулся и забрался на неё, оказавшись напротив окна в квартиру на втором этаже. Пистолет выглянул из-под футболки.

- О-о-о, – протянул Дерек и тоже забрался по лестнице на балкон.
За окном в квартиру играла музыка, и девушка лет восемнадцати прыгала с расческой у рта (возможно, танцевала) около зеркала и пела в один голос с записью, очень широко открывая рот.

«Cause your sex takes me to paradise» – почти кричала она, но резко остановилась, когда заметила около окна агента Хейла и Стайлза, но последний лишь махнул ей рукой в приветственном жесте и склонился вниз, чтобы убрать обратно лестницу, ведущую на балкон. Потом, улыбнувшись девушке, пошел подниматься на следующий этаж. Дерек медленно последовал за ним, все еще наблюдая за странной жительницей этого дома. Когда они поднялись на лестницу, девушка подбежала к окну и, смеясь, продолжала петь в расческу, как в микрофон, смотря им вслед и почти наполовину высунувшись из окна.

«Cause you make feel like, I've been locked out of heaven. For too long, for too long…», – продолжала она вторить записи, раздающейся из колонок где-то в глубине ее квартиры.

- Кто это? – спросил Дерек, когда они забрались через окно в коридор на пятом этаже.
- Не имею ни малейшего понятия, если честно, – Стайлз пожал плечами. – Видимо, просто у неё хороший день. Влюбилась, наверное, и счастлива… Не знает, что через какие-то считанные дни все это просто кончится.

Хейл тяжело вздохнул, но никак не прокомментировал сказанное Стилински.
- Почему мы не вошли через главный вход? – спросил Дерек, когда они, наконец, вошли в крошечную квартиру в конце коридора и закрыли за собой дверь.
- Так почти никто не делает, кому не стукнуло за пятьдесят, – сказал Стайлз, скидывая обувь. – Там слишком часто торчат местные дилеры. Иногда легавые. Сам понимаешь, район тут не самый благоприятный, но зато очень легко затеряться.

Они прошли в единственную комнату в квартире. Она вся была загромождена вещами, и свободного места почти не было. Кипы бумаг огромными пачками, целыми колоннами громоздились от потолка до пола. Где-то такими же стопками лежали газеты. Все стены были украшены распечатками и схемами, картами с цветными булавками. Свободными оказались лишь диван и журнальный столик, на котором стояло сразу два ноутбука.

- Что-нибудь выпьешь? – спросил Стайлз.
Дерек утвердительно кивнул, и Стилински ушел на кухню. Через минуту он вернулся с двумя бутылками пива и сел на диван рядом с Хейлом, протянув ему одну бутылку. Затем Стайлз открыл оба ноутбука и включил их.

 

- Так что было дальше? – Хейл открыл пиво и отхлебнул.
- А что было дальше? Дальше был адский год, – Стайлз нахмурил брови и ввел пароли на клавиатуре обоих компьютеров. – Я исколесил всю страну. Купил пушку где-то в Техасе, отвалив за нее пятьдесят кусков, потому что мне нужно было срочно. Мужик так обрадовался, что даже гравировку выдолбил мне в этот же день. Просто так, от широты своей темной, бандитской души. А затем, где-то в Иллинойсе меня настигли копы. Я в первый раз убил человека, Дерек. – Стайлз оторвал взгляд от монитора и посмотрел на агента «Папа». – Я думал, что сойду с ума, когда закапывал два трупа где-то у обочины. Еле пришел в себя, осознав, что нам всем все равно крышка. А когда шумиха вокруг меня поутихла, вернулся в Нью-Йорк к Джеймсу. Рассказал, что меня подставили. Он поверил…

Дерек накрыл подрагивающую над клавиатурой руку Стайлза своей. Стилински вздохнул и просто сжал в ответ ладонь агента, а потом выпустил и взял бутылку. Он вертел её в руках, не открывая, и обдирал этикетки с её гладкой поверхности.

- Дальше Джеймс втянул меня в эти «Двенадцать волков», я обещал ему когда-то в обмен на его помощь, – Стайлз оторвал самую большую этикетку с надписью «Бад» и кинул её под журнальный столик. – Оказалось, что созданная нами организация, ещё в бытность того времени, когда мы создавали видимость работы конторы Нельсона, записана на меня. То есть на имя Стайлза, а не на мое реальное, и её не прикрыли. Зазевался, может, кто, когда перебирал документы...

Хейл слушал внимательно, стараясь лишний раз не шуметь. Он откинулся назад и допил свое пиво. Посмотрев на пиво в руках Стайлза, бутылка которого оказалась полностью лишена всяческих товарных знаков, он молча забрал её и вложил в руки Стилински пустую. Тот сразу нервно принялся обдирать этикетки и с неё, выкидывая их под стол.

- Оказалось, что у нас есть ещё в запасе сотня тысяч долларов. И мы занялись этой организацией вплотную. Из меня сделали местного мессию зеленых, на которого наклеветало правительство и попыталось заткнуть. И так мы собрали столько народу, – Стайлз усмехнулся. – Я проверил всех и каждого даже среди своих чудо-волчат. Я Киру подозревал, как последний параноик. Целый месяц за ней следил. Ничего… Я проверил всё, Дерек. Самые идиотские варианты, всё, что только могло в голову прийти. Страховые компании, лаборатории, изучающие мутации и возможность мужской беременности, компании по производству консервов, компании, занимающиеся строительством бункеров. Все! Вообще все. Я месяцами отсюда не выходил, но ни единой зацепки… Я без понятия, что нам делать…

Дерек тихо пил свое пиво и поглаживал Стайлза по спине, но тот, кажется, не замечал этого. Он стянул бейсболку и тоже откинулся на спинку дивана, чуть не придавив кисть агенту «Папе».
- Ты так и не рассказал, чем занимается ваша организация, – Хейл притянул Стайлза за голову и уложил её себе на плечо.

Тот тихо вздохнул, закинул ноги на столик, аккуратно подвинув ступней один из ноутбуков.
- Да это все Джеймс, чертов, Брукс, – Стилински устроил голову на плече агента «Папа» и перестал возиться. – Они решили спасти всех животных планеты от рабства и тирании людей. Ну ладно, не планеты, а Штатов. На масштаб планеты у нас не хватило бы средств. Они просто хотят помучить владельцев зоопарков и лабораторий, может, обмажут их какой-нибудь дрянью. Или выставят с голой задницей на улицу. Может, даже что-нибудь напишут на этой самой голой заднице. Вроде «Свободу животным» и прочее, – голос Стайлза резко поменялся, став тише. – Знаешь, я в это ввязался лишь потому, что не мог больше копаться в будущем, где все мертвы. Мне надо что-то было делать, иногда вылезать из этой квартиры, чтобы понимать, что я еще живой, черт подери.

Стайлз зевнул.
- В общем, я даже просматривал наличие филиалов у компаний в других странах, исходя из тех сведений про последовательность заражения стран, что ты мне давал, – он снова зевнул, потер глаза и снял очки, положив их на подлокотник дивана. – Я ничего не нашел. Может, я уже просто так устал ковыряться в этом дерьме, что ничего не увижу больше. Если даже загорится огромная неоновая стрелка с надписью «Убийца миллионов – вот он».

Дерек повел плечами, и Стайлз выпрямился, спустив ноги со столика на пол.
- Я могу изучить твои записи? – агент Хейл кивнул на монитор.
- Да валяй, – ответил тот и, собрав мусор из-под стола и прихватив пустые бутылки, ушел на кухню.

Дерек склонился над ноутбуком, стоящим справа и начал изучать документы. За стеной послышалась ругань. Судя по всему, жена кричала на пьяного мужа.
Из ванной доносился шум воды: Стайлз решил принять душ.

Через пару минут он снова появился в футболке и трусах. Закинув джинсы в шкаф, он достал оттуда плед и подушку. Зевая, подошел к дивану и залез на него, двигая коленями Дерека ближе к краю сидения, чтобы устроиться за его спиной. Стайлз зарылся лицом в подушку и отвернулся к спинке дивана, моментально уснув.

С 20:08 27 июля до 7:45 28 июля 2017 июля, агент «Папа» изучал собранные Стайлзом Стилински данные, особое внимание уделяя папке «Двенадцать волков». В 7:48 Хейл поднялся со своего места, потянулся и ушел в ванную, где вырвал себе седьмые зубы снизу. Когда он начал вырывать верхнюю пару зубов, в ванную заглянул сонный Стайлз.

- Какого хрена ты творишь? – Стилински попытался схватить за руки Дерека, но тот уже вырвал с корнем зуб и, сплюнув кровь, выкинул его в раковину к трем остальным. – Ты чокнулся! Или я чокнулся? Боже, я просто тронулся от передозировки аддераллом и валяюсь в психушке. А я лишь зубы шел почистить…

Дерек еще раз сплюнул кровавой слюной и схватил под локоть Стайлза, который попытался убежать от этого зрелища на кухню.
- Там маячки, – сухо сказал Хейл.
- Ты ебанулся, какие, нахрен, маячки? – у Стилински расширились глаза от ужаса. – Ты понимаешь, как это бредово звучит?
- Не бредовее факта существования оборотней, конца света или перемещения во времени, – агент «Папа» отпустил руку Стилински и последовал за ним на кухню. – Они так снова могут вернуть меня обратно.

- Ладно, чувак, как знаешь, – Стайлз насыпал кофе в турку, залил водой и поставил ее на плиту. – Что мы будем делать дальше? Осталось восемь дней до конца человеческой эпохи. Я беглый преступник, а ты труп. А тот ты, что не труп по документам и из этого времени, продает тачки в Бикон Хиллс. То есть ни хрена не знает и блаженен, как дитя в песочнице, – судя по интонации, у Стайлза начиналась истерика или паническая атака. – Что мы вообще можем сделать? Ты как бы не существуешь, а меня в тридцати семи штатах ждет электрический стул. Или газовая камера. Или волшебная инъекция…

- Заткнись, Стайлз, – Дерек сел за стол и сложил руки на груди. – Мы ничего не можем сделать в этом времени.
- И нахрена все это было? – всплеснул руками Стайлз, чуть не задев ручку турки. – То есть, можно было все это время прекрасно жить? То есть, все напрасно, ты это хочешь мне сказать?
- Нет, не все напрасно, – Дерек покачал головой. – Мы можем уехать в Лос-Анжелес, где была зафиксирована первая многочисленная вспышка эпидемии вируса. Мы посмотрим, кто это был.
- То есть, предлагаешь сдохнуть там? – Стилински сел рядом. – Какой мне в этом смысл?

- Потому что ты не сдохнешь там, – Хейл посмотрел ему в глаза. – Я укушу тебя, и ты не сдохнешь.
- А не пошел бы ты нафиг? – беззлобно бросил Стайлз и подскочил, когда кофе начал убегать, чтобы снять его с плиты. – Если к тебе вернулись альфа-способности, я рад за тебя, но и в будущем ваша жизнь мохнатиков, как ни посмотри, отстойна. Я согласен сдохнуть в Лос-Анджелесе, какая разница. Если твой, – как ты его называешь? – регистратор запишет, кто это сделал, то вполне возможно, что нас когда-нибудь спасут те, кто придет после тебя.

- Ты там не умрешь, – сказал Дерек, сжимая кулаки.
Стайлз завис над чашками, в которые хотел налить кофе, а потом развернулся.
- То есть, ты хочешь сказать, что я умру не там? – голос его дрогнул, но он собрался и разлил кофе по чашкам, добавил туда молока и поставил их на стол.
- Да, – тихо подтвердил Дерек.
- Что ж, – Стилински сел напротив Хейла. – Хорошо. Ладно. Сделаем вид, что у нас просто отпуск? Медовый месяц на восемь дней? – Стайлз нервно хихикнул. – Ну, или просто, что мы снимаем роуд-муви. Этакий концептуальный, диалоговый фильм, в котором будет много историй про возможный апокалипсис и много секса?

Дерек хмыкнул в чашку, потом посмотрел на Стилински и кивнул.
Стайлз улыбнулся, несколько скованно.

- Мне надо позвонить Джеймсу, – Стилински встал и хотел уйти, но его поймал за руку Дерек и притянул к себе.

Агент «Папа» уткнулся носом в живот Стайлза и обхватил его чуть ниже поясницы руками, повернувшись на стуле. Стилински судорожно выдохнул и запустил пальцы в волосы Хейла.
- Черт, ладно, пусть будет медовый месяц в стиле концептуального роуд-муви, – Стайлз поперхнулся словами, когда Дерек легко прихватил кожу его живота через ткань футболки зубами. – Нет. Слушай, позвонить мне, правда, нужно.
Стайлз отодвинулся от агента «Папа», напоследок проведя большим пальцем по его нижней губе, и скрылся в комнате, чтобы найти телефон.

В 8:17 регистратор вынужденно перешел в автономный режим из-за потери большого количества энергии в течение длительного срока беспрерывной работы.
Конец доклада.

изображение

Донесение девять

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: платная дорога I-76 W, недалеко от парка штата Шони. Дата и время: 28 июля 2017 года, 17:03.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов - Дерек Хейл, позывной «Папа».
Событие: внеплановое завершение операции «Возрождение», поездка в Лос-Анджелес.

Начало доклада.
Дерек Хейл проснулся в машине Стилински и размял затекшую шею. Регистратор за номером 1191 перешел в активный режим.

- Знаешь, - сказал Стайлз, как только агент «Папа» сел ровно, - я думаю, наша с тобой история – лажа. Полнейший кассовый провал. Ты спишь всю дорогу.
Стилински хмыкнул и оторвал взгляд от дороги, посмотрев на Хейла. Тот в ответ лишь пожал плечами.
- Мне кажется, эта история бы в любом случае не имела ошеломительных рейтингов, - хриплым ото сна голосом проговорил Дерек.
- Это потому, что у нас нет пышногрудых шлюх и блэкджека? Или потому, что вместо крутого экшна, мы бы подсунули зрителю очередную слезливую историю о людях, застрявших в лодке посреди океана и обреченных умирать?

Дерек внимательно посмотрел на Стайлза, чуть наклонив голову. Стилински снова начал наблюдать за дорогой, поправив очки на носу и удобнее перехватив руль пальцами.
- И то и то, я думаю, - Дерек залез в бардачок и достал оттуда упаковку жвачки.
Медленно извлек пластинку и засунул ее в рот.
- А нам нужны блэкджек и шлюхи? - взгляд Стайлза вернулся к Дереку.
Такое поведение за рулем могло бы привести к аварии, но он, кажется, не обращал внимания на необходимость соблюдать правила дорожного движения.

- Нет, - просто ответил Хейл и закинул жвачку обратно в бардачок.
Стилински облегченно выдохнул и скованно улыбнулся.
- Да, и я думаю, нам они не нужны.
Стайлз включил радио и остальные три часа они ехали молча, слушая новости и незамысловатую популярную музыку семнадцатого года.
- Мы можем поменяться, если хочешь, - Дерек посмотрел на часы и кивнул на руль.
- Я предполагаю, что мы можем заночевать тут неподалеку, - Стайлз сверился с навигатором, - тут написано, через футов восемьсот будет поворот на Сандейл-роуд, а там, в паре минут езды от основной трассы, есть мотель. А вот и он.
Стайлз повернул руль и выехал на Сандейл-роуд. Дерек внимательно смотрел в лобовое окно, пока они подъезжали к небольшому двухэтажному мотелю, на парковке перед которым стояли четыре фуры и один серый седан компании «Форд», выпущенный в 2009 году. Стайлз припарковался рядом с легковым автомобилем.

Агент «Папа» настороженно осматривался по сторонам.
- Я выспался и мог бы повести машину, - бросил он, когда они пошли по направлению к главному входу.
- Ты куда-то торопишься? - Стилински усмехнулся, обернувшись лицом к Хейлу. - Мы доедем за три дня. Максимум за четыре, если мы будем останавливаться в мотелях больше, чем на десять часов.
Хейл приподнял брови и хотел что-то сказать, но Стайлз быстро зашагал вперед и открыл дверь в помещение, где находился ресепшн мотеля «У Пенни».

За стойкой сидела пожилая женщина неопределенного возраста и вязала носок из зеленых шерстяных ниток. Судя по размеру – детский, на ребенка лет семи-восьми.
- Здравствуйте, - Стайлз улыбнулся женщине, облокотился на стойку и заглянул за нее. – Нам бы два номера на одну ночь.
Работник мотеля отложила вязание, взяла со стола очки и открыла книгу учета, пробежалась по страницам взглядом, а потом бросила короткий взгляд назад, на шкафчик, в котором висели ключи от номеров.
- Извините, ребята, - женщина устало вздохнула. – В отеле всего восемь номеров. По четыре на этаж. И сегодня все одноместные заняли. Могу предложить замечательный двухместный номер. Кровати там две и телевизор новее, чем в одноместных. А еще, рядом есть автомат с едой.

Стайлз преувеличено громко вздохнул и почесал лоб, приподнимая бейсболку.
- Хорошо, мэм, - Стилински улыбнулся шире, ткнув Дерека в плечо, чтобы тот дал ему сумку с кошельком, и отсчитал названную цену за ночь. – Вы нас просто подкупили едой в непосредственной близости.
Женщина тихо засмеялась, пересчитала купюры, а затем достала ключ с брелоком в форме цифры «8» и отдала его Стайлзу. Тот кинул ключ Хейлу.

Они вышли на улицу и по скрипучей лестнице поднялись в номер. Дерек недолго возился со старым замком, и они зашли в пропахшую дешевыми чистящими средствами комнату.
- Неужели все так плохо, если ты кадришь женщин, которые в бабушки тебя годятся? – Хейл уселся на кровать, бросил ключи на тумбочку и стянул с ног кроссовки.
Стайлз удивленно посмотрел на него и закрыл дверь.
Прямо под ними, из номера ниже этажом, было слышно, как громко работал телевизор. Стилински сбросил сумку рядом с тумбочкой, стоявшей ближе к ванной, и упал вниз спиной на кровать, раскинув руки в стороны.

- Ну что поделаешь, если больше никаких приемлемых вариантов нет, - Стайлз приподнял голову и улыбнулся той улыбкой, которая ранее была обозначена регистратором 1191, как Гринчевская.
- Засранец, - сказал на выдохе агент «Папа», резко встал, минув расстояние между кроватями, и навис над Стилински.

Для справки: частота сердечных сокращений и дыхательных движений в минуту агента Хейла неоправданно резко увеличились, что могло быть признаком начала панической атаки.

Стайлз откинулся головой на подушку. Повернув голову чуть набок, он осмотрел Дерека с ног до головы, а потом встретился с ним взглядом. Непрерывный зрительный контакт («глаза в глаза») агента Хейла и Стилински длился сорок четыре секунды, пока Стайлз не облизал пересохшие губы.

Взгляд Дерека сместился на рот Стайлза, а затем агент неожиданно наклонился и поцеловал его. Прекратив поцелуй, он облизал его подбородок, одновременно забираясь на узкую кровать, и расставив ноги, уперся коленями в матрац, вплотную к бедрам Стайлза.

Для справки: частота сердечных сокращений и дыхательных движений в минуту агента Хейла увеличились по причине ярко выраженного сексуального возбуждения, а никак не панической атаки.

Агент «Папа» выдохнул и оперся на вытянутые руки рядом с головой Стайлза, который забрался руками под футболку Хейла и пальцами начал рисовать неясные узоры на его животе.

- Дерек, - Стайлз посмотрел в глаза агенту «Папе», - давай не будем ломаться, а? Несколько дней до конца, всего несколько дней. Черт, просто, давай.
Тот кивнул и снова поцеловал Стилински, втягивая его губы и покусывая их.
Стайлз завозился и стянул с себя рубашку, запутавшись в рукавах, а затем футболку. Он красноречиво посмотрел на Дерека, неподвижно зависавшего над ним все это время и старающегося дышать как можно реже. Затем Стайлз провел ладонями по бокам Дерека, и потянул вверх ткань его футболки. Хейл приподнялся и стянул ее, закинув за соседнюю кровать.

Внизу один из постояльцев мотеля включил шоу Опры на максимально возможной громкости.

- О мой бог, - сказал Стайлз, проводя ладонями по животу Дерека, оседлавшего его бедра. – О. Мой. Бог…
- Замолчи, Стайлз, - заткнул его Хейл.

Дерек исследовал тело Стайлза: облизал шею широким жестом, громко выдыхая через нос, легко провел отросшими при неполной трансформации когтями по прессу, мышцы которого сократились, засосал кожу над ключицей, сжал зубами сосок Стайлза.

Хейл громко рыкнул, когда у него не получилось спрятать когти и расстегнуть Стайлзу штаны. Он пошел по пути наименьшего сопротивления и двумя резкими движениями вспорол штаны Стилински, заставив того вскрикнуть то ли от страха, то ли от удивления, а, может, и от восторга.
Дерек выдернул его из штанов и закинул их вместе с порванным нижним бельем куда-то в сторону ванной.

Стилински застонал и обхватил бедра Дерека своими ногами, потерся пахом о пах Хейла, вызвав ответный стон, а затем чуть слышное рычание. Клыки агента начали удлиняться.
Стайлз ухватился за волосы Хейла, поглаживая большим пальцем шею, и впился чем-то напоминающим поцелуй в его рот, проводя кончиком языка по эмали верхних клыков: вначале по одному, потом по другому.

- Тебе надо раздеться, неудобно, - выдохнул он в губы агенту «Папа».
Тот кивнул, слез с кровати и быстро начал снимать джинсы, нижнее белье и носки. Стайлз лежа на кровати, стянул с себя носки и беззаботно кинул их в разные углы номера. Покрывало сбилось, и он все-таки встал, чтобы стянуть его вместе с одеялом.

Стилински, уже обнаженный, лег на спину, слегка разведя ноги. Его эрегированный член блестел от выступившей естественной смазки, и он явно смущался этого факта, стараясь прикрыть пах руками. Дерек повел носом, присел рядом с рюкзаком, брошенным Стайлзом рядом с тумбочкой, и достал из него смазку.
- Ты приготовился, - Хейл сказал сиплым от возбуждения голосом.
- Да, - Стайлз слегка приподнялся и оперся локтями о неровную поверхность матраца.
Они молча посмотрели друг на друга и Дерек, тихо выдохнув, устроился между ног Стайлза, затолкав под его поясницу подушку, и разведя его колени предельно широко.
Стилински внимательно следил за агентом «Папа» взглядом. Тот провел ладонями по бедрам Стайлза, неспешно поглаживая горячую кожу, пройдясь кончиками пальцев по тазовым косточкам и вверх, вдоль прямых мышц живота.

 

Дерек уткнулся носом в лобковые волосы Стайлза и втянул запах. Он несколько секунд оставался недвижим, глубоко дышал и останавливал трансформацию, пряча когти и клыки.
Стилински прикрыл глаза ладонью и тихо простонал, - «Боже». Хейл облизал головку члена Стайлза, слизывая крупные капли выступившей смазки, а потом вобрал ствол в рот до середины, обхватив основание рукой.
- Блять, - проскулил Стайлз, выгибаясь спиной и неосознанно проталкивая член глубже в горло Дереку.
Тот сглотнул, преодолевая рвотный рефлекс, и расслабил горло, принимал глубже.

Стайлз неритмично вскидывал бедра, забив пятками о простыни и смяв их в кучу у ног.
Дерек резко отстранился, выпуская член изо рта, сжал основание, за что получил обиженный удар ступней в бок от Стайлза, секундой раньше находящегося на грани оргазма.

- Это в первый раз? – тихо спросил Дерек, подтягиваясь к Стайлзу для короткого поцелуя в пересохшие от частого дыхания губы.
- Кхм, - оторвавшись от Хейла, Стилински едва фокусировал взгляд на его лице. – С мужчиной — да.
- Хорошо, - сказал агент «Папа».
Он взял лежащий на простыне тюбик со смазкой, чудом не упавший на пол во время метаний Стилински, и открыл его с громким щелчком.

Стайлз лишь фыркнул, коротко засмеялся и провел голенью по бедру Дерека, вынуждая его шевелиться быстрее.

Хейл нанес смазку на пальцы, а затем приставил один к анусу Стайлза и начал мягко поглаживать его по кругу. Стилински сдавленно застонал, приподнял таз и попытался обхватить свой член рукой. Дерек усмехнулся, тихо рыкнул и перехватил ее в области запястья и отведя в сторону. Глаза его загорелись красным, и Стайлз неразборчиво выругался, испытывая неуместное с точки зрения морали возбуждение к животным проявлениям партнера.
- Когти только в меня не выпускай, - нервно сказал Стилински. – Было бы очень стремно, знае…
Дерек ничего не ответил, несильно укусив Стайлза за плечо, и тот замолчал.

Когда указательный палец легко вошел полностью в расслабленное тело Стайлза, Хейл удивленно приподнял бровь.
- А говорил, что в первый, - как-то слишком сухо сказал агент «Папа».
Стайлз откинулся на кровать, чуть выгибаясь, заставляя вынужденно поменять угол проникновения.
- Полтора года, Дерек, - сказал он сквозь сдавленный стон, когда к первому пальцу присоединился второй. – Я экспериментировал, пока ждал тебя…

Глаза Хейла вновь вспыхнули красным, он резко приподнялся и глубоко поцеловал Стилински в приоткрытый рот, спустился влажными от слюны поцелуями на его шею, а затем и на грудь, вобрав в рот по очереди правый и левый сосок. Стайлз хаотично сжимал пальцами простыни и двигал тазом, глубже насаживаясь на пальцы внутри.
Дерек отодвинулся от Стилински, снова взял тюбик со смазкой и выдавил себе в руку, растерев ее по своему эрегированному члену.

- Не могу ждать, - Дерек склонился прямо над самым ухом Стайлза, и сбивчиво зашептал ему на ухо. – Придется потерпеть.
- Ладно, - Стилински сделал неуловимое движение бедрами и Дерек зарычал достаточно громко, чтобы его услышали через стену другие постояльцы мотеля.
Хейл приставил к расслабленному кольцу мышц головку члена и медленно начал вводить его, внимательно следя, как стенки ануса растягиваются от силы давления. Стайлз часто дышал, схватившись за изголовье кровати руками, и пытался расслабиться. Когда член Хейла вошел до самого основания, они замерли, лишь капельки пота скатывались с их взмокших висков.

- Давай, - через полминуты сказал Стайлз, отпустив изголовье кровати, и стукнул пяткой по ягодице склонившегося над ним Хейла.

Дерек поцеловал Стилински, взял его щиколотки и закинул ноги себе на плечи. Тот вцепился руками в края матраца и каждое движения члена внутри, с размеренной, нарастающей амплитудой, покусывал зубами голое плечо Хейла.

- Быстрее, - через пару минут сказал покрасневший Стайлз, пытающийся протиснуть руку к своему члену.
Дерек, словно подстегнутый этой просьбой, стал двигаться более резко, полностью вынимая член из покрасневшего ануса Стайлза. А затем широкими движениями вставляя его обратно под таким углом, чтобы при каждом толчке головкой задевалась простата. При каждом новом толчке Стайлз стонал все громче.

- Тише ты, - Хейл засунул два пальца ему в рот, и тот принялся их сосать, прикрыв глаза.
Стайлз прикусил ладонь в области возвышения большого пальца, когда его нервные окончания прошиб импульс, приносящий удовольствие и эйфорию.
Дерек несколько раз, с пошлым звуком, резко вогнал член в расслабленное тело Стайлза, пока не кончил, глухо рыкнув в изгиб шеи Стилински.

Для справки: регистратор на несколько секунд потерял энергообеспечение от слишком сильного импульса, проходящего через волокна нервной системы Дерека Хейла.

- Фу, - тихо сказал Стайлз, спихивая с себя навалившегося на него Хейла и вытягивая ноги. – Но было классно.
Дерек улыбнулся. Через пару минут он поднялся с кровати, сходил в ванную за полотенцами. Он наспех вытер себя и Стайлза от спермы и смазки и расправил соседнюю кровать, куда они и перебрались.
- Узко, - пожаловался Стилински, устраиваясь на боку рядом с Хейлом, на одноместной кровати.
- Зато чисто, - с тенью улыбки в голосе сказал Дерек. – Спи…
Стайлз уснул почти мгновенно, а агент «Папа» еще долго лежал в темноте и слушал его дыхание, поглаживая обнаженные плечи и бедра Стилински пальцами, пока через час не уснул, не обращая внимания на громкие звуки телевизора снизу.

Для справки: данный половой акт между агентом Дереком «Папа» Хейлом и Стайлзом Стилински можно было рассматривать как полный провал операции «Возрождение», по причине того, что сложившаяся между ними эмоциональная связь явно свидетельствовала о невозможности ликвидации Дереком Хейлом главного объекта в операции.
Регистратор за номером 1191 перешел в неактивный режим.
Конец доклада.

изображение

Донесение десять

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: кафе «Рассвет», около трассы I-70, недалеко от границы штата Калифорния. Дата и время: 31 июля 2017 года, 11:17 утра.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов - ДерекХейл, позывной «Папа».
Событие: поездка в Лос-Анджелес.

Начало доклада.
Регистратор за номером 1191 логически пришел заключению, что подробно описывать события с конца доклада номер девять до начала данного доклада, не имело смысла. Поэтому ограничился кратким содержанием для сохранения свободного места на жестком диске.

Последние три дня агент Дерек «Папа» Хейл и СтайлзСтилински ехали по трассе I-70, останавливаясь в придорожных мотелях, где вступали в половой контакт для поддержания эмоциональной связи.
Каждый вечер Стайлз звонил из мотеля Джеймсу Бруксу и узнавал, как продвигается деятельности организации «Двенадцать волков». Телефонные звонки никогда не длились больше двух минут, и в основном состояли из коротких фраз: «Все отлично», «Мы справляемся».
Разговоры агента «Папа» и Стайлза в эти дни сводились к обсуждению того, что они будут делать в будущем, игнорируя тот факт, что 4 августа 2017 года эпидемия вируса NF-17 уничтожит шесть миллиардов человек.

Для справки: такие диалоги можно было считать эскапизмом. Или, как это называлось среди людей, если верить базам данных регистратора 1191, ДерекХейл и СтайлзСтилински мечтали.

Стайлз уткнулся в газету, пока они ожидали свой заказ: две порции фирменной яичницы с беконом и пару чашек кофе. Хейл и Стилински сидели на одном диване, и Дерек пальцами поглаживал колено Стайлза под столом, заглядывая ему через плечо и пытаясь прочитать последние новости из газеты.

Остальные события случились слишком быстро, чтобы достаточно внятно объяснить их с точки зрения логичной последовательности.

Зашедший в кафе молодой полицейский, по-видимому, узнал Стайлза, как беглого преступника с распечаток в участке. Он быстро подошел к их столику, вытащил из кобуры табельное оружие, и, направив его на Стилински, потребовал предъявить документы и проехать с ним в ближайший участок.

Для справки: такое поведение сотрудника правоохранительных органов не соответствует протоколам поведения для сложившейся ситуации. По всей видимости, на качество мыслительных процессов данного индивидуума повлиял небольшой опыт работы в системе правоохранительных органов (исходя из возраста полицейского).

Стайлз дернулся и выхватил свой Кольт из-за пояса, меньше чем за секунду сняв его с предохранителя, и приставил к голове Дерека.

- У меня заложник, - ровным голосом сказал Стилински.
Полицейский (номер жетона - 117539, имя - ТомасО’Шейя) резко выдохнул и опустил пистолет. Хейл этим временем изобразил на лице выражение испуга и мольбы, смотря на Томаса, и одними губами произнес слово: «Помогите».

Посетители кафе и работники замерли, боясь сдвинуться с места. На лицах их появилась испарина.

Стайлз медленно опустил пистолет, направив его уже не в область височной кости агента «Папа», а на ребра, в проекции сердца. Свободной рукой он взял упавшею на стол газету и прикрыл ей пистолет.

- Я выстрелю, если кто-то шелохнется, - Стайлз облизал пересохшие губы и ткнул стволом в бок Дерека, чтобы тот поднялся с места. – Ты, - Стилински кивком головы указал на полицейского, вставая следом, - гони ключи от патрульной. Дерек, возьми их, будь заинькой, не расстраивай папочку.

Агент «Папа», недовольно поджав губы, принял из дрожащей руки полицейского ключи. Тот все еще продолжал держать Стайлза на мушке.

Они вперед спиной вышли из кафе. Никто не сказал ни слова, только когда хлопнула стеклянная входная дверь, в окно было видно, как худенькая официантка уронила поднос.

- Дерек, детка, - Стайлз говорил громко, - выкинь ключи в те кусты, подальше.

¬

Стилински кивнул вправо, и Хейл послушно закинул их как можно дальше.
Они сели в Торино и Стайлз сразу вжал педаль в пол, так что от его действий запахло паленой резиной и на асфальте остались черные следы от шин.

Они молча проехали пять миль чуть больше, чем за три минуты, и съехали по узкой, неприметной дороге в лесополосу, за которой оказалось поле, засеянное подсолнухом.
Спрятав машину в ближайших высоких кустах, они захватили вещи и через поле двинулись к дому фермера.

— «Заинька», Стайлз? Что за хрень это была? – спустя пять минут пешего пути спросил Дерек. – Вообще, что это было, твою мать?
Они остановились. Точнее, вначале остановился Стайлз, а потом в него врезался не успевший остановиться и задумавшийся о своем Дерек.

Стилински резко повернулся и, посмотрев широко раскрытыми глазами в лицо Дерека, схватил его за шею и притянул к себе, чтобы совсем не нежно, с каким-то отчаянием поцеловать его.

- Я переволновался, - оторвавшись от Хейла, сказал Стайлз. – Мне показалось логичным сделать тебя жертвой. Если нас поймают, Дерек, тебе будет проще выбраться, потому что тебя не засунут за решетку, а будут просто таскать на допросы. Мне уже не выкрутиться все равно, а ты еще сможешь успеть в чертов Лос-Анджелес.

- Ты вел себя, как будто пересмотрел боевиков, - Дерек выдохнул и, отстранившись от Стилински, зашагал дальше между рядов подсолнухов. – Я сомневаюсь, что нам кто-то поверил. Если ты не заметил, я не хрупкая барышня.

- Я уже извинился, - Стайлз пошел за ним следом, стараясь не отставать.
- Нет, не извинялся.
- Считай, я извинился. Нам поверят. Ты уже как год значишься мертвым неизвестным. А сейчас, понимаешь, окажется, что я полтора года держал тебя в заложниках. Ты жертва психологического и физического насилия в их глазах. С учетом того, что ты явно крупнее и сильнее меня, они решат, что я сломал твою психику, поэтому ты перестал сопротивляться. Ребята в участке, где я стажировался, вспомнили тебя. Я думал об этом, когда слушал по телевизору свой профиль, составленный фбровцами. Я - садист и гей, по их версии, нашедший тебя с амнезией в камере в тот день, когда ты приземлился голым в Центральном парке.
- Стайлз, - тихо позвал его Дерек, затем остановился и обернулся, чтобы притянуть к себе Стилински и обнять. – Извини.
- За что? – удивленно спросил Стайлз и ответил на объятья, немного наклонив голову и положив подбородок на плечо Хейлу.
- Что впутал тебя во все это, - Дерек провел руками по напряженной спине. – Если нас поймают, и ты проведешь последние дни за решеткой…
- Не надо, - Стилински спустился ладонями вниз, гладя по бокам агента «Папа». – Знаешь, давай не будем об этом. Правда. Даже если выйдет именно так, это будет заслуженно. Я все же убил двух копов. И давай пойдем уже? О’кей? А то у меня от такого тесного контакта с тобой начинает вставать, а трахаться в поле подсолнухов, знаешь, как-то слишком по-гейски даже для нас. Не то, что бы я был против, но хотелось бы верить в остатки своей мужественности, вдруг копы додумаются сюда заехать, представляешь, как нас будут арестовывать.

Дерек усмехнулся и отстранился. Они почти полчаса шли до домика фермера через поле. Притаившись среди растений, они осматривали территорию.
- Есть кто-нибудь дома? – спросил Стайлз у Дерека шепотом.

Агент «Папа» принюхался, потом повернул голову и кивнул.
- Двое мужчин, отец и сын, обсуждают, что сейчас поедут в поле. Пахнет женщиной, но сердцебиения не слышно, - Хейл посмотрел на Стайлза. – Может, уехала.
- Давай подождем, пока они уйдут, - Стилински забрался дальше в подсолнухи, растущие за домом, и сел на землю.

Он порылся в рюкзаке, достал оттуда минералку и газету, которую из-за полицейского не успел дочитать с утра. Дерек сел рядом с ним, используя его спину как опору и, по всей видимости, внимательно слушал, что происходит внутри фермы.

Пару минут они сидели молча, тишину нарушал шорох газеты. Неожиданно Стайлз подскочил и в последний момент, зажав рот рукой, удержался от громкого вскрика.

- Черт, Дерек, - он тихо затараторил, развернувшись и замахав руками. – Я… черт, знаю… Я знаю, кто это сделал.
Глаза агента «Папа» загорелись красным.
- Кто?
Он хотел было выхватить газету из рук Стайлза, но тот неожиданно отпрянул.

- Дерек. У меня снова это чувство дежавю, - Стилински округлил глаза. – То есть, понимаешь, скорее всего, я тебе отвечал на этот вопрос в прошлый раз. Я понимаю, что это объяснение слабовато, но прежде, чем я тебе отвечу, выслушай меня.

Хейл от неожиданности опустил протянутую руку и, склонив голову набок, сел обратно на землю и ожидал ответа.
- Постарайся сейчас меня не сожрать,- Стайлз посмотрел в его глаза. – Но в этом плане, спонтанном плане, мы, возможно, все равно умрем. В этой временной параллели. Если не успеем, а мы можем не успеть. Но мы постараемся сделать все правильно. В любом случае, наша история закончится. Но я помню, что ты говорил про Скотта, что ты уже не можешь точно сказать, как и где он был и умер ли. Понимаешь, мне пришла в голову идея, только сейчас. И… Мне кажется, мы сможем разомкнуть петлю. То есть мы уже начали это делать.
Дерек свел вместе брови, а затем удивленно посмотрел на Стилински.

- Как ты думаешь, если мы сможем остановить это, - вновь подал голос Стайлз, - то я и ты сойдемся в обычной жизни?
- Я исчезну, - Хейл сжал челюсти и уставился на дом. – Этот я никогда не буду существовать.
- Да, я знаю, - Стилински прикусил нижнюю губу и нервно пожевал ее. – Но я имею в виду, что если я попытаюсь начать подкатывать к тебе настоящему, у меня будут шансы?

Дерек задумался, вспоминая себя два года назад.
- Да, думаю, да, - агент «Папа» протянул руку и провел ладонью по лицу Стилински.
- Знаешь, что это значит? – Стайлз пододвинулся чуть ближе к Хейлу. – Это значит, что спираль все-таки раскручивается. Ты же тоже чувствуешь это давящее чувство дежавю почти каждый день, что мы здесь, с тех пор, как ты прибыл сюда?
Дерек кивнул.

- Доверься мне, хорошо?
Хейл посмотрел в глаза Стайлза и вновь кивнул, чуть менее уверено, чем в прошлый раз.
Они подождали, пока фермер и его сын уедут работать в поле, и тихо проникли в дом. Первым делом они зашли в спальню фермера и переоделись в его одежду.

- Боже, храни Америку, и отсутствие вкуса у американских фермеров, - сказал Стайлз, увидев себя в зеркало.
Дерек подошел сзади и тоже оглядел себя с головы до ног.
- Да уж.

Затем они тихо пробрались в гараж внизу, вскрыли и выкатили старый Шевроле 2001 года. Чтобы не поднимать пыли, они медленно проехали по неровной дороге.

Для справки: это действие расценивалось, как угон автомобиля и было уголовно наказуемым деянием.

По радио крутили сводки последних новостей, оповещая о появлении вблизи границы с Калифорнией особо опасного преступника СтайлзаСтилински.

В 13:08 они выехали на трассу I-70, и Хейл убавил громкость радио до минимума.

- Мы едем в обратную сторону, Стайлз, - заметил Дерек.
- Да, мы едем обратно, - тихо ответил Стилински. – И нам нужно успеть до третьего числа в аэропорт Нью-Йорка.

Хейл резко повернул голову и посмотрел на Стайлза.
- Мы туда не поедем. Останавливай машину. – он схватил руль и вывернул его в сторону так, что они едва не слетели с трассы.
- Ну-ну, хмурый волк, не привлекай к нам внимания, - Стайлз крутанул руль обратно и в последний момент выровнял машину. – Нам надо там быть. Я помню, что произойдет, я знаю, но нам надо там быть. Тебе и мне. Иначе, мы никогда не остановим это, то есть, мы можем убежать, ты можешь меня укусить, но шесть миллиардов все равно будут погибать каждый раз.
Дерек убрал ладонь с руля и положил ее на колено Стайлза, громко (возможно, обреченно) выдохнул.
- Что ты придумал? Почему ты не говоришь этого мне?
- Я перестраховываюсь, вот и все.
- От чего?
- Ты все поймешь. Всему свое время. Почему бы тебе просто не довериться мне, как я когда-то поверил в то, что ты из будущего, хотя мог бы решить, что ты решил меня разыграть. Поверил в то, что будет в две тысячи семнадцатом году, верил тебе, в тебя, даже когда ты сказал, что должен меня убить. Ты же слышишь мое сердце. И я не хочу умирать, правда, не хочу. И не хочу, чтобы ты умер. Но в силу обстоятельств мы должны сделать то, что должны. И верить в то, что мы делаем это, не повторяя ошибок прошлого.

Дерек кивнул, обозначая то, что он услышал сказанное.

Они проехали несколько часов в молчании. Потом заправились на бензоколонке, радуясь тому, что фермер еще не успел заметить (или не успел сообщить об этом властям), что его машину украли, а работники заправки не слушали новости. Они поменялись местами после, Дерек сел за руль.

- Тупые все-таки копы, - сказал Стайлз, наблюдая с пассажирского сиденья, как мимо навстречу проехала патрульная машина.
Дерек усмехнулся, нервно постукивая по рулю пальцами.
- Ты же хотел стать полицейским, - он бросил косой взгляд на Стилински, который возился в папке с бумагами, которые везде с собой носил.
- Знаешь, - Стайлз поднял глаза от листа с распечаткой списка лабораторий и посмотрел на Дерека, - мир оказался абсолютно не таким, как я думал. Правильно мне тогда говорила Лидия, что стать копом для меня не самый лучший вариант… Лидия…

Стайлз вдруг хлопнул себя по лбу ладонью и быстро начал строчить смс на предоплаченном, одноразовом телефоне.
Через пару минут телефон пикнул ответным сообщением.
Стилински переписывался по телефону на протяжении еще сорока минут, яростно набирая смс и тихо ругаясь.
- Останови машину, - Стайлз похлопал по плечу Дерека, и тот вырулил на обочину. – Мне нужно позвонить Джеймсу.
Хейл тяжело вздохнул, нахмурившись и кивнул. Прокрутил ручку радио, сделав громче, и стал наблюдать, как Стайлз ходил туда-сюда перед машиной и разговаривал по мобильному телефону. Когда он сбросил звонок, он со злости пнул колесо и залез обратно в салон.
- Ну что, хмурый волк, - Стилински натянуто улыбнулся. – Пора ехать навстречу судьбе.

С 21:30 31 июля и до 08:47 3 августа регистратор пребывал в автономном режиме по причине отсутствия исторически важных событий. За это время агент Дерек «Папа» Хейл и СтайлзСтилински доехали до Нью- Йорка. За описанный промежуток времени они совершили несколько противозаконных деяний, а точнее: два взлома с проникновением и мелким хищением (было украдено четыре пары брюк, четыре футболки, кардиган, две бейсболки, две пары спортивной обуви, упаковка из шести банок с содовой компании «Пепси-кола»), угон трех легковых автомобилей и одной фуры, три сопротивления стражам порядка агента Хейла, с последующим нанесением физического урона полицейским для отключения их сознания, восемь случаев мелкого хулиганства – совершение полового акта в общественно неприемлемом месте (в машине, на обочине около трассы I-70). СтайлзомСтилински было совершенно 19 звонков Лидии Мартин, 22 звонка Джеймсу Бруксу и один звонок в 8:04 утра Скотту МакКоллу.

Для справки: позывной Скотта МакКолла, так же, как и его личное дело, по необъяснимым причинам отсутствовали в базах данных регистратора за номером 1191.
Конец доклада.

изображение

Донесение одиннадцать

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1191. Место: конспиративная квартира Джеймса Брукса. Дата и время: 3 августа 2017 года, 14:48.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела ХКС, отряд вервульфов - ДерекХейл, позывной «Папа».
Событие: неизвестно.

Начало доклада.
СтайлзСтилински переодевался около шкафа. Надев футболку, он взял с тумбочки пистолет и, приложившись губами к месту с гравировкой трискелиона, развернулся, засовывая Кольт за пояс брюк, и посмотрел на Дерека, поправляющего узел на галстуке.
- Хорошо выглядишь, - улыбнулся Стайлз и подошел ближе. – Тебе очень идет, знаешь… Было бы время, пожалуй, мы могли бы поиграть в сына президента и его охранника.
- Ты поменял свои диски с порно на более веселые, пока меня не было? – Хейл усмехнулся и притянул Стилински за шлевки джинсов.
- Я так и знал, что ты рылся в моих вещах, - Стайлз поцеловал Дерека, вцепившись в его волосы.
- Ладно, хватит, - Дерек отстранил его. – Рассказывай, иначе я не буду в этом участвовать.
Стилински тяжело вздохнул и принес ноутбук с кухни. Аккуратно маневрируя между стопками газет, он сел на диван и похлопал ладонью по сиденью рядом. Дерек аккуратно сел , стараясь не помять костюм-тройку, в который только что переоделся.

- Помнишь, я говорил тебе на собрании, что ко мне пристала пожилая леди, миссис Холл, – спросил Стайлз, и, дождавшись утвердительного кивка от агента «Папа», открыл ноутбук. – Так вот, до недавнего времени старая извращенка была вдовой разработчика новой вакцины от гриппа, вызывающего геморрагическую пневмонию. Но я выкинул ее из списка, потому что муж ее умер, а сама она занялась политикой.
Стайлз быстро набрал поисковый запрос в портативном компьютере. Через пару секунд, щелкнув пару раз мышкой по нужным ссылкам, он открыл фотографии с конференции, описанной в донесении шесть.
- И? – спросил Дерек накрашенную блондинку лет пятидесяти на мониторе. – Дальше?
- Ты ее не узнаешь? – Стайлз с азартом во взгляде посмотрел на Хейла.
- Нет, а должен? Со мной она точно не разговаривала в тот день. - поморщившись, он добавил, - я бы запомнил.
- Что странно, согласись? – Стилински постучал пальцами по столешнице журнального столика. – Я позвонил Джеймсу и Кире. Они сказали, что с ними она разговаривала. И, что очень печально для нас, он задвигал ей свою «теорию Брукса» о том, что человек должен стать снова волком, а то все забыли, что мы наравне с животными должны выживать в стаях. Та улыбалась и соглашалась, и Кира решила, что она больная, потому что никто в своем уме Джеймса всерьез не слушает.

Зазвонил мобильный телефон Стайлза, и тот ответил на звонок. В трубку очень громко заорали, так, что Стилински пришлось убрать ее подальше от уха.

- Чувак, я в полицейском участке! – кричал голос Джеймса из динамика. – Но ты должен это знать, поэтому мой единственный звонок - тебе. Мы сделали это! Мы, черт подери, сделали это! Мы по всем каналам, по всей стране! Быстрей включай! А я пошел обратно в клетку.

Стайлз отложил телефон, взял за плечо напрягшегося Дерека, и включил трансляцию новостей онлайн.

- Ты только не ржи, - неожиданно сказал Стилински, хотя такое заявление было необоснованно, агент «Папа» не был смешливым человеком. – А то я тоже буду.

Картинка мелькнула и на экране появилась корреспондент с микрофоном в руках, выдавая порцию новостей: «Сегодня, в нескольких штатах США экстремистская группа защитников животных, называющих себя «Двенадцать волков», совершила массовый акт вандализма. Группа экстремистов пробралась утром в лабораторию компании «Фьюче» и похитила ведущего микробиолога страны Оскара Брукса, а также выпустила из клеток всех лабораторных животных, устроив этим переполох в главном здании компании. Затем Оскара Брукса нашли голым в Центральном парке, привязанным к фонарному столбу. На спине у жертвы экстремистов была выведена надпись «Свободу животным». Официальный представитель мистера Брукса недавно сообщил прессе, что состояние его не вызывает опасений угрозы для здоровья и жизни.
Сейчас мне сообщили, что главой похитителей оказался сын жертвы – Джеймс Брукс. Ему уже представлены обвинения судом округа Нью-Йорк.
Не позднее, чем в два часа дня, минув охрану и работников Центрального зоопарка, другая группа экстремистов из «Двенадцати волков» чудесным образом смогла выпустить всех животных из клеток огромного зоопарка. На данный момент, факт остается фактом - животные бегают по Нью-Йорку, вызывая всеобщие волнения и многокилометровые пробки. Как сообщают наши коллеги из Техаса, у них происходит то же самое. Мы будем держать вас в курсе событий. Полный разбор событий сегодняшнего сумасшедшего дня, вы сможете увидеть в семичасовом выпуске…»
На экране замелькало изображение пары носорогов, бегущих по 42-ой улице от машин.

Стайлз выключил проигрыватель, отодвинулся от компьютера и, не выдержав, засмеялся. Дерек потерянно смотрел в монитор, кажется, силясь понять, как такие события вообще могли произойти.

- Я никогда не задумывался, почему наверху так много животных, если честно. А когда мы эвакуировались, был такой переполох, люди умирали буквально в считанные минуты, - сказал Дерек, скованно улыбнувшись.
- Нет, ты подумай только, я не верил, что они смогут выпустить их, - Стайлз покачал головой, прекращая смеяться. – Возможно, пробки будут нам на руку. И вся эта кутерьма с животными, станем менее заметными в толпе.
- Мы отвлеклись, - сказал Дерек, вытянул мышку из рук Стайлза и открыл вкладку, на которой была фотография миссис Холл. – Она так сильно изменилась, что я бы никогда ее не узнал…

- Да, точно. – Стайлз устало потер переносицу пальцами. – Где мы остановились? А, не особо важно… В общем, пару дней назад об этом я прочитал в газете — тогда, в поле, - о том, что миссис Холл неожиданно вышла замуж за одного из ведущих разработчиков космических кораблей в НАСА. Про мужа почти ничего не известно, слишком секретный ученый. Но его фамилия все объясняет. Аманда Холл стала Амандой Пинкл.

Дерек откинулся на спинку дивана и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

Для справки: в базах данных регистратора нет досье на семью Пинкл, так как эта информация засекречена и внесению в базы данных не подлежит.

- Боже, тот сумасшедший был прав, Кора была права, даже Джеймс, и тот, - агент «Папа», устало прикрыл глаза свободной рукой. – Правительство, это было правительство.
Стайлз похлопал его по колену.
- Нет, черт, нет, - Стилински ткнул пальцем в монитор. – Это не оно. Это два человека, решившие поработить этот мир, стать главными. Два жалких человека. Или может, только один. Я не знаю. Этот мистер Пинкл, скорее всего, изобрел вашуТардис, а Холл просто украла какие-то из разработок мужа и довела их до ума, она раньше занималась вирусологией, так она познакомилась с первым мужем. Правда, не была в ней так сильна и сменила профессию. А вот из того, что я нашел в интернете про Пинкла - тот всегда был увлечен измерением пространство-время. Даже публиковал статьи на сайтах фанатов фантастики.

Дерек рассматривал потрескавшийся потолок с крайне хмурым видом.

- Можно предположить, - тем временем продолжал Стайлз, - что он ничего не знает о планах жены. Просто фанат своего дела.
- Но она же не может сама распространить вирус, - Дерек снова сел ровно.
- У нее должна быть вакцина, - Стилински цокнул языком. – Сегодня она едет в Лос-Анжелес вечерним рейсом, дает там пресс-конференцию в поддержку одного из центров помощи детям, страдающим тяжелыми инфекционными заболеваниями. Боюсь, что именно эти дети были ее подопытными кроликами. Никто даже не заметил: там, в стерильных, закрытых палатах часто умирают пациенты…Легко прятать махинации.

Дерек лишь упрямо сжал челюсти и продолжал молчать.
- Так вот. Новоявленная свету «миссис-уже-Пинкл» из Лос-Анжелеса летит, сразу после пресс-конференции 4 августа, с политической миссией воссоединения стран вначале в Рим, потом в Киншасу, а далее по плану: Бангкок, Карачи, Пекин. Гуманитарная помощь страждущим странам и прочая херня, которая сможет послужить прикрытием. Ее маршрут ну слишком напоминает порядок заражения, который ты мне дал. Я думаю, Дерек, мы нашли виновника конца света…
Агент «Папа» притянул за руку СтайлзаСтилински ближе, прижал его голову к своей груди и, запутавшись пальцами в его волосах, сказал:
- И каков наш план, Стайлз?

Через 5 минут 22 секунды перед ДерекомХейлом на столе появилось два листа, на которых был напечатан план действий на 3 августа 2017 года. А также черная сумка и пара купюр номиналом в сто долларов.
Стилински потыкал пальцем в бумаги:
- Сделай точно так, как здесь написано, Дерек, - Стайлз облизнул губы и склонился над ухом Хейла. – Не отходя ни от одного пункта. И мы точно встретимся еще, обещаю.
Дерек резко повернул голову и поцеловал Стайлза в приоткрытый рот. Затем взял бумаги и начал их изучать. С каждым прочтенным пунктом становясь все более мрачным.
- Ты уверен? – закончив, уточнил агент «Папа».
- Я бы соврал, если бы сказал да, ты же понимаешь, что невозможно быть в чем-то уверенным в такой ситуации, - Стилински встал с дивана и потянулся, а затем посмотрел в глаза Дереку. – Но я могу сказать, что я верю в нас.
Хейл кивнул и тоже поднялся с дивана, взял сумку и достал из сумки два пистолета Глок 17 и кобуру для них. Тяжело вздохнув, он снял пиджак, надел оперативную кобуру, затянул ее и вложил в нее пистолеты, сделал несколько поворотов корпусом, чтобы проверить, насколько сковываются его движения, и натянул обратно пиджак.
- Я готов, - холодно сказал он.
- Отлично, - Стайлз улыбнулся, взял из шкафа шлем для мотоцикла и перчатки, и добавил, - помчали.

В 18:58 агент Дерек «Папа» Хейл подъехал на черном автомобиле марки Мерседес к входу в аэропорт. В это же время на небольшом красном мотороллере Веспа подъехал СтайлзСтилински. В его руках были две большие коробки с пиццей. Агент Хейл и Стайлз делали вид, что не знают друг друга, и когда проходили черезосновной металлоискатель на входе, Стайлз быстро проскочил перед Хейлом, которого остановили охранники, решив, что рама сработала на него. Возможно, такую невнимательность можно было списать на наличие кричащих фламинго, каким-то образом попавших в здание аэропорта.

- Извините, вы должны пройти досмотр еще раз, - сказал один из охранников, оторвавшись от наблюдения за фламинго, который пытался убежать от маленькой девочки, решившей, что ей нужно розовое перо.
Дерек достал удостоверение агента ФБР и сложенный вдвое лист бумаги (разрешение на перевоз огнестрельного оружия).
- Личная охрана миссис Пинкл, - четко сказал он, вынув из кобуры два Глока и положив их на стойку рядом с металлоискателем и снова прошел через него.
Стайлз тем временем успел скрыться в толпе, так и не замеченный стражами порядка.
- Они уже прошли, - удивленно сказал охранник, изучив бумаги и вернув документы Хейлу.
- Я знаю, - Дерек почесал шею, изображая неуверенность. – По семейным обстоятельствам задержался. Жена рожала. Мальчик, - Хейл неожиданно лучезарно улыбнулся. - Миссис Пинкл разрешила съездить в роддом, а там такие пробки из-за слона, решившего полежать прямо на дороге.
Охранник прыснул, потом снова сделал серьезное выражение лица, кивнув своему напарнику.
- Поздравляем с рождением сына, - он взял пистолеты Хейла и протянул ему. – Можете проходить. Все в порядке.

Дерек зашел в вестибюль и быстро прошел к табло, где были расписаны рейсы. Внезапно его схватили за локоть и оттащили в угол с телефонными автоматами.
- Что ты здесь делаешь, - удивленно спросил Хейл.
Перед ним стоял агент отдела ХКС Боб «Браво» Тернер.
- Ты выдрал маячки, - с упреком посмотрел на него Бобби. – Ты вырвал чертовы маячки, и они не могут вернуть тебя домой, Папа. Говорят, ты провалил операцию «Возрождение».
- Ничего я не провалил, - зарычал Дерек, - это не Стайлз.
- Говорят, ты спишь с ним, поэтому потерял связь с реальностью, - вдруг сказал Боб. – Они сказали, что ты слишком часто перемещался и повредился рассудком. А у меня забрали Дельту, я просто обязан закончить начатое.
По громкоговорителю повторно объявили о заканчивающейся посадке на самолет миссис Пинкл до Лос-Анжелеса. Динамик висел прямо над их головами, поэтому говорить было невозможно.
- Ты ничего не понимаешь, - Хейл схватил агента «Браво» за лацканы пиджака и прижал его к стене. – Это все миссис Пинкл…
Агент «Браво» уже не слышал, вывернувшись из его руки и растворившись в толпе.
- Твою мать… - тихо сказал Хейл.

Он нашел Стайлза у туалетов спустя пятнадцать минут.
- Мы опаздываем, - нервно облизнул тот губы. – Я не смогу зайти.
Дерек наклонился и поцеловал его.
- Воу–воу, - отодвинул его Стилински. – Ты чего? Вокруг куча народу.
Стайлз выглянул из-за его плеча и огляделся. Но на них никто не обратил внимания. Опаздывающие люди толпились около пропускного пункта, проходя через металлоискатель. Кто-то ворчал, что не хочет снимать обувь и ремень. Какой-то мужчина спорил с охранником. Миссис Пинкл встала в конец очереди, и, тряся кудрявой блондинистой головой, отчитывала своего телохранителя за забытую в машине сумку с документами. Тот что-то говорил о том, что он охрана, а не паж.
- Давай прямо отсюда? - вдруг спросил Стайлз.
- Здесь больше пятидесяти метров, - Дерек покосился на него, а потом на миссис Пинкл, указывающую пальцем на свои ноги и что-то увлеченно доказывающую.
- Думаешь, не получится? – Стилински поднял бровь. – Я отлично стреляю.

Для справки: Кольт Стайлза имел прицельную точность с расстояния 50 метров.

- Я знаю, но если ты сейчас выстрелишь и промахнешься, то нас сразу заметут, а эта стерва уйдет. – Дерек прижался спиной к стене, мрачно разглядывая происходящее вокруг. – И ты очки забыл надеть.
Стайлз фыркнул:
- Иди ты нафиг, необразованный волчище. Я в линзах.
- Я могу выстрелить, - пропустив комментарий мимо ушей, сказал Хейл. – Тут ходит Браво, задавшийся целью кокнуть тебя. Я не хочу оставлять тебя здесь без прикрытия.
- Слушай, я бы с удовольствием пошел за тобой, будь у меня другое лицо, - злобно посмотрел на него Стайлз. – Но, к сожалению, у меня моя рожа, которая сейчас во всех базах данных, и как только они откроют мой фальшивый паспорт, тут все будет орать о том, что в помещении маньяк. Таким прикольным бонусом к фламинго и эму. Как, кстати, они вообще сюда попали?

Дерек не ответил, он сканировал взглядом помещение и уже собирался достать пистолет, чтобы выстрелить в миссис Пинкл.

Для справки: последующие события происходили слишком быстро, чтобы логически обосновать последовательность событий.

Раздался выстрел. Пуля пробила стену прямо у левого уха Стайлза, в четырех дюймах от него. Тот резко наклонился, хватаясь за расцарапанную осколками стены щеку. Дерек рванулся вперед, к Бобу, спрятавшемуся за колонной после выстрела. Стрелял, очевидно, агент «Браво».
Началась паника. Охранники начали сбегаться со всех сторон. Миссис Пинкл увидела Стайлза и Дерека и, подхватив небольшой чемоданчик с образцами (по официальной версии) новых вакцин, перешла через контрольно-пропускной пункт, забыв надеть туфли, и поспешила в сторону самолета.
Хейл увидел Мэгги, стоящую с бабушкой около автоматов с кока-колой, и резко вздохнул.
- Догоняй ее, придурок! – Стилински разогнулся и встал ровно, вытащил пистолет.
Хейл побежал что есть сил, толкая зазевавшихся, испуганных людей. Не обращая внимания на охрану и кричащие металлоискатели, он, почти обратившись, бежал за женщиной с чемоданчиком в руках.
Охрана и полицейские не могли стрелять, боясь задеть гражданское население.
Аманда добежала до входа на трап самолета и, размахивая руками, указала в сторону бегущего Хейла, забежала за ограждение, и работник аэропорта зашел за ней и перекрыл дверь.

Тем временем полиция скрутила агента «Браво», который почему-то не сопротивлялся задержанию. Хотя ему как вервульфу, это не составило бы труда.

- Дерек, стой! – Стайлз держал на мушке какого-то парня и использовал его как щит, от охраны и полицейских. – Мы не успели. Это ничего.
- Отпусти парня, Стайлз, - Хейл начал возвращаться, медленно шагая к нему с поднятыми руками. – Он тут ни при чем.
- Тогда замени его, как в «Рассвете», - Стилински облизнулся. – Если не хочешь еще больше пострадавших.
Дерек медленно выкинул оба Глока на пол, затем подошел к Стайлзу, и тот взял его на мушку, отпустил парня и притянул к себе за шею.
Охрана и полицейские в количестве восьми работников взяли их на прицел, не особо понимая, что происходит. Кто-то из них крикнул: «Опусти оружие, парень. Вы окружены».

Стайлз облизнулся, погладил большим пальцем шею Дерека и тихо заговорил, так, что его слышал только агент «Папа»:
- Ты должен знать, - Стилински снова облизнулся. – Я так люблю тебя. Просто чудовищно. Никогда не думал, что такое может произойти со мной…
Дерек втянул носом воздух и склонил голову набок.

Для справки: частота сердечных сокращений агента резко подпрыгнула до отметки “120 ударов в минуту”.

- Я тоже, - Дерек едва двигал губами.
- И это чертовски круто, что мы встретились с тобой, даже если вся наша история похожа на дерьмо, - Стайлз продолжал говорить, и только чуть более сильное сжатие пальцами шеи Хейла показало, что он слышал его слова. – Надеюсь, в следующий раз, мы встретимся при других обстоятельствах. Прости меня.

Громкий звук выстрела на мгновение оглушил испуганных людей в вестибюле аэропорта. Пуля сорок пятого калибра, начиненная аконитом, вылетела из дула пистолета Кольт на скорости около 262 метров в секунду и попала точно в голову агента Дерека «Папа» Хейла, вызвав фонтан, состоящий из крови, мягких тканей, ошметков твердых оболочек мозга и обрывков сосудов.
Тело агента с глухим звуком упало на пол.
Следом раздался еще один выстрел: кто-то из полицейских нервно нажал на спусковой крючок, когда Стайлз попытался выкинуть пистолет и поднять руки.
Пуля полицейского попала точно в сердце Стилински, и тот упал рядом с телом ДерекаХейла.

Последнее, что было зарегистрировано регистратором 1191 перед отключением системы энергообеспечения – это Лидия Мартин и Скотт МакКолл в костюмах работников криминального отдела.
Конец доклада.

изображение

6 миллиардов человек погибнут от смертельного вируса в 2017 году...
оставшиеся в живых покинут поверхность планеты...
и миром снова станут править животные...

Выдержки из беседы с психиатрическим больным, Луизиана

Донесение один

Доклад автоматического регистратора событий с встроенной функцией искусственного интеллекта за номером 1194 (производство США, лаборатория Нью-дженейрейшн). Место: штаб «Последний приют» - переоборудованная канализационная сеть под городом Нью-Йорк, камера номер 732. Дата и время: 14 апреля 2019 года, 17:43.
Объект наблюдения: специальный агент государственного отдела хронологической коррекции событий (ХКС), отряд вервульфов – Айзек Лейхи, позывной «Ромео».
Событие: назначение оперативника ответственным за задание под кодовым названием «Возрождение».

Начало доклада.
Агент «Ромео» вступил в диалог с соседкой по камере. Соседка — подчиненная Лейхи, позывной «Фокстрот», более известная под именем Кора Хейл. Тема обсуждения — предстоящая операция «Возрождение».

Кора сидела в углу камеры на полу и смотрела через прутья решетки в пустующую соседнюю камеру за номером 733.
- Бобби и Тони больше нет, скорее всего. – Агент «Фокстрот» повернулась и посмотрела на агента «Ромео». – Когда тебя отправляют?
- Завтра, - Айзек отложил книгу, которую держал в руках.

Для справки: книгой было карманное издание 2010 года произведения Джорджа Оруэлла «1984».

Кора резко встала и сделала четыре шага по направлению к агенту «Ромео». Остановившись напротив, она резко села рядом с Лейхи на матрац.
- Значит, пора, - она выпустила когти (прошла неполную трансформацию) и вспорола ими матрац под собой.

Из него она вытащила кипу помятых бумаг, старый пленочный диктофон и исписанные блокноты в количестве двух штук.

Для справки, на случай изучения данного документа следующими поколениями: данные действия заключенных камеры 732 являются прямым нарушением правил безопасности поведения в тюремном блоке заточения вервульфов. Протокол за номером 38984.

Айзек «Ромео» Лейхи удивленно приподнял брови.
- Что это? – кивнул он в сторону бумаг.
- Данные с регистратора 1191, - шепотом сказала Кора Хейл. – Я их прочла. И кое-что поняла. Помнишь, нам говорили, что регистраторы не могут передавать данные напрямую, потому что сигнал не прорывается через парадоксы измерения пространство-время? Это все ерунда, дело не в том, что они не могут получить эти данные. Они их прячут, Айзек. Они их прячут! Пока я была в исследовательском отделе, я нашла сотни подтверждений этого на поверхности.

Агент «Фокстрот» указала пальцем вверх.
- Я нашла подсказки в граффити на улицах. Я только недавно поняла, что это Стайлз. Все эти надписи «Когда наступит судный день, сестра мрачного волка, прячь ото всех любое свое знание, ибо тебя окружают шакалы».Вначале мне казалось это ерундой, до того, как я нашла регистратор Скотта. – Она продолжала, пододвигаясь все ближе, и открывая записи в блокноте. – Смотри, я делала выписки из библиотеки, представь, они до сих пор оставляют слайды печатных газет даже в наш век.
Она раскрыла еще один блокнот.
- Так вот, я нашла тебя в Луизиане. В начале июля в местную психиатрическую лечебницу попал некто Айзек Лейхи, - она улыбнулась, - который утверждал, что в августе начнется конец света, и люди будут жить в канализациях Нью-Йорка, загнанные под землю смертельным вирусом. Так вот, этого Айзека нашли абсолютно голым в закрытом бассейне детского сада, и никто не знал, как он туда попал. Но ты не представляешь, как нам повезло, что тебя не выкинули в какой-нибудь мезозой.
- К чему ты клонишь? – агент «Ромео» поджал губы.
- К тому, что в этот раз Ромео не должен умереть, - Кора несильно стукнула его одним из блокнотов по лбу. – Как и остальные. Больше шансов нет, Айзек, слышишь? Я не нашла себя в истории прошлого, меня, скорее всего, бросили в колодец.

- Когда ты прочтешь это, - она похлопала раскрытой ладонью по кипе бумаг рядом, - ты поймешь, что надо делать. Но план должен быть спонтанным. Иначе никак. Они сдвинули временную точку, создали второй парадокс и ты можешь сделать еще один, чтобы разомкнуть петлю. Ты обязан в этот раз что-то сделать, чтобы тебя не утащили в психушку. Если понадобиться убивать – ты должен убить. Но тебе жизненно необходимо быть в Нью-Йорке не позже второго августа.
- Я все еще не понимаю, - Айзек подтянул ноги к себе и уткнулся подбородком в колени.
- Черт, у тебя есть три часа, чтобы прочитать это, - она протянула ему кипу бумаг с данными с регистратора 1191. – Иначе мы просто не успеем все продумать до утра. А так - что-то объяснять бесполезно.

Следующие три часа Айзек внимательно читал записи, оторвавшись от них только во время семичасового обхода охраны, когда бумаги пришлось спрятать обратно в матрац.
Ужин он пропустил, и его порцию съела Кора Хейл, которая все это время пролистывала свои записи, по очереди заглядывая то в один блокнот, то в другой.
Когда Лейхи закончил, агент «Фокстрот» ходила по камере от одной стены до другой.

- Ты в это веришь? – Айзек смотрел на записи в своих руках.
- Верю. Все подстроено изначально. Именно так, как и должно было быть. – Кора остановилась и посмотрела на агента «Ромео». – Помнишь того первого оборотня, из-за которого ввели двадцать пятую статью? Из-за которой нас держат в тюрьме, за точто мы оборотни?
- Ну да, говорили, что он убил четверых человек и просто окончательно сбрендил, - Лейхи почесал затылок.
- Я подняла записи, мне помог создатель регистраторов, с которым мне приходилось общаться в исследовательском отделе, - Кора Хейл снова начала ходить кругами по камере и жестикулировать. – Представляешь, ему сейчас всего семнадцать! Так вот, первым зарегистрированным вервульфом был Боб «Браво» Тернер.

Айзек вздохнул и снова посмотрел на Кору, затем на бумаги.
- Все еще неубедительно, - Лейхи постучал пальцем по подбородку. – Просто неубедительно. Зачем все эти ухищрения с перемещением во времени?
- Нет, ты лучше спроси меня, где я нашла регистратор Дерека.
- Где ты нашла регистратор Дерека? – послушно повторил.
- Мне отдала его Лидия, которая сейчас живет в морге, ходит в защитных скафандрах и,по официальной версии,должна быть мертва. – Кора широко улыбнулась. – Они забрали Стайлза и Дерека. Точнее, их тела. Мартин действительно была со Скоттом в тот день в аэропорту. Мы, когда я была на прошлой вылазке наверх, встретилась с ними в чертовой библиотеке. Они скрываются наверху уже столько времени: банши и истинный альфа, который смог обмануть даже время.
Айзек резко встал и начал ходить кругами по камере.
Он останавливался, открывал рот, чтобы что-то сказать, но молчал, закрыв рот чуть позднее. А затем - снова начинал ходить туда-сюда.

- Я все еще не понимаю, какую роль они сыграли во всем этом? – Айзек посмотрел в глаза Коре и та, блеснув желтым взглядом, улыбнулась.
- Лидия – банши, плакальщица. Она видит смерть. Ей просто начали сниться кошмары, и Стайлз знал про них. Или предполагал и положился на интуицию. Неважно. Он убедил ее, что это будет на самом деле, и попросил взять с собой Скотта в Нью-Йорк. Они были страховкой на случай того, если Дереку и Стайлзу не удастся убить эту мымру с первого раза. Дважды перестраховались, оттащив их тела, чтобы спрятать авторегистратор, если сами погибнут. – Агент Хейл быстро тараторила, махая руками. – И в третий раз Стилински подстраховался, когда в последние дни попросил об этом Джеймса и его чудиков, оставить надписи по всему Нью-Йорку на тот случай, если план провалится. Они сделали все, чтобы мы с тобой узнали правду. Чтобы остановили это.
На мгновение Хейл замолчала. Посмотрела наверх, вздохнула. Айзек оставался недвижим.

- Это значит, они разомкнули петлю? – спросил агент «Ромео» пару минут спустя.
- Это значит, что они разомкнули петлю! – Кора подскочила со своего места, схватила Айзека за шею и прижалась своим лбом к лбу Лейхи.
- То есть, у нас все получится?
- У нас все получится. Я уверена в этом. Что тебе еще нужно? Стайлз оставил за собой все подсказки. Он оставил Скотта и Лидию, которые знали правду. Он оставил их с Дереком тела.
- Из прошлого еще никто не возвращался психически здоровым. Оттуда вообще никто не возвращался, чтобы навсегда. Там либо повреждаются рассудком, либо погибают неизвестно где, - Айзек взял Кору за руку. – Я не могу быть уверен, что я все сделаю правильно.

Агент «Фокстрот» взмахнула руками, отстранив от себя агента «Ромео».

- Ты дебил? Стайлз бы тебя обозвал похлеще, - она покачала головой. – Они уже все изменили. Они вдвоем все изменили! Понимаешь?
Агент Лейхи снова замолчал уставившись на Кору Хейл красным взглядом (неполное обращение в альфа-вервульфа).
- Почему ты мне раньше ничего не сказала? И вообще, могу поспорить, что ты знала, что Стайлз преступник, даже если шериф это скрывал. Ты же, как он, такое же непослушное шило в заднице, - агент «Ромео» сделал неопределенный жест руками.
- Сочту это за комплимент, - Хейл ткнула Айзека указательным пальцем в грудь несколько раз. – Ничего не сказала, потому что еще первого августа семнадцатого года получила от него смс. Он просил меня никому не доверять. Вообще никому. Даже себе. Я тогда решила, что он окончательно чокнулся. Он и так был беглым преступником, и я предпочитала делать вид, что мы не общаемся, и я не знаю его. Но теперь, сейчас, когда столько людей погибло, а мы заключены в этой дыре… Я понимаю все, что он хотел сказать.
- Ладно, я осознал, что нужно делать. Хотя… Я не уверен, что смогу вот так взять и убить человека. Но я постараюсь.
- Да уж, - агент «Фокстрот» сложила руки на груди. – Постарайся, будь добр, вытащить нас из этого дерьма.

В 22:04 агенты «Ромео» и «Фокстрот» легли спать на своих матрацах. Авторегистратор не зарегистрировал исторически важных событий, поэтому перешел в автономный режим.
Конец доклада.

изображение

***

Запись с камеры скрытого видеонаблюдения в 414 участке полиции Нью-Йорка. Дата и время: 17 декабря 2015 года.

На мониторе отобразился стажер полицейской академии СтайлзСтилински и неизвестный человек под 185 см ростом, темноволосый, спортивного (атлетического) телосложения.
- Что ты тут делаешь, Дерек? – парень удивленно вскинул брови, отпивая кофе из фирменной кружки «ДанкинДонатс». – Какая-то нечисть напала на БиконХиллс, и ему срочно потребовался Бэтмен?
Неизвестный засунул руки в карманы кожаной куртки и стал рассматривать грамоты в коридоре отделения полиции. Он долго молчал, переходя от одной рамки, висевшей на стене, к другой, внимательно изучая каждую.
Стилински молча ходил за ним, опустошая стакан с кофе.

- Так и будешь молчать? – Стайлз нервно переступал с ноги на ногу, дергая форменную рубашку за пуговицы. – Ты же понимаешь, что это нервирует? Кто-то умер? Что-то случилось со стаей? Скотт потерял голову? Элиссон убила Айзека? Лидия перепутала близнецов, и теперь они оскорбленно устроили Техасскую резню бензопилой в БиконХиллс? Но Лидия бы точно не перепутала… Может, это был Дэнни? Блин, хмурый волчище, не молчи. Очень тебя прошу. Что-то не так с папой? Но я ему звонил пару часов назад…
- Заткись, Стайлз, - неизвестный повернулся лицом к Стилински. – Ничего не произошло.
- Так какого черта тебя принесло в Нью-Йорк? Даже больше тебе скажу, - в отделение легавых, где я прохожу стажировку? Не находишь такое поведение крайне подозрительным?
Неизвестный хмуро посмотрел на стажера, потом, словно пропустив все замечания мимо ушей, подошел ближе к Стайлзу и неожиданно обнял его.
Тот в свою очередь расставил руки, не шевелясь и, кажется, не дыша.
- Боже, - тихо выдохнул стажер. – Что с тобой творится? Грядет конец света?
Дерек лишь уткнулся носом в волосы Стилински около виска, но затем сказал:
- Ты разве не чувствуешь этого?
- Чувствую что?
Дерек снова замолчал и лишь сильнее стиснул Стайлзав объятиях.
- Дежавю, - сказал Хейл, вдруг уткнувшись носом в изгиб шеи стажера. – Притяжение. Я сам не знаю. Просто мне снились сны, и я пошел к Дитону. Он мне сказал приехать к тебе. И вот, я тут. И теперь это чувство сильнее. Мой внутренний зверь спокоен.
Стайлз выдохнул, посмотрел на бумажный стаканчик в своей ладони, а потом обнял Дерека в ответ, стараясь никого из них не облить.
- И что тебе снилось, волчище? – спросил Стилински, носом зарываясь в волосы неизвестного. – Потому что мне последнее время кажется, что я в каждом прохожем вижу тебя. Почему-то голым, - он нервно засмеялся. – Но мне все время кажется, что это было. Я даже к психологу записался, хожу два раза в неделю.
- Хорошо, - сказал Хейл, но услышав недовольное фырканье, поправился, - то есть, плохо. Но зато теперь мы знаем, что страдаем этим вдвоем.
- Точно…

изображение