Actions

Work Header

Зимняя Война

Chapter Text

Лужи покрыты ледяной коркой, грязной и растрескавшейся. Ни цветочка нигде, и мутная вода, в которой не найдешь ни одного отражения.

Вся Каракура в эти дни кишела смутными тенями, и Нанао была одной из них.
Она не могла рисковать и задерживаться здесь надолго: приспешники Айзена по его приказу регулярно прочесывали город в поисках выживших шинигами. Урахаре удавалось скрывать местонахождение своей базы, но до нее сейчас слишком далеко, чтобы можно было укрыться там. Все, что оставалось Нанао – прийти быстро, уйти незаметно, и успеть обернуться до наступления пяти часов.
Было бы разумнее послать на встречу шинигами послабее – им проще скрыть рейацу. Но Сой Фон потребовала более солидного представителя Сопротивления, а настроение Сой Фон в последнее время. . . не располагало к дискуссиям.

Нанао остановилась под смоковницей и принюхалась к ветру. Пахло людьми, мелкими привидениями и пылью. Никого из Эспады – пока что. Никаких следов других созданий, присягнувших на верность Айзену.
В третий раз они передавали информацию по этому каналу – и, пожалуй, больше не стоит повторяться. Айзен прекрасно подмечает закономерности. Они уже потеряли так не одного курьера.

Где-то над головой прогудела и тут же затихла, как будто и не было, чужая рейацу – острая, едкая и злая, как рой пчел из улья, где в сотах – гнев вместо меда.
Нанао тоже высвободила рейацу на пару мгновений, давая опознать себя, и вновь наглухо закрылась.
Тишина. Затем шипение из ветвей дерева, под которым она стояла.
- Сюда.

Она подняла голову. Сой Фон сидела верхом на ветке. Полы ее накидки еще покачивались среди пятнистых скелетов мертвых листьев, косы извивались, как змеи, и взгляд был пустым и вымороженным, как сама зима.
- Капитан, - сказала Нанао, присоединяясь к ней после пары шагов шунпо. Сой Фон кивнула.
- Исэ-фукутайчо. Как обстановка?
- Как мы и надеялись, - ответила она. - Новых нападений не было. Наше укрытие не обнаружено. В течение двух недель мы перебазируемся из соображений безопасности, но похоже, что нам удалось сбить врага со следа.

Сой Фон слушала с отсутствующим видом. Впрочем, инструкции для подобных случаев ей, вышедшей из Оммицукидо, были прекрасно известны и без пояснений Нанао.
- У нас тоже неплохо, - наконец заговорила она. – Сколько-то рейдов, некоторые из них - удачные, но ни Эспада, ни Айзеновы шавки не показывались. Йоруичи-сама сейчас разыскивает базу Куроцучи. Мы хотим, чтобы его чертовы эксперименты обошлись дороже, чем он может себе позволить.

Нанао кивнула, пряча лицо, которое наверняка выдало бы ее чувства вопреки всем усилиям. Куроцучи переметнулся на другую сторону в переломный момент войны, а то, что он сотворил с Укитаке-тайчо по-прежнему не поддается лечению, что бы ни делала Исане-фукутайчо…

- Удачи, - сказала она и добавила, вынимая из-за пазухи пакет. - Это последние донесения от Укитаке-тайчо и Сасакибе-фукутайчо.
Сой Фон протянула ей взамен точно такой же пакет.
– А это – от Йоруичи-сама.
– Было бы проще держать связь через Урахару Кискэ, - полувопросительно заметила Нанао.
Сой Фон покачала головой, отчего ее косы снова зазмеились .
- Йоруичи-сама против – тогда нас будет слишком легко обнаружить. Айзену даже не нужно будет точно знать место - у него хватит живой силы, чтобы сравнять с землей целый микрорайон, а потом просто обыскать пепелище.

Нанао снова кивнула, соглашаясь. Время подходило к концу и чувство опасности холодило кожу, как лезвие ножа.
- Вы хотите еще что-нибудь передать остальным?
Сой Фон чуть сгорбилась, и Нанао в который раз с удивлением вспомнила, что сидящая рядом женщина на полголовы ниже ее самой.
- Йоруичи-сама шлет нежный привет Куукаку-саме. Что до меня, - она пожала плечами, - все, что я хотела сказать, изложено в моем донесении.
Нанао не нашлась, что на это ответить.
- Удачи вам, капитан. Доброй охоты.
- Будьте бдительны, - только и сказала Сой Фон. Миг спустя она исчезла, и только короткая вспышка рейацу обозначила движение.

Нанао задержалась среди ветвей, желая убедиться, что их манипуляции не привлекли ненужного внимания. Она перебирала в уме события последних месяцев, как старые монетки, пока ждала.
Предательства. Смерти. Потери.
И одна потеря, одна невосполнимая потеря, в которую она до сих пор не может до конца поверить, которая до сих пор причиняет боль, как свежая рана. Она никогда больше не увидит своего капитана по эту сторону жизни и смерти…
Стоп. Не время распускаться. Если бы он мог, то наверняка попросил бы ее оставаться верной долгу перед тем, что было ему дорого и теми, кого он любил.
Она почувствовала, как слезы высыхают на ветру и соскользнула с дерева. Ей предстоял бросок через умирающий город и дорога домой. Дома ее ждала работа. И ждала война.