Actions

Work Header

Счастливый номер семь

Chapter Text


- Нет, оставь байк мне! Я его починю, - говорит Тони. Мстители стоят среди руин, оставшихся после неудачной попытки группировки Кри захватить остров Рузвельта. - Хэппи тебя подбросит. Хотя, если бы ты всё ещё жил в Башне…

Стив вздыхает и снимает шлем, проводя рукой по мокрым, грязным волосам. Он оставил свой последний байк Тони, когда ещё жил в Башне, и с тех пор его больше не видел. Наверняка тот до сих пор стоит в углу одной из лабораторий, забытый, под завалами куда более увлекательных проектов. Тони в конце концов купил Стиву новый мотоцикл. Вообще-то, он купил Стиву шесть новых мотоциклов, по одному от всех самых крутых марок. Стива поразила дороговизна напрасной покупки. Как бы ни было здорово прокатиться на «Дукати», но Капитан Америка должен ездить на Американском мотоцикле, и… Он просто соскучился по своему «Харлею». Он сказал Тони об этом, и на следующий день в Башне, в гараже Стива, появилось четыре новых «Харлея». Включая винтажную эксклюзивную модель 1945 года. Выкрашенную в красные, белые и синие цвета, с логотипом в виде капитанского щита.

Стив думает, что именно этот Мотоциклетный инцидент стал последним аргументом в его решении переселиться из Башни обратно в Бруклин. Он хочет жить в мире и спокойствии и иметь возможность заниматься обычными рутинными делами без непременного участия Тони Старка. Ему нравится Тони; чёрт подери, ему нравятся все Мстители, но он устал. Устал быть символом. Устал жить одной работой. Устал от людей, которые считают (правда, в основном по доброте душевной и дружбе), что могут распоряжаться его жизнью удачнее, чем он сам. Устал даже от сражений. Каждую неделю - новое. Пыль и разрушения, кровь на асфальте, группа зачистки ЩИТА, красные огни, синие огни…

Он надеялся, что переезд в Ред Хук* (прим. Красный крюк, район Бруклина) что-то изменит, но прошел месяц, и стало только очевиднее, что, кроме Мстителей, друзей у него нет. Но он не собирается рассказывать об этом Тони. И уж точно не собирается оставлять ему свой разбитый «Харлей».

От острова Рузвельта до Ред Хука недалеко, даже учитывая состояние мотоцикла. Как только он надевает свою кожаную куртку и шлем, к нему подходит Наташа.

- Эй, красавчик. Не забудь, вечером у тебя свидание!

Стив стонет. Он совершенно забыл.

Наташа ласково пихает его в плечо:

- Даже не вздумай отменять встречу! Она модный дизайнер. Подруга Джанет. Очень привлекательная и очень творческая.

Отменить очень хочется. Чего не хочется, так это никаких сложностей под вечер. А с людьми всегда так сложно. Но… он не вправе сначала жаловаться, что у него в друзьях только Мстители, а потом отменять свидания с вероятными новыми друзьями - не-мстителями. Он пишет девушке; ее зовут Бри.

СГР (прим. Стивен Грант Роджерс): Привет, это Стив. Мой байк сломался, так что я не смогу тебя забрать. Ты не против встретиться около ресторана? Это довольно милое местечко в районе Ред Хук, под названием «Скетч».

Бри: Хорошо. По-прежнему в восемь?

СГР: Конечно. Тогда увидимся. На мне будет надет коричневый кожаный пиджак.

Бри: Я знаю, как ты выглядишь, Стив.

Стив машет телефоном перед Наташей:

- Ну вот, только что договорились.

Наташа одаривает его улыбкой, полной гордости, и шутливо аплодирует, направляясь к машине Клинта.

Вздохнув, Стив заводит мотоцикл. Рулю крышка, заднее колесо сошло с оси, а мотор принял на себя несколько выстрелов из лазерного оружия Кри. Максимальная скорость –миль двадцать в час. Но ему удается проехать мимо машин скорой помощи (красные огни, синие огни) и пересечь мост. Он огибает скоростное шоссе Бруклин-Квинс, выбирая маленькие улочки - более безопасные в случае, если мотоцикл сдохнет окончательно.

Домой он добирается только после заката. Он снимает квартиру в новом шикарном здании (- Стив, ты должен выбрать это здание. Там, по крайней мере, есть охрана, - сказала Наташа) в старой части района, по соседству с прибрежной полосой. Он ставит байк под замок и, прихрамывая, идёт вверх по лестнице, принять душ. По соседству живёт агент ЩИТА, которая присматривает за ним, а квартира над ним пустует в целях безопасности. Из окна ванной комнаты он смотрит на улицу и видит дома, в которых хотел бы жить, небольшие двух-трёхэтажные домики из красновато-коричневого песчаника, с верандами и садами на заднем дворе. Он хотел бы посадить там кусты роз и, может быть, разбить небольшой огород.

Он стоит под струями горячей воды полчаса, прислонившись к стенке душа, прежде чем находит в себе силы хотя бы намылиться.

Может быть, девушка и в самом деле милая, думает он, надевая старые джинсы, чистую майку и кожаную куртку. Бри. Забавное имя. Многие из современных имён кажутся ему забавными. Теперь детей называют в честь магазинов: первая Тиффани, которую он встретил, повергла его в настоящий шок. А в Башне Тони работает девушка, которую зовут Гуччи.

В выбранный ресторан он хотел сходить уже давно - небольшое местное заведение, где подают гурманские гамбургеры, а на каждом столе есть бумага и цветные карандаши. На стенах висят наброски, оставленные посетителями, и это место притягивает взгляд Стива каждый раз, когда он направляется в местный супермаркет «Фэйруэй».

Стив приходит вовремя, но в ресторане нет ни одной блондинки. Он ждёт снаружи 15 минут, размышляя о том, не стоило ли одеться понарядней. Потом думает о том, что его, кажется, продинамили. Он быстро набирает ей сообщение, спрашивая, где она, но не получает ответа. Ужасно, но ему хочется, чтобы она его кинула - тогда он мог бы пойти домой и поспать, вместо того чтобы вести беседы.

Стив вдруг понимает, что ходит взад-вперёд перед входом в ресторан и наверняка выглядит немного жутко, так что он решает не спеша пройтись по кварталу, и если Бри не окажется на месте, когда он вернётся, если она не ответит на сообщение, он просто напишет ей, что ушёл домой.

Ред Хук - пёстрый район, здесь соседствуют открытые площадки,
старые браунстоуны** и промышленные здания. По ночам здесь очень тихо, а до станции метро далеко. Ресторан ближе к промышленной части района, и, прогуливаясь, Стив замечает красивое кирпичное здание, которое в прошлом могло бы быть пожарной станцией или каретным двором.

За это Стив и любит Нью-Йорк: во время случайной прогулки, можно найти маленькое архитектурное чудо, выделяющееся на фоне других зданий, удивительное и чарующее. Его тут же потянуло к этому зданию, к огромным двухстворчатым дверям и высоким арочным окнам, состоящим из маленьких стеклянных треугольников. Что бы это ни было, на ночь оно было плотно закрыто. Первый этаж утопал во тьме, но из окна второго этажа, из-за занавески пробивался свет. Должно быть, чей-то собственный бизнес, думает Стив. На дверях нарисована огромная красная звезда: половина на одной створке, половина на другой. Хм. Красная звезда. Это может означать что угодно. Пекарня. Галерея искусств. Дорогой магазин одежды.

Стив вглядывается в окно в поисках таблички или знака, объясняющего, для чего используется это пространство. Потом фыркает от смеха и отходит от окна, качая головой. Это ремонтная мастерская мотоциклов. Внутри припаркован новый вишнёвый Индиан Скаут, а выключенная неоновая вывеска наверху гласит: «Починка мотоциклов».

Стив ухмыляется весь обратный путь до закусочной. Он совершенно точно вернётся туда завтра, если мир предоставит ему выходной от необходимости его спасать.

У входа в ресторан стоит, скрестив на груди руки, очень стройная блондинка на очень высоких каблуках, и выглядит она немного раздраженной. Стив понимает, что это Бри, девушка, с которой у него назначено свидание, и направляется к ней, чтобы представиться.

- Долго искала это место? - спрашивает он.

Она вздыхает.

- Ну, я забыла, что Ред Хук практически находится на луне. Почти полчаса пешком от станции метро, - говорит она, разглядывая свои не слишком устойчивые туфли с ремешками и на шпильках.

Стив тоже смотрит вниз. Она такая… Хрупкая. В узких джинсах, которые подчёркивают насколько длинные, но в то же время худые у неё ноги. У Стива мелькает мысль - каково было бы заняться с ней любовью, и - он представляет, как случайно ломает одну из её косточек.

Стив в этом новом теле всего пару лет. Оно всё ещё в новинку, он до сих пор иногда не рассчитывает сил и разбивает стаканы, или снимает двери с петель, или дробит ручки от выдвижных ящиков. И, разумеется, он лажал с девушками из подтанцовки, с медсёстрами, с бесконечным количеством девушек, с которыми его сводила Нат. (Они всегда хотели поцелуя, просто чтобы потом можно было бы сказать: я целовалась с Капитаном Америкой! И Стив никогда не отказывал, не хотел их разочаровывать. Но редко когда дело заходило дальше поцелуя.) Сказать по правде, он страшился сильных чувств, боялся по-настоящему отпустить себя во время секса. Он мог травмировать партнёра. Но в то же время он так хотел любить. Он видел нежные прикосновения и объятия Наташи и Клинта и страстно желал такого же физического комфорта. Но Бри это уже двенадцатое свидание вслепую, и из всей дюжины, подобранной Нат, никто не казался… Той самой.

- Стив? - озабоченно окликает Бри.

Стив краснеет, понимая, что на несколько мгновений выпал из реальности.

- Мне очень жаль. Я только недавно сюда переехал и всё ещё привыкаю к этому месту, - говорит он, предлагая свою руку, чтобы проводить её в ресторан. - Но я только что нашёл мастерскую, в которой, возможно, смогут починить мой мотоцикл, так что в следующий раз тебе не придётся идти пешком от метро.

- Это место… Старомодное, - говорит Бри, оценивающе рассматривая ресторан.

Они садятся за столик, и Бри открывает меню.

- О, боже, у них нет лицензии, - с тяжёлым вздохом говорит Бри.

Видя, что Стив в замешательстве, она показывает ему меню с обеих сторон.

- На алкоголь, - объясняет она.

- О, прости, я... Я не пью. Даже не подумал об этом… - начинает он, но замолкает и встаёт. - Вниз по улице есть винный магазин, я мог бы купить бутылку вина для нас там?

- Нет, всё в порядке, - говорит Бри, накрывая его руку своей. - Я закажу холодный чай. Как-нибудь обойдусь без алкогольных калорий этим вечером.

Стив улыбается.

- Предупреждаю тебя, сейчас я закажу целых три гамбургера. Я довольно много ем.

Он нервничает. Ему всегда тяжело с новыми людьми, если только он не Капитан Америка, а он не хочет быть Капитаном Америкой этим вечером. Он просто хочет съесть гамбургер и поболтать. Но о чём разговаривать с людьми, которые не являются ни супергероями, ни шпионами? Руки Стива сами тянутся к бумаге для рисования и карандашам. Он делает набросок.

- Не хочешь порисовать? - спрашивает он, предлагая Бри листок бумаги.

- Почему нет, - отвечает она. - Я хотела стать дизайнером одежды, но занялась пиаром. Было бы здорово сделать пару эскизов платья.

- Да уж, а я хотел стать суперсолдатом, а закончил в танцевальном шоу, - говорит Стив.

Что ж, это окончательно завершает едва начавшуюся беседу.

Отлично пошутил, Стив, - думает он про себя. Ты вообще нормальный?

К ним подходит официантка, милая девочка-хипстер в очках в тяжёлой оправе, с короткой стрижкой в стиле Луис Брукс и татуировкой на груди, в виде воробьёв и вензелей. Она принимает их заказ (три чизбургера с беконом для Стива, салат с лососем и авокадо для Бри) и заглядывает в их рисунки.

- Оу, ты рисуешь «Красную звезду»? - спрашивает она.

- Хм, - говорит Стив, смотря на свой рисунок и понимая, что он зарисовал небольшое кирпичное здание в викторианском стиле, в котором чинят мотоциклы.

- Джеймс нереальный, - говорит официантка. - Он буквально вернул мою «Веспу» с того света. Этому мотороллеру мог помочь лишь спиритический сеанс, а не ремонт.

Стив улыбается. Ему нравятся девочки хипстеры. Они дерзкие.

- Так, хм, сегодня ты снова спас мир? Я видела что-то по новостям про пришельцев на острове Рузвельта, - говорит Бри. - На что это было похоже?

Улыбка Стива меркнет.

- На что похоже… Люди, которые потеряли свои дома и всё нажитое, расположились в местном спортивном зале. Нам удалость вовремя их эвакуировать, но они лишились всего. И я был рядом с женщиной, которая вышла за покупками, а её ногу раздавило падающими обломками. Я… я не помню слишком много про саму драку. Только… Только после, когда вокруг снова была тишина, и плачущие люди, и машины скорой помощи, и их огни. Красные огни. Синие огни.

Бри смотрит на него в абсолютном шоке. И это выражение лица значит не Я шокирована этой человеческой трагедией, а Ты понятия не имеешь о социальных нормах поведения.

Стив закрывает лицо руками и вздыхает. Он понятия не имеет о социальных нормах поведения.

- Прости, Бри, мне стоило отменить нашу встречу. Не лучший вечер в моей жизни. Я, правда, очень устал, - говорит он сквозь ладони.

Она улыбается в ответ.

- Всё в порядке. Я просто ожидала чего-то другого, наверное. Я работаю модным пиарщиком и это очень поверхностная среда общения, дорогие тайные рестораны, без вывески над дверью, все судят друг друга по одёжке, никто и никогда не говорит о том, как на самом деле себя чувствует. Просто я оказалась не готова к реальности. И к ходьбе, - смеётся она. - Стив, я могла обуть конверсы. Боже мой. И ты бы даже не заметил.

- Я не знаю что такое конверсы, - говорит Стив, всё ещё сквозь свои ладони.

- Кеды. Когда увидишь, сразу поймёшь, что это они, - объясняет Бри.

Он выглядывает сквозь пальцы.

- Может, м-м, хочешь попробовать ещё раз? По-дружески, - говорит он. - Только никаких дорогих секретных ресторанов и, чур, не судить по одёжке.

Бри снова улыбается. И удивленный вид делает ее по-настоящему хорошенькой:

- Договорились.

После ужина Стив вызывает такси, которое увозит её домой в Вильямсбург.

По дороге домой он пишет Наташе.

СГР: Надо было отменить.

НАР: Ох... Прости. Она правда нравится Джанет. Может, останетесь друзьями?

СГР: Не знаю. Мы расстались на этом, но не уверен, что когда-нибудь встречусь с ней снова.

НАР: Все так плохо?

СГР: Нет. Вообще-то нет. Просто… Не хорошо. Не из-за нее. Она милая. Наверное. Дело во мне.

НАР: Ты еще найдёшь ту единственную.

СГР: Начинаю в этом сомневаться. Спокойной ночи, Наташа. Увидимся на планерке.

НАР: Спокойной ночи :-*

***

Наутро, вернувшись с пробежки, Стив понимает, что мотоцикл не заводится. Он не заморачивается сменой одежды и катит байк через четыре квартала до ремонтной мастерской, которая, к счастью, открыта. Внутри очень чисто и подозрительно тихо. Огромные двустворчатые двери распахнуты, и солнечный свет из высоких окон заливает уютный фронт-офис с белыми стенами и длинной стойкой. За ним виднеются приоткрытые двери, ведущие в ещё более просторное заднее помещение. На витрине сияет «Индиан Скаут», его хромированная поверхность купается в свете неоновой вывески.

Привлекательная девушка с длинными тёмными волосами сидит у офисной стойки лицом к дверям и пишет что-то в телефоне, игнорируя открытый лэптоп. На первый взгляд ей чуть больше двадцати, она одета в простое платье с цветочным принтом. Запястье унизано позвякивающими браслетами, а длинные ногти покрыты металлически-зеленым лаком. Волосы заколоты с одной стороны большим жёлтым шёлковым цветком, губы бордового цвета, и, набирая текст, она жуёт жвачку.

Стив заходит внутрь со своим разбитым «Харлеем» и слышит свист, доносящийся из другого помещения, но никого там не видит. Девушка отрывается от телефона на звук, смотрит на мотоцикл Стива и морщится.

- Боже мой, твой «Харлей» попал в переделку, - говорит она. - И мне неприятно говорить тебе об этом, приятель, но кажется, он продул.

Стив улыбается.

- Нет. Ты бы видела других парней.

Глаза девушки сужаются, когда она впервые внимательно смотрит на него.

– Думаю, я видела. По новостям.

- Можешь его починить? - спрашивает он.

- Черта с два, - она выставляет напоказ свои безукоризненно накрашенные ногти. - И повредить этих деток?

Смутившись, Стив показывает на вывеску, которая гласит: «Починка мотоциклов».

- Но…

Девушка сползает со стула, на котором сидела, и вздыхает.

- Ладно, давай попробуем ещё раз.

Она протягивает руку, и Стив пожимает её.

- Привет, меня зовут Дарси. И я не чиню мотоциклы.

Потом Дарси открывает дверь, ведущую вглубь помещения. Оттуда, смешно переваливаясь и пыхтя, выбегает питбуль чёрного цвета, с белой грудкой и лапами. Дарси показывает на собаку, которая направляется прямиком к Стиву, так интенсивно виляя хвостом, что кажется, будто она сейчас завалится на бок.

- Это Пингу. И она тоже не чинит мотоциклы.

Питбуль Пингу ложится на спину у ног Стива, открывая мягкий белый живот, и продолжает так усердно вилять хвостом, что Стив просто не может сдержать смех.

Дарси лишь вздыхает.

- Пингу, ты такая потаскушка, - говорит она с умилением. А потом обращается к Стиву: - Эта собака устроилась в жизни лучше, чем кто-либо во всём районе. Поверь мне.

Потом она приседает к собаке и говорит:
- Пингу, дай пять!

Пингу, всё ещё лёжа на спине, протягивает лапу и ударяет по руке Дарси.

- А кто всё-таки чинит мотоциклы? - спрашивает Стив, наклоняясь, чтобы почесать собачий живот, и получая в награду счастливое похрюкивание.

Дарси зовёт через плечо:

- Джеймс! Раненый «Харлей». Множественные ранения.

Из глубины помещения раздаётся грохот, как будто на пол опустили что-то тяжёлое и железное.

Дарси выпрямляется и переходит на шёпот.

- Хм, ты должен кое-что знать. Джеймс не улыбается незнакомцам, это какая-то русская фишка, ничего личного. Вообще-то, он совершенно не умеет создавать приятное первое впечатление. Если он предложит тебе чай, не пей, он отвратительный. С другой стороны, он может починить любой мотоцикл на всём белом…

Но Стив уже ее не слышит, потому что входит Джеймс, рассеянно подбрасывая в руке гаечный ключ.

И внутренности Стива ухают вниз.

Джеймс сногсшибателен. Шесть футов стальных мышц, татуировки и пирсинг, бледно-голубые глаза, старая тонкая белая майка и полинявшие джинсы, сидящие низко и обтягивающие сильные мускулистые бёдра. Длинные тёмные волосы собраны в небрежный пучок. Он обут в высокие наполовину зашнурованные ботинки, и Стив глупо думает, конверсы. Вся его одежда заношенная, простая и удобная, но надета на тело, мощное, как гоночные байки, которые Стив видит мельком в задней мастерской. Контраст выбивает почву из-под ног, захватывает дух так, как ничто и никто другой не мог с тех пор, как Стив проснулся в этом шумном ярком будущем.

Правая скула Джеймса испачкана в машинном масле. Прядь тёмных волос выбилась из пучка и мажет по челюсти.

Стиву приходится держать руки в карманах, чтобы остановить себя от желания стереть грязь. Заправить прядь волос за ухо. Ему кажется, что его кровь бурлит, он может прочувствовать каждый дюйм сокращающейся дистанции между ним и Джеймсом. Он полностью теряет контроль над ситуацией.

И чувство это совершенно не взаимно.

Джеймс проходит мимо Стива, будто его здесь вообще нет, и приседает у байка. Сквозь дыры в джинсах видны его колени. Вся его левая рука покрыта татуировкой-рукавом, провода и серебристые пластины, будто она - часть реактивного двигателя. Сияющую хромированную руку венчают красная звезда на дельтовидной мышце и серийный номер на предплечье. Вокруг номера написаны какие-то слова на кириллице, выгравированные так, будто это идентификационная табличка фирмы-производителя. На его правом плече изображена крадущаяся вниз чёрная кошка, оскалившая зубы, её лапа накрывает перекрещённые винтовку и кинжал, а хвост оплетает факел. Эта татуировка выглядит, как знак военного подразделения, в пламени факела кириллицей написан акроним. Потом Стив переключается на широкую спину под тонкой майкой, на то, как под ней играют мышцы, когда Джеймс тянется вперёд, дотронуться до мотора мотоцикла.

Он ведёт указательным пальцем по отверстиям, оставленным лазерным оружием.

- Господи Иисусе.

Его русский акцент добавляет словам какой-то яростной мелодичности.

Дарси закатывает глаза.

- Манеры, Джеймс.

Потом она смотрит на Стива.

- Прости, его вырастили медведи в буквальном смысле, так что у него есть оправдание.

Джеймс улыбается, глядя на Дарси со спокойной нежностью, и если до этого Стив думал, что Джеймс шикарный, то его улыбка просто ослепляет. Эта улыбка освещает всё помещение, и больше всего на свете Стив желает, чтобы она предназначалась ему.

Стив рассеянно трясёт головой, пытаясь прийти в себя. Да что с ним такое? Впервые кто-то обращается с ним, как… Как с нормальным человеком, не как с Капитаном Америкой, и внезапно он хочет стать этому человеку лучшим другом? Соберись, Роджерс!

Дарси достаёт из-под прилавка пластиковую коробку, в которой оказываются влажные салфетки, и толкает их в сторону Джеймса, многозначительно покашливая.

Джеймс кладёт гаечный ключ, берёт салфетку и вытирает руки от масла. Он протягивает правую руку, и Стив берёт её в свою. Рукопожатие у Джеймса сильное, и Стиву кажется, будто он видит его насквозь этими своими огромными прозрачными глазами, расположенными над аристократическими скулами, которые так ярко контрастируют с мощным телосложением и серебряными, красными и чёрными чернилами на руках.

Реальность рассыпается на кусочки, когда Джеймс открывает рот и низко, хрипло рычит:

- Привет. Джеймс Барнс. Видел тебя в новостях. Ты ехал на нём сюда с острова Рузвельта? Если так, то ты идиот.

Дарси прикрывает лицо рукой.

- Малыш, - стонет она, всё ещё держа ладонь у лба. - Я смотрела записи твоих уличных гонок. Не тебе обзывать кого-то идиотом за выходки с байками.

Стив не может оторваться от этих прозрачных, беспокойных глаз.

- Привет. Я Стив Роджерс. И ты не первый, кто говорит мне подобное.

Джеймс встаёт на ноги и катит «Харлей» в мастерскую.

- Дарси, - зовёт он. - Принесёшь мне чая?

- Уууууу,- стонет Дарси.

Джеймс бросает взгляд через плечо на Стива, который не шелохнулся:

- Хочешь чая?

Стив вспоминает о слёзном предупреждении Дарси насчёт чая (в этот момент она жестами показывает ему «нет» из-за прилавка, скрещивая руки перед собой и сочувственно качая головой) и он думает, да пошло оно всё, живу только один раз.

- Конечно, - говорит он.

- Дарси, принеси нашему гостю чая и печенья, пожалуйста.

Джеймс машет Дарси своей филигранно-чернильной рукой, хватается за руль «Харлея» и продолжает катить его в мастерскую.

- Сюда, - говорит он, не глядя на Стива. - В следующий раз заходи с чёрного хода. Несколько девчонок фотографировали тебя через окно, пока мы болтали. Наверное, это утомляет. Заходи с переулка на Кингстрит, дверь с красной звездой. Чаще всего бывает открыта.

- Спасибо, - отвечает Стив, оглядываясь через плечо: за окном и правда стоят трое девочек-подростков и наблюдают за ним, печатая что-то в своих телефонах. Он машет им рукой и неловко улыбается, прежде чем зайти в гараж.

В просторной мастерской стены из голого кирпича. Большой, старомодный, удобный даже на первый взгляд диван стоит у стены, которая отгораживает переднюю часть от дальней. У правой стены верстак, заваленный инструментами и запасными деталями. Огромные окна выходят на залитый солнцем переулок, где припаркованы пикап и небольшой трейлер. Винтовая лестница в углу ведёт на второй этаж, где, предположительно, находится жилое помещение или склад. По всей мастерской на полу или на подставках стоят мотоциклы. Красивый гоночный «Триумф» и еще парочка байков разной степени собранности, изготовленных на заказ. Что-то огромное и мощное стоит в углу, накрытое пыльной тканью, которая до боли напоминает Стиву парашют. Есть и винтажная «Веспа» бирюзового цвета.

Стив опускается на диван, и Пингу запрыгивает следом, ложась на подушку и устраивая свою большую голову у него на коленях. Он наблюдает за тем, как Джеймс укрепляет «Харлей» на рабочей стойке за переднее колесо и цепляет стул ногой, чтобы сесть на него. Стив оглядывается вокруг и думает о том, что здесь удивительное естественнее освещение. О том, какая получилась бы студия для рисования. И как давно он ничего не рисовал.

Осматриваясь, он замечает призовые кубки, засунутые под рабочий верстак. Некоторые валяются на боку. Это кажется странным. Большинство мастерских держало бы их на виду.

Стив не успевает задуматься: появляется Дарси с кружкой чая в руке и тарелкой печенья. Ставя всё это на перевёрнутый деревянный ящик у стола, она шепчет:

- Ничего страшного, если ты не выпьешь чай. Он использует остатки для промывки двигателей.

- А печенья безопасны? - шепчет Стив в ответ.

- Вот об этом ты мне и скажешь, пробую новый рецепт.

Чай очень крепкий, очень сладкий и пахнет дымом. Он и наполовину не так плох, как говорит о нём Дарси. Очень похож на Лапсанг Сушонг, который постоянно пила Пегги, его терпкий вкус напоминает о красных губах, чулках в сеточку и остром уме. Овсяное печенье с клюквой всё ещё тёплое и удивительно вкусное, и Стив стонет от удовольствия, надкусив первое. Он собирается съесть всю тарелку и ему всё равно, кто что скажет.

Но сначала проверит, как там его мотоцикл. Так и держа чашку в руках, он встаёт, направляясь к стойке, на которой закреплен его бедный «Харлей».
Джеймс отрывается от осмотра мотоцикла и хлопает себя по карманам джинсов.

- Дарси? Ты не видела мой гаечный ключ?

Дарси выглядывает из-за прилавка переднего помещения и свистит.

- Поберегись! - кричит она, кидая ключ в сторону Джеймса… как раз когда на пути оказывается Стив.

Он слышит, как Джеймс за спиной рычит: «Блядь!» - и пригибается, но внезапно его загораживает тело, и рука ловит ключ в сантиметре от его головы. Он спотыкается, поражённый, и Джеймс придерживает его за спину, помогая установить равновесие.

Вблизи Джеймс пахнет корицей, чистой одеждой, машинным маслом и мускусом. Внезапно Стив жалеет о том, что не принял душ. Жалеет, что не переоделся после пробежки. Они оба немного напуганы и пару мгновений просто пялятся друг на друга. Джеймс осматривает его на наличие повреждений своими светлыми глазами, а потом хмыкает и отступает, отдёргивая руку, будто обжёгся.

- Дарси, целишься ты все еще ужасно. Не бросай вещи, - говорит он, направляясь к мотоциклу и снова поигрывая ключом.

- Прости-и-и-ите, - Дарси съёживается в дверях. - Вот блин, я только что чуть не вышибла мозги Капитану Америке, мне надо выйти прогуляться ненадолго, пока-а-а-а...

Джеймс садится на стул перед мотоциклом Стива, постукивая ключом по руке.

- Ну, я могу его починить. Дай мне два дня. Один день на заказ запчастей, второй на их установку. Замена нужна?

Стив смотрит на длинные пальцы Джеймса, на то, как умело они обращаются с ключом. Только когда неловкая тишина в мастерской затягивается, он понимает, что ему задали вопрос, на который ждут ответа.

- Э. Что?

- Тебе нужен другой мотоцикл, пока я чиню твой? - спрашивает Джеймс. - Если да, то можешь взять «Индейца».

- Нет, всё в порядке, - говорит Стив. - Никаких планов на пару дней.

Он смотрит на Джеймса, думая, но я мог бы запланировать кое-что. Может быть, мы могли бы съесть по гамбургеру. Их глаза встречаются снова, и Стив уже готов спросить, когда Джеймс смотрит вниз и прочь, слегка краснея, и отворачивается к мотоциклу. Стив растерян. Этому парню точно не нужны новые друзья.

- Оставь свой номер Дарси, мы позвоним, когда работа будет сделана, - говорит Джеймс, уже снимая обшивку с двигателя. Стив собирается уходить, но замирает, когда Джеймс поворачивается и смотрит на него: - И в следующий раз не езди на сломанном мотоцикле. Пожалуйста. Позвони нам. Я подъеду на пикапе и заберу его. Хорошо?

Стив чувствует волну раздражения. Что не так с его жизнью, если даже незнакомцы сомневаются в его решениях?

- Это необязательно, - говорит он с нотками стали в голосе. - Я сам могу добраться до дома. А даже если не могу, я быстро исцеляюсь.

Джеймс продолжает пялиться на него, склонив голову набок. Выглядит это очаровательно и… Немного пугающе. Стив не привык чувствовать подобное рядом с обычными людьми.

- Ты солдат, так что быстрое исцеление не уменьшает боль. Оно значит только, что ты чаще её чувствуешь. Если хочешь вести себя, как идиот, не буду мешать, но я забираю мотоциклы других наших постоянных клиентов. Решай сам.

- Э. Хорошо, - говорит Стив.

Слова Джеймса не идут из головы. Обычно, когда Стив говорит, что быстро исцеляется, люди говорят ему, как это здорово и как ему повезло. Но Джеймс каким-то образом разглядел то, в чём сам Стив не хотел себе признаваться: люди принимали это как данность. Они считали, раз его так часто ранят, должно быть, раны не болят так сильно. Но боль не прекращалась. Каждый раз она была как в первый. Как сказала Бри? «Я не была готова к реальности». Может быть, не она одна жила с пеленой на глазах.

Джеймс ухмыляется и поворачивается к нему спиной, ставя точку в разговоре и обращая все внимание на разбитый «Харлей».

Стив выходит из мастерской и обменивается номерами с очень виноватой Дарси. Она замечает, что он съел всё принесенное к чаю печенье, и высыпает ему в горсти всю коробку, бормоча «простипростипрости» и не встречаясь с ним взглядом.

Девочки-подростки всё ещё ждут у главного входа, в руках у них блокноты для автографов. Стив выходит через заднюю дверь.

Шесть кварталов спустя его немного отпускает.

Стив стонет про себя, открывая дверь в пустую квартиру: его немногочисленные пожитки всё ещё стоят не распакованными. Как подружиться с кем-то, - спрашивает он себя, падая на не заправленную кровать. Понятия не имею, как подружиться с кем-то, кроме ребят с работы.

Раньше это никогда не казалось проблемой. Пока он не встретил того, с кем почувствовал связь. Пока не встретил Джеймса.

Он хотел бы быть тем, кому Джеймс улыбнётся. Он хотел бы услышать, как звучит его смех. Он хотел…

Забраться под тонкую майку и узнать, вправду ли это тело такое твёрдое и сильное, как кажется.

Запустить свои пальцы в длинные тёмные волосы и дёрнуть.

Узнать, каков Джеймс на вкус.

Он хотел бы.

О.

О.

Сквозь штаны Стив накрывает рукой твердеющий член и прикусывает губу, почувствовав обжигающее тёплое покалывание в животе и бёдрах. Вот дерьмо, думает он, когда в мозгу снова всплывают холодные голубые глаза, красные изогнутые губы и покрытая чернилами кожа.

Лишь обладая его удачей, можно было влюбиться в местного механика, который, во-первых, натурал, а во-вторых, пожалуй, единственный во всём Нью-Йорке не интересуется Капитаном Америкой.