Actions

Work Header

Королева улья

Chapter Text

Жизнь после смерти невозможна. Я думал так всегда. Но я мертв. И жив одновременно.

Последнее мое четкое воспоминание – точное попадание по кораблю противника. Меня окружало несколько кораблей-истребителей, но наша цель была крупный фрегат, что доставлял в нашу систему какой-то груз. Начальство не собиралось выяснять, что именно хивы перевозят, нам просто указали сбить их. И мы с моими товарищами преследовали их несколько парсеков, прежде чем смогли избавиться от всей охраны и пробить их защиту.

Кажется в тот момент мы оказались в системе Озириса рядом с одной из молодых расцветающих и готовящихся к колонизации планет, и почти все наше построение сгорело от атаки хивов, но я знал, что цель важнее наших жизней, и не останавливался даже когда понял, что некому прикрывать мои тылы.

Что было дальше... смутно, словно в тумане я видел, как начал разрываться от внутренних взрывов транспортный фрегат, и как из него посыпались спасательные шлюпки. Я пытался добить убегающих, но из остатков корабля выпрыгнул еще один истребитель, и, переключившись на него, я упустил пару шлюпок.

Чем закончился мой бой я не помню.

Словно в бреду я вижу образ своего корабля, приземлившегося на неизвестной планете с буйной растительностью и темно-коричневыми облаками. Чувствую непереносимую боль, которая разливается кипящим маслом от шеи по всему телу. Кажется, я горел, кажется, меня раздавило остатками покореженного корабля. Как я оттуда выбрался – не имею ни малейшего понятия.

Я висел на огромном дереве параллельно земле, привязанный к ветке каким-то плотным материалом, и не чувствовал ничего, кроме какой-то неприятной влаги в ушах. Словно искупался, или древесный сок капал мне на макушку, заставляя меня чувствовать себя мокрым и липким.

Осторожно попытался пошевелить головой – шея не слушается, словно я парализован. Возможно, после падения так и есть, и к дереву меня прикрутило местное насекомое, чтобы сожрать.

Подо мной метра три, земля покрыта колючими темно-зелеными травинками, и я смотрю на них, изредка моргая, пытаясь прийти в себя и осознать, что я есть и зачем тут.

Внезапно перед моими глазами появилось невысокое тонкое, как палочник, существо костяного цвета с длинными пальцами, между которыми были темно-коричневые перепонки, и плоским узким лицом с фасеточными глазами. От ужаса я вздрогнул – передо мной был хив.

Насекомое обнюхало меня или просто осмотрело, а потом стало стрекотать на своем мерзком языке. Не знаю, что оно хотело: звало напарников или исполняло предобеденный ритуальный гимн. Мне было все равно, я пытался шевелиться, высвободиться, но, кажется, мое тело мне не подчинялось, я лишь дергал скулами и ноздрями уверенный, что еще немного, и я смогу заставить тело подчиняться себе.

Хив ловко запрыгнул на мою ветку и сделал мне инъекцию из шприца, похожего на наши, человеческие. Дальше... я уснул.

***

 

Хив разгуливал под моим деревом и выковыривал из ствола жуков. Жук, жрущий себе подобных, вызывал омерзение. А когда эта тварь забралась на мою ветку и попыталась впихнуть насекомое мне в рот, я укусил его за палец. Хив взвыл, ущипнул меня за губу и сбежал. Это принесло некоторое облегчение – я не понимал, что этой недоделанной стрекозе было от меня надо.

Хив делал мне инъекции, и вскоре я понял, что это действительно человеческие лекарства, восстанавливающие нейронные связи. Кажется, у меня была сломана шея, и лекарство должно было помочь мне вернуть мое тело. Но зачем это было нужно врагу нашей расы, я не понимал.

С хивами мы воюем года четыре. До этого вели торговлю, изредка пересекались на крупных астероидах и пытались влиять на полудикую расу рядом с Орионом. Никто вроде никому дорогу не переходил, но в один прекрасный момент эти уроды напали на базы на Марсе и почти полностью уничтожили наши минералодобывающие колонии на Венере. Зачем и почему, таким простым солдафонам как я не разъясняли, и приходилось довольствоваться спутанными новостями из медии. Кто-то говорил, что мы случайно начали бурение на планете, где они высиживали свои яйца, а кто-то доказывал, что хивам потребовались ресурсы из Ориона, и нас решили вытеснить. Так или иначе, мы воюем: четыре года разрушающих вылазок с обоих сторон, но страдают лишь ресурсы и техника – роботы да андроиды. Людей посылали лишь на особые миссии вроде этой. И миссия завершилась успешно ценой жизни шестерых пилотов.

Хорошо это или плохо решать не мне. Еще когда окончил академию я свыкся с мыслью, что буду оружием в руках правительства, и откинул думы о правильном или неправильном. Мне вообще не дозволено думать, я - винтик в огромной системе чужеродного мне правосудия. Я - тот, кто следует указам, поднимая оружие на слабых и невинных, ради благой цели и нажимает на курок, истребляя расы ради спасения человечества.

Вот он я – спаситель. Вишу на дереве и жру насекомых. А человечество мечтает покорить хивов и забрать их биотехнологии. Зачем? После того как двести лет назад ученые успешно синтезировали искусственное топливо, мы более ни в чем не нуждаемся. Человечество покорило само себя, мы – высшая ступень эволюции, где слабый пожирает сильного, так как может. Мы завоевали пространство, завоевали время, мы почти бессмертны, почти не болеем. Мы почти боги, но не поделили одну планету с насекомыми.

А хивы действительно больше насекомые чем гуманоиды. Хитиновые шкуры, фасетчатые глаза, и они откладывают яйца.

Вот и мой хив сейчас этим занялся. Свил гнездышко недалеко от моего дерева и сложил в нем два десятка яиц. Что из них вылупится – одному богу известно. Но я не хочу дожидаться, так как теперь у меня твердая уверенность что я тут для корма. А когда я смогу шевелиться, то детки хива получат прекрасный опыт в погоне за своей первой человеческой жертвой.

Меня аж передернуло от таких мыслей.