Actions

Work Header

Permanent Fixture

Chapter Text

Сколько бы она его ни встряхивала, тест на беременность отказывался показывать отрицательный результат. Она прыгала на месте, размахивала им в воздухе, – ничего не выходило. Все три теста упорно показывали один и тот же результат.
Мелиссе Делгадо шестнадцать лет и она беременна. Мама убьет ее. Она ей сотню раз твердила одно и то же – "подождите до свадьбы". Нет ничего плохого в том, чтобы подождать до свадьбы, но вот ждать-то Мелиссе и не хотелось. Особенно с мужчиной, с которым она мечтала провести всю свою жизнь. Что могло пойти не так?
Поднявшись с пола в ванной, Мелисса бросилась в свою комнату и схватила телефон. Набрала домашний телефон Джеймса, и после второго гудка трубку подняла его мама.
– Алло?
– Здравствуйте, миссис МакХейл. Это Мелисса. Можно мне поговорить с Джеймсом?
– Конечно, милая. Подожди минутку, я его позову.
"Позвать его", очевидно, означало убрать трубку от уха и проорать Джеймсу, чтобы он тащил свою задницу вниз и ответил на звонок. Мелисса услышала шорох и треск переключаемых линий.
– Привет, Мелс, – поздоровался с ней Джеймс.
– Привет, Джеймс, – выдавила Мелисса, чувствуя облегчение при звуке его голоса. – Ты можешь прийти ко мне? Мне нужно тебе кое-что рассказать, но не по телефону.
– Да, конечно.
Они попрощались, Мелисса положила трубку и, прислонившись к стене, обессилено опустилась на пол. А если он не захочет ребенка? Если он не захочет ее? Если он будет настаивать, что ребенок не его?
Нет, это не похоже на Джеймса. Мелисса постаралась отогнать дурные мысли и сосредоточиться на чем-то хорошем. Джеймс обрадуется ребенку. Он захочет провести с ней свою жизнь. Он любит ее. Они поженятся. Все будет хорошо.
Раздался дверной звонок, и Мелисса вскочила с пола, услышав, как мама впустила Джеймса в дом. Они несколько минут говорили о школе и футбольной команде, а потом Мелисса услышала, как Джеймс поднимается по ступенькам.
Она снова села на кровать в беспокойном ожидании. Она справится. Нет ничего проще. Ей всего лишь нужно было сказать, что она ждет ребенка.
Ладно, кажется, она переоценила свои силы.
– Привет, – улыбнулся Джеймс, переступая порог комнаты.
– Привет, – ее голос прозвучал не громче задушенного писка.
Джеймс сел рядом с ней на кровать, обнял за плечи и поцеловал в щеку:
– Что ты хотела мне рассказать?
Мелисса продолжала смотреть на Джеймса и молчала. Она попыталась улыбнуться, но губы не слушались, поэтому она просто помотала головой. Слезы покатились градом, и Джеймс тут же обнял ее, прижимая к груди:
– Малышка, что случилось? – спросил он взволнованно.
– Джеймс, я… – начала она, всхлипывая. – Я…
– Ты что? – эхом повторил Джеймс, а его беспокойство перерастало в панику. – Мелисса, что стряслось?
– Я беременна, – выпалила она и в ужасе зажала рот ладонями.
Она сказала это. Призналась. И теперь до чертиков была напугана.
– Ты… уверена? – медленно переспросил Джеймс, когда немного отошел от шока.
– Да, я сделала три теста. У меня три положительных результата и уже неделю задержка.
Джеймс по-прежнему изумленно смотрел на нее, а потом осторожно кивнул. Мелисса, впрочем, не поняла, хороший ли это знак.
– Что мы будем делать? – спросила она.
– Ты хочешь оставить ребенка?
– Да.
Джеймс еще раз кивнул. Она уже начала уставать от такой его реакции.
– Тогда, Мелисса Делгадо, ты выйдешь за меня?
И с этого момента ей казалось, что ее мечты воплотились в реальность. Как только он сделал ей предложение, все сразу встало на свои места. Конечно, она согласилась. Месяц спустя они поженились, а 7 ноября 1988 года Мелисса родила здорового мальчика. У него были зеленые глаза и темные волосы, как у Джеймса, но Мелисса видела в нем и свои черты. Они назвали его Дереком, и их мир стал почти идеальным.
На самом деле, даже лучше, чем идеальным. Они окончили школу, и, когда Мелисса ходила на занятия в колледже (потому что Джеймс знал, как она хотела стать медсестрой), он оставался дома с Дереком. А когда Джеймс работал, Мелисса занималась ребенком.
Дерек рос счастливым малышом, немного непоседливым, конечно, но вполне нормальным. Когда он стал чуть старше, его, казалось, по-прежнему не волновало, что они живут в однокомнатной квартире и что его родители моложе других родителей. С Дереком все было хорошо, а вот у Мелиссы и Джеймса дела обстояли не так здорово.
Дереку было пять, а Мелисса оканчивала школу и собиралась поступать в медицинский колледж. Джеймс же стал выпивать, увлекся азартными играми и занимался бог знает чем. Он приходил с работы злым и шумным, и Мелисса забирала на ночь Дерека к родителям.
Мелисса уже стала думать о том, чтобы подать на развод (она действительно хотела этого, но не решалась из-за сына), когда Джеймс вновь начал вести себя как раньше. Он стал тихим, спокойным, водил Дерека на баскетбольные матчи, работал сверхурочно и разминал ей плечи, когда она готовилась к выпускным экзаменам.
И понятное дело, что, когда наладилась их жизнь, они вновь стали заниматься сексом. И вскоре повторилась уже знакомая ситуация – она вновь сидела на полу ванной с еще одним положительным тестом на беременность в руках.
21 октября 1994 года родился Скотт. Мелисса думала, что, возможно, с рождением Скотта Джеймс будет и дальше вести себя прилично. Но стало даже хуже, и Мелисса не знала, что делать. Родители пытались убедить ее переехать со Скоттом и Дереком к ним, но Мелисса не хотела разлучать детей с отцом.
В итоге ей и не пришлось идти на радикальные меры.
На третий день рождения Скотта Джеймс вышел в магазин купить свечи для торта и не вернулся. Несмотря на то, что через две недели был девятый день рождения Дерека, он просто ушел из дома, не оставив никаких контактных данных.
Они втроем переехали в старый дом семьи Дельгадо, и Мелисса сменила фамилию на девичью. Когда Скотт пошел в третий класс, она наконец стала медсестрой и родители Мелиссы купили им дом. Конечно, Мелисса пыталась отказаться, но они настояли, аргументировав это тем, что у них достаточно денег, а мальчикам нужно больше места. Она с неохотой согласилась, и их семья переехала в маленький двухэтажный дом в Бикон Хиллз, в нескольких часах езды от их прошлого места жительства.

Дерек знал, что ему не стоило винить Скотта. И не стоило винить свою мать. Во всем виноват отец. Сейчас он уже знал, что его отец ублюдок, трус и жалкое подобие мужчины. Он понимал это.
Просто ему слишком тяжело было жить в семье, не чувствуя себя ее частью. Скотт был очень похож на их мать – мягкие каштановые волосы, карие глаза и загорелая кожа. Дерек же выглядел копией отца – темные волосы, зеленые глаза и резкие черты лица. Дерек со Скоттом похожи, но, скорее, как дальние родственники, а не родные братья.
Его все чаще стало преследовать чувство недовольства и разочарования. Его раздражали любые мелочи. Иногда он слышал, как его мама разговаривает с бабушкой по телефону о том, что он постоянно в плохом настроении, о том, что у него хорошая успеваемость, но совсем нет друзей. Он сердился и вымещал свою злость, как могут делать только старшие братья.
Он срывался на Скотте.
Начиналось с малого – он прятал его любимые игрушки и воровал десерт, когда их мама не видела. Ведь это было так легко. Скотт дулся, но чувствовал вызов. Он не плакал и не жаловался на Дерека, а просто испепелял его взглядом и обещал отомстить. И никогда не осуществлял своих угроз.
Скотту диагностировали астму, и над этим Дерек тоже издевался. Его младший брат повел себя мудро: всего лишь пожал плечами и сказал, что ничего страшного не будет. Если ингалятор поможет ему дышать, значит, он всегда будет держать его под рукой. Дерек не нашелся, что на это ответить.

Со временем у него стало получаться. Он обзывал Скотта неудачником, идиотом и другими нелестными прозвищами. А потом стал давить еще сильнее, потому что тот взрослел и мог стерпеть больше. И однажды Дерек перешел черту.
Восьмой день рождения Скотта. Они все еще жили с родителями Мелиссы – впятером. Они поужинали в кафе и вернулись домой, чтобы попробовать торт, поесть мороженого и открыть подарки. Дереку было почти четырнадцать и в следующем году он должен был пойти в старшую школу, поэтому последнее, о чем он мечтал, – проводить время со своим младшим братом, мамой и ее родителями.
Так, по крайней мере, он пытался себя оправдать. Ему нравилось быть со своими родными, особенно учитывая, что у него фактически не было друзей в школе: он не считал друзьями тех, с кем иногда проводил время.
Но лучше бы Дерек сейчас был с ними, а не праздновал день рождения младшего брата. Они съели десерт, Скотт открывал подарки, мама убирала со стола, а дедушка с бабушкой к тому времени уже ушли наверх. Дерек сидел за кухонным столом, наблюдая, как Скотт аккуратно складывает подарки в большой яркий пакет, чтобы его легче было нести в спальню наверху.
– Пять лет назад на твой день рождения отец бросил нас.
Скотт оторвался от своего занятия и посмотрел на Дерека широко распахнутыми глазами:
– Что?
– Папа ушел на твой третий день рождения, потому что не любил тебя. Он не смог больше смотреть на тебя. Кто будет любить такого идиота-астматика, который получает плохие оценки и читает только комиксы? Это твоя вина, Скотт.
– Мама говорит, что врать нехорошо, – ответил Скотт, хотя было видно, что его задело.
– Я не вру.
– Врешь! Папа ушел потому, что так было надо. У него было много дел и…
– И каких это дел? – спросил Дерек, вставая с места и наклоняясь над столом. – Мама соврала. Он ушел не потому, что у него были более важные дела, он ушел потому, что не мог каждый день смотреть на такого тупицу, как ты!
– Дерек!
Скотт и Дерек оглянулись и заметили Мелиссу, стоящую в дверях. Дерек увидел ее слезы и похолодел. Он оттолкнул ногой стул и вылетел из комнаты, но все равно слышал, как мама утешала плачущего Скотта.
– Почему он такой злой?
– Твой брат просто… у него слишком много злости внутри. Он не такой как ты, он больше похож на…
Она замолчала, но Дерек уже знал, о чем она подумала. Он такой же, как его отец.
После этого он перестал доставать Скотта, решив просто игнорировать его. Они переехали в Бикон Хиллз за неделю до того, как Дерек пошел в десятый класс, а Скотт – в четвертый. Теперь, когда в доме стало меньше народу, избегать друг друга стало гораздо проще. Их мама получила работу в больнице и почти каждый день оставалась на ночные дежурства. Дерек готовил обед на двоих, съедал свою половину, а потом стучал в дверь Скотту, сообщая, что еда на кухне.
Накануне первого школьного дня Скотт начал нервничать. Мама пыталась успокоить его, но, кажется, он был в ужасе от перспективы начинать учебу в совершенно новом месте, где его никто не знал. Дереку хотел сказать, что и в старой школе у него не было друзей, но промолчал. Вместо того чтобы быть ужасным братом, он выбрал вариант вообще не быть им. И он не испортит то, чего уже добился.
В конце концов Скотт успокоился и отправился спать в восемь часов, потому что теперь он ждал завтрашнего дня. По неведомой причине Скотт с нетерпением ждал, как через два года он пойдет в среднюю школу, несмотря на то, что средняя школа – отстой. По правде говоря, Дерек никогда не говорил брату, насколько средняя школа отстойная. А их мама заверяла Скотта, что с каждым годом ему будет нравиться в школе только больше.
После первого же дня Скотт примчался домой, радостно улыбаясь:
– Угадай, что произошло?
Дерек не сразу сообразил, что обращаются именно к нему:
– Что?
– Я нашел себе друга! – воскликнул он, перекатываясь с носка на пятку.
– Рад за тебя.
– Его зовут Стайлз Стилински.
Наверное, все эмоции Дерека отразились на его лице, потому что радостное возбуждение Скотта сошло на нет:
– Что такое?
– Ничего, – пожал плечами Дерек. – Просто трудно поверить, что кто-то назвал своего ребенка Стайлз Стилински. Ты уверен, что не выдумал его?
– Он настоящий, – ответил Скотт, скрещивая руки на груди и обиженно хмурясь.
Дерек фыркнул и вернулся к книге, которую им задали читать по английскому:
– Как скажешь, Скотт.
Скотт готов был и дальше спорить, но тут в комнату зашла Мелисса.
– Он настоящий, Дерек. Я разговаривала с его мамой, пока мы ждали окончания тренировки. Он выглядит… очень подвижным ребенком.
– Да, и завтра после школы он придет ко мне в гости. Устроим марафон видео игр, – несколько самодовольно ответил Скотт.
– Весело будет, – пробормотал Дерек, даже не пытаясь уже разобрать что-либо в книге, перечитывая раз за разом один абзац.
– А я думаю, что ты завидуешь.
Наконец Скотт привлек его внимание. Дерек оторвался от книги:
– С чего это?
– У тебя нет вообще друзей, а у меня появился один.
Бросив быстрый взгляд в сторону матери, Дерек увидел, что ситуация ее забавляла. Дерек никогда не стеснялся и не боялся людей, он просто был интровертом и предпочитал сторониться их, и большинство это желание уважало.
– Мне нравится быть одному.
– Ну конечно, – снисходительно ответил Скотт, кивая, и похлопал Дерека по плечу.
Прежде чем Дерек успел что-либо сказать, Скотт выскочил из комнаты и убежал на кухню. Их мама так и осталась стоять, прислонившись к дверному откосу, и улыбалась.
– Что? – спросил он, хмурясь.
– Ты не стал орать на него или насмехаться.
– Повзрослел, – пожал плечами Дерек, снова возвращаясь к книге. Он по-прежнему смотрел на тот же абзац, когда мама поцеловала его в лоб и отправилась на кухню помогать Скотту.
После школы Дерек какое-то время был предоставлен только себе самому: он возвращался домой на автобусе до того, как мама привозила Скотта.
Обычно он выполнял домашнюю работу, потому что не мог придумать себе другого занятия.
На второй день после школы он сидел за столом на кухне и пытался делать домашнее задание по алгебре и не заглядывать в ответы на последней странице. Он услышал, как открылась входная дверь, но даже не оторвался от работы. Это просто мама, Скотт и новый друг Скотта. Хотя он так и не мог вспомнить его имя – только то, что там было что-то смешное и нелепое.
– Заходи, Стайлз, XBOX в этой комнате, – воскликнул Скотт.
Стайлз. Да, именно так его и звали. Дерек поднял голову и увидел, как Скотт и еще один девятилетка промчались мимо кухни в гостиную. Мелисса спокойным шагом зашла на кухню и похлопала Дерека по плечу.
– Уже сидишь над уроками? Сегодня только второй день.
– У меня все предметы углубленного курса, так что много надо выучить, – пожал плечами Дерек.
– Рада за тебя, – улыбнулась Мелисса и села напротив него. – Мне надо с тобой кое о чем поговорить. И прежде чем начну, хочу заверить тебя, что этим ты мне очень поможешь.
– Ладно, – протянул Дерек, опасаясь того, что она собирается попросить.
– Ты получишь разрешение на вождение через полгода после того, как тебе исполнится пятнадцать, – начала она. – А на шестнадцатый день рождения дедушка с бабушкой хотят подарить тебе подержанную машину, если ты сможешь каждый день отвозить Скотта в школу и забирать. Я знаю, что до дня рождения еще несколько месяцев, но…
– Я согласен.
Мелисса, кажется, испугалась его неожиданного ответа, но потом снова улыбнулась:
– Спасибо, Дерек, ты меня очень выручишь. Я, конечно, буду давать тебе деньги на бензин. В больнице сумасшедшее расписание, а я не могу брать ночные дежурства, потому что утром нужно отвозить вас в школу, потом забирать Скотта и…
– Мама, – оборвал ее Дерек, потянувшись через стол и накрыв ее ладонь своей. – Все хорошо. Я справлюсь.
Он сжал ее руку, и она улыбнулась сыну.
– Я пойду посплю перед работой. Сможешь сегодня вечером приготовить ужин? Мама Стайлза заберет его около восьми часов. Меня к тому времени уже не будет…
– Мама, иди отдыхать…
Мелисса замолчала и, кивнув, встала с места, вышла из кухни и отправилась наверх. Дерек услышал, как щелкнул замок на двери ее спальни, и вернулся к урокам. И как раз в этот момент в кухню зашел Скотт и просительно уставился на брата.
– А тебе чего? – поинтересовался Дерек, не отрываясь от учебника.
– Ты можешь приготовить нам поесть?
– Скотт, сейчас только четыре часа. Вроде еще рано для ужина.
– Нам только что-нибудь перекусить.
Дерек вздохнул и наконец оторвался от своего учебника. Скотт нервно переминался с ноги на ногу и смотрел на свои ладони. От одного этого зрелища Дерек почувствовал укол вины. Ему не хотелось, чтобы его младший брат его по-прежнему боялся.
– Ладно, – сказал Дерек, вставая и направляясь к кухонному шкафу. – Что вы хотите?
– Попкорн трудно испортить.
Он никогда не слышал этого голоса, но уже догадался, что принадлежал он новому другу Скотта.
Стайлз Стилински оказался долговязым бледным мальчишкой с россыпью родинок по всему телу, большими светло-карими глазами, пухлыми губами, которые наверняка нередко помогали ему выпутываться из неприятностей, и длинными каштановыми волосами, делавшими его похожим на неряшливого щенка. Весь этот комплект дополнялся черной футболкой "Звездных войн". Стайлз Стилински – идеальный друг для Скотта. Компьютерный задрот.
– Могу подарить свою фотографию, чувак. Ты слишком долго пялишься.
Еще и болтливый. Ну, здорово.
– Фотография мне не понадобится, потому что ты еще часа четыре будешь шататься по моему дому. И я готовлю вам ужин, не забывай.
Стайлз открыл было рот, чтобы возмутиться, но Дерек повернулся к нему спиной, распахивая дверцу шкафчика. Он достал из него коробку попкорна, вытащил его из упаковки и положил в микроволновку. Когда печь послушно загудела, Дерек прислонился к кухонному столу, сложил руки на груди и выжидающе посмотрел на мальчишек.
– И как вам четвертый класс?
Скотт выглядел удивленным тем, что Дерек и впрямь заговорил с ним. Короткое мгновение тишины, а потом встрял Стайлз:
– Здорово. По математике мы повторяем дроби, поэтому все просто, но скучно. У нас классный учитель. От него, правда, странно пахнет, со временем привыкаешь, конечно, но когда после перерыва мы возвращаемся в класс, запах просто сбивает наповал…
В тот момент Дерек понял, что у Стайлза синдром гиперактивности с дефицитом внимания. Он перевел взгляд на Скотта, но тот только улыбался и кивал всему, что говорил Стайлз. Похоже, с дружбой приходит и блаженное неведение.
– … и так классно, что Лидия Мартин снова будет в нашем классе. В прошлом году я учился вместе с ней, и это замечательно, потому что мы поженимся и…
Запищала микроволновка, и Дерек облегченно выдохнул. Он схватил большую глубокую тарелку в одном из отделений шкафа, высыпал туда попкорн и впихнул ее в руки Скотта.
– Ужин в семь.
Дереку удалось закончить уроки до того, как ему нужно было начинать готовить. Он выбрал макароны с рубленым мясом, потому что блюдо до смешного просто готовить. Ровно в семь Скотт и Стайлз ворвались на кухню. Дерек распределил макароны по трем тарелкам и взял в руки свою.
– Куда ты идешь? – спросил Скотт.
– Поем у себя комнате.
– А, ну ладно.
Стало очень тихо, и Дерек перевел взгляд со ступенек на Скотта, сидящего за столом, потом – на Стайлза, примостившегося рядом и пристально разглядывающего содержимое тарелки, вздохнул, поставил свою порцию на стол и сел.
Скотт просиял и зачерпнул ложкой макароны.
– И как тебе десятый класс?

Стайлз стал неотъемлемой частью их жизни. По крайней мере, три раза в неделю он появлялся в их доме после школы, ел их еду, смотрел их телевизор, явно выбрав своей миссией превратить жизнь Дерека в кромешный ад. Он постоянно разговаривал, заглядывал в учебники Дерека, делал замечания насчет того, какими простыми выглядят задания. Однажды у Дерека лопнуло терпение: он протянул Стайлзу учебник химии и предложил ему выполнить домашнее задание за него, раз уж он такой умный. Стайлз тогда сказал, что такая просьба достойна только жалости: просить девятилетнего школьника решать за него задачи.
Поэтому Дерек отнюдь не являлся президентом фан-клуба Стайлза, но это чувство было взаимным. Шумного болтливого мальчишку Дерек никогда бы не выбрал для Скотта в качестве лучшего друга (ему бы больше подошел кто-то тихий и внимательный), но Дерек рад был видеть, что Скотт не один. На самом деле складывалось впечатление, что Скотт и Стайлз стали практически неразлучны с того самого момента, как познакомились. "Скотт и Стайлз" – так теперь говорили о них в городе, потому что, где бы ни был Скотт, Стайлз всегда оказывался поблизости.
Это навело Дерека на новую мысль: а были ли у них другие друзья? И можно ли вообще иметь приятелей, если уже есть один лучший друг? Дерек совсем не был экспертом, но у него сложилось впечатление, что Стайлз раньше был таким же одиноким, как и Скотт.
После того, как Дерек осознал, что они трое – члены клуба одиночек, он перестал к ним придираться. Дереку нравилось быть одному, он смирился, но эти двое еще учатся в начальной школе. Их ждет впереди еще столько лет учебы, и они перерастут эту фазу (по крайней мере, Скотт).

Его шестнадцатый день рождения пришелся на воскресенье. Родители Мелиссы приехали в город, чтобы отпраздновать вместе с Мелиссой, Дереком и Скоттом. Дедушка отвёз его на экзамен по вождению, а обратно они уже вернулись на на хоть и подержанной, но почти новенькой машине Дерека. Это была черная Хонда Аккорд, всего несколько лет пробега. Мелисса потом выговаривала им, поскольку предполагала, что это будет старый пикап. Она даже пыталась отказаться от подарка, но родители настояли. Кроме того, это, скорее, семейная машина, ведь Дерек будет возить брата в школу и из школы.
В следующий понедельник Мелисса впервые взяла дневную смену вместо ночного дежурства, а Дерек первый раз повез Скотта в школу.
– Будьте осторожны, – повторяла Мелисса, когда Дерек и Скотт шли к входной двери. – Дерек, не гоняй. Обязательно пристегнитесь. Внимательно следи за дорогой. Не уезжай со стоянки, пока не увидишь, что Скотт зайдет в здание школы. Когда будешь забирать его днем, припаркуешь машину у бокового входа…
– … и пойдешь к спортивному залу, где у трибун будет ждать миссис Стилински, – заучено договаривает за нее Дерек. – И поговори с миссис Стилински. Не игнорируй ее. Я знаю, ты не очень общительный, но, Дерек, она и правда очень милая…
– Отлично, умник, мы поняли друг друга, – ответила Мелисса, закатывая глаза. А потом еще раз пристально посмотрела на сыновей. – Почему у меня складывается такое впечатление, что я отправляю вас на войну?
– Кто бы знал, – пожал плечами Скотт. – Еще не началась школа, а Дерек уже водит медленнее, чем ты.
– Я так медленно вожу только тогда, когда мама со мной в машине.
Прежде чем Мелисса успела что-то сказать, Дерек схватил Скотта за руку и потащил его к машине, припаркованной у дома. Они забрались внутрь, и Дерек собирался забросить рюкзак на заднее сидение, когда Скотт схватил его за рукав:
– Не вздумай оборачиваться: мама стоит на крыльце и, кажется, собирается плакать.
Несмотря на совет Скотта, Дерек обернулся. Она и впрямь стояла на крыльце, прижимала руку к груди и была готова разрыдаться. Встретившись с Дереком взглядом, она помахала ему и прошептала одними губами "люблю тебя". Он помахал в ответ, улыбнулся и пристегнул ремень безопасности.
Он без проблем довез Скотта до школы и приехал к себе на занятия за пять минут до звонка. День тянул медленно и очень предсказуемо. Какая-то девчонка пригласила его на свидание, и Дерек отказался, тренер Финсток пытался уговорить его присоединиться к команде по лакроссу, а на уроке химии он едва не уснул. Спасительный звонок с последнего урока означал, что Дереку пора забирать Скотта.
Ехать до начальной школы около десяти минут, поэтому Дерек приехал за пять минут до конца тренировки. Следуя указаниям матери, которые она ему практически вдолбила в память, Дерек за оставшееся время добрался до спортзала.
В зале были только мамы. Ни одного отца или старшего брата и сестры, поэтому, едва Дерек переступил порог, он сразу же почувствовал себя не в своей тарелке. Ему казалось, что все смотрели только на него, из-за чего он чувствовал себя еще неуютнее. Он принял самое простое решение – игнорировать чужие взгляды – и подошел к маме Стайлза, которая нетерпеливо посматривала в сторону зала, откуда в любой момент должны были выйти дети.
– Привет, Дерек.
– Здравствуйте, миссис Стилински.
Дерек на самом деле никогда не общался с ней, чаще всего они лишь обменивались приветствиями. Уже прошла стадия стандартных вопросов вроде "А что ты изучаешь в школе?", обсудили "Ты решил, какую специализацию выберешь в колледже?" и даже "У тебя есть девушка?". Миссис Стилински – милая женщина, но Дерек всегда терялся в ее присутствии. Она была очень спокойной и так отличалась от Стайлза, что иногда Дерек гадал, действительно ли они родственники. Хотя внешность Стайлз явно унаследовал от матери.
– И как в школе? – спросила она, посматривая на дверь зала.
Должно быть, Стайлз перенял свойственную ему беспокойность именно от матери.
– Неплохо, – пожал плечами Дерек. – Может, в этом году попробую попасть в команду по лакроссу. – Наглая ложь, но его мама говорила, что ему нужно как-то поддерживать разговор.
– Правда? – вежливо ответила она. – Наверное, интересно. В нее играют палками с сетками?
– Да.
Разговор никак не вязался, они молча смотрели друг на друга, а потом вновь на дверь.
– Совсем не умею вести эти светские беседы, – призналась миссис Стилински.
– Я тоже,– пробормотал Дерек. – Видимо, разговорчивость Стайлза досталась ему от отца?
– О господи, нет, – покачала она головой. – Он очень сдержанный человек, а я просто застенчивая. Даже не спрашивай, как мы начали встречаться, потому что все равно не поверишь.
Даже если бы Дерек и хотел спросить, у него не было бы шанса. Дверь зала распахнулись, и оттуда хлынул поток школьников. Возможно, Мелисса действительно отправляла их на войну сегодня утром. Некоторые дети сразу же бросались к своим мамам, некоторые цеплялись за своих друзей и не хотели уходить, и их приходилось уводить силой.
– Черт, – пробормотал Дерек, прижимаясь к трибунам.
Одна мама, забиравшая маленькую девочку с рыжими хвостиками, сердито посмотрела на него. Миссис Стилински засмеялась:
– Следи за словами, когда рядом мамы из родительского комитета.
– Хороший совет, – согласился Дерек, поглядывая на дверь спортзала, откуда продолжали выбегать школьники. – И где они?
– Стайлз и Скотт всегда держатся в конце, чтобы их не сбили. Стайлз отработал эту схему до идеала еще в первом классе.
Дерек просто кивнул, продолжая смотреть, как мимо проносятся малолетки. Наконец толпа стала редеть. Дерек хотел было повернуться с вопросом к миссис Стилински, когда увидел, как Скотт и Стайлз неспешным шагом идут через зал.
– Они прячутся в раздевалке, пока в коридоре не станет тихо, – пояснила миссис Стилински.
Да, довольно умно. Оба мальчишки подошли к ним. Скотт улыбнулся Дереку, а Стайлз непонимающе посмотрел на мать.
– Мама, я же по понедельникам всегда остаюсь у Скотта, – воскликнул он, не обращая внимания на то, что миссис Стилински крепко обняла его и звонко поцеловала в щеку.
– Знаю, но сегодня я записала тебя к парикмахеру.
Похоже, слово "парикмахер" вселило в Стайлза настоящий ужас. Он вцепился руками в свои растрепанные волосы и возмущенно посмотрел на мать:
– Я думал, ты меня любишь.
– Давай обойдемся без драмы, – отрезала миссис Стилински и присела рядом со Стайлзом на корточки. – Я скажу, чтобы они подстригли тебя машинкой.
Дерек решил, что был все-таки неправ. Настоящий ужас отразился в глазах Стайлза именно при слове "машинка". Дерек даже подумал, что Стайлзу может сейчас пригодиться ингалятор Скотта.
– Я пошутила, – закончила миссис Стилински и взъерошила волосы Стайлза. – Тебе только челку подстригут, а то я уже соскучилась по твоим прелестным карим глазам.
– Мама, просто посмотри в зеркало, – ответил Стайз. – У нас одинаковые глаза.
Их спор пошел на новый виток, так что Дерек повернулся к Скотту:
– Как прошел день?
– Хорошо, – ответил Скотт. – А у тебя?
– Тоже неплохо.

Дерек быстро привык к такому распорядку – отвозить и забирать Скотта из школы совсем его не напрягало. Дереку нравилась предоставленная свобода и новая машина, а поездки в начальную школу вряд ли можно было назвать такой уж морокой. По понедельникам, средам и пятницам он забирал Скотта со Стайлзом, а по вторникам и четвергам разговаривал с миссис Стилински, пока они вдвоем ждали мальчишек.
В конце концов они перестали вымучивать из себя пустые дежурные фразы и начали говорить о чем-то действительно интересном. Джон Стилински – отец Стайлза – был офицером полиции, а миссис Стилински (хотя она настаивала, чтобы Дерек звал ее "Арией", поскольку "миссис Стилински" заставляло ее чувствовать себя старой) – домохозяйкой.
– Я училась в школе искусств, у меня было хорошее портфолио, но потом я встретила Джона, – рассказывала Ария Дереку в последний четверг перед зимними каникулами. – Мы поженились, и на свет появился наш маленький жизнерадостный сгусток энергии. Я стала мамой, и искусство отошло в сторону.
– А вы не хотите снова попробовать? – спросил Дерек.
– Может быть, когда Стайлз окончит школу, – пожала она плечами. – Когда он пойдет в колледж или когда просто станет старше. А вот твоя мама молодец.
– То есть?
– Забеременеть в шестнадцать лет, потом забеременеть во второй раз и все равно поступить в медицинскую школу и стать медсестрой, – пояснила свои слова Ария. – Вот такого энтузиазма и рвения мне не хватает. Но мы, артистические натуры, слишком для этого ленивы, верно?
– Да уж.
Она первый человек, кому Дерек рассказал о своем желании стать архитектором. Хотя, если честно, не столько рассказал, сколько она сама выяснила. В среду, когда Дерек сидел на трибунах, делая наброски в своем альбоме, миссис Стилински подошла к нему и спросила, что он рисует. У Стайлза на этот день был назначен визит к стоматологу, поэтому она приехала за ним.
Ария выхватила у него из рук альбом и пролистала страницу за страницей.
– Здесь одни здания, – произнесла она.
– Я хочу стать архитектором, – признался он, смущенно потирая шею.
Она просияла и тут же завалила его вопросами. А Дерек был рад наконец с кем-то поделиться. Особенно учитывая, что Ария горячо одобрила его идею и даже посоветовала несколько колледжей с хорошей программой обучения.
Рождественские каникулы выдались очень насыщенными. Дерек нашел работу в местном художественном магазине (по словам менеджера "он мрачный и загадочный", что могло привлечь людей искусства в их магазин) и продолжил возить Скотта и Стайзла, если было нужно. Дедушка с бабушкой купили ему мобильный телефон, несмотря на протесты матери, и Дерек наконец кое-кого встретил.
В магазине выдался скучный день (еще унылее, чем обычно), когда к ним зашла девушка с каштановыми вьющимися волосами и зелеными глазами. У нее были красные щеки, и она дрожала от холода. Дерек стоял за кассой и наблюдал, как она бродит между стеллажей, похлопывая ладонями по бедрам. Когда они встретились взглядами, Дерек удивленно замер. Она выглядела как более взрослая женская версия его самого.
– Ого, – воскликнула девушка, наверняка замечая то же самое. – Говорят, что встретить своего двойника – это к беде?
– Говорят, – ответил он, не сводя с нее взгляда.
– Хотя, поскольку ты не девушка, можно не считать... – она замолчала, обошла стойку и схватила его бейджик. – Дерек. Не говори, что у тебя фамилия "Хейл".
– Вообще-то, МакХейл.
– Ну конечно, – пробормотала она. – Меня зовут Лора Хейл, я только что переехала сюда, и мне нужна работа. Меня выселила моя соседка, а богатый дядя не отвечает на мои телефонные звонки.
– Богатый дядя?
– Да, наверное, он сейчас отдыхает на Гаваях, где красотки в бикини обмахивают его пальмовыми листьями и кормят виноградом. Мои родители умерли несколько лет назад, и он – мой источник денег, и вообще, почему я рассказываю совсем незнакомому человеку историю своей жизни?
– Наверное, у меня располагающая внешность.
Лора, кажется, пару секунд внимательно его рассматривала, а потом звонко засмеялась.
– Ого! Никогда бы не подумала, что парень с таким выражением лица умеет шутить.
Дерек собирался спросить, что она имеет в виду, когда услышал звон дверного колокольчика. Он повернулся к предполагаемому клиенту и увидел, как к нему спешат Скотт и Стайлз. Кажется, они были здесь совсем одни, и, хотя в любую точку Бикон Хиллз можно было добраться на своих двоих, им все равно не разрешали гулять одним.
– Что случилось? – спросил он, заметив, что Стайлз прижимает руку к груди.
– Кажется, руку сломал, – ответил тот.
Скотт тоже выглядел довольно помятым, и Дерек застонал, прижимая ладонь ко лбу.
– Почему вы пришли сюда?
– Мы не хотели беспокоить маму и... – начал Стайлз.

– Успели куда-то влезть и боитесь, что вам теперь влетит?
Они как по команде уставились в пол:
– Можешь отвезти нас в больницу?
Этот случай наверняка войдет в историю самых нелепых ситуаций в жизни Дерека. Ему нужно было отвести их в больницу, но он был один в магазине и не мог бросить его просто так.
Очевидно, эта мысль отразилась на его лице, потому что в следующую секунду Лора оказалась за кассой, стягивая с Дерека фартук:
– Я присмотрю за магазином. Позаботься о своих братьях.
– Тот, что со сломанной рукой, мне не брат.
– И я уверена, что узнаю об этом и многом другом за те долгие годы, что мы будем работать здесь вместе. А сейчас иди!
С Лорой никто не стал спорить. Дерек захватил из подсобного помещения пальто и поспешил к выходу.
– А вы мне все объясните по дороге, – сказал он, подталкивая Скотта и Стайлза к выходу. На пороге он обернулся и посмотрел на Лору, которая завязывала свои длинные волосы в хвост.
– Спасибо, ты меня очень выручила.
– Конечно, – улыбнулась она.
Они втроем вышли на улицу и забрались в машину Дерека – Скотт и Стайлз устроились на заднем сидении. Дерек поправил зеркало заднего вида, чтобы хорошо видеть мальчишек.
– Что вы, идиоты, натворили в этот раз? – спросил он, выезжая с парковки.
Скотт и Стайлз переглянулись, а потом принялись рассказывать, перебивая друг друга:
– Ты же видел то озеро в заповеднике?
– А сейчас оно замерзло, потому что на улице холодно...
– И это очень странно, потому что мы живем в Северной Калифорнии, но это все равно Калифорния...
– А мы подумали, что будет весело попробовать прокатиться на нем, пусть и без коньков...
– И вы оба падали, и вам было весело, пока Стайлз не приземлился на собственную руку? – закончил Дерек.
Тишина с заднего сидения лучше всего подтверждала слова Дерека. Через несколько минут они уже подъезжали к больнице. Первым делом Дерек направился в регистратуру и попросил позвать его мать. После недолгого ожидания они увидели, как к ним по коридору мчалась Мелисса.
– Стайлз сломал руку, – выдал Дерек вместо приветствия.
Мелисса открывала и закрывала рот, не в силах выдавить ни слова, а Стайлз заинтересованно рассматривал шнурки на обуви.
– Я поговорю со Скоттом в комнате ожидания, – ответила наконец Мелисса. – Позвони родителям Стайлза и побудь с ним, пока они не приедут.
Дерек понимающе кивнул и, положив руку Стайлзу на плечо, повел его к регистратуре. Медсестра показала, как им пройти в рентген-кабинет, и Стайлз устроился там на столе, а Дерек – на неудобном пластиковом стуле.
– Позвони маме, но только не отцу, – попросил Стайлз.
– Я звоню на домашний номер, поэтому ответить может любой, – пожал плечами Дерек.
Стайлз застонал и скрестил пальцы здоровой руки, бормоча:
– Мама, пожалуйста, подними трубку. Пожалуйста, подними трубку… – когда пошли гудки, в комнату вошел врач. Дерек ободряюще улыбнулся, пока Стайлз готовился к рентгену, и тот лишь показал ему язык.
Трубку сняли на четвертом гудке.
– Алло?
– Здравствуйте, мистер Стилински, – поздоровался Дерек и усмехнулся, заметив ужас, отразившийся на лице Стайлза. – Это Дерек МакХейл. Мы со Стайлзом в больнице.
– В больнице? – переспросил мистер Стилински. – Что с ним?
Врач жестом показал, чтобы Дерек вышел из комнаты, пока делают снимок. Дерек вышел в коридор и заработал возмущенный взгляд от медсестры. Ах да, в больницах же нельзя пользоваться мобильными.
– Он в порядке, – ответил Дерек, а потом, подумав, добавил: – Хотя, может быть, у него сломана рука.
На другом конце линии раздался обреченный стон:
– Буду через пятнадцать минут.
У Стайлза оказался закрытый перелом без осложнений, но его все равно наказали. На неделю никакого телевизора и в первую неделю после каникул ему не разрешили приходить к Скотту домой. У Скотта было такое же наказание, и остаток зимних каникул он недовольно ныл и слонялся по дому.

Лето пришло и прошло гораздо быстрее, чем ему следовало бы. Дерек почти все время проводил в художественном магазине вместе с Лорой, которую уже мог спокойно называть своей лучшей подругой. Она была старше него на три года и, проучившись какое-то время в колледже, бросила учебу. Лора была очень общительная, но призналась Дереку, что у нее не было никого, с кем бы она могла откровенничать, пока она не встретила его. А потом ударила Дерека кулаком в плечо и сказала, что ненавидит, что он делает из нее такую размазню.
Летом он продолжал возил на машине Скотта и Стайлза, а также помогал маме переделать часть дома. Он наконец сказал ей, что хочет стать архитектором, и она от радости едва не задушила его в объятиях.
Лето прошло замечательно. Первые недели одиннадцатого класса тоже. Теперь у него было еще больше домашних заданий, потому что многие предметы он изучал углубленно, но Дерек справлялся. Он продолжал отвозить и забирать Скотта из школы, продолжал общаться с миссис Стилински.
Впервые жизнь текла спокойно, и, конечно же, именно тогда и должно было что-то случиться.
Прошла неделя после его семнадцатого дня рождения, и Лора проводила инвентаризацию в магазине. Дерек выполнял домашнее задание по биологии, когда тренькнул дверной звонок. Он даже не поднял голову, зная, что покупателю сначала нужно осмотреться, прежде чем ему понадобится помощь продавца.
Дерек был занят своими делами, пока не раздался звонок на прилавке (наверное, это был первый раз, когда его вообще использовали), только тогда он отвлекся от работы.
Это была самая красивая женщина, которую он когда-либо видел: длинные волосы, смуглая кожа и зеленые глаза. Она, скорее всего, была старше Лоры, но его это, в общем-то, не задевало.
– Привет, – поздоровалась она, облокотившись на прилавок и улыбнувшись. – Мне нужно выбрать подарок для своей племянницы. Сейчас она увлекается рисованием.
– Ага, хорошо, – кивнул Дерек.
Они молча смотрели друг на друга. Женщина сжала губы и снова улыбнулась Дереку.
– А ты милый.
Наверное, что-то подобное она говорит детям, но у Дерека все равно екнуло сердце в груди. Он попытался прочистить горло, но, похоже, мозги совсем отказали ему, и вместо этого он заулыбался как идиот.
– Моей племяннице сейчас очень нравится рисовать, – проговорила посетительница. – Ее день рождения в январе, но Рождество через месяц, и мне нужен подарок. Есть идеи?
Дерек пришел в себя только тогда, когда кто-то стукнул его по затылку. Схватившись за голову, он повернулся и увидел, как Лора мило улыбается:
– Похоже, его сразила стрела Амура. Я могу показать, где у нас наборы для рисования.
– Спасибо, – ответила женщина и последовала за Лорой, подмигнув Дереку.
В конце концов она приобрела дорогой набор масляных красок, поставила подпись на квитанции и, перевернув ее, написала что-то на обратной стороне и отдала квитанцию Дереку. После того, как она вышла за дверь, Дерек внимательно рассмотрел квитанцию и прочитал имя, но тут Лора вырвала листок у него из рук.
– Ни за что, Хосе, – сказала она, пряча квитанцию в карман передника. – Она для тебя слишком старая, да еще и настоящая сучка. Ей наверняка просто нужна игрушка для траха.
– Она не сучка.
– Еще какая. Когда мы пошли к дальним стеллажам, она без конца жаловалась на Бикон Хиллз. А потом она заставила меня минут пять торчать на лестнице и достать с верхней полки набор красок, хотя точно такой же стоял на нижней, и она "совершенно случайно нашла его".
– Отдай мне квитанцию, – отрезал Дерек, протянув руку. – Я только хочу узнать ее имя.
Лора скептически смотрела в ответ несколько секунд, а потом со вздохом вытащила листок из передника. Дерек выхватил его из рук Лоры и перевел взгляд на неразборчивый почерк.
– Кейт Арджент, – произнес он, а потом перевернул квитанцию, чтобы посмотреть, что написано на обратной стороне. – И ее номер телефона.
– Нет, – Лора бросилась к Дереку.
Дерек повернулся к ней спиной и затолкал листок в карман джинсов. И посмотрел на часы.
– Что такое? – спросила Лора, тоже посмотрев на часы. – Твоя смена закончится только через пятнадцать минут.
– Я уйду пораньше, – сказал он и быстро направился в комнату для персонала.
Он снял передник, забрал куртку и вернулся за стойку. Лора наблюдала за ним, скрестив руки на груди.
– Тебе не хватит смелости ей позвонить.
Она была права. Дерек, наверное, и впрямь не решился бы. Но теперь ему почудился в словах Лоры вызов.
Дерек усмехнулся, достал из кармана телефон и квитанцию, набрал номер и прижал трубку к уху. Кейт ответила, и Дерек извинился за свое поведение в магазине. Он просто растерялся, потому что "не ожидал увидеть такую красивую девушку в их магазине".
– Меня сейчас стошнит, – скривилась Лора, закатывая глаза.
Кейт была на восемь лет старше него и занималась семейным бизнесом. Больше о себе она ничего не рассказывала. Но Дереку было все равно, потому что уже после первого свидания он понял, что по уши влюбился. Она красивая, взрослая, умная. Он был уверен, что у нее нет недостатков.
Лора была уверена в обратном. Каждый раз, когда Кейт приходила в магазин, Лора всегда пристально за ней наблюдала и чересчур сладко улыбалась при разговорах. Дерек думал, что она просто ревнует, даже если у нее, по мнению Дерека, не было на то причин. Лора относилась к Дереку как к младшему брату, к тому же, у нее уже был парень. Может, она просто завидовала их отношениям.
В начале декабря Скотт узнал о Кейт. У Дерека были планы, но до этого ему нужно было забрать Скотта и Стайлза из школы и отвезти домой. Кейт настаивала, что не против проехаться вместе с ним. Поэтому в пятницу Дерек поехал за Скоттом и Стайлзом вместе с Кейт. Они сидели на трибунах, держались за руки, и Кейт выдумывала история о матерях.
– Ее муж наверняка ей изменяет, – сказала она, показывая на очень упитанную женщину.
– Ты этого не знаешь, – возразил Дерек.
– Да ладно, – закатила глаза Кейт. – Если бы ты на ней женился, разве не стал бы изменять?
Не стал бы. Если бы он женился, то в последнюю очередь он смотрел бы на внешность. Женился он бы не из-за этого.
– Наверное.
Кейт удивленно наблюдала за "Роем малышни" (Дерек и Ария в этом году придумали такое название). Она смеялась, глядя, как ребята бегают, цепляясь за своих друзей и родителей.
– А они могут быть довольно жестокими, а? – задумчиво произнесла она.
Дерек пожал плечами, а Кейт улыбнулась, прислонившись к его руке.
– Где же твой брат со своим другом?
– Сейчас увидишь.
Когда "Рой" утих, Скотт и Стайлз вышли из зала. Дерек вскочил с места и начал спускаться с трибун. Кейт последовала за ним, все еще не выпуская его руки.
– Привет, Дерек, – поздоровался Стайлз, радостно улыбаясь, еще до того, как он увидел Кейт. – А ты кто?
Дерек застонал, качая головой.
– Это не мой брат.
– Я на это и рассчитывала, – ответила Кейт, приседая рядом со Скоттом. – Я надеялась, что Скоттом окажется это симпатичное создание с милыми карими глазами.
– У меня тоже карие глаза, – встрял Стайлз.
Кейт даже не обратила на него внимания, ероша волосы Скотта:
– Привет, я Кейт. Я девушка твоего брата.
"Милые карие глаза" удивленно распахнулись, и Скотт недоуменно переводил взгляд с Дерека на Кейт.
– С каких пор у тебя есть девушка?
– Почти месяц, – сказала Кейт, все еще улыбаясь Скотту. – Ты того же возраста, что и моя племянница.
– Она не ходит в нашу школу? – спросил Стайлз.
– Она живет в Техасе, поэтому не думаю, что вы встречались, – ответила она, все еще игнорируя Стайлза.
Еще несколько вопросов, и они пошли к машине. Скотт и Стайлз забрались на заднее сидение, в то время как Кейт проскользнула на переднее и схватила Дерека за подбородок, заставив повернуть голову. Она медленно и вдумчиво поцеловала его, проникая в рот языком.
Кейт отстранилась, довольно улыбаясь, и Дерек быстро посмотрел в зеркало заднего вида. Скотт выглядел так, будто его тошнит, а Стайлз прожигал Кейт ненавидящим взглядом. Они возвращались домой в неуютной напряженной тишине. Дерек остановился на подъездной дорожке, но не заглушил мотор.
– Ты не идешь? – спросил Скотт, открывая дверь и забирая свой рюкзак.
– Нет, скажи маме, что я вернусь в положенное время.
Скотт кивнул и прежде чем выйти из машины, посмотрел на Кейт.
– Приятно было с вами познакомиться.
Кейт улыбнулась, глядя, как Скотт идет к входной двери, где уже стоял Стайлз с кислым выражением лица. Дерек развернул машину и отъехал от дома.
– Куда мы поедем? – спросил он.
– Ко мне домой, – ответила Кейт.
Дерек почувствовал, как громко забилось в груди сердце, вспотели ладони. Возможно, наконец это случится. Конечно, случится, ведь она взрослая опытная женщина, а он семнадцатилетний девственник.
Он неуверенно посмотрел на Кейт. Она улыбалась ему с переднего сидения, понимая его внутренние терзания.
– У тебя милый брат, – произнесла она. – А что с этим пареньком Стайлзом?
– Стайлзом? – удивленно отозвался Дерек. – Не знаю. Он сегодня себя странно вел.
– То есть обычно он не рычит на любого, кто подходит к тебе ближе, чем на метр?
– Ты о чем?
Кейт задумчиво посмотрела на него и покачала головой.
– Забудь.
Дерек не стал развивать тему, молча подъезжая к многоэтажному дому. Кейт сказала, где нужно повернуть, и вскоре он парковался у дома. Кейт выбралась из машины и жестом предложила следовать за ней.
Лора жила в этом же доме. Если бы она увидела его здесь, она никогда не оставила бы эту тему, но сейчас Лора волновала его меньше всего. Он направился вслед за Кейт в здание, прошел по коридору и зашел в лифт. Они поднялись на последний этаж, и руки у Дерека вспотели еще сильнее. Кейт, кажется, веселило его беспокойство, судя по улыбке, с которой она наблюдала за ним. Кейт провела его в свою квартиру, и он с громко бьющимся сердцем переступил порог.
Квартира оказалась дорогая, но повсюду стояли коробки с вещами. Кейт прошла дальше в комнату, никак не комментируя беспорядок.
– Ты еще не распаковала вещи? – спросил он, заходя в комнату, где стояла кровать, но не было почти никакой мебели и личных вещей.
Она не ответила и, повернувшись, схватила его за рубашку и толкнула на кровать. Дерек упал на спину и не успел сообразить, что происходит, когда она оседлала его бедра и стянула свою футболку.
Его первый секс вышел бы неловким и суетливым из-за него, но Кейт сделала его идеальным. Она полностью руководила процессом, и Дерек был счастлив отдать ей инициативу. Он знал только основы, но в остальном совершен терялся.
А когда все закончилось, Кейт сказала, что любит его, а Дерек поверил. Она сказала это с такой искренностью, что он не знал, как можно было не поверить. Дерек тут же выдал в ответ, что тоже любит ее, а она довольно улыбнулась.
А потом зазвонил его телефон.
– Не отвечай, – пробормотала она.
– Я просто посмотрю, кто это.
Дерек свесился с кровати и схватил с пола джинсы. Он вытащил из кармана телефон и посмотрел на номер. Это его мать, и он уже опаздывал на двадцать минут.
– Черт, – он вскочил с кровати и начал быстро одеваться.
– Что случилось? – удивилась Кейт.
– Опаздываю к комендантскому часу.
Кейт фыркнула и покачала головой.
– Ладно, пока.
– Я позвоню тебе завтра, – пообещал он и, наклонившись, поцеловал ее.
Кейт улыбнулась ему на прощание.
За десять минут он добрался до дома, где в гостиной его уже ждала Мелисса.
– Прости, – сразу же выпалил Дерек.
Он ждал, что мама будет кричать. Он ждал, что она разочарованно покачает головой. Ждал, что его накажут.
Вместо этого его мама крепко обняла его.
– Ты все-таки подросток! Я верила, что когда-нибудь это проявится!
– Что? – недоуменно переспросил Дерек, неуверенно положив руки ей на спину.
– Я так радовалась, когда ты получил работу, вы с Лорой подружились, а теперь ты поздно возвращаешься домой! – Мелисса отстранилась и, положив руки ему на плечи, произнесла: – Поздравляю! Ты нормальный подросток.
– Ты не злишься? – уточнил он.
– Конечно, злюсь, – ответила Мелисса, все еще улыбаясь, и похлопала его по спине. – Ты наказан на неделю. На машине будешь ездить только в школу и на работу.
Этого следовало ожидать. Завтра суббота, и он говорил маме, что работает с десяти до четырех. После работы Дерек собирался заехать к Кейт домой, но, когда он увидел Лору, планы пришлось менять.
Лора пришла на работу к двенадцати и, едва увидев его, крепко обняла:
– Мне жаль, милый.
– Ты о чем? – недоуменно спросил он.
– Ты не знаешь?
Дерек покачал головой, а Лора сочувственно на него посмотрела. Она жалела его, а Дерек даже не знал, почему.
– Когда ты последний раз разговаривал с Кейт?
– Вчера вечером после того, как мы… – он запнулся, а его лицо озарила улыбка.
Лора какое-то время смотрела на него, а потом поняла, о чем он говорил. Она от удивления открыла рот и прикрыла его ладонью.
– О господи, Дерек. Мне так жаль.
Теперь он начал злиться:
– Да в чем дело?
– Она сегодня уехала. Мы живем в одном доме, и я видела, как грузчики выносили ее вещи.
Дерек почувствовал, что кто-то словно ударил его кулаком в грудь. Вчера они занимались любовью. Почему после этого она сразу уехала? Зачем она сказала, что любит его, если собиралась бросить его?
И он тут понял, что она так и не ответила на его вопрос про коробки. Когда он приехал вечером к ней домой, то увидел, что квартира уже пустая. Он звонил ей на мобильный, но ему сообщили, что номер уже не обслуживается.

Остаток учебного года пронесся почти незаметно. Последний школьный день выпадал на пятницу, а в понедельник Скотт заболел. У него поднялась температура, и их мама осталась с ним дома. Дерек ехал в школу позже, чем обычно, поскольку Скотта отвозить сегодня не надо было. Он радовался, что сразу же после окончания занятий будет свободен, когда понял, что сегодня понедельник. Обычно он забирал по понедельникам и Стайлза, а Мелисса вряд ли предупредила Арию о болезни Скотта. Дерек собирался уже позвонить Арии, но потом передумал и решил сам забрать Стайлза.
Когда он подъехал к начальной школе, Арии нигде не видно, а значит, он рассудил верно. Дерек отвезет Стайлза домой, а потом поедет к себе. Или же позвонит матери и скажет, что ему нужно на работу, а на самом деле поедет делать себе тату.
Дерек уже давно над этим думал. "Давно" начиналось с того момента, как его бросила Кейт. Ему понадобился месяц, чтобы принять то, что когда-то сказала ему Лора. Кейт – бессердечная сука, которая не искала серьезных отношений и не подумала предупредить его об этом. А он повел себя как идиот. Похоже, ему вообще не стоит влюбляться. В любом случае это был важный (хоть и болезненный) период его жизни. Дерек хотел как-то его отметить. Тату – лучший вариант, который пришел ему в голову и, хотя ему исполнится восемнадцать только в ноябре, он не хочет ждать.
После того, как он разберется со Стайлзом, Дерек отправится в салон, который находится в пятнадцати минутах езды от Бикон Хиллз, и сделает тату. И попытается скрывать ее от матери как можно дольше. Летом они всей семьей отправятся на пляж. Наверное, у него есть где-то неделя летних каникул, пока Мелисса не убьет его.
Его мысли отвлек "Рой Малышни". Дерек сидел на верхних рядах трибун, откуда открывался отличный вид. Когда поток школьников схлынул, он посмотрел на двери спортзала, ожидая, когда оттуда выйдет Стайлз.
Когда он показался в дверях, то шел не так уверенно, как обычно рядом со Скоттом. Кажется, даже нервничал. Наверное, думал, что его никто не заберет, потому что Скотта сегодня не было в школе.
Дерек видел, как Стайлз крутит головой, пока не перевел взгляд на трибуны и заметил наконец Дерека. Он тут же радостно вспыхнул и бросился вперед, быстро поднимаясь на самый верх.
– Чувак, я думал, что я тут один останусь! – воскликнул он, оказавшись перед Дереком.
– Почему это?
– Ну, Скотта же сегодня нет, а мама не забирает меня по понедельникам, – пояснил Стайлз. – В этом году Скотт пропускал занятия только дважды и оба раза в четверг. Ты спас мне жизнь!
– Я бы так не преувеличивал, но всегда пожалуйста, – пожал плечами Дерек и начал спускаться вниз. – Я сразу отвезу тебя домой, потому что Скотт сейчас болеет.
– А дома никого нет, – ответил Сталйз, следуя за Дереком по пятам. – Папа на работе, а мама отправилась на встречу со студенческой подругой, с которой они жили в одной комнате. Папа должен был забрать меня от вас в восемь часов.
– Согласен побыть у нас дома, пока за тобой не заедет отец?
– Скотт болеет, значит, мне нечем будет заняться, – ответил Стайлз. – А что ты будешь делать? Работать? Если что, я могу побыть с тобой в магазине. Я всегда рад видеть Лору и не буду путаться у вас под ногами.
– Я сегодня не работаю. Я собираюсь… – Дерек замолчал и бросил взгляд на Стайлза.
Стайлз внимательно смотрел на него, дожидаясь окончания реплики. Мальчишка не умел держать рот на замке, но он слишком преданный. Если Дерек скажет, что историю с татуировкой нужно держать в тайне, он никому не расскажет.
– Я собираюсь сделать тату.
У Стайлза забавная реакция: он широко распахнул глаза и удивленно приоткрыл рот:
– Тату?
– Да, – ответил Дерек, направляясь к машине.
– А где ты хочешь ее сделать? У нее есть какое-то значение или ты просто решил, что это признак крутости? А ты выбрал мастера? Она будет большой или маленькой? Что именно ты хочешь набить?
– На спине, да, у нее есть значение. Я еду в салон, который находится за городом, и да, наверное, она будет довольно большой, это трискелион.
– Будь здоров.
– Что?
– Ты чихнул.
– Нет.
– Тогда что за звук ты такой издал?
– Трискелион?
– Да, вот этот.
Дерек покачал головой и на секунду отвлекся от Стайлза, садясь за руль. Стайлз тут же забрался на пассажирское сидение и забросил рюкзак назад.
– А что за триски-фигня?
– Трискелион – это узор… погоди, – Дерек потянулся к заднему карману и достал сложенный листок бумаги. Он развернул его и протянул Стайлзу.
– Выглядит как-то по-девчоночьи, – произнес Стайлз, поморщившись, и перевернул рисунок. – Что он означает?
Пропустив мимо ушей нелестный комментарий, Дерек оставил листок Стайлзу и выехал с парковки.
– Это связь трех спиралей, которые могут иметь три разных значения. У каждого толкователя свой вариант.
– А что он значит для тебя?
– Прошлое, настоящее, будущее, – пожал плечами Дерек. – У меня дерьмовое прошлое, настоящее не особо радует, а будущее, я надеюсь, будет таким как надо.
– Классно.
Дальше они ехали тишине. Стайлз подпрыгивал на сидении, выглядывая в окно. Дерек со скрипом мог признаться себе, что ему нравится мальчишка. Не только потому, что тот спас Скотта от одиночества, но еще и потому, что он достаточно сообразительный и не даст себя в обиду. Эти качества Дерек всегда уважал.
– Так что ты выбираешь? – спросил Дерек. – Хочешь остаться со Скоттом, пока тебя не заберет отец, или хочешь поехать со мной, а потом я сразу завезу тебя домой?
Похоже, сегодня Стайлз удивлялся всему, что говорил ему Дерек:
– Мне можно поехать с тобой?
– Если хочешь.
– Дай-ка подумать, хочу я смотреть, как Скотт спит и размазывает сопли, или же смотреть, как ты несколько часов подряд мучаешься от боли? – раздумывал Стайлз, почесывая подбородок. – Да, выбираю второй вариант.

Остаток пути до салона они разговаривали (вернее, Стайлз разговаривал с Дереком). В самом салоне не оказалось никого, кроме скучающих мастеров. Они оживились при виде Дерека и даже не потребовали доказательств, что ему действительно есть восемнадцать. Дерек заполнил какие-то бумаги, а потом направился вместе со Стайлзом за девушкой, у которой обе руки были покрыты татуировками. Дерек объяснил ей, что хотел бы получить, а она, кивнув, велела ему снять футболку.
– Боишься? – спросил Стайлз, когда девушка начала протирать спину Дерека спиртом.
– Нет, – ответил Дерек. – А ты?
– А мне чего бояться? – пожал плечами Стайлз. – Это ты собираешься оставить у себя на коже пожизненную метку.
– Может, ты слишком чувствительный.
– Нет.
– Так ты не имеешь ничего против тату?
– Нет.
Дерек хмыкнул, глядя как Стайлз упрямо поджал губы и скрестил руки на груди.
– Твой брат? – спросила мастер.
– Кузен, – на автомате ответил Дерек.
Стайлз тут же скривился. Дерек не стал спрашивать, почему.
– А если ты не имеешь ничего против татуировок, почему бы тебе не сделать и себе одну?
– Дерек, мне всего одиннадцать, – пояснил ему Стайлз очевидное. – Мне пока что нельзя.
– Да, но когда тебе исполнится восемнадцать?
Стайлз немного подумал, а потом пожал плечами:
– Да, почему бы нет?
– Хорошо, давай тогда поспорим.
Дерек вытянул правую руку, и Стайлз на секунду замешкав, пожал ее.
– Согласен.
Несколько часов терпимой боли и Стайлза, который выглядел так, будто его стошнит, едва он бросал взгляд на спину Дерека. Художница наложила на татуировку повязку и выдала Дереку брошюру по уходу за заживающей кожей. Где-то в пять минут девятого Дерек позвонил на домашний телефон Стилински. Ария подняла трубку, и Дерек сказал, что брал Стайлза с собой на работу, потому что Скотт болеет.
Когда они ехали к дому Стилински, Дерек заметил, что Стайлз постоянно поглядывал на его спину. Дерек надел футболку, так что бинты сейчас было не видно.
– Что такое?
– А? – подпрыгнул на месте и словно очнулся Стайлз. – Что?
– Ты пялишься на меня.
– Да ладно, неправда, – фыркнул Стайлз, отвернувшись к окну.
Дерек оставил эту тему, но еще пару раз ловил на себе любопытные взгляды.

Последний учебный год начался для Дерека неплохо. А вот у Скотта все было не так гладко.
Все представления Скотта о средней школе оказались надуманными, но зато, когда Дерек забирал брата в первый учебный день из школы, тот недовольно хмурился.
– Что случилось? – спросил Дерек, когда Скотт устроился на переднем сидении.
Скотт ничего не ответил, и Дерек почувствовал, что его терпению приходит конец. Когда Скотт пристегнул ремень, Дерек выехал со школьной парковки.
– Стайлз все предметы изучает углубленно, – ответил Скотт через несколько минут. – Мы в одной команде, но он в другом классе.
– Рад за него, – пробормотал Дерек.
– Да, но… – Скотт запнулся.
– Но что?
– У меня в классе есть один парень, Джексон Уиттмор, и он настоящий придурок, – рассказывал Скотт. – Я решил, что, если буду держаться от него подальше, он не будет меня доставать. А сегодня в спортзале я сказал тренеру, что у меня астма, Джексон услышал и издевался надо мной.
– Он издевался из-за твоей астмы?
– Ага, наверное.
– А он знает, что астма – это болезнь, которую ты не можешь никак контролировать? – уточнил Дерек, крепче сжимая пальцы на руле.
– Скорее всего, он же не тупой.
– Нет, не тупой, просто засранец.
С пассажирского сидения не доносилось ни звука и, скосив взгляд, Дерек увидел, что Скотт смотрит на него, широко раскрыв рот. Да, кажется, его немного занесло. Он так долго пытался всячески отдалиться от Скотта, а сейчас защищал его. Кажется, Скотту трудно было с этим справиться.
– Я знаю! – воскликнул Скотт, взмахнув руками.
А, может, не так уж трудно.
– Я же не выбирал астму, – сказал он. – И астма не делает из меня ботаника или неудачника. Мне тяжело дышать, и из-за этого он меня достает. А со Стайлзом он поступил еще хуже.
– Как?
– Хоть Стайлз и в другом классе, мы все вместе занимаемся на физкультуре, – начал объяснять Скотт. – Стайлз говорил о Лидии Мартин, Джексон услышал и спросил, имеет ли он в виду рыжеволосую девчонку, а, когда Стайлз сказал "да", Джексон довольно улыбнулся. После школы, когда мы были на стоянке, Джексон подошел к Лидии и пригласил ее на свидание, а она согласилась! И он еще нагло ухмыльнулся перед тем, как сесть в их семейный Порш, на котором его забирают из школы!
– Ингалятор, Скотт, – посоветовал Дерек брату, когда тот выговорился.
Хотя Скотт и без лишних напоминаний вытащил ингалятор из кармана и прижал к губам.
Сделав несколько вдохов, он повернулся к Дереку. Они остановились перед светофором, и Дерек повернулся к все еще глазеющему на него Скотту.
– Разве Джексон не подло повел себя по отношении к Стайлзу?
– Да, но Лидия всего лишь обыкновенная девчонка, а вам всего по одиннадцать лет, – пожал плечами Дерек. – Джексон придурок, но Стайлз переживет.
– Нет, не переживет.
– Почему это?
– Потому что Лидия любовь всей его жизни, – воскликнул Скотт. – Он любит ее с третьего класса, Дерек. Он уже рассказал мне об их свадьбе. Мы со Стайлзом уже договорились, что навсегда останемся друзьями, а мы встретились только в четвертом классе. Он знает Лидию дольше!
– Естественно, – ответил Дерек, кивая.
– Ты мне не веришь, но вот увидишь, – заверил его Скотт, откидываясь на сидении. – Я буду шафером.
Они добрались домой в спокойной уютной тишине. Скотт, войдя внутрь, сразу же бросился на кухню за едой, а Дерек, забросив рюкзак, вернулся в машину и поехал на работу. Когда он преступил порог, за стойкой никого не было, зато из дальней части магазина, где у них были стеллажи с альбомами и угольными карандашами, доносились голоса:
– А как насчет этого?
– Вроде неплохо, а ты что думаешь?
– Да, неплохо, но мне надо, чтобы было классно. Не так скучно, как у Дерека.
– Что у меня такое скучное?
Дерек вышел из-за шкафа и увидел расположившихся на полу Лора, Арию и Стайлза. Они увлеченно рассматривали что-то в альбоме, лежащем на коленях Арии.
– Твоя татуировка, – ответил Стайлз. – Мама рисует для меня.
– Погоди, ты рассказал маме про…
– Про то, что ты возил моего сына в тату салон и теперь он решил, что тоже хочешь себе татуировку?
– Это только его решение, честно, Ария.
Ария скептически посмотрела на него, а потом, покачав головой, засмеялась:
– Я не сержусь на тебя. Думаешь, я бы делала для него рисунок, если бы была против? К тому же, я рада, что он предупреждает меня заранее, и я не узнаю о его татуировке случайно во время семейного отпуска.
Дерек поморщился. В первый день отпуска он избегал снимать при всех футболку. На второй день Скотт уговорил взять его на пляж с собой. Они были только вдвоем, так что он разделся и выслушал около сотни вопросов о своей татуировке, пока не зашли в воду. И Дерек совсем забыл про тату, когда они возвращались к маме, которая читала книгу, прячась в тени. Мелиссе хватило одного взгляда на его спину, чтобы на месяц лишить его машины.
– Глупая ошибка, – пробормотал Дерек, устраиваясь рядом с Лорой и заглядывая в альбом.
Стайлз выхватил альбом из рук Арии прежде, чем Дерек успел что-то там рассмотреть.
– Увидишь только тогда, когда я ее сделаю.
– Что? Через семь лет?
– Да, – кивнула Ария. – И ты его отвезешь. Меня тошнит при виде иголок. Так, теперь мне, похоже, придется купить альбом, да?
– Нет, просто вырвите листок и положите на полку, – махнула рукой Лора. – Никто даже не заметит.
Дерек уже собирался сказать, что это вроде как идет против правил, но Ария пожала плечами и забрала альбом себе.
– Я куплю его. Мне все равно нужен альбом.
Лора и Ария ушли к кассе, а Дерек со Стайлзом остались сидеть на полу. Дерек вспомнил о том, что Скотт рассказывал ему в машине по дороге из школы. Интересно, стоит ли сейчас спросить об этом Стайлза?
– У меня будет самая классная тату! – сказал Стайлз.
– Правда? – спросил Дерек. – А что это будет? Ой, погоди, я же узнаю только через семь лет. Жаль, что я забыл, где припарковал ТАРДИС.
Стайлз ничего не ответил, и Дерек решил, что тот не понял отсылки к сериалу. Он повернул голову, и увидел, что Стайлз изумленно таращится на него.
– Ты… Ты, Дерек МакХейл смотришь "Доктора Кто"?
– Да, – пожал плечами Дерек.
– О господи, ты намного круче, чем я думал, – с благоговейным трепетом произнес Стайлз. – Ты смотрел "Судный день" в июле? Мне не стыдно даже признать, что я разрыдался… и не один раз. А теперь нам надо ждать до рождественского выпуска, и Розы там не будет, но из Теннанта вышел такой хороший Доктор, что мне придется смотреть и…
– Ты не будешь смотреть "Торчвуд"? – прервал его Дерек.
– "Торчвуд"? – нахмурился Стайлз. – Институт, который охотился на пришельцев?
– Да, они выпускают спин-офф "Торчвуд", и там будет сниматься Джон Барроумэн. Премьера будет в октябре.
Дерек был почти уверен, что в данный момент Стайлз готов полезть обниматься.
– Они делают спин-офф "Доктора Кто"? Чувак, это просто за гранью крутости! А о чем он будет?
Дерек собирался ответить, но к ним подошла Ария:
– Так, милый, нам пора.
Стайлз перевел взгляд с матери на Дерека, явно не зная, что выбрать. Дерек принял решение за него: он поднялся с пола и подал руку Стайлзу.
– Дерек, ты же все еще сможешь забирать Стайлза по понедельникам, средам и пятницам? – уточнила Ария.
– Конечно.
– Спасибо тебе, – ответила она, обняв Стайлза за плечи и подталкивая его к выходу.
У дверей Стайлз повернулся и крикнул Дереку:
– Мы еще не закончили!
И так все началось. Приближалось двадцать второе октября, и Дерек со Стайлзом решили подготовиться к премьере "Торчвуда", устроив марафон "Доктора Кто". Им удавалось смотреть его только по понедельникам, потому что в этот день недели у Дерека был выходной в магазине, а Скотт заявил, что Стайлз нужен ему по средам и пятницам. Так и решили. Дереку нравилось, что кто-то смотрит сериал вместе с ним. Мелисса не понимала всей его прелести, а Скотт назвал Билли Пайпер "уродливой", за что был официально изгнан из гостиной.
Из Стайлза вышла хорошая компания. И, когда они смотрели сериал, Стайлз действительно молчал. Нет, конечно, он смеялся, восхищался, радовался или вскрикивал от страха или восторга. А когда они пересматривали "Судный день", даже расплакался.
– Он никогда не скажет ей этих слов, – всхлипывал Стайлз, показывая пальцем на экран.
– Знаю, – ответил Дерек, обнимая Стайлза за плечи, пока тот разбирался с упаковкой бумажных салфеток. – Но Роза вернется. Мы же говорим о Розе Тайлер.
– Но они в параллельных вселенных! Ты знаешь, что это значит, Дерек!
Двухсерийная премьера "Торчвуда" выпадала на воскресенье. Поскольку в Америке сериал не транслировали, Дерек в субботу ночью поставил его на закачку. А перед тем, как идти в школу в понедельник, проверил, что обе серии полностью загрузились.
Когда он забирал Скотта и Стайлза из школы в понедельник, Скотт выглядел раздраженным, а Стайлз сгорал от нетерпения. Как только они подъехали к дому, Стайлз буквально выпрыгнул из машины и помчался к компьютеру, а Скотт спокойно пошел к дверям, по пути раза три назвав их задротами.
– Готов? – спросил Дерек, занеся палец над кнопкой мыши.
– Чувак, еще как!
Дерек нажал клавишу "Пуск", и на следующие полтора часа они пропали для внешнего мира и полностью сосредоточились на сериале. Когда по экрану побежали титры после окончания второй серии, они все еще сидели и молча смотрели в монитор.
– Обалдеть.

– Не надо было давать одиннадцатилетнему школьнику это смотреть.
Стайлз оторвался от финальных титров и недовольно посмотрел на Дерека:
– Я уже достаточно взрослый для таких фильмов! – возмущенно воскликнул он.
– Этот сериал гораздо откровеннее, чем "Доктор Кто", – заметил Дерек.
– Ну и что? – пожал плечами Стайлз. – Мне понравилось, и я уже влюбился в Гвен. Я так просто не откажусь от нее. Тем более после того, как я с трудом пережил потерю Розы.
– Кто бы сомневался, – закатил глаза Дерек.
Хотя следовало признать, что Гвен действительно классная и горячая. Но еще он каждый раз оживлялся, когда на экране появлялся Янто. Он отогнал от себя эту мысль и повернулся к Стайлзу.
– Скажешь маме, что он такой же, как "Доктор Кто".
– Да! – подпрыгнул на месте Стайлз и обнял Дерека. – Спасибо тебе!
Дерек неуклюже похлопал его по спине, и как раз в этот момент в комнату заглянул Скотт.
Стайлз оторвался от Дерека и повернулся к другу:
– Привет!
– Закончилось уже? – поинтересовался Скотт
– Ага.
Скотт обрадовался и махнул рукой в сторону двери. Стайлз напоследок улыбнулся Дереку и вышел из комнаты вслед за Скоттом.
Теперь у них появилась новая традиция: по понедельникам Дерек и Стайлз смотрели новые эпизоды "Торчвуда". В канун Рождества вышла еще одна серия и рождественский выпуск "Доктора Кто" Они посмотрели их подряд двадцать шестого числа, доедая остатки праздничного ужина и допивая горячий шоколад, который сделала для них Мелисса. Последний эпизод "Торчвуда" вышел седьмого января, а "Доктор Кто" должен был начаться не раньше марта. Мелисса заверяла, что это только к лучшему, потому что Дереку сейчас нужно сосредоточиться на учебе и выбрать колледж.
Он подавал заявление сразу в несколько колледжей Калифорнии, но сделал выбор в пользу местного, который находился в двадцати минутах от них. Дерек собирался жить дома: так он мог каждый день отвозить Скотта и забирать его со школы. Мама поначалу воспротивилась его решению, но после того как Дерек объяснил, что хочет ей помочь, она согласилась.
Остаток школьного года прошел быстро и без приключений. Дерек и Стайлз продолжали смотреть новый сезон "Доктора Кто" ("Я влюбился в Марту. Она классная!"), и Дерек попал на выпускной бал. Девушка, которая училась на год младше, подошла к нему после первого урока и, ужасно нервничая, пригласила его на бал. Он заехал за ней домой, и ее мама сделала пару тысяч фотографий с ними, а потом они поехали ужинать. Они провели на балу не больше часа и вернулись в машину Дерека. Он отъехал подальше от школы, и они занялись сексом на заднем сидении. Она сказал, что Дерек у нее первый, он соврал и ответил, что у него тоже никого не было.
Дерек окончил школу с отличием, и Мелисса плакала на вручении аттестатов. Лора высмеивала его мантию. Дедушка и бабушка сказали, что гордятся им. Скотт жаловался. А потом шериф Стилински поздравил его, а Ария крепко обняла. Стайлз последовал ее примеру и радостно повис на шее Дерека, из-за чего они упали на землю.
Для Дерека жизнь стала практически идеальна. И, конечно же, именно тогда снова началась черная полоса.

В холодную среду ноября Дерек ждал Скотта и Стайлза на школьной стоянке. У него сегодня было три урока с девяти до двенадцати, так что он быстро отработал свою смену в магазине и поехал за мальчишками.
Задняя дверь открылась, и Дерек обернулся, чтобы поздороваться. Скотт беспомощно поглядывал в сторону Стайлза, а Стайлз… у Стайлза был ежик на голове. Дерек знал, что продолжает пялиться, но очнулся только тогда, когда услышал недовольное гудение клаксона. Он завел машину и выехал с парковки.
– Эээ… большие перемены, да, Стайлз? – спросил он, поглядывая в зеркало заднего вида. Стайлз смотрел в окно.
– Ага.
Такой ответ удивлял даже больше, чем новая прическа. Дерек ожидал услышать историю про жвачку в голове и сбритые волосы. Или о том, что Ария сошла с ума и подстригла его во сне. Или кибермены сожгли его волосы. Любой ответ бы казался правдивее, чем то, что Стайлз добровольно лишился волос.
Дерек не стал настаивать на ответе, потому что чувствовал, что-то случилось. И, если Стайлз захочет говорить, он выслушает его.
– Когда мама вернется с работы? – нарушил тишину Скотт.
– Около шести, – отозвался Дерек. – У меня дела, так что я только завезу вас домой.
– Что за дела?
– У меня свидание.
"Свидание" – это слишком громко сказано. После того, что случилось с Кейт, Дерек убедился, что серьезные отношения не для него. Его "первая любовь" закончилась ужасно, настолько ужасно, что он вообще вряд ли мог называть их отношения "своей первой любовью". Когда Дерек только начал учебу, девушка, с которой он ходил на английский, пригласила его на свидание. Он согласился и повез ее ужинать. Через двадцать минут он понял, что совсем не умеет поддерживать разговор, и их свидание почти сразу же закончилось. Он проводил девушку обратно, и в последнюю секунду она спросила, "не хочет ли он хоть что-то получить от этого провального свидания". Домой он вернулся почти сразу же после того, как они переспали.
Поэтому свидания – это не для Дерека. Зато он стал почти профессионалом в сексе без обязательств. Не нужно никаких разговоров, он больше никогда в жизни не увидит этого человека, а значит, никаких чувств. Дерек был буквально создан для таких отношений.
Единственный, кто знал, – Лора. Он случайно проболтался ей, когда встречался с парнем (его кризис сексуальности длился секунды три, пока он не сообразил, что это ровным счетом ничего не меняет) после работы. Она засыпала его вопросами по поводу того, как долго они встречаются и насколько все серьезно. Когда он все объяснил ей, Лора скривилась и сказала, что такое не для нее, но если это его выбор – она не будет вмешиваться.
– "Свидание", ну конечно, – понимающе кивнул Скотт. (Ладно, может, Скотт тоже что-то знал). – Парень или девушка?
Дерек бросил взгляд в зеркало заднего вида и успел заметить, как вздрогнул Стайлз при этих словах.
– Девушка.
Похоже, Скотт больше ничего не хотел знать. Он откинулся на сидении и продолжал нервно поглядывать на Стайлза.
Они уже почти подъезжали к дому, когда Стайлз наконец заговорил.
– Можешь завести меня домой?
– Там кто-нибудь есть? – уточнил Дерек.
– Мама должна быть дома.
Дерек не стал расспрашивать дальше, он быстро сменил маршрут и поехал к дому Стилински. Он находился ближе, чем их собственный, так что добрались они очень быстро. Дерек остановился на подъездной дорожке возле джипа Арии, и Стайлз, открыв дверь, поблагодарил Дерека и пошел ко входу. Дерек хотел убедиться, что Стайлз зайдет в дом, поэтому дождался, когда Ария откроет дверь.
Когда дверь распахнулась, Дерек даже не обратил внимания, как Скотт перебрался на переднее сидение. И не заметил, как Стайлз крепко обнял маму. Он видел только Арию, стоящую в дверях. Вокруг ее головы был повязан шарф и из-под него не выбивались длинные пряди волос. И Дерека словно ударили под дых.
Ария поймала его взгляд, и Дерек стряхнул с себя странное оцепенение. Она помахала ему и очень грустно улыбнулась. Скотт, похоже, не заметил ничего необычного и помахал в ответ.
Дерек выехал с подъездной дорожки и направился к дому. Отменил свое свидание и молча сидел в гостиной, дожидаясь, когда вернется с работы мама. Скотт, кажется, понятия не имел, что происходит: он поел, сделал уроки и занялся какой-то видеоигрой.
Он продолжал подозрительно коситься в сторону Дерека, когда они сидели вместе на диване, но не решался заговорить.
Мелисса вернулась домой ровно в шесть. Она зашла в комнату, удивившись, увидев их обоих. Дерек даже не дал ей возможности поздороваться.
– Насколько все плохо?
Она сразу поменялась в лице, хотя Скотт вряд ли заметил.
– Что плохо?
– Ничего, милый, – быстро ответила Мелисса и жестом велела Дереку идти за ней на кухню. – Мне нужно поговорить с твоим братом.
Встав с дивана, Дерек потянулся к Скотту, потрепал его по волосам и поспешил на кухню. Мелисса села за обеденный стол и предложила Дереку присесть, но тот покачал головой и остался стоять.
– Насколько все плохо? – повторил он.
– Организм уже не реагирует на лечение, – ответила Мелисса ровным профессиональным тоном. – Через несколько дней нам, наверное, придется ее госпитализировать, и тогда это….
– Будет лишь вопрос времени? – закончил за нее Дерек.
– Да.
– Блядь.
В любой другой раз Мелисса отругала бы его, но сейчас она тихо сидела на стуле, сложив перед собой руки и поджав губы. Дерек прислонился спиной к кухонной стене и прикрыл ладонью глаза. Из гостиной раздался шорох, и Дереку даже не надо смотреть, чтобы понять – Скотт слышал каждое слово.
– Вы о миссис Стилински говорите? – спросил Скотт. – Она болеет, да?
– Да, – тихо ответила Мелисса.
Дерек продолжал держать ладонь у лица, но все равно слышал, как Скотт подошел к маме и стал задавать ей вопросы. Дереку не хватало воздуха. Он просто задыхался. Нужно было отсюда выбраться. Просто уйти.
Поднимаясь в свою комнату, он почти не слушал, что ему кричала вслед мама. Дерек вытащил альбом, который хранил под матрасом, и, быстро спустившись вниз, схватил куртку, ключи и поспешил выскочить за дверь.
За десять минут он добрался до дома Стилински, взбежал по ступенькам и громко постучал в дверь. Джип все еще стоял у дома, а патрульная машина не появилась, так что Дерек понял – Ария еще дома.
На стук вышел Стайлз. Он посмотрел на Дерека, пару раз открыл и закрыл рот, решая что сказать.
– Ей не нужна твоя жалость, Дерек.
– А я здесь не для этого.
А затем Стайлз запутался в собственных ногах, когда бросился к Дереку, обнимая его руками за талию, спрятал лицо на груди и расплакался. Дерек тут же сгреб его за плечи и обхватил ладонью затылок.
– Проходи.
Ария стояла, прислонившись к стене прихожей. Вблизи она выглядела еще хуже, и Дерек не понимал, как раньше ничего не замечал. Не увидел, когда она заболела. Наверняка, она узнала еще летом и проходила лечение. Выпавшие волосы – это случилось совсем недавно, но больной она, скорее всего, выглядела давно.
– Стайлз, пожалуйста, отлипни от Дерека, чтобы он мог войти, – сказала Ария.
Стайлз остался на прежнем месте, так что Дерек пожал плечами. Ария, улыбнувшись, покачала головой и пошла в сторону кухни.
– Милый, оставишь нас ненадолго, пожалуйста?
Через несколько секунд Стайлз сделал шаг назад и вытер нос тыльной стороной ладони.
– Прости.
– Ничего страшного, – Дерек провел ладонь по ежику волос Стайлза и пошел вслед за Арией. – Стильная прическа, Стайлз.
– Спасибо, – пробормотал тот.
Когда они зашли на кухню, Дерек быстро придвинул для Арии стул, которая недовольно посмотрела на него и фыркнула:
– Я не такая хрупкая!
Дерек проигнорировал ее слова и сел с другой стороны стола. Он положил на столешницу альбом и подтолкнул его к Арии. Она удивленно посмотрела на Дерека и открыла первую страницу. Дерек с нетерпением ждал, пока она досмотрит до конца, давая ей время тщательно изучить рисунки.
– Они замечательные, – ответила она наконец.
– Я готовил их для портфолио.
– А портфолио тебе нужно для...?
– Хочу подавать заявление на бакалавра архитектуры, – ответил он, с преувеличенным интересом рассматривая стежки на рукаве куртки.
Дерек еще никому не показывал свое портфолио. Он как-то заглянул в библиотеку и пролистал несколько старых принятых портфолио – его работы в сравнении с ними сразу показались безликими и скучными. Дерек любил рисовать, но любить и действительно делать что-то стоящее – разные вещи.
– А чем ты собираешься заниматься после получения степени бакалавра?
– Пойду работать в офис и продолжу учебу для получения докторской степени, – ответил он, – а потом, надеюсь, я открою собственную фирму.
На другом конце стола воцарилась тишина. Дерек поднял голову и увидел, что Ария смотрит на него, приоткрыв рот и застыв с неперевернутой страницей. Листок выскользнул из ослабевших пальцев, но Ария этого даже не заметила.
– Степень доктора? – повторила она, распахнув от удивления глаза.
– Да, – кивнул Дерек.
– И тебя можно будет называть "Доктор МакХейл", – задумчиво протянула Ария.
– Да, но, наверное, я не буду требовать этого.
– А мог бы! "Доктор МакХейл, у вас встреча в пять часов". "Доктор МакХейл, не могли бы вы просмотреть мои наброски вот этой арки?". "Доктор МакХейл, прошу вас, расскажите мне все ваши секреты, а потом возьмите меня прямо на этом столе!"
– Мне кажется, этот разговор свернул куда-то не туда.
Ария засмеялась, покачала головой и закрыла альбом, возвращая его Дереку.
– Я всего лишь хотела сказать, что девушкам понравится… да и парням тоже, наверное.
– Мама рассказала?
– Кто же еще? – пожала плечами Ария. – Ей все равно, мне тоже, да и всем остальным. Но вот твоей маме, наверняка, не все равно, что уже время ужина, а тебя еще нет дома.
До того как Дерек успел вставить хоть слово, его выставили из кухни и проводили к выходу. Когда Дерек проходил по коридору, он увидел сидящего на ступеньках Стайлза и помахал ему. Дерек не увидел, ответил ли тот, потому что как раз в этот момент Ария крепко обняла его.
– Увидимся позже, – сказала она, тепло улыбнувшись.
– Конечно, – кивнул он.
Дерек еще раз попрощался и вышел за дверь, возвращаясь к машине.
В субботу ее госпитализировали. Теперь Дерек отвозил и забирал Скотта и Стайлза со школы каждый день. В машине никто не разговаривал, только Скотт бормотал "пока", когда Стайлз выходил из машины у входа в больницу. Дерек не уезжал с парковки, пока не видел, как Стайлза встречает отец. Шериф махал Дереку, когда Скотт перебирался на переднее сидение. И именно Скотт каждый раз начинал разговор, когда они отъезжали от больницы.
– Если бы мы могли чем-нибудь помочь, – сказал он.
– Все, что ты можешь сделать – быть рядом, – ответил Дерек. – Ты его лучший друг, Скотт.
– Ага, – кивнул Скотт. – Как думаешь, мне можно будет навестить ее вместе со Стайлзом? Когда ты будешь работать так, чтобы забрать меня на обратном пути?
– Уверен, мы что-нибудь придумаем.
И они действительно придумали. Скотт ездил со Стайлзом в больницу как минимум раз в неделю, а Дерек забирал его после своей смены в магазине. Прошел День Благодарения, затем Рождество и Новый Год. Стайлз и Дерек посмотрели рождественский спецвыпуск "Доктора Кто", и все стало почти как раньше. (Но Астрид была такой классной! – Знаю. – Как они могли ее убить? – Ради драмы? Не знаю. Но зато в январе выходит второй сезон "Торчвуда". – Ты же издеваешься, правда?).
Когда первого февраля Дерек вернулся с работы, Мелисса сидела на кухне, сжимая ладони. Дерек молчал, ожидая, что мама сама начнет разговор.
– Она недолго продержится, – ответила она наконец. – Тебе стоит навестить ее.
– Я схожу завтра, – сказал он, перед тем как выйти за дверь.
На следующий день в субботу он проснулся рано, оставил для Мелиссы записку на кухонном столе и отправился в больницу. Он уже дошел до дверей ее палаты, когда все-таки не выдержал и решил зайти в уборную. Около пяти минут он стоял у раковины, прижимаясь лицом к холодному зеркалу, пока кто-то не похлопал его по плечу.
– Она хочет тебя видеть, – произнес тихо шериф. – А мне не помешает перерыв. Поговори с ней, а я пока схожу за кофе.
– Где Стайлз? – спросил Дерек.
– Он с ней рядом, но сейчас спит, – ответил шериф, улыбнувшись. – Стайлз не проснется, не волнуйся.
Он ушел, снова оставляя Дерека одного. А Дерек словно прирос к полу, не в силах сдвинуться с места, но все-таки поборол собственную слабость и вышел за дверь. Идти до палаты Арии было не далеко, а поскольку она его, скорее всего ждала, Дерек не стал стучаться.
– А вот и ты, – произнесла Ария очень слабым голосом.
Именно так она и выглядела – слабой. К такому ничего не могло подготовить. Ария казалась сильно исхудавшей и постаревшей. Как будто она уже прожила не одну сотню лет, устала и теперь ждала избавления. Зная Арию, она, наверняка, ищет избавления.
Дерек перевел взгляд на Стайлза, который спал у нее под боком. Два месяца назад ему исполнилось тринадцать, а он почему-то выглядел еще младше. Не слабым, как она, а просто ранимее и меньше. Дереку как никогда захотелось оказаться сейчас в другом месте.
– Привет, – тихо поздоровался он, присаживаясь на стул у кровати.
– Как дела?
Конечно, именно она должна была задать такой вопрос.
– Все в порядке.
– Как школа? Удалось поступить?
– В школе все хорошо, – ответил Дерек. – Я буду подавать заявление осенью, так что… – Поживем – увидим.
Он не может произнести эту фразу слух, потому что понимает, что Ария увидеть уже ничего не сможет.
– Я уверена, ты поступишь, – заверила она Дерека, накрывая его пальцы своей ладонью.
Он отчаянно старался не смотреть на иголки, которые тянулись из ее вен. Стайлз заворочался, и Дерек тут же перевел взгляд на него.
– Он постоянно о тебе говорит, – произнесла она, а в ее голосе звучала нежность. – Считает тебя самым лучшим.
– Ага, он тоже не так уж плох, – пожал плечами Дерек, не отрывая взгляда от Стайлза. – И он единственный соглашается смотреть со мной "Доктора Кто".
– Прости за это, – ответила она. – Я пыталась смотреть с ним первую серию, но там люди стали превращаться в манекены, и я не поняла британского юмора.
Дерек хмыкнул, покачав головой, и снова посмотрел на Арию. А она как раз продолжала рассматривать Стайлза, так что он проследил за ее взглядом. Интересно, что было бы, если Стайлз сейчас проснулся? Наверное, он бы пару раз сонно моргнул, увидев их, вскрикнул и свалился с кровати.
– Позаботься о нем.
Он хотел сказать – нет. Не хотел брать на себя ответственность за Стайлза. Но знал, что кому-то придется это сделать. Потому что Стайлз будет беспокоиться о собственном отце и, даже если шериф попытается сделать что-то в ответ, – это не будет равноценно.
– Хорошо. Обещаю.
– Спасибо, доктор МакХейл.
Дерек слабо улыбнулся ее словам.
– Я не доктор.
– Еще не доктор Дерек.
После больницы Дерек сразу отправился на работу. С трудом выслушал Лору, которая, казалось, болтала всю смену. Освободился он в пять и вместо того, чтобы отправиться домой, поехал в бар за городом, где, как он знал, не будут проверять документы. Ему должно было исполниться двадцать один в следующем ноябре, но сойти за совершеннолетнего он мог и сейчас.
Час спустя он целовал шею какого-то парня, который открывал дверь своей квартиры. На часах почти шесть часов, а Дерек обещал матери быть дома к семи, потому что у нее сегодня ночная смена. Это не отнимет много времени, а ему сейчас кто-то нужен. Дерек так давно не искал утешения в ком-то, а парень явно был не против им поделиться.
Когда они добрались до крохотной спальни, на них уже почти не было одежды. Дерек толкнул его в сторону кровати и забрался сверху, жадно прижимаясь губами к его рту. Ничего личного, они не издавали никаких звуков, только тяжело дышали и изредка слабо стонали. Вскоре Дерек оказался на спине, а его новый знакомый стянул с него боксеры и обхватил губами член. У него опытный и умелый рот – как раз то, что Дереку сейчас было нужно. В глубине души он оставался безразличным, но тело реагировало идеально, и этого достаточно.
Дерек проснулся от звука вибрирующего телефона на полу у кровати. Он посмотрел на часы и застонал – восемь.
Он поднял телефон с пола – пять пропущенных звонков за последние десять минут и все от шерифа Стилински. Дерек почувствовал, как оборвалось в груди сердце, схватил боксеры и включил лампу, чтобы найти джинсы.
– Что случилось? – Брэндон (Брайан? Брэд?) отозвался с кровати, резко садясь и потирая глаза.
– Мне нужно идти, – сказал Дерек, быстро хватая свои вещи и одеваясь.
– Ну же, малыш, останься, – Брэндон/Брайн/Брэд приглашающе похлопал по кровати.
– Отвали.
С этими словами Дерек вышел из квартиры и, спускаясь по ступенькам и направляясь к небрежно припаркованной машине, набрал номер шерифа.
– Дерек, как хорошо, что ты перезвонил, – шериф ответил после второго гудка.
– Да, простите, что вам пришлось столько звонить, я… уснул, – пробормотал Дерек.
Шериф наверняка звонил им на домашний телефон, а ответивший Скотт сказал, что его нет дома. Стилински точно знал, где он уснул, но, к счастью, ничего не сказал.
– Послушай, Мелисса сегодня работает в ночную смену, и мне не хотелось бы просить, но доктор говорит, что Ария вряд ли переживет ночь, а Стайлз дома… не мог бы ты его привезти, мне очень…
– А почему Стайлз не в больнице?
– Ария настояла, чтобы я отвез его домой, так чтобы он хоть раз мог нормально поспать в своей кровати, – сказал шериф. – Наверное, он все еще спит, но у нас под дверным ковриком лежит запасной ключ.
– Хорошо, я все сделаю.
– Спасибо, Дерек.
К дому Стилински он ехал в гнетущей тишине. Они больше ничего не могли сделать, только ждать. Дерек остановился на подъездной дорожке возле джипа и направился к входной двери. Открыл дверь запасным ключом и вошел внутрь, давая себе мгновение, чтобы привыкнуть к новому ощущению этого дома. Ария не встречала его улыбкой. Ее здесь не было, и дом казался пустым и холодным.
Но оставался еще Стайлз, и нужно было его забрать отсюда. Дерек поднялся по ступенькам и толкнул первую дверь слева.
Стайлз крепко спал, свернувшись на кровати, комнату освещала лампа, стоящая на прикроватной тумбочке. Там же стояла фотография Стайлза, Арии и шерифа. У Стайлза тогда были длинные волосы, Ария все еще выглядела здоровой, а мистер Стилински все еще был помощником шерифа.
– Стайлз, – позвал Дерек, присаживаясь на край кровати и положив руку Стайлзу на плечо.
Он тут же открыл глаза.
– Я слышал, как ты вошел.
– Я думал, ты крепко спишь.
– Было дело.
Стайлз сел на кровати, стягивая одеяло, и Дерек увидел, что он уже одетый. Это ранило гораздо больнее, чем, наверное, должно было.
– Нам пора, – произнес Дерек. – Твой отец велел поторопиться.
Дерек встал с кровати, ожидая, когда Стайлз сделает то же самое. А он продолжал сидеть на кровати и мять руках плед.
– Стайлз, нам действительно нужно…
– Не хочу, чтобы она умирала.
Он не плакал, и Дерек понял, что Стайлз уже успел столько выплакать, что сейчас слез уже не осталось.
– Знаю.
– Это нечестно.
– Знаю.
– Почему Бог не отдал этот рак убийце или кому-нибудь плохому?
– Я не верю в Бога.
Стайлз нахмурился и посмотрел на Дерека.
– В кого же ты тогда веришь?
В тебя.
– Ни во что не верю.
Очевидно, такой ответ Стайлза устроил. Он встал с кровати, обулся и пошел вслед за Дереком.
Дорога в больницу стала настоящим испытанием. Стайлз сидел на переднем сидении и постоянно нервно дергал ногой. Дереку хотелось положить ему руку на колено, чтобы угомонить, но он сдержался. Они не разговаривали и не смотрели друг на друга. Почему-то именно от этого поездка казалась бесконечной.
Когда Дерек припарковался, то ожидал, что Стайлз будет сидеть в машине, боясь зайти внутрь. Но как только Дерек выключил зажигание, Стайлз открыл дверь и бросился к входным дверям. Дереку пришлось практически бежать за ним, и, когда он добрался до лифта, автоматические двери захлопнулись прямо у него перед носом.
Дерек нажал кнопку вызова, дожидаясь следующего лифта. На нужном этаже он был где-то через минуту, но, когда подошел к комнате Арии, там уже толпились медсестры и врачи. Дерек услышал, как кто-то называет время смерти. Три минуты назад.
Через три дня были похороны. Мелисса все время стояла рядом с шерифом, а Скотт держался возле Стайлза. Дерек стоял за их спинами и ушел первым.