Actions

Work Header

Оставляю его себе

Chapter Text

Человек по имени Стив и человек по имени Сэм Уилсон должны уехать на миссию.

Тебе не сказали, что это за миссия, да ты и не спрашивал — ты знаешь, что им нельзя тебе это рассказывать. Если узнаешь, ты можешь попробовать увязаться за человеком по имени Стив, а здесь слишком много охраны и сигнализации, чтобы тебе это удалось. Тебе нельзя пойти с ними, потому что врач считает, что тебе не стоит иметь дело с оружием и насилием. Ты знаешь, что если пойдешь за ними, то украдешь винтовку и заберешься на подходящую высокую крышу, откуда перестреляешь всех, кто приблизится к человеку по имени Стив. Поп, поп, поп — и они валятся, как сломанные куклы. Кто-то выстрелит в тебя транквилизатором, и ты проснешься в лечебнице, и больше никогда не вскочишь посредине ночи, чтобы обнаружить, что человек по имени Стив снова охраняет тебя от кошмаров.

Одному тебе тоже нельзя оставаться, потому что ты все еще забываешь есть, спать, или делать что-нибудь, помимо ожидания следующего приказа.

Вы трое: человек по имени Стив, человек по имени Сэм Уилсон и ты — сидите за кухонным столом и обсуждаете, что с тобой делать. Это любезно, что они включили тебя в обсуждение, но очень странно. Ты ничего на этот счет не говоришь, потому что человек по имени Стив сожмет губы, а человек по имени Сэм Уилсон терпеливо примется напоминать тебе, что людям позволено что-то решать. Тебе позволено решать, потому что ты человек, скажет он, а ты думаешь:

«Якобы. Якобы человек».

Человек по имени Сэм Уилсон говорит:

— Возможно, мы сможем устроить, ну, передышку в лечебнице. С них причитается одолжение, и Джей Би там любят.

«Передышка» означает, что человек по имени Стив слишком устал. Тебе нравятся медсестры и тамошний персонал, но ты ненавидишь сам факт, что человек по имени Стив слишком устал. Фактически, ты предпочел бы оставаться там все время — и они считают, что так и нужно — но в этом случае ты не сможешь тихонько обходить квартиру глубокой ночью, чтобы убедиться в ее безопасности. Не сможешь охранять сон человека по имени Стив.

— Мне эта идея не нравится, — заявляет человек по имени Стив. — В последнее время все шло замечательно, и если кое-кто… — он подразумевает человека по имени Филлип Коулсон, который вернулся к жизни, — … узнает, что он остался здесь, они могут…

— Верно, — соглашается человек по имени Сэм Уилсон и трет лицо рукой. — Кроме того, могу поспорить, кто-нибудь с удовольствием воспользуется такой замечательной возможностью провести его аттестацию, пока Капитан Америка отсутствует и не сможет выразить неодобрение.

«Аттестация» еще хуже чем «Передышка». Щ.И.Т. и правительство постоянно порываются куда-нибудь тебя запереть — и не в лечебницу с заботливым персоналом, или к врачам, готовым оценить твой прогресс в том, чтобы снова стать человеком, а чтобы посмотреть, не остался ли ты Зимним Солдатом. Они это делают, потому что хотят превратить тебя в свое оружие, или в козла отпущения. Может, и в то, и в другое.

— А что если… — говорит человек по имени Сэм Уилсон. — Что если бы он, ну, остался в Башне?

Настает черед человека по имени Стив тереть лицо рукой.

— Не хочу быть обязанным Тони еще больше.

Тебе не нравится человек по имени Тони Старк. Он громкий и… и… и коротышка, и подбивает тебя на глупые затеи насчет металлической руки.

— Вероятно, это лучший вариант, — устало говорит человек по имени Сэм Уилсон. — Клинт и Таша едут с нами.

А ты думаешь, что в Башне имеется ИИ, которого зовут ДЖАРВИС, и даже человек по имени Филлип Коулсон, который вернулся к жизни, или его новый Щ.И.Т., или любое правительство в мире не смогут сказать, что тебя оставили без надзора.

— Мне все равно, — говоришь ты.

Человек по имени Стив и человек по имени Сэм Уилсон глядят на тебя, а затем друг на друга. Ты знаешь, что они ведут между собой молчаливый разговор. Ты смутно помнишь, что тоже мог с одного взгляда понимать Стива Роджерса, а тот мог посмотреть на Баки Барнса и точно узнать, о чем тот думает.

— Если ты уверен, — говорит человек по имени Стив.

Ты поднимаешь одно плечо и снова опускаешь. Не хочешь признавать, что боишься возвращаться в лечебницу, потому что это не совсем так: ты боишься, что пока будешь там, кто-нибудь придет и силой заставит медсестер и персонал, которые добры к тебе, «аттестовать» тебя снова.

— Я позвоню Тони, — решает человек по имени Стив. Достает свой телефон, кладет его на стол. — Начало вызова: Тони Старк, частная линия.

Телефон звонит один раз, два раза, а затем над ним возникает маленькая голограмма.

— Кэп, — говорит человек по имени Тони Старк. — Сэм! Робо-ледышка. Как дела?

Требуется некоторое время, чтобы уговорить человека по имени Тони Старк, но после того, как человек по имени Стив клянется всем святым, и что скончается от воткнутых в глаза тысячи игл, если не позволит человеку по имени Тони Старк разработать новый дизайн своей униформы, и не скажет ни слова о том, насколько облегающие в ней штаны, а человек по имени Сэм Уилсон клянется всеми святыми, пирогом своей мамочки и дает честное скаутское, что никогда не расскажет человеку по имени Полковник Джеймс Роуди о том случае с виски в выпускном классе военно-воздушной Академии.

Вы с человек по имени Стив фыркаете в унисон, потому что оба помните, какие слабаки эти выпускники военно-воздушной Академии. Человек по имени Сэм Уилсон одаривает вас недобрым взглядом, и ты затихаешь, хотя человек по имени Стив выглядит счастливым, что ты подколол человека по имени Сэм Уилсон, пусть даже и слегка.

С тебя человек по имени Тони Старк никаких обещаний не требует. Долгую минуту он таращится на тебя с голограммы, а затем уточняет:

— Пеппер всю неделю будет дома.

Человек по имени Стив с трудом сглатывает и говорит:

— Я… понимаю, если это неудобно…

— Неа, — отвечает человек по имени Тони Старк. — Пеп может о себе позаботиться, — он вскидывает брови. — Готов провести неделю рядом с леди, Ванильная Ледышка?

Ты не был рядом с леди, которая не медсестра, не персонал, или врач, или женщина по имени Наташа Романофф, со времен… со времен леди по имени Пегги Картер, которую любил Стив Роджерс. Ты ничего не отвечаешь.

— Ага, так я и думал, — изрекает человек по имени Тони Старк. — К несчастью ты прав, Роджерс, если ты поместишь Барнса в лечебницу, с вероятностью 83% кто-нибудь да заявится «аттестовать» его, — при слове «аттестовать» его брови взлетают вверх. — А я не прочь подложить свинью бОльшему количеству людей, чем ты захочешь знать, так что приглашу-ка я Морозный Ожог к себе, поселю по соседству с моей милой леди-подругой, и пусть кто-нибудь посмеет что-нибудь по этому поводу сказать, — он улыбается. — Привози его сюда, а завтра мы покидаем Башню, — говорит он. Голограмма гаснет.

Человек по имени Сэм Уилсон испускает громкий вздох.

— Напомни мне никогда не связываться с этим парнем, — говорит он.

— Вот уж кто не любит оставаться в должниках, — соглашается человек по имени Стив. Он проводит пальцами по волосам, и ты хочешь подойти к нему и разгладить взъерошенный шелк его волос. «Не волнуйся, Стиви», эхом отдается в твоей голове. «Мы разберемся с этим».

— Просто, это нечестно, — говорит человек по имени Стив.

— Если бы жизнь была честной, многое было бы по-другому, парень, — беззлобно отвечает человек по имени Сэм Уилсон. — Райли был бы жив, и мы не стали бы друзьями.

Человек по имени Стив опускает глаза, его плечи сутулятся.

— Прости, Сэм, — тихо говорит он.

Ты думаешь, что Баки Барнс знал бы что делать. Он бы взъерошил золотистые волосы Стива Роджерса, отвесил легкий подзатыльник — но осторожно. «Жизнь не так уж плоха», заявил бы он, и Стив Роджерс взглянул бы на него и попытался улыбнуться Баки Барнсу.

Существо, которым ты теперь являешься, тихо стоит, пока человек по имени Стив Роджерс не поднимает глаза.

— Господи, Баки, — говорит он. — Я в порядке. Действительно в порядке.

Человек по имени Сэм Уилсон фыркает, но даже не пытается с ним спорить.

— Тебе нужно собраться, Джей Би, сложить вещи. Когда я закончу, приду помочь. Держи… — он хватает один из блокнотов из офиса врача, на которых человек по имени Стив рисует закорючки, пока ждет тебя, и начинает что-то строчить.

Пока он пишет, человек по имени Стив заглядывает ему через плечо.

— Одеяло и подушка?

— Ну да, — отвечает человек по имени Сэм Уилсон. — Они его любимого фасона, вдобавок — пахнут домом.

Ты ждешь, пока человек по имени Сэм Уилсон оторвет страницу и вручит ее тебе.

Бросаешь на нее взгляд и возвращаешь ему.

— О, нет, — возражает человек по имени Сэм Уилсон и пихает ее тебе обратно. — Я знаю, что у тебя эта жуткая супер-память и все такое, но сегодня тебе придется заново вспомнить удовольствие читать с листа.

Довольно долго ты таращишься на него ничего не выражающим взглядом, затем демонстративно медленно сворачиваешь листок в маленький квадратик, кладешь себе в рот и жуешь.

— Баки! — укоряет человек по имени Стив.

Человек по имени Сэм Уилсон строит самую страшную гримасу из когда-либо виденных тобой, даже считая четырехлетних русских будущих убийц

Методично и основательно перемалывая бумагу зубами, ты продолжаешь пялиться на него. Глотаешь.

— Это, — человек по имени Сэм Уилсон, сам того не желая, впечатлился, — была грубейшая из виденных мной вещей.

— Ему это не повредит? — беспокоится человек по имени Стив.

Это такая абсолютная глупость, что оба, ты и человек по имени Сэм Уилсон, просто глядите на него.

— Если у него теперь разболится живот, он это заслужил, — говорит человек по имени Сэм Уилсон.

— На вкус — как-то, что ты готовишь, — сообщаешь ты человеку по имени Сэм Уилсон.