Actions

Work Header

Просьба

Work Text:

Ну как, приятель?
Расчёты показывают, что на данном этапе развития технологий этот проект невозможен, сэр.
Тони поморщился и потёр ладонями глаза.
Нужно подумать ещё, ДЖАРВИС.
Железный легион способен…
Он не выдержит полномасштабного вторжения. Даже ты за ними всеми разом не присмотришь, — Тони покачал головой.
Сэр, вероятность…
Тишина.
В очередной раз слышать статистическую выкладку того, случится или нет новое пришествие инопланетных захватчиков, ему не очень-то хотелось. Потому что, если верить науке, выходило, что у Тони к паническим атакам добавилась паранойя. Хотя, в его случае, это скорее было изолированное бредовое расстройство.
Если, опять же, верить ДЖАРВИСУ.
Тони передёрнул плечами и встал. На часах уже было больше восьми часов, а это означало, что команда уже должна была вернуться.
Он вошёл в гостиную с домашним кинотеатром и тут же почувствовал царящее напряжение.
Что-то случилось? — спросил он у Брюса.
Тот покачал головой и вздохнул.
Наташа затащила Стива на свидание.
И? Девушка оказалась не очень? — со смешком предположил Тони. Попытки Наташи найти Роджерсу пару были одним огромным провалом, потому что обычно Роджерс либо отказывался сразу же, либо находил кучу отговорок, каждая из которых выглядела как убедительный предлог. Хотя сама Наташа не забывала напомнить, что ничто не переплюнет выход из самолёта без парашюта.
Девушка оказалась агентом ГИДРЫ.
Оуч, — Тони поморщился. — Ну, зато секс был бы жарким, да, кэп?
Стив насупился ещё сильнее.
Это не смешно, — он перевёл хмурый взгляд на Романофф. — И я хочу, чтобы ты немедленно перестала. Я сам способен разобраться со своей личной жизнью.
Тебе нужно уже расслабиться, — Наташа закатила глаза. — Ты ходишь такой напряжённый, что это начинает сказываться на команде.
Это не так, — Стив упрямо свёл брови.
Так, — Наташе упрямства тоже было не занимать. — К тому же, в свиданиях нет ничего дурного, я же тебя не к крокодилам бросаю.
Ты пытаешься запятнать честь капитана, — насмешливо возвестил Тони. — Представляешь, что случится, если он с кем-то проведёт одну ночь? Да у Башни тут же выстроится очередь из девиц, утверждающих, что родили от него ребёнка.
Ты его с собой не перепутал?
Я умею пользоваться средствами контрацепции, что доказывается отсутствием у меня отпрысков, — сообщил Тони. — И я говорю о том, что обычные свидания ни к чему не приведут. Капитану нужен человек, которому он сможет доверять. И который не расскажет о его постельных подвигах на передаче у Эллен в прямом эфире.
И если бы Тони знал, к чему это приведёт, он бы внимательнее отнёсся к странному, пристальному взгляду, которым его наградил Стив.

***

Повтори, пожалуйста, — попросил Тони. — И, заметь, я даже слово «пожалуйста» использовал, а это уже в достаточной степени является индикатором того, что мой мозг перешёл определенную черту, после которой обычное оборудование начинает дымиться и пускать искры, поэтому я бы хотел услышать это ещё раз, чтобы убедиться в том, что у меня не начались галлюцинации.
Стив сжал челюсть так крепко, что заходили желваки, но Тони видел на его щеках румянец, так что впечатления это не произвело.
Я спросил, не хочешь ли ты заняться со мной… — он глубоко вдохнул, — сексом, Тони.
Почему?
Тони даже вперёд подался, чтобы ничего не упустить в ответе.
У тебя большой опыт, — Стив кашлянул и отвёл глаза. Покраснел ещё немного. — По крайней мере, все так говорят.
И поэтому ты решил, что хочешь заняться со мной сексом? Из-за опыта? Что-то эта ситуация начинает мне напоминать дерьмовый фильм про колледж, но мы-то с тобой взрослые люди, Роджерс, и я…
У тебя он есть, а у меня — нет, — твёрдо сказал Стив, и Тони заткнулся.
Ну… — протянул он пару мгновений спустя. — Уверен, что в желающих тебя просветить отбоя нет. Почему я?
Тебе я могу доверять. Я… понимаешь, в моих фантазия я… как бы это сказать… — Стив поморщился и уставился в пол.
Никогда не был подающей стороной? — осторожно предположил Тони, неожиданно поняв суть проблемы. Стив едва заметно кивнул в ответ.
Это смешно, да? Я ведь такой огромный теперь, как можно представить, что я хочу, чтобы…
Стоп, — Тони поднял вверх ладонь. — Нет в этом ничего смешного. Размер в сексе вообще не очень важен. Важно только желание двух людей. Ну или трёх… кхм…
Стив помолчал, а потом покачал головой и отступил.
Прости, — сказал он. — Я не должен был приходить к тебе, просто подумал, что раз сейчас у вас с Пеппер пауза, то я могу... Я лучше пойду.
Тони удержал его за руку.
Последний смущающий вопрос, — пообещал он.
Стив глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Сглотнул, так что дёрнулся кадык. Там, где рука Тони касалась его, чувствовался почти обжигающий даже сквозь одежду жар.
Какой?
Ты мне только доверяешь или у тебя на меня хотя бы немного стоит? Без второго получится изнасилование, а я никогда не был фанатом такого в постели. Не сочти меня ханжой, я не против добавить немного остроты, но точно против, чтобы мой партнёр лежал и думал о Родине, поэтому…
Я тебя хочу, — признался Стив, перебив его вышедший из-под контроля монолог, и Тони кивнул.
Хорошо, тогда пошли.
Теперь затормозил Стив, заставив Тони снова взглянуть ему в глаза.
А ты?.. Я не хочу, чтобы ты что-то делал против воли.
Роджерс, на тебя не встанет только у слепого, и то ему всего-то нужно тебя пощупать, — ухмыльнулся он. — В этом проблем нет.
Вот только она была, потому что представлял себе всё Тони немного иначе. В его фантазиях уж точно не было сценария, по которому Стив Роджерс использовал его в роли дефлоратора от безнадёги. Но Тони с некоторых пор ценил маленькие подарки судьбы. Не можешь получить всё — так довольствуйся тем, что позволили.

***

Стив нервничал, да и самому Тони было не лучше.
Ну, не хочешь выпить?
Разве алкоголь не влияет на потенцию?
Тони подавил желание истерично расхохотаться. Это был самый нелепый разговор в его жизни, а уж в его биографии их был изрядное количество.
Хочешь сразу перейти к делу, Роджерс?
Стив выпрямился, словно швабру проглотил, и отрывисто кивнул в ответ.
Тогда раздевайся.
Тони отвернулся к окну и тоже последовал своему совету. К счастью, сейчас на нём был не модный костюм-тройка, а обычная майка и джинсы, так что много времени ему не потребовалось.
Стиву с его военным прошлым тоже.
Ого, — сказал Тони, едва Стив стянул с себя трусы. — Знаешь, хорошо, что ты хочешь быть снизу. К своей заднице я бы тебя подпустил только после оч-чень длительной и тщательной подготовки.
Стив залился румянцем, и Тони едва сдержал смешок.
Идеальное тело суперсолдата было укомплектовано и самым идеальным пенисом, который Тони видел в своей жизни. Настолько идеальным, что его эталоном можно было выставлять в палате мер и весов.
Он после сыворотки не изменился, — неожиданно сказал Стив, и Тони всё-таки рассмеялся, прижавшись лбом к его плечу.
Тогда тебе стоило на свидания ходить без штанов. Имел бы большой успех.
Стив вздохнул.
Тони, — серьёзно сказал он, — это и сейчас неприлично, а уж в сороковых меня и вовсе сдали бы в дом для умалишённых.
Ну-ну, — Тони обхватил внушительный член рукой. — Я бы вот был только за. У женщин-то размер груди видно сразу, а вот с парнями бывают неприятные сюрпризы.
Стив прикусил губу и задышал чаще, смотрел своими невероятными глазами, не отрываясь. Но выглядеть немного оскорблённым ему это не помешало.
Я не удивлён. Ты достаточно распущен для такого, — чопорно сообщил Стив, копируя английский акцент.
Боже, — Тони фыркнул. — Я запрещу ДЖАРВИСУ показывать тебе «Аббатство Даунтон», ты и без этого сериала слишком древний.
Он очень интересный, Хэппи был прав.
Никакого Даунтона, Роджерс, — пообещал Тони. — Будешь у меня смотреть только «Звёздный путь».
Стив улыбнулся, а потом Тони сжал пальцы чуть крепче, и его глаза сами собой закатились назад. Он охнул и непроизвольно дёрнул бёдрами, схватился за руку Тони, чтобы притормозить.
Если продолжишь, то я… Тони.
Кончишь? Спустишь? Испытаешь оргазм? — предположил Тони, и Стив застонал в ответ. — Переживёшь маленькую смерть, м-м-м?
Тони.
Уверен, это тебе не помешает. Зато прекрасно снимет напряжение. Давай, Стив, ни в чём себе не отказывай.
Стив так сжимал пальцы на простыне, что побелели костяшки пальцев, и Тони усмехнулся. А потом раздвинул ему колени, устроился между ними, наклонился и широко провёл языком по его члену, от яиц и до самого кончика. Стив подавился воздухом и толкнулся глубже ему в рот, но Тони этого ожидал, поэтому и успел расслабить горло, заглотив его почти до основания.
О Боже, — восхищённо выдохнул Стив. — О Боже. Тони. О Боже.
Он коротко застонал и почти сразу кончил. Но Тони продолжил сосать, пока член на его языке снова не налился кровью.
Стив хрипло стонал, водил большими ладонями по его плечам и затылку, зарывался в волосы. А потом провёл по щекам и скользнул указательным пальцем в рот, растянув губы Тони чуть шире, погладил головку сквозь щёку, окончательно расслабившись. Так что Тони дотронулся чуть ниже, погладил сжавшуюся дырку, но не попытался проникнуть внутрь, а просто начал массировать по кругу, ласково и нежно. Стив всхлипнул, раздвинул ноги шире, приглашающее вскинув бёдра.
Встанешь на колени? — хрипло сказал Тони. — Так будет легче.
Стив не сразу отреагировал, сначала просто взглянул на него затуманенными от удовольствия глазами, и только потом медленно и неуверенно кивнул. Тони улыбнулся, погладил его по бедру и отстранился, чтобы дать ему развернуться. Стив облизал губы и сел, потом одним плавным движением повернулся, оказавшись на коленях, уперся ладонями в кровать.
Тони сглотнул и огладил ладонями его задницу, развёл половинки ягодиц и нагнулся, облизав снова сжавшуюся дырку. Стив вздрогнул всем телом и застонал.
Тони? Что ты?..
Хочешь подкрепить практику теорией, Роджерс? — хмыкнул Тони. — Хорошо. Это называется римминг.
Это не… пожалуйста, не надо, — с отчаянием в голосе попросил Стив, прогнувшись ниже и спрятав лицо.
Тебе не понравилось или ты просто мечтаешь провалиться на месте от стыда? — уточнил Тони, покрывая поцелуями его ягодицы.
Стив помолчал, дыша в подушку.
Первый или второй вариант, Стив?
Второй.
Тогда ты должен вспомнить, о чём мы договорились с самого начала. Спальня не место для стыда, пока обе стороны испытывают одинаковые желания.
Ты не можешь этого хотеть, — глухо сказал Стив.
Ты себе даже представить не можешь, что мне бы хотелось с тобой сделать, — сказал Тони. — Я могу продолжить? Могу облизывать твою дырочку до тех пор, пока ты не потеряешь голову?
Да. Боже, да. Если ты этого хочешь.
Тони фыркнул, сдерживая смех. А потом вернулся к занятию, которое привлекало его куда больше — несколько раз облизал дырочку, чуть прикусил правую ягодицу, а потом поцеловал укус и втянул кожу в рот, поставив засос. Снова облизал дырку, толкнулся внутрь, чувствуя, как поддаются мышцы сфинктера. Стив стонал, подался назад, насаживаясь глубже, и Тони продолжил трахать его языком, выдавил смазку на руку, а потом вставил первый палец, покружил им в стороны, скользнул чуть дальше, огладив простату и заставив Стива выгнуться сильнее. Тони втянул правое яичко в рот, добавил второй палец и услышал, как порвалась под ладонью Стива простыня.
О Боже, прости.
К чёрту, — отозвался Тони. — Можешь не сдерживаться. Можешь хоть кусок от кровати оторвать, мне всё равно.
В Стиве уже было три его пальца, он достаточно расслабился, чтобы они входили легко, и Тони до звенящих яиц хотелось вставить в него член и выебать, почувствовать бархатные стенки и томительный жар.
Но он сдерживался, стараясь сосредоточиться на чужих желаниях, понять, на какие прикосновения Стив отзывается лучше всего, чтобы повторить их снова и снова. Чтобы Стив думать не мог, обо всём мире забыл и всех, всегда и всех потом сравнивал с Тони.
Тони, пожалуйста, хватит.
Хочешь остановиться?
Хочу, чтобы ты наконец перестал меня мучить. Пожалуйста. Пожалуйста.
Тони улыбнулся и поцеловал Стива в лопатку, царапнул её зубами. У Стива на висках уже выступила испарина, а горячечный румянец покрывал уже не только щёки. Даже ягодицы и те немного покраснели, от чего в животе у Тони что-то скручивалось в огненный жгут. Выпороть Стива тоже хотелось, посмотреть, как молочно-белая кожа станет красной, оставить на ней след всей пятерни.
Тони натянул презерватив и выдавил ещё смазки, размазал её по члену и пристроился сзади. А потом не удержался и сначала положил его на Стива, чтобы посмотреть, насколько глубоко он сможет войти.
Тони, — Стив хрипло застонал и прогнулся. — Пожалуйста.
Тони вошёл медленно, заворожено следя, как исчезла внутри Стива головка, как следом скользнул ствол, дюйм за дюймом. Он замер, пытаясь перевести дух. Это было нелепо — не у Тони ведь был первый раз, но руки задрожали именно у него. Дыхание перехватило именно у него. Стив только кусал губы и часто дышал, постанывал, едва заметно двигая бёдрами по кругу.
Стив?
Сильнее.
Тони послушался и начал вбиваться в него, до упора натягивать на свой член и шептать такие вещи, которые в здравом уме ни за что не сказал бы Стиву вслух. Он сжимался на нём крепче, отзывался на каждое прикосновение и кончил во второй раз ещё до того, как Тони дотронулся до его члена, тут же хрипло приказав:
Не смей останавливаться.
Нормальным людям были нужны передышки, но к суперсолдатам это явно не относилось. Тони провёл большим пальцем по головке его члена, и Стив всхлипнул в ответ, насадился сам.
Тебе хорошо? — спросил Тони.
Боже.
Расскажи мне, насколько тебе хорошо.
Я не… не могу. Пожалуйста.
Тогда расскажу я. Ты такой красивый сейчас, невероятно красивый. И ты так потрясающе отдаёшься. Чёрт, Стив. Когда я опускаю взгляд и вижу, как ты сжимаешься на мне, как я вхожу в тебя… я бы кончил прямо сейчас, если бы не умел держать себя в руках. Ты такой красивый, что будь я чуть помладше, спускал бы в штаны каждый раз, когда оказывался с тобой в одной комнате.
Тони, пожалуйста.
Что? Скажи мне, чего ты хочешь. Вслух, Стив. Ты же хороший, вежливый мальчик, тебя точно учили, что если хочешь что-то получить, то нужно открыть ротик и хорошо попросить.
Блядь, Тони, — простонал Стив.
Ого? — Тони насмешливо фыркнул. — Вот уж что не ожидал услышать от великого капитана, так такое грязное слово. Придётся потом вымыть тебе рот с мылом, Стив.
Я тебе это… припомню потом, — пообещал Стив и охнул, сжался на его члене сильнее. — Хочу, чтобы ты… чтобы ты трогал меня.
Так? — Тони погладил его по спине, а потом обеими руками нащупал напряжённые соски и сжал пальцы, массируя их. Стив отозвался стоном.
Нет.
Разве тебе плохо? — Тони продолжил с наслаждением сжимать соски и пощипывать. Об бы с удовольствием взял их в рот, провёл языком и пососал. Скорее всего, не удержался бы и от того, чтобы прикусить, добавив к удовольствию едва ощутимую нотку боли.
Мне хорошо, — хрипло признался Стив.
Тогда что не так? — спросил Тони. Ответа не последовало, так что пришлось продолжить дразнить: — Пока ты не скажешь громко и отчётливо, я не пойму, — сказал он. — Что мне сделать?
Дай мне кончить. Пожалуйста, дай мне кончить, — Стив сгрёб простынь к себе, спрятав в складках ткани лицо.
Вот видишь, — Тони широко облизал ладонь и обхватил ей оставленный без внимания член Стива, — главное - попросить. Хочешь что-то ещё?
Если бы кто-нибудь спросил его, как он может так непринуждённо разговаривать, Тони не смог бы ответить. Мысли путались и расплывались, становилось сложно контролировать свои движения, потому что теперь его вели чистые и незамутнённые инстинкты.
Твоё лицо. Тони, хочу его видеть.
Это было неожиданно. И будь его воля, Тони бы не поддался этой просьбе. Слишком уж много ненужных эмоций Стив мог увидеть на его лице.
Но ему тоже хотелось увидеть, как Стив кончит под ним. Господи, он хотел увидеть и запомнить каждую чёрточку.
Хорошо, — Тони поцеловал его в лопатку, на мгновение прижался лбом к обжигающей коже, и медленно вышел.
Стив перевернулся и дёрнул его за руку, уронив на себя всем телом, обхватил ладонями голову и в первый раз поцеловал. Немного неуклюже, но старательно, словно повторяя движения из учебника, и от этого Тони словно током ударило, так что волоски на загривке встали дыбом. Стив гладил его по спине, немного царапал кожу ногтями, и целовал, снова и снова, лаская язык языком.
Тони приподнялся на руках, не прерывая поцелуя, направил член в знакомую тесную и жаркую глубину и в одно движение снова вошёл. Стив коротко вскрикнул ему в рот, прикусил за губу и крепче обхватил сильными ногами, заставляя войти ещё дальше. Тони задвигал бёдрами, вбиваясь в его тело, обхватил свободной рукой член, надрачивая его в такт толчкам.
Стив на мгновение оторвался от его губ и прижал их лбы друг к другу.
Тони, — охрипшим голосом позвал он.
Да?
Немного сильнее. Я сейчас…
Тони подчинился, задвигался быстрее, и через три толчка Стива выгнуло под ним, и его сперма испачкала их животы.
И в этот момент удовольствия его мышцы сжались на члене Тони так крепко, так выматывающее прекрасно, что большего ему не потребовалось. В голове зашумело от пережитого удовольствия, и у Тони не нашлось сил, чтобы откатиться в сторону. Стив и не дал бы ему это сделать — обхватил божественно сильными руками, уложив на себя, до щемящего сердца нежно поцеловал во взмокший висок.
Включить тебе поздравительную песенку? — спросил Тони, чтобы усмирить эмоции и не заплакать от того, что всё кончилось и больше никогда не повторится.
Стив фыркнул в ответ.
Ты просто ужасен, — сказал он.
Ты знал, на что шёл, когда просил меня об одолжении.
Да, — голос у Стива был какой-то странный, но его рука лежала у Тони на голове, так что он не мог даже посмотреть ему в лицо. — Я об это знал.
Ты…
Прервало его вежливое покашливание в исполнении ДЖАРВИСА.
Сэр, — виновато начал он, — приношу искренние извинения за то, что вынужден прервать вас в такой момент, но агент Романофф настаивает на вашем присутствии и, осмелюсь сказать, даже угрожает мне.
Тони вздохнул.
Скажи ей, что мы сейчас спустимся.
Спасибо, сэр.
Стив медленно убрал руку, перестав едва ощутимо гладить по волосам, и разжал объятие. Тони нехотя поднялся.
Можешь сходить в душ, — предложил он.
Спасибо, — отозвался Стив.
И Тони изо всех сил пытался убедить самого себя в том, что в этой ситуации не было ни капли неловкости.

***

Кто-нибудь должен рассказать этим ребятам, что на дворе двадцать первый век. Никто больше не устанавливает огромную бомбу в центре Таймс-сквер, слишком уж сильно это отдаёт боевиками из девяностых. Чтоб соответствовать, нам нужно кэпа раздеть и…
Железный Человек, — одёрнул его Стив, — сейчас не время для болтовни.
Кэп, тебе ли не знать, что меня вообще заткнуть сложно, — Тони даже подмигнул бы, если бы его лицо не скрывал щиток шлема. У Стива такого преимущества не было, поэтому глаза он закатил крайне драматично.
Давайте вернёмся к делу, а потом вы пофлиртуете, — предложила Наташа. — Порой мне начинает казаться, что свидание вам двоим нужно устроить, а не девушек искать.
Вряд ли оно хорошо закончится, кому-то точно сердце разобьют, — фыркнул Тони.
И этим «кем-то» точно был бы он. А его сердцу в этой жизни и так досталось — трещина после ухода Пеппер до сих пор кровоточила, так что у Стива были все шансы его добить.
Точно, — согласился Клинт. — Теперь отойдите в сторону, первый выстрел мой.
Не промахнись, Китнисс.
Ты фильм посмотрел, что ли?
Ага, — признался Тони, — ужасно теперь волнуюсь и не знаю, как дожить до следующего фильма. Я же в команде Питы, а эта часть так драматично закончилась его…
Без спойлеров, я ещё не смотрел, — возмутился Клинт.
Вы книжки читать не пробовали? — тяжело вздохнула Наташа.
Тогда фильм будет неинтересным, — сообщил ей Тони.
Соколиный глаз, — ровно позвал Стив, — стреляй. Железный Человек… будь на позиции.
Это он так очень тактично сказал мне заткнуться?
Я могу сказать не очень тактично, — от души предложила Наташа.
Намёк понят.
Клинт выстрелил.
Вырвавшаяся из лука стрела попала прямо в яблочко, а модернизированная технология «глушилки» только что прошла первое полевое испытание. По крайней мере, Тони был намерен использовать именно такую формулировку, если Стив его потом спросит о ней. Не то, что это было вообще первое испытание.
Главное же, что всё сработало. Вместе с бомбой, правда, глушилка парализовала работу электронных приборов в радиусе трёх миль, но это того стоило. Злоумышленники забавно забегали вокруг, пытаясь заставить её заработать, но тут в дело вступал Тони.
Он приземлился перед ними, проигнорировав озвученную вслух сумму штрафа за испорченный в очередной раз асфальт, и навёл на них весь свой арсенал. В ответ ребята тоже ощетинились оружием, но это лишь доказывало, что они не были особо умны.
Я так понимаю, что в школе урок физики с темой о столкновении тел вы прогуляли? — шутливо поинтересовался он. — Тогда давайте, стреляйте и мы проведём практический эксперимент — по какой траектории полетят пули, отскочив от моей брони. О, среди вас и умненькие есть?
Один из парней — самый младший, чей файл с тремя правонарушениями ДЖАРВИС тут же вывел на экран — кинул оружие под ноги.
Молодец, Саймон, хороший выбор. Кто-нибудь ещё? Нет? Ну ладно. ДЖАРВИС, давай сюда детишек.
За спиной каждого преступника приземлилось по роботу из Железного Легиона, которые, повинуясь команде, обхватили их руками и тут же взмыли вверх, взяв курс на ближайший полицейский участок. Оставшийся робот начал методично собирать оставшееся на земле оружие.
Вот видите, — сказал Тони в коммуникатор, — я бы и сам справился.
Люди лучше, чем роботы, Железный Человек, — тут же отозвался Стив. — Одного я тебя на задание не отпущу.
Как скажешь, кэп, — Тони закатил глаза. Но сказать что-то ещё не успел — действие глушилки кончилось, и бомба снова зажглась всеми цветами радуги. — Твою мать.
Железный Человек?
Всё нормально, эта, похоже, не ядерная.
Но до взрыва оставалось двадцать секунд, так что Тони подхватил её на руки и взмыл вверх, устремившись к Гудзону и успев разглядеть бежавшего к нему Стива.
Железный Человек, что происходит?
Порядок, кэп, — отозвался он, — скину её в воду.
Вот только взорвалась она раньше, чем кончился отсчёт. Тони волной отбросило в сторону и закружило в воздухе, а потом он врезался в здание, по инерции собрав несколько офисных столов и остановившись возле тумбы с огромным копировальным аппаратом.
В ушах звенело, а перед глазами всё плыло, но сквозь туман доносился голос Стива. Он что-то требовал и о чём просил, но Тони не мог… почему-то не мог понять, что именно он говорил.
А потом мир стал тёмным.

***

Видишь? Дядя доктор сказал, что повреждений нет, — Тони с долей торжественности указал на Брюса. Тот тяжело вздохнул и состроил особо осуждающее выражение лица.
Я немного не тот доктор, — в сотый раз повторил он. — И я опираюсь только на показатели оборудования.
В больнице и этого не сделают, — махнул рукой Тони. — В общем, я в полном порядке, Пеп, организация моих торжественных похорон пока откладывается. Но я уверен, что сценарий у тебя готов, и он просто превосходен.
Лицо Пеппер тоже выражало многое.
Если ты не перестанешь этим шутить, — мрачно сказала она, — я тебя сама прибью, чтобы больше не волноваться. И воспользуюсь готовым сценарием.
Ха! — Тони широко ухмыльнулся. — То есть, ты признаёшь, что он есть?
Тони, — Пеппер со вздохом закатила глаза. — Просто будь осторожнее и следи за своим здоровьем. И в следующий раз пусть с бомбами в руках взрывается один из твоих роботов, а не ты сам.
Я так понимаю, этот косяк ты будешь припоминать мне до конца жизни? — спросил он.
Да, — Пеппер кивнула. — Ты же меня знаешь, я уже внесла его в список твоих косяков, чтобы его не забыть.
И большой получается список? — поинтересовался Тони.
Довольно большой, — она едва заметно улыбнулась. — Рада, что ты жив.
Но тебе пора идти управлять моей компанией?
Да. Это всё, мистер Старк?
Это всё, мисс Поттс, — привычно сказал он, чувствуя, как кольнуло сердце. Ему было сложно вести себя с Пеппер, словно ничего между ними не случилось, но он очень старался. Чувствовал, что так им обоим будет проще. Они ведь не перестали друг друга любить — просто не были вместе.
Пеппер немного грустно улыбнулась ему на прощание, а потом нажала на сброс, и картинка пропала.
Я могу тебя оставить и при этом быть уверенным в том, что ты будешь лежать, а не сбежишь в лабораторию?
Если хочешь, ДЖАРВИС рассчитает тебе вероятность, — фыркнул Тони.
Всё в порядке, Брюс. Я за ним присмотрю.
Морщинка между бровей у стоящего в дверях Стива была такой глубокой, что всем своим видом предвещала головомойку.
Но Брюс — подлый предать — просто благодарно ему кивнул и ушёл.
Несовместимых с жизнью повреждений нет, — сказал Тони. — За мной не нужно присматривать.
Я просто хочу убедиться. Если ты не против.
В чём убедиться? — Тони поджал губы. — В том, что я не кинусь творить что-нибудь тупое?
В том, что ты жив, — честно сказал Стив и присел на краешек его кровати. — Мне это очень нужно.
Тони замер на мгновение, не зная, что на такое можно сказать.
Поэтому просто кивнул в ответ.
А потом спросил:
Как ты себя чувствуешь? Ну, после нашего… взаимодействия.
Ты же знаешь. Благодаря сыворотке у меня ускоренная регенерация. Сейчас я уже... ничего не чувствую, — Стив говорил спокойно, но по румянцу на щеках было видно, что давалось ему это нелегко.
Тони кивнул:
Хорошо, — сказал он, пытаясь не показать собственного разочарования. Хотелось, чтобы Стив чувствовал. Чтобы помнил о том, что произошло, хоть немного дольше. — Это хорошо. Не помещает тебе сражаться. Ну… не подашь мне планшет? У нас с Брюсом есть один проект, и мы никак не сообразим, как сделать, чтобы он работал, так что…
Он дёрнулся, чтобы подняться за ним сам, но Стив удержал его на месте, положив ладонь на плечо.
Что?
Наташа сильно ошибалась, — сказал он.
Что ты имеешь в виду?
Я не расслабился. Наоборот, только и могу теперь думать о тебе. И я подумал… если ты сейчас один, то мы могли бы… конечно, когда будешь полностью здоров. — Стив сглотнул и отвёл глаза, явно чувствуя себя неуютно.
Хочешь быть друзьями с привилегиями? — Тони приподнял брови, и Стив шумно выдохнул и передёрнул плечами.
Ты не поверишь, но я поискал этот термин в интернете, — сказал он. — Поэтому да. Я бы хотел. Если ты не против.
Тони никогда не думал, что услышит от Стива такие слова. Но, чёрт возьми, он не собирался упускать этот шанс.
Лучше ведь довольствоваться малым, чем совсем ничем.
Да?