Actions

Work Header

люблю тя, отп <3

Chapter Text

Хаджиме как раз задул свечи на торте, когда в и без того переполненной комнате появилось еще двое гостей. Высокая женщина мягко, но настойчиво подталкивала вперед мальчика - Хаджиме не видел его лица, но эти волосы он узнал сразу. Он нахмурился, и мама положила руку ему на макушку:
- Ну же, Хаджиме, с гостями надо вести себя приветливо.
Он поднялся из-за стола. Семья мальчика переехала в соседний дом два месяца назад, и с тех пор до того беззаботная жизнь Хаджиме заметно усложнилась. Его постоянно заставляли играть с ним, с Тоору, а ему намного больше нравилось гонять мяч с соседскими мальчишками. Тоору был скучный, почти никогда не улыбался и любил сидеть в своей комнате и читать комиксы или смотреть мультики по телевизору, а когда выходил на улицу, всегда сидел в стороне и ни с кем не делился своими игрушками - а они у него были классные, особенно Хаджиме нравилась радиоуправляемая летающая тарелка. Тем не менее, он всюду таскался за Хаджиме хвостом, а стоило Хаджиме попытаться от него избавиться, пока взрослые не видели, как тут же бросался в слезы, как девчонка. И несмотря на то, что Ойкава-сан всегда извинялась за поведение своего нерадивого отпрыска, мама всегда ругалась на Хаджиме, как только они оставались одни, а на следующей день опять заставляла их проводить время вместе.
Тоору подошел ближе, глядя в пол. Хаджиме хотелось побыстрее покончить с этим и вернуться к праздничному торту, но Тоору все мешкал, пока позади опять не возникла его мама:
- Тоору, что нужно сказать?
- ... с днем рождения, Хаджиме-чан, - прошепелявил он, и Хаджиме скорчил лицо. Сколько раз он просил Тоору звать его просто по имени, но рано или поздно Тоору все равно забывал, даже тумаки не помогали.
Поймав на себе порицающий взгляд мамы, Хаджиме удалось выдавить слова благодарности.
- Можешь сесть за столом рядом со мной, - потому что так велела мама, а еще остальным мальчишкам Тоору не нравился даже сильнее, чем ему, они наверняка начали бы его задирать, тайком от взрослых, и даже Хаджиме понимал, что лучше обойтись без этого.
- Хорошо, - и Тоору осторожно протянул ему небольшую коробку, обернутую в яркую подарочную ленту. - Это тебе.
Хаджиме взял подарок из его рук и бросил на маму взгляд. Когда та кивнула, он разорвал упаковку, побросав на пол обрывки бумаги, и удивленно вздохнул, не веря своим глазам.
На него сквозь прозрачный пластик смотрела красными бусинами глаз плюшевая Годзилла, совсем как из его любимого фильма - родители даже разрешили ему повесить постер над кроватью в комнате.
- Круууто, - протянул Хаджиме. Это действительно было круто: в магазинах он ничего подобного не видел, хотя с момента выхода фильма при первой возможности забегал в отдел игрушек и каждый раз уходил расстроенным, - только в рекламе по телевизору.
Остальные мальчишки сгрудились вокруг Хаджиме, разглядывая игрушку жадными блестящими глазами, и в ответ на их просьбы он отрезал, что пока не будет доставать ее из коробки - не хватало еще, чтобы они ее испачкали или порвали. Он быстро отнес ее в комнату, бережно положил на стол и вернулся, как раз когда остальные затеяли игру снаружи.
Про Тоору он не вспоминал до глубокого вечера, когда некоторых уже начали забирать домой. Обнаружил его случайно, сидящим на корточках на газоне за домом, склонившимся над своей приставкой. Хаджиме постоял какое-то время прямо у него за спиной и откашлялся, когда понял, что Тоору его не заметит – или предпочитает делать вид. Он дернулся и повернулся, глядя на Хаджиме широко раскрытыми, влажными глазами, и Хаджиме внезапно почувствовал острый укол стыда.
- Чего ты тут сидишь один? - пробурчал он, приминая травинки носком своего кроссовка.
- Просто так, - Тоору отвернулся. Хаджиме хотел вернуться в дом: там еще остались конфеты и несколько ребят, с которыми можно было придумать, во что поиграть, а Тоору пусть сидит тут себе хоть всю ночь. Но Хаджиме вспомнил про подарок, ждущий его в комнате, и обошел Тоору полукругом, чтобы оказаться перед ним.
- Я забыл сказать тебе спасибо, - сказал он, сжав кулаки, - за подарок.
- Это мама его купила, когда узнала у твоей, что ты хочешь на день рождения, - Тоору на него даже не посмотрел. Хаджиме понял, что не видел его с того момента, как взял коробку из его рук. Наверное, Тоору все оставшееся время провел где-нибудь в углу, вытирая слезы. Или еще хуже - со своей мамой.
Тоору, конечно, не был виноват в том, что остальные не хотели с ним играть. Хаджиме он тоже не нравился. И все же...
- Ну и что, - Хаджиме наклонился и взял его за запястье, потянув на себя, - пошли ко мне, достанем ее вместе.
Ойкава не сопротивлялся - позволил Хаджиме поставить себя на ноги и пошел за ним в дом. Они прошмыгнули мимо взрослых, сидящих в гостиной, и поднялись на второй этаж. Хаджиме тихо прикрыл за собой дверь.
- У тебя в комнате очень чисто, Хаджиме-чан, - сказал Тоору, осматриваясь.
- Мама заставляет меня убираться каждую неделю, - Хаджиме рассерженно пнул мусорную корзину, стоящую рядом со столом. Он терпеть не мог уборку.
- Меня тоже, - Тоору выглядел таким же недовольным.
Хаджиме бережно взял в руки коробку с игрушкой и сел на кровать, зачарованно рассматривая ее. Не терпелось попробовать ее на ощупь. Тоору осторожно присел рядом на самый край, сложив ладони на коленях.
- Тебе нравится Годзилла, Хаджиме-чан?
- Ага, очень, - Хаджиме нахмурился и повернулся к нему: - А тебе разве нет?
- Не особо, - Тоору пожал плечами. - Мне нравятся пришельцы.
- Ааа, - протянул Хаджиме. Он уже собирался окончательно разочароваться в Тоору, но пришельцы тоже были ничего: Хаджиме-то думал, что Тоору будет интересоваться чем-то вроде пони или феями.
Хаджиме осторожно ухватился за картонный язычок и потянул на себя, задержав дыхание. Из коробки чуть-чуть пахло пластиком, но запах был приятным. Хаджиме запустил внутрь руку, взял игрушку за морду и начал медленно вытаскивать.
- Ух ты, - прошептал он, когда извлек ее полностью. Снаружи она была очень мягкой, но внутри прощупывался жесткий каркас.
- Она двигается, - сказал Тоору, слегка наклонившись к нему так, что их плечи касались друг друга, - и еще говорит.
Они поставили ее на поверхность стола, Тоору нажал что-то снизу, и игрушка ожила - начала двигать руками, крутить головой; глаза загорелись, и комнату огласило гневное рычание. Они сидели на карточках, вцепившись руками и прижавшись носами к столешнице, наблюдая за тем, как неистовствует уменьшенная версия монстра из фильма, которая, так же, как и оригинал, сметала все на своем пути, - даже если это были цветные карандаши и ластики Хаджиме.
- Там еще были обычные, которые не двигались, - прошептал Тоору, наблюдая за ней, - но я выбрал эту. Классная, правда?
Хаджиме кивнул.
Они сидели так, не двигаясь, не заметив даже, как приоткрылась дверь и как умиленно вздохнули их мамы в унисон, пока у плюшевой Годзиллы не разрядились батарейки.