Actions

Work Header

В юбке

Work Text:

— Почему я? — возмущается Стайлз, с ненавистью смотря на голубую кофту, надеясь, что она куда-нибудь сама испарится.

— Потому что, — Джексон протягивает Стайлзу туфли.

— Я на них даже стоять не смогу, — сообщает ему Стайлз, рассматривая каблук.

— Расслабься, Стилински, тут всего лишь 2 дюйма, — Джексон пожимает плечами. — И не забудь побрить ноги.

— Я тебя ненавижу, Уиттмор, — зло говорит Стайлз, выхватывая одежду у него из рук, и идет в сторону душевой.

Чертов маньяк, чертова Эллисон, чертов Уиттмор. Стайлз бормочет проклятия себе под нос, забираясь под струи горячей воды. Он очень надеется, что отец никогда об этом не узнает. Хотя с Джексона станется выложить фотки Стайлза потом на фейсбуке. Стайлз прикрывает глаза и достает бритву. «Это ради высшей цели», — успокаивает он себя.

Стайлз ерошит мокрые волосы, выходя из кабинки, и делает глубокий вдох. Он сможет это сделать.

Джинсы почти не отличаются от мужских, хоть Стайлз и не привык носить бриджи. Собравшись с духом, он одевает приготовленный заранее лифчик, набивая его ватой, а потом и кофту, и критично рассматривает себя в зеркале. Надо сказать, выглядит он неплохо. Кофта почти без выреза, он выглядит женственно, но не вульгарно. Стайлз застегивает черный ремень поверх нее и тянется за бусами. Осталось самое сложное.

Туфли жмут, Стайлз хватается за стенку, чтобы не упасть: он никак не может найти равновесие. Он пытается сделать несколько шагов и у него получается. Стайлз благодарен Джексону за то, что тот выбрал не шпильки, а устойчивый и толстый каблук, хотя он никогда ему об этом не скажет. В конце концов, именно Джексон втянул его во все это.

— Вау, а ты выглядишь очень даже ничего, — присвистывает Джексон, когда Стайлз подходит к столу.

— Заткнись, — отрезает Стайлз, бросая свои вещи в выдвижной ящик, и с силой захлопывает его.

— Не злись, это шикарный план, — Джексон гадко улыбается.

— Это идиотский план. Ты предложил его, только чтобы поиздеваться надо мной, — Стайлз скрещивает руки на груди. — Ты доволен? Может, прекратим этот балаган?

— Ты просто единственная подходящая кандидатура, — Джексон разводит руками.

Стайлз едва ли не захлебывается возмущением:

— А настоящих женщин у нас в участке, конечно, нет!

— Ты прекрасно знаешь, что Эллисон в декрете, — загибает палец Джексон.

— Чертов Скотт, — бормочет себе под нос Стайлз. Эллисон идеально подходит для этого задания. Гораздо лучше, чем он.

— Есть еще Мэнди, но ты видел ее? Она не подходит под типаж.

— Есть еще Лидия, — не сдается Стайлз.

— Лидия, действительно, как я мог забыть. Почему бы тебе не пойти и не сказать капитану Мартин, что ты хочешь, чтобы она раскрыла это дело за тебя?

— Пойду, скажу капитану Мартин, что мне нужна помощь с макияжем, — Стайлз хватает косметичку, которую ему передала Эллисон, и медленно идет к кабинету Лидии. Быстро ходить он теперь просто не может.

— Как вы умудряетесь бегать на каблуках? — спрашивает он, немедленно плюхаясь в кресло. — Я даже хожу с трудом.

— Дело практики, — Лидия поднимает голову. — Нужна помощь?

Стайлз машет косметичкой:

— Я вряд ли смогу разобраться с этим сам.

Лидия улыбается, откладывая отчет. У Стайлза появляется ощущение, что она внутренне всем этим наслаждается. Иногда он просто ненавидит своих коллег.

Лидия сажает его у окна, и размазывает по коже тональник. Стайлз даже не пытается следить за ее действиями, он все равно ничего не понимает. Он только исполняет команды: закрыть глаза, открыть, наклонить голову влево, не дергаться, не вертеться.

На самом деле, это хороший план, даже если Стайлз не хочет это признавать вслух. У них нет ни единой зацепки, кроме того, что все погибшие были в одном и том же баре незадолго до смерти. Значит, нужно искать подозреваемого именно там.

Убийства начались три месяца назад. Сначала их даже не связали между собой: все жертвы убиты недалеко от дома, огнестрельное ранение в грудь, — такое часто встречается. Но через некоторое время стало понятно, что у них появился серийный убийца. Все девушки были похожи: скромно, но со вкусом одеты, старше двадцати, но младше тридцати, у всех короткие стрижки и русые волосы. Только вот убивали не только их, но и их бойфрендов (если они были). У трех девушек были парни, которые были убиты в одно с ними время. И в итоге восемь жертв за три месяца. Стайлз со Скоттом никак не могли понять, почему, в чем мотив. Убийца завидовал парням? Но почему он тогда убивал и девушек, а не похищал или насиловал? А если изначально хотел убить пару, то почему атаковал двух других девушек? Они же были одиночками.

Тогда Джексон и нашел связующее звено — бар в центре города. И предложил свой план. Стайлз до сих пор не может поверить, что он согласился. Но желание поймать убийцу пересилило чувство собственного достоинства.

Лидия заканчивает с маникюром и Стайлз с удивлением смотрит на свои фиолетовые ногти. Надо будет завтра перед работой обязательно смыть, иначе Джексон его засмеет.

— Готово, — она передает ему зеркальце.

Тонкие стрелки, практически незаметные тени и внезапно очень черные и густые ресницы. Стайлзу нравится свое отражение, он боялся, что все будет хуже. Он прикусывает губу, и Лидия сразу на него шикает:

— Сотрешь помаду.

— Прости, — Стайлз виновато улыбается.

— Главное — не три глаза, — советует Лидия, — а то размажешь тушь и карандаш.

— Я постараюсь.

— Хорошо, что ты перестал коротко стричь волосы, — говорит Лидия, внимательно его рассматривая. — Сейчас у тебя волосы, как у девушки, стриженной под мальчика.

— Да, я именно по этой причине и стал их отращивать, — Стайлз закатывает глаза. — Побреюсь на лысо после этого задания, так и знай.

— Значит, мы тебя пошлем под прикрытие в онкологический центр, — не может сдержать смешка Лидия. — Удачи.

Удача ему понадобится.

~*~*~*~

Скотт с удивлением на него смотрит, когда Стайлз заходит в фургон видеонаблюдения.

— Ты не будешь трогать меня за задницу, — начинает перечислять правила Стайлз. — Никаких поцелуев. Мы не будем играть в бильярд. Ты не будешь называть меня «зайкой». Боюсь, всего этого наша мужская дружба не переживет. Все понятно? Заходим и ждем, пока на нас кто-нибудь не обратит внимание. Это и будет наш убийца.

— Не думал, что ты так хорошо будешь выглядеть в женской одежде, — задумчиво говорит Скотт.

— Скотт, ты хочешь, чтобы я сказал об этом Эллисон? Она, значит, ждет твоего ребенка, а ты решил переключиться на мальчиков, — Стайлз качает головой. — Как тебе не стыдно.

— Я не про это, — Скотт запинается. — Ты мне просто друг, я никогда…

— Вот и хорошо, — Стайлз поворачивается к Джексону. — Микрофон у меня в бусах, правильно?

— Да, — Джексон кивает. — Постарайся их не трогать: от этого будет ухудшаться качество звука, — он берет со стола передатчик. — Засунь это в ухо, так ты сможешь меня слышать все время.

— Сомнительное удовольствие, — Стайлз с недоверием рассматривает устройство. — А оно не застрянет у меня в ухе?

— У Скотта не застряло, — пожимает плечами Джексон.

Стайлза это почему-то совсем не успокаивает.

— Ладно, пошли тогда, — Стайлз вздыхает, расправляя складки на кофте. После такого он будет требовать премию. Или даже две.

— Улыбнись, — Джексон щелкает его на айфон. — Замечательно вышло.

Стайлз с грохотом захлопывает за собой дверь, решая разобраться с Джексоном позже.

— Это твоя вина, ты знаешь? — говорит он Скотту, пока они идут к входу. Стайлз держится за локоть Скотта, балансируя на каблуках. В участке ходить было проще, сейчас же под ногами неровный асфальт и какой-то мусор.

— Почему это?

— Если бы ты не решил забыть про презервативы, то сейчас на моем месте была бы Эллисон, — объясняет Стайлз.

— Ты тоже неплохо справляешься, — улыбается Скотт.

— Если ты так пытался меня поддержать, то у тебе хреново вышло, — сообщает ему Стайлз, хотя на душе у него становится чуть легче.

Они подходят к барной стойке и Стайлз на момент задумывается. Что пьют женщины? Вряд ли двойной виски. Он мило улыбается бармену и заказывает Космополитен для себя и пиво для Скотта. Бармен улыбается в ответ и Стайлз краснеет, отворачиваясь.

— Ты ему понравился, — хихикает Скотт.

— Ты придурок, — Стайлз шутливо бьет его клатчем по голове и садится на стул, оглядываясь по сторонам. — Пока я не вижу никого подозрительного.

— Может, сегодня его тут нет, — Скотт пожимает плечами. — Тогда нам придется вернуться еще раз.

— Ты просто хочешь посмотреть, во что меня еще оденет Джексон, — обвиняет его Стайлз, играя с пластиковой трубочкой от коктейля. — Ты отвратительный друг.

— Какой есть, — Скотт широко улыбается.

— Скотт? — раздается у Стайлза за спиной, и он резко разворачивается. — Ах ты подлец, — незнамо откуда появившийся мистер Арджент, хватает Скотта за воротник, встряхивая. — Эллисон сидит дома, а ты шастаешь по барам с какой-то шлюхой.

— Шлюхой? — поднимает брови Стайлз, пытаясь придумать, как можно спасти ситуацию. — Я бы попросила. Я тут не со Скоттом. Он по уши влюблен в Эллисон, вы уж это должны знать.

Арджент прищуривается, внимательно смотря на Стайлза.

— Он хотел выпить со мной за здоровье своего будущего ребенка, — настаивает на своем Стайлз. — И я бы не стала встречаться с ним, он не мой тип, — он морщит нос.

— Не твой тип?

— Он слишком мягкий, — пожимает плечами Стайлз.

— Хорошо, — Арджент выпускает Скотта. — Тогда ты не будешь против, что я его украду.

— Конечно, — очаровательно улыбается Стайлз, отпивая глоток коктейля. — Только постарайтесь его не прибить.

— Постараюсь, — Арджент кидает на Скотта злобный взгляд и идет к выходу. Скотт виновато улыбается и следует за ним.

— Шикарно, это болван провалил операцию, — чертыхается Джексон. Стайлз вздрагивает — он совсем забыл про передатчик.

— Не все потеряно, — шепчет он. В конце концов, не у всех девушек были парни. Может быть, маньяк соблазнится одним Стайлзом.

Бармен ставит перед Стайлзом еще один коктейль и забирает пустой бокал. Стайлз растерянно моргает: он даже не заметил, что уже все выпил.

— За счет заведения, — бармен сочувственно улыбается.

— Он и правда не был моим парнем, — качает головой Стайлз.

— Все равно.

— Спасибо, — Стайлз отводит взгляд.

— Так значит, это был не твой парень? — Стайлз подпрыгивает, когда незнакомец садится рядом с ним, жестом подзывая бармена.

— Нет, он просто друг.

— Тебе нравятся парни посерьезнее? — он забивает у бармена стакан, не сводя глаз со Стайлза.

— Может быть, — вызывающе смотрит на него Стайлз.

— Я Дерек, — он улыбается, потягивая виски.

— Стайлз, — говорит он, прежде чем успевает подумать.

— Ты идиот, Стилински, — сообщает ему Джексон. — Я работаю с двумя придурками. Завтра же напишу заявление об увольнении, — Стайлз старается игнорировать жужжание в ухе, сосредоточившись на Дереке.

— Стайлз? — он поднимает бровь. — Необычное имя.

— Долгая история, — Стайлз тянется рукой к бокалу.

— У нас много времени.

— Это может быть наш парень, — задумчиво говорит Джексон. — Узнай его фамилию и попытайся разговорить. Тогда я смогу пробить его по базе.

— Давай лучше поговорим о тебе, — Стайлз не знает, что делать с руками, и начинает теребить бусы, пытаясь успокоиться. Джексон опять обзывает его придурком и Стайлз вспоминает о микрофоне. Что-то с ним не то сегодня. Переодевание в женские шмотки явно плохо влияет на умственные способности. Он выпускает украшение из рук и облокачивается на стол.

— Я неинтересный, — хмыкает Дерек.

— А, по-моему, очень даже интересный, — Стайлз облизывает губы.

Фамилия Дерека — Хейл, и у него своя фирма в центре города. Он рассказывает про идиотов-клиентов и сестру Лору. Стайлз, в свою очередь, рассказывает про своих коллег — «они такие придурки, Дерек, ты даже не представляешь», — и Джексон обиженно говорит ему что-то, отвлекая от разговора. Стайлз не разбирает его слов, но зависает на несколько секунд, прежде чем снова обратить все внимание на Дерека. А тот будто и не замечает странностей Стайлза. Он заказывает ему коктейль за коктейлем, и через час Стайлз понимает, что опьянел. В голове все плывет, он глупо улыбается и постоянно дотрагивается до Дерека. Дерек довольно улыбается в ответ, но сам не распускает руки.

— Мне пора, — говорит, наконец, Стайлз. — Мне завтра на работу.

— И кем ты работаешь?

— Это совсем неважно, — Стайлз встает и покачивается, практически заваливаясь на Дерека. Чертовы каблуки, он и трезвый еле-еле в них ходил. — Главное это то, что если я не приду туда в восемь, мой босс меня съест.

Дерек не кажется раздраженным. Он помогает Стайлзу встать прямо, и придерживает его за талию, не давая уйти.

— Тебя проводить?

— Нет, — качает головой Стайлз. — Я поеду на такси.

Он ожидает протестов, но Дерек платит по счету, оставляя щедрые чаевые, и улыбается Стайлзу:

— Тогда я провожу тебя до машины.

— Какой джентльмен, — фыркает Джексон. — Надеюсь, он не попытается зарезать тебя по дороге.

Стайлз игнорирует реплику Джексона — он с ним еще поговорит по этому поводу, его болтовня здорово отвлекает — и благодарно улыбается Дереку.

— Это было бы неплохо, я совсем на ногах не стою.

— Если бы я был на каблуках, я бы тоже стоять не смог, — смеется Дерек.

Он усаживает Стайлза в такси. Стайлз откидывает голову назад, закрывая глаза. Хочется спать. Но Дерек не спешит закрывать дверь.

— Дашь мне свой телефон? — спрашивает он.

— Конечно, — Стайлз забирает телефон Дерека и вбивает туда свой собственный. — Позвони мне.

— Обязательно, — Дерек машет на прощанье, и Стайлз смотрит на него, пока машина не сворачивает на соседнюю улицу.

У Дерека совершенно потрясающий голос, он интересный собеседник, и он нравится Стайлзу. А еще он может быть серийным убийцей. Черт. Стайлз устало трет лицо ладонью. Он влип, он так влип.

Такси тормозит у его дома. Стайлз лезет в карман за ключами и попадает в замок только с пятого раза. Краем глаза он замечает что-то яркое и смотрит на свои накрашенные ногти, а потом чертыхается. Жидкости для снятия лака у него дома нет. Идти в аптеку лень, и Стайлз решает оставить все как есть. И пусть Джексон только попробует что-нибудь сказать.

~*~*~*~

Стайлз заходит в участок без пяти восемь. Почти никого нет на месте, наверное, уехали на вызов. Стайлз вздыхает и идет к автомату, доставая из кармана мелочь. Он успевает сделать себе кофе и написать первую строчку отчета про вчерашний вечер, прежде чем к нему подходит Джексон.

— Я пробил твоего дружка, — он бросает ему на стол файл. Стайлз укоризненно на него смотрит, отставляя стаканчик с кофе подальше. — Когда ему было пятнадцать, сгорел его дом, родители погибли. В живых остались только он и сестра.

— И что? — Стайлз устало трет виски. Джексон говорит слишком громко, у Стайлза болит голова. Не стоило ему вчера столько пить.

— Многие серийные убийцы начинают с поджогов.

— Ты считаешь, он сам свой дом поджог? — удивляется Стайлз.

— Он будет не первым и не последним сумасшедшим, убившим свою собственную семью, — сухо говорит Джексон.

— Он не кажется мне сумасшедшим, — бормочет Стайлз себе под нос, изучая документы по пожару. Кто-то специально поджог дом и заблокировал выходы. Это была не случайность.

— Даже если это был не он, то такое событие могло повлиять на его психику. Что я пытаюсь сказать: у этого парня есть все шансы быть нашим убийцей.

— Я уже понял это. И, Джексон, прекрати комментировать происходящее, когда я под прикрытием. Ты меня отвлекаешь.

— Ой, какие мы нежные, — закатывает глаза Джексон.

В кармане вибрирует телефон. Стайлз достает его и смотрит на смс с незнакомого номера.

«Успела на работу?»

Стайлз несколько секунд бездумно пялится на экран, пытаясь собраться с мыслями, а потом понимает. Дерек. Игнорируя Джексона, он печатает ответ.

«Еле-еле. Похмелье меня убивает. А ты как?»

— С кем ты переписываешься? — спрашивает Джексон.

— С Дереком, — Стайлз поднимает взгляд. — Он вчера взял мой номер телефона, помнишь?

— Стилински, ты придурок, — Джексон вздыхает и садится на стул. — Ты дал ему свой номер телефона?

— Ну да, а что мне нужно было делать? — не понимает Стайлз.

— Я не знаю, может быть дать другой номер, не твой личный?

— Какая разница, — пожимает плечами Стайлз. — Так я быстрее отвечать смогу. Да я и не вспомнил бы другой, я вчера никакой был.

— Да, я заметил, — поджимает губы Джексон. — Где Скотт, кстати? Я хочу набить ему морду.

— Надеюсь, не в прямом смысле? — Джексон не отвечает, но Стайлз решает принять это за «да». — Я его сегодня не видел. Может, не пришел еще.

«Нормально, учитывая, что сейчас утро понедельника», — высвечивается на экране. Стайлз улыбается.

— Значит, опять опаздывает, — Джексон смотрит на Стайлза, но тот печатает смску, не отвлекаясь ни на что. Джексон качает головой и встает, делая пару шагов по направлению к своему столу, а потом разворачивается. — О, и Стайлз? Смой лак с ногтей.

~*~*~*~

— Я говорила с Джексоном, — Лидия ловит Стайлза, когда тот спешит на обед, и манит пальцем в свой офис. Стайлз с огорчением поглядывает на входную дверь. Прощай его мечты о нормальном обеде. В лучшем случае, теперь он успеет перехватить бургер из какой-нибудь забегаловки. — Он сказал, что у нас есть подозреваемый. Дерек Хейл.

— Да, — Стайлз кивает. — Вчера познакомился со мной после ухода Скотта.

— По поводу Скотта мы еще поговорим, — раздраженно говорит Лидия. — Его тесть чуть не испортил всю операцию.

— Скотт не виноват. Ты же знаешь мистера Арджента, он немного сумасшедший, — Стайлз вспоминает несколько Рождественских праздников, когда к ним в участок заходил отец Эллисон. Тот всегда вел себя неадекватно, излишне защищая Эллисон. Он уверен, что и Лидия это помнит. Забыть про то, как мистер Арджент свалил елку на Гринберга, просто невозможно.

— Это еще слабо сказано, — хмыкает Лидия. — Насчет Хейла. Что ты думаешь? Это он?

— Я не знаю, — Стайлз отводит взгляд, смотря в окно. — Может быть. Он мне показался нормальным, но, — он закусывает губу, — обычно самые нормальные люди и оказываются маньяками, да?

— Он тебе нравится, — сразу понимает Лидия.

— Нет, — пытается отрицать Стайлз, но Лидия пронзает его грозным взглядом. — Может быть, чуть-чуть. Но это никак не помешает моей работе.

— Надеюсь на это. Ты с ним переписываешься?

— Ага, — губы невольно расползаются в улыбке, как только Стайлз вспоминает их переписку. — Он хочет встретиться. Сегодня, в том же баре.

— Замечательно, — Лидия потирает руки. — Пиши ему, что согласен. Я тебя подготовлю.

— Хорошо, — Стайлз кивает. Лидия поднимает брови, нетерпеливо постукивая по полу ногой. — Что, прямо сейчас?

— Да, сейчас.

Лидия хуже Джексона, думает Стайлз. Она не разрешает ему надеть джинсы и сует в руки джинсовую юбку. К счастью, та не короткая, а почти до колен. Это единственное, что утешает Стайлза. Он чувствует себя неловко, переодеваясь в офисе Лидии, он бы предпочел опять уединиться в душевой. Но Лидия кладет руки на бедра и грозно на него смотрит, так что Стайлз не решает спорить и надевает обычную белую рубашку. Лидия не дает ему ее застегнуть, держа в руке провод от микрофона.

— Может опять в бусы? — спрашивает Стайлз, не особо надеясь на положительный ответ.

— Бусы сюда не подойдут, — говорит Лидия, приклеивая кончик провода к лифчику. — Теперь застегивай. — Стайлз подчиняется, путаясь в пуговицах.

Вместо клатча она протягивает ему огромную черную сумку.

— Ты должен выглядеть так, будто только что с работы. А на работу с клатчем не ходят, — объясняет она в ответ на недоуменный взгляд Стайлза.

— А почему она такая большая? — Стайлз берет ее в руки и почти роняет, он не ожидает, что она будет такой тяжелой. — Что ты туда напихала? Кирпичей?

— Она не большая, она нормального размера. А внутрь я положила обычные вещи. Бутылка с водой, расческа, косметичка, ежедневник, кошелек, упаковку прокладок.

— Последнее-то зачем? — прячет лицо в ладонях Стайлз.

— Для правдоподобности, — улыбается Лидия и показывает ему сережки.

— У меня не проколоты уши, — хмурится Стайлз. Он на многое готов пойти, но уши прокалывать не станет. Это уж слишком.

— Это клипсы, для них проколы не нужны, — Лидия подходит ближе и цепляет их на мочки ушей. — Замечательно, осталось тебя только накрасить.

В этот момент Стайлз ненавидит Лидию всей душой.

~*~*~*~

Стайлз открывает дверь бара и ищет в толпе Дерека. У барной стойки мелькает знакомая кожаная крутка и Стайлз медленно идет туда, направив все усилия на то, чтобы не упасть. Он опять на слишком высоких каблуках. Хотя на это заявление Лидия хмыкнула и сказала, что он не видел еще действительно высоких каблуков, но Стайлзу и этого хватает. Он мужчина, он не был рожден для того, чтобы бегать на шпильках, он привык к плоской подошве. Лидия сжалилась над ним и дала более удобные туфли на танкетке, но Стайлз не чувствует разницы. Что каблук, что танкетка — все равно ходить тяжело.

— Привет, — он садится рядом с Дереком, пристроив сумку на соседнем свободном стуле.

Дерек улыбается, поднимая в знак приветствия стакан.

— Как там твой босс?

— Иногда я ее ненавижу, — делится Стайлз. Джексон фыркает в наушнике, но никак не комментирует. — Так издеваться над людьми должно быть запрещено.

— Ты всегда можешь подать на нее в суд, — говорит Дерек. — Я даже готов тебе помочь, — он достает визитку и протягивает ее Стайлзу.

— Ты всегда цепляешь клиентов в баре? — смеется Стайлз. Он открывает сумку, и достает кошелек, запихивая визитку в свободный кармашек. Дерек заинтересованно наблюдает за ним, и Стайлз следит за его взглядом, понимая, что Дереку видна упаковка с прокладками. Чертова Лидия. Он быстро вжикает молнией и отставляет сумку в сторону, пытаясь принять невозмутимый вид.

К ним подходит бармен, но Стайлз качает головой.

— Мне хватило, вчерашнего, спасибо, — бармен понимающе хмыкает и приносит ему стакан воды со льдом, и Стайлз благодарно улыбается. — Говорил мне папа, что много пить вредно, но я не слушала.

— А кто вообще слушает родителей, — говорит Дерек и берет еще одно пиво.

— Он меня тоже не слушает, когда я ему запрещаю есть жирное, — жалуется Стайлз. Ему все время надо напоминать себе, что он в юбке, и ему нельзя широко расставлять ноги. Он закидывает одну ногу на другую, решив, что так будет лучше.

— Значит вы квиты, — Дерек чокается стаканом со Стайлзом. — За родителей.

— За родителей, — Стайлз делает глоток, но вода слишком холодная. Он не хочет простудиться и отставляет стакан в сторону.

Они разговаривают о ничего не значащих вещах, и Стайлз не замечает, как начинает вдруг доказывать Дереку, что Десятый Доктор лучше всех, а Теннант достоин Оскара, а потом плавно переходит к обсуждению всех британских сериалов в целом. Дерек признается, что смотрел «Шерлока», и они долго спорят по поводу Мориарти: Дерек не в восторге от его кривляний и жеманности, а Стайлз объясняет, что все это часть его образа. Они так и не приходят к согласию, но Стайлз улыбается от уха до уха, довольный разговором. Из динамиков доносится «Call me maybe», и он начинает покачивать ногой в такт музыке.

— Нравится песня? — замечает его движения Дерек.

— Она заполонила интернет, — пожимает плечами Стайлз.

— Я был на ее концерте.

— Правда? Расскажи поподробнее, — изображает интерес Стайлз — он не большой поклонник Карли Джепсен, это Лидия ходит по участку, напевая все ее песни, а не он.

— Недавно, недели две назад, — Дерек вытаскивает телефон и показывает фотографию. Он обнимает за талию красивую брюнетку на фоне сцены.

— Ты был там со своей девушкой? — прищуривается Стайлз.

— Нет, — Дерек смеется, перелистывая изображение. Теперь на экране фото брюнетки. Она поднимает руки вверх и широко улыбается. — Это Лора, моя сестра. Она меня туда и вытащила. Сам бы я не пошел.

— Не твой стиль музыки? — понимает Стайлз.

— Именно. На рок концерт я бы сходил с большим удовольствием. Но Лоре, наконец, удалось вырваться со смены в больнице, я не мог отказать. Хотя, как оказалась, она просто пыталась меня свести с… — Дерек не заканчивает. — Неважно, в общем.

В голове у Стайлза щелкает. Он знает, когда был этот концерт. И если он ничего не путает, это значит, что Дерек невиновен.

~*~*~*~

— Это не он, — говорит Стайлз, заходя в фургон, и со стоном стаскивает с себя туфли, вытягивая ноги в проход.

— Почему? — Джексон отрывается от написания отчета и поднимает голову, смотря прямо на Стайлза.

— Он был на концерте Карли Джепсен, — сообщает ему Стайлз, расстегивая рубашку.

— Я слышал. И что за бесплатный стриптиз? — Джексон поднимает бровь.

— Придурок, — Стайлз отцепляет микрофон от лифчика и кидает им в Джексона. — Лидия сходит с ума от Джепсен, она была на ее концерте.

— Действительно, раз Хейл был на том же концерте, что и Лидия, значит он невиновный, — саркастически говорит Джексон, убирая микрофон в коробку. — Как я сам не догадался.

— Я туда с ней ходил, — со вздохом объясняет Стайлз. — Но меня вызвали посреди концерта на место преступления. Наша последняя жертва.

— Но, — Джексон задумывается, — может, он успел убить ее, а потом пошел на концерт.

— Нет, — Стайлз качает головой. — Когда я приехал, тело было еще теплым, девушку нашли буквально через десять минут после смерти. А на фотографии Дерек с сестрой стоят перед пустой сценой, этот снимок сделан еще до концерта. Он бы не успел.

— Это не может быть фотошоп? — не сдается Джексон.

— Может, — Стайлз пожимает плечами. — Но он даже не подозревает, что я коп, зачем ему врать о таком?

— Я проверю данные с его кредитки, посмотрю, покупал ли он билеты.

— Проверь еще кредитку сестры, — советует Стайлз. — Билеты могла купить она.

— И если это подтвердится, то тебе больше не нужно будет с ним флиртовать. Выше нос, Стилински.

Стайлз чувствует легкую грусть. Он, конечно, рад, что Дерек не убийца, но это значит, что Стайлз больше никогда его не увидит. Он вздыхает. В конце концов, это и к лучшему, Дерек считает, что он флиртует с хорошенькой девушкой, а не с парнем в женских шмотках. Расставание спасет Стайлза от неловких объяснений. Да и не было между ними ничего, кроме пары коктейлей и беседы на несколько часов. Стайлза даже не должно это волновать, но почему-то волнует.

— Ладно, увидимся завтра в участке, — он встает и берет туфли в руки.

— Ты их не будешь одевать? — удивляется Джексон.

— Каблуки придумал Дьявол, — жалуется Стайлз, помахивая туфлями в воздухе. — Я добровольно их опять не надену.

Он босиком выпрыгивает из задней двери фургона. Левая нога проваливается в лужу. Стайлз ругается вполголоса, поджимая пальцы, и идет к джипу, припаркованному в двух кварталах отсюда. Ногам холодно и мокро, но Стайлз чувствует себя лучше, чем на каблуках. Он не может понять, зачем женщины носят их каждый день. Наверное, они просто все мазохистки. Или гораздо сильнее, чем кажутся на вид. Стайлз хмыкает и бросает туфли на переднее сиденье, заводя мотор.

Он игнорирует высвечивающееся на экране сообщение от Дерека, выруливая на дорогу. Он больше не будет ему отвечать. Даже если ему очень этого хочется.

~*~*~*~

Стайлз делает глоток «Космополитена» и отставляет бокал в сторону, оглядываясь. В баре тихо, на него никто не обращает внимания, только знакомый уже бармен наливает напитки за счет заведения и не спрашивает, где вчерашний кавалер Стайлза. Стайлз ему благодарен. И пусть Дерек его не бросал, а Стайлз сам прекратил отвечать на его смски, на душе все равно скребут кошки. Он весь день борется с непреодолимым желанием позвонить Дереку и все объяснить. Останавливает его только то, что это может сорвать всю операцию. Да и вряд ли Дерек поймет. Скорее всего, разозлится и начнет сам игнорировать Стайлза.

Стайлз грустно проводит пальцем по ножке бокала и снимает дольку лайма с его стенки. Дерек действительно был на концерте: помимо данных с кредиток, Джексон еще нашел фейсбук его сестры. Лора комментировала происходящее на концерте в прямом эфире, прикрепляя к своим записям фотографии себя и Дерека. Дерек точно не их убийца.

Телефон опять вибрирует, и Стайлзу даже не надо смотреть на экран — он и так знает, что это очередная смс от Дерека. Он со злостью запихивает телефон в карман джинсов. Ему скучно, он сидит уже два часа и никто из посетителей не вызывает подозрения. Может быть, убийца никогда и не был в этом баре, и все это — лишь совпадение.

Джексон в наушнике напревает что-то подозрительно похожее на первые строчки «Glad you came». Стайлз хмыкает, он уже не в первый раз замечает интерес Джексона к поп-музыке. Тот упорно все отрицает, но Стайлз знает правду.

Он не замечает, как кто-то садится рядом, и вздрагивает, когда у него рядом с ухом раздается знакомый голос:

— Хорошо выглядишь, Стайлз, — Дерек сидит к нему вполоборота, внимательно его изучая.

— Дерек, — Стайлз одергивает кофту. — Что ты тут делаешь?

—Я не могу зайти в свою любимый бар? — поднимает бровь Дерек.

— Можешь, — Стайлз опускает взгляд, рассматривая трещинки на барной стойке. — Я просто не ожидала тебя увидеть, вот и все.

Джексон молчит, но сейчас Стайлз предпочел бы его болтовню. Она бы его отвлекла от Дерека.

— Я могу узнать причину, по которой ты меня игнорируешь? — не ходит вокруг да около Дерек.

— Я… — в горле пересыхает, Стайлз не знает, что ответить. — Это сложно.

— Стайлз, если я тебе не нравлюсь, тебе достаточно было бы просто это сказать, и я бы отстал, — мягко говорит Дерек. — Я бы не стал тебя преследовать.

— В том-то и дело, что ты мне нравишься! — вскрикивает Стайлз, поднимая руки и сбивая коктейль. Розоватая жидкость разливается по стойке. Стайлз виновато смотрит на приближающегося бармена, но тот ничего не говорит, лишь пронзает Дерека укоризненным взглядом, убирая беспорядок.

— Я не понимаю, — хмурится Дерек.

— Я не могу объяснить, — Стайлз устало трет переносицу.

— Я нравлюсь тебе, ты нравишься мне, в чем проблема? — не понимает Дерек.

— Не все так просто, — вздыхает Стайлз, поправляя часы на запястье. Внутри них находится микрофон, и Стайлз не хочет, что бы этот разговор слышал Джексон. Он расстегивает ремешок, и незаметно убирает часы в кармашек сумочки.

— Попытайся объяснить, может быть, я пойму, — настаивает Дерек.

Стайлз молчит, и, делая вид, что поправляет сережку, достает из уха передатчик, пряча его там же, где и часы. Этот разговор пройдет без лишних ушей и комментариев.

— Не здесь, — говорит Стайлз, вставая, и идет к черному выходу, оставляя сумочку на стойке. Дерек покорно идет за ним.

— Так я тебе нравлюсь? — спрашивает Дерек, как только за ними закрывается дверь.

— Да, но… — Стайлз не заканчивает, потому что Дерек толкает его к стене дома и целует. Это совсем не похоже на поцелуй с девушкой, но Стайлзу нравится. Даже больше, чем нравится. Он стонет и обхватывает Дерека за шею, прижимая ближе. Время как будто замирает, Стайлз забывает обо всем на свете, а потом вздрагивает от внезапной вибрации в кармане, не сразу понимая, что это телефон. Дерек нехотя отстраняется, а Стайлз слизывает остатки блеска с губ и, виновато смотря на него, отвечает на звонок.

— Стилински, ты где? — Джексон чуть ли не орет.

— Джексон, привет, — преувеличенно бодро отвечает Стайлз. — Я в порядке, не надо так переживать.

— Не надо переживать? Микрофон и передатчик все еще в баре, но я вижу, что тебя там нет. Как и Хейла, который зашел туда пять минут назад. Откуда мне знать, что он тебя не убивает?

— Расслабься, — Стайлз бросает быстрый взгляд на Дерека. — Я сейчас приеду, — и сбрасывает звонок.

— Джексон — это твой коллега-придурок на работе? — спрашивает Дерек.

— Да. Именно он, — Стайлз улыбается. Дерек запомнил все, что Стайлз ему вчера говорил. Настроение сразу улучшается. — У нас проблемы на работе, мне нужно бежать.

— Хорошо.

— Но нам надо поговорить, — Стайлз ему все расскажет. Просто не сейчас. Не место и не время, да и Джексон его убьет сам, если Стайлз задержится еще на полчаса.

— О твоих закидонах? — Дерек улыбается уголком рта.

— Это серьезно. И я не могу сейчас все объяснить. Я позвоню тебе, — Дерек странно на него смотрит, и Стайлз повторяет: — Я позвоню, я обещаю. И все объясню.

Дерек кивает и возвращается в бар, а Стайлз облокачивается на стенку, закрывая глаза. Хорошо, что Джексон не заставил его надеть юбку, а разрешил оставить джинсы. Иначе вышла бы очень неудобная ситуация, и Дерек все понял бы и без разговора. Стайлз несколько раз глубоко вдыхает, успокаиваясь, а потом идет к калитке. Сумочка все еще лежит на барной стойке, но Стайлз не возвращается за ней. Он заберет ее завтра или послезавтра, она никуда не денется.

~*~*~*~

— Ничего не говори, — говорит Стайлз, как только видит Джексона. Он садится на стул и прячет лицо в ладонях. Все запуталось. Слишком запуталось.

— Не желаешь объяснить, почему ты вдруг исчез?

— Мне нужно было поговорить с Дреком, — бормочет Стайлз, надеясь, что Джексон не услышит.

— Поговорили?

— Не особо, — вздыхает Стайлз и тянется за бутылкой с водой.

— Стайлз, — Джексон касается его плеча, привлекая к себе внимание, — что происходит?

— Он мне нравится, — не видит смысла скрывать Стайлз.

— Это я понял, — Джексон кивает.

— Он меня поцеловал, — продолжает Стайлз. Джексон удивленно приоткрывает рот, но ничего не говорит. — И он думает, что я девушка. Одолжи пистолет, пойду застрелюсь.

— И кто тогда будет писать отчет? — пытается пошутить Джексон, а потом говорит уже серьезно: — Я уверен, не все так плохо.

— Все гораздо хуже, — Стайлз шмыгает носом: вчерашний забег босиком по лужам до машины не прошел бесследно. — Скажи, что у нас что-то есть, — пытается перевести он тему.

— У нас может быть зацепка, — Джексон достает распечатки, показывая Стайлзу фотографии номерных знаков. — Одна и та же машина была припаркована недалеко от трех мест убийства.

— Почему мы раньше не заметили? — Стайлз рассматривает снимки. Качество плохое и номера едва можно различить, да и первые буквы запачканы грязью. Единственное, что он может сказать точно — заканчивается номер цифрой три.

— Сейчас мы увеличили зону поиска. Машины стояли примерно через квартал от мест убийств.

— Это… — начинает Стайлз, но Джексон его перебивает.

— Это хотя бы что-то. Я попрошу Дэнни пробить все возможные варианты номерных знаков, но это займет время.

— Хорошо. А я пойду, переоденусь, — Стайлз со злостью срывает клипсу с мочки уха, чуть ли не ломая ее пополам.

~*~*~*~

Стайлз сидит в забегаловке в трех кварталах от полицейского участка, поглощая картошку фри. Он засовывает последний ломтик в кетчуп, когда у него звонит телефон. Стайлз вполголоса чертыхается, Джексон умеет выбрать самое неудачное время для звонка. Стайлз облизывает пальцы и проводит ими по дисплею, оставляя жирный след.

— Джексон, я на перерыве, — ворчит он и прихватывает губами трубочку от стакана с колы, делая глоток.

— Прекрати есть, когда я с тобой разговариваю, — недовольно говорит Джексон.

— Я не ем, я пью, — возражает Стайлз. — У тебя что-то срочное?

— Да, мы нашли совпадение по машине.

— Здорово, а это не могло подождать двадцать минут? — Стайлз не спал всю ночь, ворочаясь с бока на бок, утром не успел позавтракать, а теперь Джексон лишает его и обеда. И как бы Стайлз не хотел поймать этого убийцу, это не настолько важно, чтобы звонить ему в обеденный перерыв. Стайлзу хочется немного времени для себя: подумать о том, как все плохо, и помедитировать над телефоном, думая, звонить или не звонить Дереку.

— Стайлз… — Джексон замолкает, и Стайлз чувствует, как его сердце начинает бешено биться. Что-то не так. — Стайлз, это бармен.

— Бармен? — Стайлз закрывает глаза, пытаясь вспомнить, как тот выглядит. — Ты уверен?

— Абсолютно. Это его машина, и он работает в баре, где были все жертвы. Это наш парень.

— Черт, я идиот, — Стайлз проводит рукой по волосам, ероша их. — Бармен, это же так очевидно! А он показался мне неплохим парнем.

— Потому что он давал тебе бесплатную выпивку, — Стайлз готов поставить свою зарплату на то, что Джексон сейчас ухмыляется.

— Да, поэтому, — и Стайлз вдруг понимает, что их план сработал. — Он на меня запал, да? Все эти бесплатные коктейли и взгляды.

— Да, — подтверждает Джексон. — Ты подходишь под его профиль, и он проявлял к тебе интерес. И, Стайлз… я не могу дозвониться до Дерека.

— Что? — Стайлз с ужасом вспоминает, что убивали не только девушек, но и их парней. — Ты думаешь, он его… — Стайлз не может произнести этого вслух. Дерек жив. Наверное, просто батарейка разрядилась. Или забыл телефон где-то.

— Я звонил ему в офис, но секретарша сказала, что он на обеде. Мобильный он не берет.

— О Боже, — выдыхает Стайлз. Он не может поверить, то это все на самом деле происходит.

— Стайлз, мы ничего точно не знает. Может быть это совпадение, — Стайлз хмыкает, услышав это, и Джексон пытается исправиться: — Он ведь даже не знает, где Дерек работает. Он за ним точно не следил и…

— Он знает. Черт. Я идиот, — Стайлз не может сдержать истерического смешка. — Я забыл вчера в баре сумочку. В кошельке лежит визитка Дерека, с адресом его конторы.

— Блядь, — подводит итог Джексон. — Я вызову полицию. Надеюсь, еще не поздно.

— Джексон, дай мне адрес, — просит Стайлз. Джексон диктует ему адрес без возражений, и Стайлз понимает, что это прямо за углом. Он еще может успеть. Он выскакивает из-за стола, чуть не сбивая пожилую женщину с внуком, и несется к двери, крича на бегу в телефон: — Джексон, я недалеко, я буду там через пять минут.

— Что? Нет, Стайлз… — Джексон пытается возразить, но Стайлз вешает трубку. Ему наплевать на мнение Джексона. Он не может позволить, чтобы Дерека убили из-за него.

Он бежит через дорогу на красный свет, еле увернувшись от такси, и заворачивает в переулок. Под ногами хлюпает вода из луж, Стайлз спотыкается об оставленный кем-то мусор, но не замедляет темп. Он должен успеть. Дерек еще жив, Стайлз в это верит. Он выбегает на соседнюю улицу, и видит нужное здание, а прямо перед ним — Дерека. Он стоит и ищет что-то в сумке, не обращая ни на что внимания. Стайлз останавливается и переводит дыхание, а потом замечает, как из-за угла выходит бармен. Он идет к Дереку и тянется в карман пальто. Стайлз практически не сомневается, что там у него пистолет. Он выхватывает собственный пистолет из кобуры и подбегает ближе.

— Дерек, — кричит он, надеясь привлечь внимание. Дерек действительно оборачивается, недоуменно смотря на Стайлза, и тот понимает, что теперь Дерек стоит спиной к бармену. Черт. — Ложись! — приказывает он, и в его голосе видимо проявляются командные нотки, потому что Дерек подчиняется.

Бармен поднимает пистолет, направляя его уже на Стайлза, и тот стреляет, не раздумывая. Раздается два выстрела, и Стайлз чувствует сильную боль в груди — бармен тоже выстрелил и даже попал. Пистолет выскальзывает из рук, и Стайлз падает на землю, больно ударившись головой об асфальт.

Краем глаза он отмечает, что бармен тоже падает. Это хорошо. Значит, он не сможет убить Дерека. В голове шумит и перед глазами все плывет, накатывает тошнота. Полиция будет тут совсем скоро, Стайлзу нужно потерпеть совсем чуть-чуть. Он пытается пошевелить рукой, прижать ее к ране, но она не двигается. Стайлз чувствует, как пальцы сковывает холодом.

Стайлз слышит свое имя как через слой ваты и открывает глаза. Он даже не заметил, что закрыл их. Перед ним на коленях сидит Дерек в одной рубашке, зажимая своим пиджаком рану на груди. Когда он только успел его снять? Стайлз открывает рот, пытаясь извиниться, сказать что-то, объяснить, но закашливается. Во рту у него привкус крови, он дергается, пытаясь сплюнуть ее, но Дерек удерживает его на месте. Он раскрывает рот, Стайлз видит, как у Дерека двигаются губы, но он не слышит слов. Он вообще ничего не слышит. Как будто кто-то выключил звук.

— Дерек, — хрипит Стайлз. По подбородку у него течет струйка крови, лицо белое, как бумага, и ему стоит огромных усилий оставаться в сознании. — Дерек, мне жаль, — его опять скручивает в кашле.

Дерек говорит что-то успокаивающее, но Стайлз никак не может разобрать, что именно. Дышать становится все труднее. Он слышит отдаленный звук полицейских сирен, а потом темнота накрывает его с головой.

~*~*~*~

Когда Стайлз приходит в себя, Дерека нигде поблизости нет. Он не удивлен, но все равно не может сдержать своего разочарования. Монитор справа от него тихо пищит, но этот звук успокаивает — значит, Стайлз еще жив. Стайлз пару минут вслушивается в ритм собственного сердца, а потом нажимает на кнопку вызова медсестры.

Она приходит сразу же, записывая его показатели и спрашивая о самочувствии, а потом вводит ему еще немного обезболивающего и снотворного. Сейчас два часа ночи, ему нужно поспать. Стайлз не успевает спросить, какой сейчас день недели и как долго он был в отключке.

Когда он, моргая, просыпается во второй раз, на стуле перед ним сидит Джексон, уткнувшись носом в планшет. Стайлз прокашливается, и Джексон вздрагивает, поднимая на него взгляд; его лицо озаряет улыбка.

— Привет, Спящая Красавица, — говорит он. — Ты заставил нас всех поволноваться.

— Что произошло? — в горле у Стайлза пересохло, и он сам не узнает свой голос. Слишком хриплый. Джексон тоже это замечает и наливает ему воды в стакан. Стайлз делает несколько глотков и откидывается на подушки.

— Пуля попала тебе в грудь, прошла через ребра, и их осколки пробили левое легкое, — Джексон морщится, будто не хочет об этом вспоминать. — Врачи говорят, ты счастливчик. Несколько миллиметров выше — и пуля попала бы в сердце. Сразу после операции тебя ввели в медикаментозную кому.

— Сколько? — Стайлз надеется, что он не проспал полгода. Это было бы очень неудобно. Его всегда пугали истории о людях, которые выходят из комы спустя несколько лет. Для них прошел всего миг, но все вокруг уже поменялось.

— Две недели.

— Что насчет бармена?

— Ты его убил. Он истек кровью еще до приезда скорой, — сухо говорит Джексон. — Пистолет, который мы у него нашли, и есть орудие убийства, а в его квартире мы нашли фотографии всех девушек. Он, без всякого сомнения, был нашим убийцей.

— Дерек? — после минутного колебания спрашивает Стайлз. Ему нужно знать.

Джексон внимательно на него смотрит, будто пытаясь понять, стоит рассказывать или нет. Стайлз смотрит ему в глаза, и Джексон кивает. Стайлз закрывает глаза и слушает.

Дерек сдерживал кровопотерю до прибытия парамедиков, а потом ехал с ним до больницы в машине скорой помощи. Он сидел в комнате ожидания, пил отвратительный больничный кофе и ждал новостей. Он даже не переоделся, как будто забыл об этом; на нем все еще была рубашка со следами крови Сталза, пока кто-то не принес ему чистую футболку. Он приставал с вопросами к медсестрам, пока Стайлз был в операционной. Он бросил стаканчик с кофе в стену, когда у Стайлза остановилось сердце прямо на операционном столе. Там до сих пор видны коричневатые подтеки. Он позвонил на работу и взял больничный. Он ждал окончания операции. Ждал, пока Стайлз выйдет из комы. Он питался кофе и сэндвичами из автомата, не выходя из больницы ни на минуту. Как будто, если он отошел бы, случилось бы что-то ужасное. Он ушел, как только доктора сказали, что состояние Стайлза стабильное и ему больше ничего не угрожает. Больше он не возвращался.

Стайлз смаргивает слезы. Джексон смотрит в окно, делая вид, что не замечает этого.

~*~*~*~

Стайлза выписывают через неделю. Врачи запрещают ему любые физические нагрузки, чем приговаривают к бумажной работе на ближайшие два месяца. Но Стайлз рад хотя бы тому, что может сейчас поехать домой и заснуть в собственной кровати. Он посылает воздушный поцелуй медсестре и медленно идет вниз по лестнице. Его хотели довезти до двери на инвалидном кресле, но Стайлз отказался. Сейчас, облокачиваясь на поручень и тяжело переводя дыхание, он немного сожалеет о своем решении.

Когда Стайлз видит Дерека, то решает, что это последствие таблеток и у него галлюцинации. Стайлз моргает несколько раз и впивается ногтями себе в ладонь. Дерек никуда не исчезает: он все так же стоит рядом со стойкой регистрации, внимательно разглядывая Стайлза. Стайлз нерешительно подходит ближе.

— Я думаю, нам надо поговорить, — говорит Дерек с непроницаемым выражением лица.

Стайлз кивает, пытаясь понять, что тот думает. Он собирается накричать на него за обман? Стайлз знает, что заслуживает этого, но сейчас не лучшее время. Голова начинает кружиться, и Стайлз идет к ближайшему пластиковому стулу, с облегчением садясь.

— Ты об этом хотел поговорить? — Дерек показывает рукой на Стайлза, присаживаясь рядом.

— Прости, не хотел, чтобы ты узнал вот так, — тихо говорит он в ответ.

— Я думал, что ты боишься отношений или что-то еще в этом роде. Я совершенно точно не представлял себе ничего подобного, — качает головой Дерек.

— Я, — Стайлз замолкает, раздумывая, как лучше все это описать, — это была операция под прикрытием…

— Я знаю, — останавливает его Дерек, — Джексон мне рассказал все. Он действительно твой коллега?

— И придурок, в этом я не врал, — не может сдержать смешка Стайлз. Но Дерек не смеется.

— А в чем ты врал, Стайлз? — серьезно спрашивает он.

— Я совершенно точно не девушка, — горько говорит Стайлз. — Я полицейский и мне двадцать три года. За исключением этого, все, что я рассказывал, было правдой. Мой отец на самом деле Шериф в маленьком городке в двухстах километрах отсюда, и я заставляю его есть здоровую пищу, не смотря на его протесты. Моя мама умерла от рака, когда мне было двенадцать. Моя начальница очень страшна в гневе, в такие моменты я ее боюсь.

— Тебя зовут Стайлз? — прерывает его Дерек.

— Да.

— Стайлз начинается с буквы "с", — Дерек берет Стайлза за руку, закатывая рукав, и рассматривает больничный браслет, который Стайлз до сих пор не снял. — Л. Стилински, — читает он.

— Это длинная история, — пожимает плечами Стайлз. — Меня все называют Стайлзом, но я так и не сменил имя официально. Мое настоящее имя совершено непроизносимое и нет, я тебе его не скажу.

— Хорошо, — легко соглашается Дерек.

— Дерек, — Стайлз смотрит ему прямо в глаза, — то, что я сказал тогда в баре — правда. Ты мне нравишься, но в этом и заключалась проблема. Потому что я был под прикрытием в женской одежде.

— Я тебе нравлюсь?

— Да, — Стайлз отводит взгляд, разглядывая план этажа, висящий на противоположной стене. — Как ты узнал, что меня сегодня выписывают?

— Лора работает в этой больнице, — объясняет Дерек, — она врач в педиатрическом отделении. Она мне сказала.

— Как тесен мир, — Стайлз пытается улыбнуться.

— Стайлз, — медленно начинает Дерек, — я был подозреваемым?

— Нет, — яростно мотает головой Стайлз, — я знал, что это не ты, просто план был такой, что я флиртую со всеми, кто заинтересован, а Джексон прогоняет их алиби.

— Ты флиртовал только из-за задания? — допытывается Дерек.

— Нет, не только. Я же сказал, что ты мне нравишься. Сколько раз я должен это повторять, чтобы ты мне поверил? — Стайлз начинает злиться. — Скажи уже что-нибудь. Что я придурок и что ты видеть меня не хочешь. Что ты не гей. Что я тебя обманул, и ты меня ненавидишь. Что-нибудь, но не молчи и не переводи тему.

— Успокойся, — Дерек сжимает руку Стайлза своей.

— Я успокоюсь, когда пойму, что у тебя на уме! — кричит Стайлз и медсестра оглядывается на них, неодобрительно поджимая губы. Стайлзу все равно. Он хочет услышать ответ Дерека. Даже если он ему не понравится, Стайлзу нужно знать, что Дерек обо всем этом думает.

— Я би, — наклонив голову, говорит Дерек.

— Что? — Стайлз непонимающе моргает.

— Я би. Мне все равно, мальчик ты или девочка, — поясняет Дерек.

— Я… — Стайлз открывает рот, не зная, что сказать. — Ты хочешь…

— Ты мне нравишься, я тебе нравлюсь. Предлагаю забыть про все это недоразумение и начать сначала.

— Ты правда этого хочешь? — губы сами собой расползаются в улыбке, хотя в глубине души Стайлз сомневается, что Дерек действительно имеет это в виду. Это не может быть так легко.

— Меня бы тут не было, если бы я не хотел, — отвечает Дерек и наклоняется к Стайлзу, мимолетно целуя его в губы, и сразу же отстраняется. — У меня было три недели, я все обдумал. Но больше никакой лжи.

— Слово скаута, — Стайлз поднимает правую руку, соединяя большой палец с мизинцем.

— Пойдем, я отвезу тебя домой, — Дерек помогает Стайлзу подняться.

— Ты же помнишь, что я не девушка? Меня не надо довозить до дома и дарить цветы, — не смотря на свои слова, Стайлз идет вместе с Дреком к выходу.

— Если я захочу, я отвезу тебя домой. Но про цветы я запомню, — он подмигивает Стайлзу.

Стайлз смеется так сильно, что начинает болеть живот и грудь. Ему приходится остановиться и несколько раз глубоко вдохнуть, чтобы успокоиться. Напряжение, в котором он находился, куда-то уходит. Стайлзу больше не нужно волноваться о Дереке. Он знает правду, и он все еще рядом.

— Теперь я понимаю, почему ты так неуклюже ходил на каблуках, — говорит Дерек, как только Стайлз поднимает раскрасневшееся от смеха лицо.

— Сам попробовал бы, — возмущается Стайлз, пихая его локтем в бок. — Я не знаю, как женщины на них каждый день ходят, а тем более бегают.

— Это врожденное, — предполагает Дерек.

— Может быть, — соглашается Стайлз. — Однажды женщины захватят мир, я уверен.

Они выходят на улицу. Солнце ярко светит и Стайлз прикрывает глаза. Дерек улыбается широко и открыто, и они медленно идут к парковке. Дерек нажимает на брелок, и шикарная черная машина сигналит фарами.

— Я передумал, — говорит Стайлз, обводя ее взглядом. — Раз у тебя такая машина, ты просто обязан возить меня домой. Каждый день.

Дерек не отвечает, открывая дверцу с водительской стороны. Стайлз не отстает и забирается на переднее сиденье, проводя рукой по мягкой коже. Дерек поворачивает ключ в замке зажигания и влюбленно смотрит на Стайлза, как будто не может поверить, что он действительно тут. Стайлз думает, что, наверное, точно так же сейчас выглядит со стороны, потому что он не может поверить, что Дерек тут, с ним. Что он простил и принял его таким, что не обижается за ложь. Возможно, начало их отношений было не самым лучшим, но иначе бы они никогда не встретились. Все-таки все, что ни делается, — все к лучшему.