Actions

Work Header

Children Of The Wild

Chapter Text

Стайлз, напевая под нос «Common baby one more time…», вытащил из холодильника молоко, чтобы залить хлопья. День был просто чудесным: было воскресенье, отец уже уехал на дежурство, Стайлз, наконец, выспался, солнце светило, птицы пели. Впервые за долгое время всё было в порядке и не грозило окончиться чьим-то летальным исходом. В это полнолуние Дерек всё-таки вспомнил, что он вожак стаи, и озаботился тем, чтобы увезти всех своих волчат подальше от города. Так что этой ночью Стилински спал, как младенец, а не следил за тем, чтобы Скотт не набросился на него, выпутавшись из цепей, или того хуже – не бегал по лесу, спасаясь от какого-нибудь сбрендившего охотника, которых в последнее время уж слишком много развелось в округе.
В общем, Стайлз был доволен жизнью настолько, насколько это было возможно, учитывая, что в одном городе с ним жили вервольфы и охотники на них, а ещё над ним висела обязанность постричь лужайку на заднем дворе. Так как Стайлз всё ещё хотел пользоваться интернетом в этом доме, то проблему с лужайкой нужно было решать уже сейчас, иначе отец всё-таки сдержит своё обещание и лишит своего забывчивого сына коннекта с всемирной паутиной. А, учитывая, что у младшего Стилински не было ни девушки, ни домашней зверюги, то интернет был единственной отдушиной в этом бренном мире.
Вздохнув, Стайлз поставил тарелку в мойку и направился к задней двери. Парень открыл её, закрыл, затем снова открыл, прокричался, закрыл и кинулся к себе в комнату, где остался его мобильный.
– Ну же, ну же, ну же!!!! – Стилински метался от окна к двери и обратно, пытаясь дозвониться до друга, но у Скотта упорно продолжала срабатывать голосовая почта.
Остановившись у окна, Стайлз выглянул наружу и резко отпрянул, заодно задёрнув шторы.
– Чёрт, но почему хотя бы один день не может быть нормальным?! – парень уже был готов швырнуть мобильный, когда тот зазвонил. – Да?
– Стайлз? – раздался запыхавшийся голос Скотта.
– Почему ты так долго не брал трубку?!
– Были кое-какие проблемы, что случилось?
– Рудольфа убили…
– Стайлз, что за…?
– Я говорю, у меня на лужайке на заднем дворе лежит дохлый олень, – рявкнул Стилински.
– А Рудольф-то тут причё… Дохлый олень?! – Скотт замолк, даже остановился, потому что в трубке больше не было слышно его шагов.
– Да, огромная рогатая тварь прямо перед ступеньками. Я не знаю, насколько он дохлый, но всё то время, что я пытался до тебя дозвониться, он так и не убрался в родные леса, а пойти и пощупать у него пульс или сделать искусственное дыхание мне пока как-то не горит, – Стилински продолжал мерить шагами комнату.
– Я рядом с твоим домом, так что скоро буду, – МакКол отключил связь.
Стайлз сел на кровать, сжимая в пальцах телефон. Ждать Скотта долго не пришлось, уже через пять минут он позвонил в дверь.
– И где он? – с порога спросил оборотень.
– Там, – Стилински кивнул в сторону входа с кухни.
Друг уверенным шагом направился в указанном направлении и распахнул дверь: олень всё так же лежал практически у самого порога.
– Ну что? – спросил Стайлз у топчущегося у туши Скотта.
– Он действительно дохлый – ему разорвали глотку и…
– Даже знать не хочу, – Стилински старался поменьше смотреть в ту сторону.
– Твой отец знает?
– Нет, думаю, он бы поинтересовался у меня, откуда у нас на заднем дворе мёртвый Бэмби. Я бы и сам его не заметил, если бы не нужно было стричь газон, ну, или пока бы он не завонял. Это просто какой-то вселенский пиздец! – Стайлз со злости ударил кулаком по косяку, о чём сразу же пожалел и принялся массировать ушибленную руку.
– Ты в порядке? – оборотень, аккуратно положил ладонь на плечо Стилински.
– Нет. Однозначно не в порядке. Одно дело, когда что-то происходит в лесу, или в доме Хэйлов, или даже в школе, но сейчас огромная рогатая туша лежит у самого порога моего дома. Это уже просто ни в какие ворота, чувак. Про «мой дом – моя крепость» слышал? Так вот, теперь я точно ночью не засну без тесака под подушкой, – Стайлз ушёл в гостиную и там с разгона плюхнулся на диван.
– Эээ, Стайлз, слушай, тут такое дело… В общем, мне нужно тебе кое-что рассказать о вчерашнем полнолунии, – МакКол уселся рядом с другом.
– Ну, валяй.
– Дерек собрал всю стаю не просто так. Короче, у Луны есть цикл, и каждый год, плюс-минус месяц, у оборотней происходит гон. Это… это нужно эм…, для кхм, спаривания, чтобы молодые оборотни нашли свою пару. В общем, Дерек сказал, что мы, как и волки, однолюбы, ну в смысле… Эээ… монохромны… – Скотт от смущения был красный, как варёный рак.
– Моногамны, – исправил его Стайлз.
– Точно. Так вот, когда у Луны наступает этот самый цикл, в оборотнях просыпается зверь, который каким-то там своим способом определяет, кто является нашей парой.
– Это просто замечательно, Скотт, но я смотрел Энимал Плэнет, так что можешь дальше не рассказывать, как ты пошёл к Эллисон, – Стайлз устало потёр переносицу. – Я уж как-нибудь проживу без животрепещущих подробностей вашего с ней брачного периода.
– Это да, – согласно протянул Скотт, однако упрямо продолжил говорить, – но ты не дослушал. Короче, прежде чем идти к своей паре, оборотень загоняет какую-нибудь добычу, чтобы принести её в дар. Ну, это как подарок с целью задобрить свою пару, чтобы она приняла тебя.
– Хочешь сказать, что ты принёс Эллисон какое-то мёртвое животное вместо нормального букета цветов, как это делают нормальные люди? – Стилински даже сел поудобнее, намереваясь не пропустить ни слова. У него, конечно, было много поводов, чтобы подтрунивать над Скотом, но сейчас друг сам вкладывал ему в руки основу для колких шуточек. – Я вот всё голову ломал, чего это её родители не разрешают вам встречаться, а оказывается им просто уже некуда ставить чучела из твоих сувениров для их любимой дочери.
– Очень смешно, – МакКол зло глянул на Стайлза. – Представь, как смеялся её отец, когда на него свалился мёртвый кролик прямо с крыши его собственного дома. А я прямо ухохатывался, петляя целых пять миль по лесу, пока мистер Арджент пускал в меня стрелы с взрывающимися наконечниками.
– Так ты поэтому трубку не снимал? – Стилински уже довольно улыбался, но потом улыбка резко сползла с его лица. – То есть олень…
– Ага.
– Хорошо, если рассуждать логически, то… то, это Эрика, – Стайлз скривился от такой перспективы.
– Это не она, – оборотень покачал головой.
– Уверен?
– Да, когда мы пошли на охоту, она сразу ушла с Айзеком, так что…
– Хм, ладно. Слушай, а что на счёт Лидии? Может это она? – Стилински приободрился.
– Тоже нет, Бойд и Дерек следили за ней, но Хэйл сказал, что в ней нет зверя – она не оборотень.
Стайлз задумчиво скривил нос, потом пожевал нижнюю губу, потом спал с лица.
– То есть оленяшку мне в подарок завалил кто-то из трёх оставшихся парней из твоей стаи? – Стилински резко вскочил на ноги. – Нет! Нет-нет-нет-нет-нет-нет! Нет и нет!
– Стайлз…
– Скажи, что это не потому, что я нравлюсь какому-то оборотню, у меня на заднем дворе лежит оленья туша, – Стилински за секунду оказался на коленях перед МакКолом. – Пожалуйста, друг.
Скотт молчал.
– Это просто… Просто охуеть! – Стайлз сел на пол, обхватив колени руками. – Ну, и кто это был?
– Я не знаю, меня-то тут не было, – Скотт задумчиво почесал затылок. – А ты сам-то чего не посмотрел кто это?
Стилински всем своим видом показал, что он вообще не понимает о чём речь.
– Кто-то убил оленя и притащил его к тебе прямо под окно не просто так. Добычу приносят для того, чтобы ты заметил и оценил оборотня, поэтому он не мог его так бросить и уйти. Может, ты слышал скулёж или лай ночью?
– Я слушал музыку и уснул в наушниках, так что твой мохнатый собрат мог хоть в бубен бить, я всё равно не услышал бы.
Повисла тишина: Скотт молча наблюдал, как Стайлз беззвучно долбился головой о собственные колени.
– Слушай, а то, что кто-то выбрал меня своей парой, действительно предполагает спаривание или можно как-то…? – спросил Стилински, потирая покрасневший лоб
– Ну, это предполагает, что вы будете встречаться, ходить на свидания, целоваться и да, это предполагает секс, много-много-много секса, – с довольной улыбкой сообщил МакКол.
– Фууу, фууууууу, фу-фу-фу-фу-фу! – Стайлз скривился. – Спасибо, чувак, утешил. Где блин вообще твоё сострадание к ближнему, а?
Скотт лишь пожал плечами, судя по его выражению лица, думал он сейчас как раз о сексе с Эллисон, к которому его просто обязывало нынешнее положение. Стилински фыркнул, бросив взгляд на друга, поднялся на ноги и стал ходить вокруг дивана.
– Значит, Дерек, Бойд и Джексон. Иууу, Джексон вообще отврат, – Стайлз изобразил, как его тошнит. – Зашибись. Дорогие Боженька, Санта и капитан Базз, когда я вас просил сделать так, чтобы я хоть с кем-то начал встречаться, под «хоть кем-то» я имел в виду красивую рыжеволосую и ясноглазую девушку по имени Лидия! – Стилински возвёл к потолку глаза. – А что вы мне подсунули, а? Парня! Парня превращающегося в лохматую хищную тварь с клыками и когтями в наборе. Вот почему вы никогда меня не слушаете? Стайлза вообще кто-нибудь слушает? Скотт?
МакКол увлечённо набирал СМС Эллисон, по-видимому, рассказывая о своих утренних приключениях с её отцом. Стилински устало потёр переносицу наконец успокоившись.
– Скотт! – снова позвал он.
Оборотень никак не отреагировал, и Стайлз, ничуть не жалея, сильно пнул его по ноге.
– Ай! Чёрт! Что?! – подскочил МакКол, зло раздувая ноздри.
– Нужно убрать оленя с газона. Отец вряд ли будет в восторге от такого дополнения к ландшафтному дизайну. Пошли – поможешь.
Кое-как затащив тушу в гараж, Скотт и Стайлз погрузили её в багажник джипа Стилински и вывезли в лес.
МакКол тащил мёртвого оленя по земле глубже в чащу, чтобы его не было видно с дороги.
– Да этот олень не меньше центнера весит, как его вообще можно было на себе дотащить до твоего дома? Знаешь, у этого оборотня большие планы на тебя, если он поймал такую огромную добычу и оставил её под твоим окном, – хмыкнул Скотт.
Стайлз, молча шедший следом и загребающий опавшие листья, чтоб не было так заметно, что что-то куда-то волокли, остановился.
– Чувак, мы с тобой давно дружим, но сейчас у меня возникает непреодолимое желание переехать тебя своим джипом.
– Прости.
Стилински лишь пожал плечами.
Наконец, туша была сброшена в овраг.
– Отказаться можно? – на обратной дороге к джипу спросил Стайлз.
– А?
– Я говорю, можно просто подойти к оборотню и сказать: знаешь, приятель, ты, конечно, ничего, особенно твоя улыбка с клыками, но мы друг другу не подходим?
– Ну, – Скотт снова принялся чесать затылок, отражая этим работу мысли. – По идее ты можешь отказаться.
– По идее? – Стилински сел на водительское сидение.
– По идее, – МакКол уселся на место по соседству. – Просто вчера, когда я пришёл к Эллисон, я не мог просто так подойти к ней. Хмм… как бы объяснить… В общем, она должна была согласиться стать моей парой, поэтому я ждал, пока она меня не позвала. Если бы она отказалась, я бы ушёл. Но знаешь, внутри прям всё ноет, потому что ты видишь свою пару, ты буквально её чувствуешь и… Короче, дело было не в том, что я знал, что мы с Эллисон встречаемся, а в том, что я чувствовал, что она моя пара. Ммм… Это сложно словами выразить. Поэтому, даже если бы Эллисон вчера мне сказала «нет», я бы пошёл к ней сегодня и завтра, и послезавтра.
– Смысл я понял, – кивнул Стайлз. – То есть мне ждать своего мохнатого воздыхателя сегодня?
– Наверное.
Стилински подвёз друга до дома и поехал к себе – лужайку за домом необходимо было подстричь. Даже целое оленье стадо, разложенное на ней, не смогло бы отменить уговора с отцом, порой шериф проявлял железную волю не только в участке, но и дома. Тем более что разговор о газоне вёлся вторую неделю, и шериф Стилински уже был доведён до состояния, когда шутить с ним становилось опасно для сохранности интернета.
Загнав машину в гараж, Стайлз скептически оглядел следы крови, которые начинались под задним бампером его джипа и тянулись по бетону прямо к выходу на задний двор.
– Ну, и кто это когда-то жаловался на скучную жизнь? Развлекайся, Стилински, – заявил Стайлз своему отражению в стекле багажника и поплёлся искать ведро и тряпку.

Утром МакКола встретил очень хмурый Стилински.
– Ну что? Приходил? – первым делом спросил Скотт, садясь на пассажирское сиденье джипа.
– Нет, слава Богу, – буркнул Стайлз, и машина тронулась с места.
– Тогда что случилось?
– Ты когда-нибудь мыл бетон?
По взлетевшим в удивлении вверх бровям оборотня стало понятно, что такая мысль никогда даже не приходила в его голову.
– А я вот мыл. А ещё мне пришлось мыть садовую плитку и даже траву, чтобы отец не заподозрил в доме следы страшного убийства, а у меня наклонности маньяка. Его и так постоянно терзают смутные сомнения на счёт моих скрытых способностей. Про подарки из мёртвых оленей ему знать не обязательно.
МакКол согласно кивнул.
В школе настроение Стилински стремительно поползло к отметке «ватерлиния», успешно миновав «плинтус» – первым уроком стояла химия. Скотт, как всегда, ушёл переброситься с Эллисон парой слов, но так, чтобы никто другой об этом не догадался, и уж тем более это не смогли записать камеры. Поэтому Стайлз восседал за партой в гордом одиночестве, сверля недружелюбным взглядом стену. Перед самым звонком в дверях показался МакКол, но он не успел дойти, как на его место спешно сел Дени.
– Сегодня я с тобой посижу, – сообщил парень.
Стайлз обменялся со Скоттом удивлёнными взглядами, и оборотень сел за соседнюю парту.
– Стилински, свалил отсюда по-быстрому, – раздался рядом практически рычащий голос Джексона.
– Я сижу здесь! – Стайлза и…
– Он сидит здесь! – …Дени и Скотта раздалось практически одновременно.
– Стилински, – с нажимом повторил Джексон, его глаза начали желтеть.
Скотт уже начал подниматься с места, когда в ситуацию вмешался мистер Харрис.
– Мистер Уиттмор, если вам так нравится место мистера Стилински, то дайте мне ещё один повод, и оно будет вашим с часу до половины третьего сегодня после уроков, а теперь сядьте уже куда-нибудь.
Низко рыкнув, Джексон сел рядом со Скоттом, и урок пошёл своим чередом.
Как только раздался звонок, место со Стайлзом сразу же опустело.
– Дени, подожди! – по проходу вслед за одноклассником пронёсся Джексон.
– Это то, что я думаю? – МакКол проводил взглядом обоих парней.
– Пошли, посмотрим, – Стилински резко подорвался с места.
Этих двоих Стайлз и Скотт нашли не сразу и не двоих. Дени было видно издалека – он сидел на трибунах на поле, а вот Джексона рядом не оказалось.
– Я, наверное, один пойду, если что скажи тренеру, что я в медпункте, – Стилински поправил сумку на плече и пошёл к трибунам.
Дени слабо улыбнулся, увидев приближающегося Стайлза.
– Всё в порядке? – Стилински сел на скамью.
– Да.
Разговор не завязывался. Стайлз посидел с минуту, потом ещё немного помялся – Дени как будто его совсем не замечал, думая о своём.
– Ох, и не выспался же я в эти выходные, – Стилински потянулся, изображая зевок. – А ты? Удалось поспать?
Макилани бросил не него удивлённый взгляд и пожал плечами. Снова повисла тишина.
– Знаешь, это так странно, когда тебе кажется, что ты знаешь человека, а потом всё так резко меняется, причём в худшую сторону. Мне просто страшно, – наконец признался Дени.
– Ну, знаешь, я тоже неслабо струхнул, когда всё это увидел в первый раз, – Стайлз похлопал одноклассника по плечу.
Тот медленно повернул голову в его сторону:
– Ты… ты знаешь, что…
– …твой приятель обзавёлся клыками и когтями. Да, я в курсе – мой тоже.
– МакКол? И давно?
– Хмм, Скотта первым обратили. Это случилось перед началом учебного года. Кажется, так давно это было, а на самом деле всего пару месяцев прошло, – Стилински взъерошил короткий ёжик на голове.
У Дени нервно дёрнулась щека.
– Он вчера ночью залез ко мне в комнату с какой-то птицей прямо в зубах и… его лицо… Чёрт, я вчера не закричал только потому, что вдохнуть от шока не мог, – парень закрыл глаза рукой.
– К такому не сразу привыкаешь, – Стайлз сам вздрогнул, вспомнив, как выглядел Питер Хэйл в облике альфы. – Что, прям в комнату влез?
Макилани кивнул.
– Ну, Джексон никогда особым тактом не отличался, не удивительно, что он не стал заморачиваться в полнолуние, – хмыкнул Стилински. – А ты что сделал?
– Сбежал. Я сегодня дома не ночевал. Хорошо, что родители сейчас к родственником уехали…
– В общем, не беспокойся. Джексон вчера вроде как с добрыми намерениями пришёл. Ты типа его пара, вот он тебе и принёс подарочек в виде дичи. Так что ты с ним поговори, что ли. Я сам обо всей этой их оборотнической романтике только сегодня узнал.
– А тебе Скотт вчера тоже…? – Дени всё ещё был в шоке, но соображал он неплохо.
– Неее, он Эллисон пошёл осчастливливать, – Стайлз поднялся. – Ладно, ты как хочешь, а я на тренировку.
У раздевалки Стилински перехватил МакКол.
– Ну что?
– Джексон вчера заявился к Дени прямо в комнату. С «подарком». У нашего Дени крепкие нервы – от такого и поседеть не долго, – Стайлз скептически посмотрел на часы, прикидывая, успеет ли переодеться, потом покосился на дверь раздевалки. – Что насчёт Джексона?
– Он в раздевалке.
Стилински молчал, ожидая продолжения, но Скотт смотрел на стену за его плечом, задумавшись о своём.
– Земля вызывает орбитальную станцию МакКол. МакКол, доложите обстановку, – Стайлз помахал рукой перед лицом друга.
– А? Да всё в порядке, Джексон расстроен, но ни к кому не цепляется.
– Это какой-то феномен: Джексон расстроен, но ни к кому не цепляется, – усмехнулся Стилински.
– Угум, – промычал Скотт, снова гипнотизируя взглядом стену.
– Скотт!
– Что?
– А ты в порядке? Ты уже не первый день выпадаешь из реальности во время разговора, – Стайлз с тревогой осматривал друга.
– Я в норме, просто Дерек звонил: он собирает стаю в доме Хэйлов и, кто может, приходит с парой. Эллисон в курсе, но она не сможет поехать сразу после занятий, поэтому, может, ты подкинешь меня? – МакКол сделал свой фирменный щенячий взгляд.
– Плохая идея.
– Ты можешь у Дерека спросить на счёт того оленя.
– Очень плохая идея.
– Слушай, я сам от него не в восторге, но позавчера он очень много нам рассказал. Он знает об оборотнях всё, да и больше не у кого спрашивать, – привёл весомый довод Скотт.
– Схожу на чай к Арджентам, – отмахнулся Стайлз, проходя мимо друга в раздевалку.
– Стилински, где тебя черти носят? Тренировка практически началась, а ты даже не в форме, – тренер как будто поджидал его у входа.
– Я? Я был в медпункте. У меня болят глаза. Вот, посмотрите, какие они красные, – Стайлз оттянул нижнее веко и принялся тыкать пальцем в белок.
Финстока сразу же перекосило.
– Ладно, ты сегодня не усердствуй на поле, только переодевайся живее, – тренер прокричал это уже у дверей своего кабинета.
– Спасибо, тренер, – громко ответил в закрывающуюся дверь Стилински.
Стайлз остановился у своего шкафчика, заметив Джексона. Уиттмор выглядел отвратительно. Нет, внешне это был всё тот же холёный сукин сын, но вот его выражение лица – побитая бездомная собака и та выглядела бы лучше. На Стилински Джексон посмотрел без интереса, как и на всё происходящее вокруг, но через секунду он напрягся, даже, кажется, принюхался, уставившись на входную дверь.
Дени вошёл сразу после того, как Уиттмор отвернулся обратно к своему шкафчику.
– Ну, а ты где был? – тренер снова выглянул из кабинета.
– В медпункте, – Дени подтянул лямку сумки, сползшую с плеча.
– Что, тоже глаза болят?
– Нет, сэр, давление.
– Боже мой, команда инвалидов! Такими темпами мы скоро сможем выиграть только у сборной коматозников. Кто-нибудь ещё хочет пожаловаться на здоровье? Нет? Тогда все марш на поле. А вы двое, – тренер ткнул пальцем в Стайлза и Дени, – сегодня покидаете мяч в сторонке. Так всё, девочки, живо выдвигаемся на свежий воздух.
Стилински, перехватив взгляд Макилани, кивнул ему на Джексона, который доставал из шкафчика своё снаряжение. Парень отрицательно покачал головой. Стайлз снова кивнул на Уиттмора и показал Дени целую пантомиму о том, что он сделает с ним, если тот не поговорит с Джексоном.
– Давай, – беззвучно, но весьма выразительно, потребовал Стилински.
Дени так же беззвучно послал его, но всё же успел окликнуть уже выходящего из раздевалки Уиттмора.
– Джексон!
Тот развернулся мгновенно, уставившись на Макилани цепким не совсем человеческим взглядом.
– Мы можем поговорить после тренировки? – парню от этого взгляда было явно не по себе.
– Да, – кивнул Уиттмор, широко улыбнувшись.
Настолько широко и радостно, что Стайлз решил, что он галлюцинирует, ну или кто-то подсыпает Джексону наркотики в еду.
«Ну, или оборотень так рад общению с его парой», – Стилински прижался лбом к прохладной двери шкафчика.
Даже не смотря на то, что Стайлз всю тренировку по-скромному разминался с Дени в сторонке, ему раза три съездили мячом по шлему.
– Стилински! – Финсток поймал его прямо за забрало. – Ты что тут с закрытыми глазами тренируешься?
– Нет, тренер.
– Тогда прекращай ловить ворон и оглядывайся хоть иногда по сторонам. Сотрясение мозга тебе не грозит, тебе там сотрясать нечего, но вот шлем точно помнут, – мужчина снова отправил Стайлза к краю поля.
Стилински безбожно пропускал мяч за мячом, правда, и Дени особо не старался – оба были в раздумьях.
Если уж Джексон, у которого из чувств, по мнению Стайлза, были развиты только гордость и себялюбие, мог так переживать по поводу собственной пары, то Стилински серьёзно начинал волноваться на счёт того, кто подпортил ему вид из окна оленем.
– Я тебя подвезу, – после тренировки Стайлз перехватил Скотта у душа.
– О, чувак, ты…
– Подвезу – значит, доставлю до дома Хэйлов, а не пойду общаться с твоим альфой, играющим мышцами и гормональным фоном.
– Но ты…
– Стайлза не кантовать – у Стайлза депрессия на почве дерьмовости его личной жизни, – Стилински отвернулся от собирающегося что-то сказать МакКола и пошёл к своему шкафчику.

Стайлз затормозил так резко, что Скотт не встретился своим носом с бардачком только благодаря отменной реакции.
– Какого чёрта, Стайлз?
– Бойд, – севшим голосом ответил Стилински, указывая на приближающуюся к дому Хэйлов пару, – и Лиза.
МакКол довольно часто выдел эту девушку в коридорах, она была из его со Стайлзом потока, но он за всё время перебросился с ней всего парой слов и даже не помнил её имени, а вот Стилински вроде бы вместе с ней ходил на французский, и они даже поддерживали дружеские отношения.
– Значит, Дерек, – Стайлз упёрся лбом в руль.
Стилински захотелось резко сдать назад, развернуться, уехать домой, и закрыться там как минимум на неделю. Если честно, то перспектива быть парой Бойда его тоже совсем не устраивала, но ещё пять минут назад у него была хоть какая-то иллюзия альтернативы. Дерек не нравился ему ни в каком виде, даже спящим зубами к стенке. Нет, конечно, когда было необходимо, Стайлз, не задумываясь, бросался на помощь Хэйлу и был уверен, что Дерек, каким бы он не был придурком, тоже выручит Стилински в передряге. Ну, по крайней мере, в той передряге, которую сам же не устроит. Но мирно сосуществовать у них никогда не получалось, они просто на дух друг друга не переносили, даже молчание у них превращалось в холодную войну. И, кстати, Стайлз до сих пор не простил ему тот удар лицом о руль.
Стоит признать, что Стилински бы смалодушничал и просто бы сбежал, оставив Скотта одного на подъездной дорожке, но весь хаос из чувств и переживаний, накопившийся за эти полтора дня, наконец, дошёл до точки кипения и выплеснулся в пока ещё контролируемую злобу.
Припарковавшись у самого дома, Стайлз вылез из джипа, громко хлопнув дверью. МакКол, обойдя капот машины, встал рядом.
– Вы только посмотрите, – на пороге нарисовалась Эрика с Айзеком и Бойд с Лизой, – наша сладкая парочка Стайлз и Скотт. МакКол, а Эллисон в курсе, что ты теперь по мальчикам? Зато как Стайлзу-то свезло. Парни, а вы уже «того» или Стилински всё ещё в девках ходит, а? – блондинка-оборотень заливалась соловьём, глядя, как лицо Стайлза покрывается красными пятнами.
Вот только, если она приняла этот румянец за смущение, то сильно просчиталась: Стилински был в бешенстве, и смутить его чем-то было очень сложно.
– Как знать, Эрика, возможно залежалый товар будет получше б/у, – выдал Стайлз ровным голосом, глядя девушке прямо в глаза.
Эрика, зарычав и выпустив когти, прыгнула на Стилински прямо с крыльца, но через мгновение её отбросило обратно прямо на Айзека, а Стайлза наоборот рвануло назад за ворот рубашки.
Весь обзор Стайлзу закрыла широкая спина в чёрной кожаной куртке.
– В дом. Быстро! – скомандовал Дерек, и все, даже Скотт, немедленно скрылись за обшарпанной бардовой дверью полуразваленного особняка Хэйлов.
– Если ты решил покончить жизнь самоубийством, то выбери в следующий раз какой-нибудь менее экзотичный способ, чем быть разорванным одним из моих взбесившихся щенков. Мне и без того хватает проблем, – альфа обернулся к Стилински.
Стайлзу нестерпимо захотелось вцепиться Дереку в глотку, кажется, этим Хэйл так любил его запугивать, но вот внешний вид альфы к подобному как-то не располагал: он был уставшим, а если точнее, совершенно измотанным. И вроде как собачиться с ним было бы сродни пинания лежачего, да и сам Дерек наезжал на Стайлза скорее по привычке, чем действительно злясь, так что Стилински промолчал, только поджал губы и сузил глаза.
– Езжай домой, Стайлз, – Хэйл уже развернулся, чтобы уйти в дом, но на ступеньках, не оборачиваясь, бросил. – Тебе здесь делать нечего.
Стайлз от такой наглости даже не нашёлся, что сказать. Вот как под машину полуживым бросаться – это да, как от полиции у него в комнате прятаться, тоже нормально, а чтоб руку Дереку отхреначить так вообще – Стилински первый в списке. Зато если всё нормально, то Стайлзу «здесь делать нечего».
– Чёртова псина, – буркнул парень, глядя на облупившуюся дверь и надеясь, что Хэйл его слышит.
Позади раздалось мерное урчание мотора, и рядом с синим джипом припарковалось серебристое Порше.
– Ни черта себе, – Дени явно был не в восторге от того места, куда его привёз Джексон.
Из дома показался Дерек, кивнув этим двоим, чтобы заходили, явственно проигнорировав взглядом Стилински.
– Мигель? – Макилани удивлённо вздёрнул брови.
– О нет, Дени. Это Дерек Хэйл – альфа местной стаи. А что такое альфа, с чем его едят, и какие после этого бывают запоры в личной жизни, тебе Джексон расскажет, – в этот раз Стайлз говорил достаточно громко, чтоб и Хэйл, и его стая смогли всё отчётливо расслышать.
Стилински сел в машину, снова хлопнув дверцей, и поехал домой.

– Стайлз, – раздалось от окна, и Стилински чуть не свалился со стула.
– Скотт? Чёрт, чувак, с каких пор ты презираешь двери и лазишь через окна? – Стайлз уже пришёл в себя.
– Я на пару слов, мы с Эллисон… - МакКол запнулся, встретившись взглядом со Стилински. – В общем, ты не пара Дерека. Эрика сказала, что она как-то пыталась к нему подкатить, но он сказал, что у него уже кто-то есть, так что…
– Я понял, значит всё в порядке, – Стайлз отвернулся к компьютеру.
– А что на счёт оленя?
– Шшшш! Да не ори ты, – зашипел Стилински. – Отец мне голову оторвёт, если про него узнает, а ему не обязательно быть в курсе ваших брачных игрищ. Будем считать это случайностью, договорились. Раз сегодня тоже никто не объявился, то может вообще и не объявится.
Скотт не сдавался:
– А если…
– А если случится «а если…», то обещаю, что буду орать как резаный и звать тебя на помощь, замётано?
МакКол открыл было рот, чтобы возразить, но Стайлз опять его оборвал.
– Ты к Элисон вроде спешил, а я как раз собирался доделать реферат по экономике. Ещё раз давить себе глазное яблоко перед Финстоком я не собираюсь, уж прости, друг. Увидимся, Скотт, – Стилински снова отвернулся.
МакКол лишь покачал головой и, ничего не сказав, спрыгнул с крыши.

Дерек смотрел на Луну, идущую на убыль, и думал о том, что в этом году стае повезло: все щенки нашли свои пары, и те приняли их, тем более что от Айзека и Эрики в будущем можно было ожидать чистокровных щенков, а это всегда делало стаю только сильнее. И всё же Хэйл не любил гон. Каждый раз он чувствовал себя раздавленным после этой ночи. Его волк как будто бы нашёл свою пару, но кто это был, Дерек не знал. То, что происходило в ночь гона, он помнил очень смутно, оставалось лишь ощущение потерянности и усталости. Зверь внутри него знал, что его пара где-то есть, и метался по лесу, пытаясь найти её, выл, звал, но так никого и не находил. Это убивало волка и ранило человека. Вчерашняя ночь не стала исключением, и Дерек Хэйл официально признавал перед Луной, что ненавидит гон.