Actions

Work Header

Большая стирка

Work Text:

- Стайлз!
Тон отца не предвещал ничего хорошего, да и сам он, появившийся через минуту на пороге комнаты, выглядел не лучше: стоял с недовольным лицом, в майке, сжимая в руке рубашку.
- Ты куда-то собрался? – миролюбиво поинтересовался Стайлз, лихорадочно перебирая в уме, за что грозит нагоняй. Прочитанное дело Роджерса? Слитый из служебной машины бензин? Грехов было слишком много, потому он размыто добавил, выставляя ладони: - 
Что бы это ни было, я не причем!
- Очень даже причем! Мы же договаривались, Стайлз! И что? Ни одной чистой рубашки. Ну, черт возьми, и именно тогда, когда у меня … - шериф осекся, но через мгновение все - таки закончил, – дела личного характера.
- Оу, па! Наконец - то собрался пригласить на свидание мисс МакКолл?
- Не твое дело.
Стайлз мог поклясться на Библии, что отец смутился. Тут же нахмурился снова, скрывая свое смущение и со всей строгостью во взгляде и в голосе, на которую был способен, объявил, обличающе ткнув в сына пальцем: 
- Давай-ка, собирайся. Мы едем в прачечную. Прямо сейчас!

* * *

Если говорить по правде, Стайлз, действительно, забыл про эти дурацкие грязные шмотки: несколько смен постельного белья, рубашки и зимнюю одежду, которую следовало перестирать. А всего лишь требовалась самая малость: завести пакеты в прачечную и забрать их на следующий день, полные чистого, отглаженного белья.
- Рокдолл?!
- Да, Рокдолл, - с непроницаемым лицом отрезал отец. – Заводи машину.
- С каких это пор, мы возим свои постирушки за сорок километров от дома? В Бикон-Хиллс резко закончились вода и порошки? 
- С тех пор, как месяц назад весь Бикон-Хиллс судачил, чьи красные трусики-танга завалялись в пододеяльнике шерифа города. 
Стайлз едва не подавился жвачкой. И спросил как можно невиннее:
- Ого! И чьи же это были трусики –танга? 
- Я надеялся, ты мне это скажешь.
Стайлз старательно не заметил выразительного взгляда, брошенного в его сторону. Не признаваться же в том, что тайная операция «Создай отцу репутацию» провалилась, не успев начаться. Откуда Стайлзу было знать, что не все женщины уважают красное кружевное белье? В результате, вместо славы прожженного ловеласа, шерифу досталось клеймо любителя шлюх, что добавило ему баллов, разве что в глазах мужского населения Бикон-Хиллс. 
- Откуда я знаю? Я–то уж точно не ношу трусы, составленные из двух шнурков, - вместо ответа пробурчал он, заводя джип. 

* * *

К мотелю, где, рядом с крохотной аптекой, располагалась прачечная, они подъехали в начале одиннадцатого. Сквозь высокие окна были видны стиральные машины с замершими барабанами и пустующие стулья. Видимо, таких идиотов, жаждущих приобщиться к стирке в ночи, больше не находилось. 
Стайлз, взяв пакеты, потащился следом за отцом, предвкушая полтора часа нотаций или того хуже, попыток выяснить «все ли у тебя в порядке, сынок?». Не то, что бы он не любил разговаривать с отцом, просто в последнее время новости и жизнь были не из тех тем, о которых можно поговорить с посторонними. А отец, учитывая его полную неосведомленность, увы, сейчас относился именно к таким. 
- Есть мелочь? 
Отец задумчиво смотрел на выдвинутый монетоприемник стиральной машинки.
- Па, мы будем стирать на этой в три захода, - Стайлз был терпелив, как мастер Йода, объясняющий прописные истины. – Грузи вон в те, большие, а я сейчас наменяю четвертаков. И хочешь сока?
- Пива бы, - пробормотал отец, поднимая пакеты.

Разменный автомат висел на стене, рядом с конторкой, за которой было пусто. Лишь на стуле лежала раскрытая и перевернутая книга. Библиотекарь, мисс Бишоп, увидь она такое кощунственное отношение к печатному изданию, изошла бы на дерьмо. Стайлз, вывернув голову, прочитал название и хмыкнул, доставая из кармана смятые баксы. «Ночная смена». Стивен Кинг. Сборник рассказов. Очень втемная книга. Он припомнил, что у Кинга был рассказ о взбесившемся гладильном прессе, и подумал, что у сотрудника прачечной достаточно мрачное чувство юмора и соответствующий литературный вкус. 
- Ты идешь? – окликнул его отец, прекратив шуршать пакетами. Стайлз поспешно сунул в автомат купюру, а в глубине помещения смыли воду, хлопнула дверь, и Стайлз уже было открыл рот для приветствия, как дежурное «Привет» примерзло к его языку. 
У Дерека Хейла, машинально вытирающего ладони о джинсы и замершего по ту сторону конторки, вид был не краше. Пусть это длилось всего мгновение, но Стайлз знал, что никогда не забудет выражение полнейшей растерянности на небритой, обычно скептически-мрачной роже.
- Ты, - с нескрываемым досадливым отвращением сказал Дерек, и, подняв книгу, громче добавил: - Добрый вечер, шериф.
- Здравствуй, Дерек, - спокойно поздоровался отец, будто Дерек за конторкой круглосуточной прачечной был самым обычным зрелищем. – Стайлз, черт возьми, может, ты уже принесешь монеты? И сок.
- Монеты и сок, - эхом повторил Стайлз, разворачиваясь и шагая к автомату с печеньем и напитками. – Конечно. Да. Черт! 
Он поспешно выгреб высыпавшуюся мелочь, роняя на пол непослушные монетки, так и норовящие сбежать из кулака. Или это просто в нем ускорилось все, начиная от дыхания и заканчивая моторикой, будто он пережрал таблеток. Новость была слишком ошеломляющей, чтобы принять ее спокойно. Дерек Хейл работает в ПРАЧЕЧНОЙ! Господи боже. Они вообще уйдут отсюда живыми, даже если он не успеет позвонить Скотту и насплетничать?
- Привет, Дерек, - пробормотал он, по-крабьи ползая по полу и собирая монетки. – Неожиданная встреча.
- Привет, Стайлз, - Дерек наблюдал за ним, а потом сел, и его пристальный взгляд перестал прожигать Стайлзу макушку. 
Зашуршали страницы.

* * *

Отец предсказуемо натолкал в барабан все подряд, смешав светлые простыни с черными джинсами, клетчатыми рубашками и красной худи. Пока Стайлз, прекратив закатывать глаза, сортировал вещи, совал монетки и заливал жидкое моющее средство, отец сходил за соком сам. Долго стоял перед автоматом, потом таки выбрал бутылочку апельсинового, пачку крекеров и, вернувшись, сообщил, что пойдет в машину, послушает радио. «Отлично», пробормотал Стайлз себе под нос, еще не решив радоваться перспективе остаться с Хейлом в одном помещении или нет. Хотя, выбор у него был невелик. Либо машина и радио, либо сон на пластиковых стульях, либо…
- А я-то никак не мог понять, откуда у тебя всегда такие белоснежные майки. Как тебе Кинг? И почему именно Кинг? 
Дерек медленно поднял взгляд, отрываясь от чтения. Стайлз, облокотившись о конторку и подпирая щеку, даже не дрогнул лицом. 
- И прачечная. Чувак, ты меня потряс. Прачечная! Ты же альфа. Твоя стая знает?
- У меня нет стаи, - четко и раздельно сказал Дерек. – Тебе обязательно со мной разговаривать?
- А как же Питер? У тебя же есть Питер. Разве он не твоя стая? 
- Зачем ты все повторяешь дважды?
- В смысле? 
- Ты. Все. Повторяешь. Дважды, - снова раздельно и терпеливо повторил Дерек. – Про Кинга. Про прачечную. Зачем?
- Правда? А я и не заметил, - Стайлз озадаченно выгнул губы, разглядывая бейдж, прикрепленный к карману рубашки. И да, будто подтверждая, что все это ему не снится, там было действительно написано под логотипом прачечной: «Дерек Хейл. Обслуживающий персонал». – Вероятно, это мой стиль общения, моя личная визитка, придающая…
- Господи, Стайлз, заткнись! – мученически воздев взгляд к потолку, оборвал его Дерек, и снова уткнулся в книгу. – Иди, следи за стиркой.
- Так почему все-таки Кинг? 
- Потому что я еще не читал Кинга, - процедил Дерек, не поднимая головы.
Воцарилось молчание, нарушаемое только механическим рокотом вращающегося барабана. Стайлз, опершись о конторку, разглядывал неподвижно сидящего Хейла. У того был совершенно непривычный вид в этой простой голубой рубашке, с книгой, и не хватало только очков на носу, чтобы Стайлз раз и навсегда пересмотрел свое представление о самом бестолковом альфе на свете. Ну или ладно, не слишком бестолковом, но однозначно не слишком удачливом.
- Что? 
Стайлз моргнул и понял, что Дерек, снова подняв голову, смотрит на него в упор вопросительно и недовольно, как застигнутая врасплох сова.
- Что? – переспросил он, лихорадочно вспоминая, о чем они вели речь. Кинг. Точно. – А я думал из-за «Давилки». Я прочитал ее в одиннадцать, пару дней мне снились кошмары, а потом я решил, что вообще-то это круто – гладильный пресс в роли мирового зла.
Дерек умудрился очень выразительно показать сомнение в психическом здоровье Стайлза всего лишь скупым движением бровей и угла рта. 
- Да ладно тебе. Ты уже прочитал «Давилку»? Пока ты был в сортире, я даже восхитился черному чувству юмора работника ландромата, который в ночную смену в прачечной читает книгу про ночную смену и гладильные прессы. А потом оказалось, что это ты. Так что, знай, чувак, я восхищаюсь твоим чувством…
- Стайлз.
Стайлз замолчав, вопросительно округлил глаза. Дерек глубоко вдохнул, раздувая ноздри, приоткрыл губы, видимо готовясь дать возмущенную отповедь. Стайлз заворожено наблюдал за этими приготовлениями, но в результате, Дерек заложил книгу пальцем и вдруг сказал:
- Вообще-то я люблю детективы. Просто забыл дома планшет. А сменщица читает только ужастики. У меня не было выбора. Но в принципе, я доволен. Кинг крут.
Планшет. Дом. Детективы. Крутой Кинг. Стайлз даже открыл рот, чтобы съязвить, но вдруг понял, что не может. Потому что…Потому что это оказалось мило, черт возьми. И он, подтянувшись, просто сел на конторку, скрестив ноги в пыльных кедах.
- Да. Тебе повезло, что она не читает любовные романы.
- Почему же? Это было бы забавно.
- Любовный роман?
Дерек молча покивал. Стайлз с подозрением всмотрелся в его лицо, но к удивлению не заметил подвоха. Осторожно уточнил:
- Мы точно об одном и том же? Книжки с такими картинками на обложках, где девицы в корсетах обжимаются с мускулистыми чуваками, и где непременно в конце все целуются и уходят в рассвет новой счастливой жизни. Это о них ты говоришь «было бы забавно»?
- Для парня ты неплохо осведомлен о содержимом любовных романов, - все с тем же убийственно серьезным видом отметил Дерек, но Стайлз мог поклясться на Библии, что его сейчас беззлобно стебут. - Хотя, вероятно для романтического девственника, это самое то.
Или не беззлобно.
- А как насчет тебя? – мужественно проигнорировав инсинуацию, Стайлз изобразил на лице язвительную ухмылку. – Подозреваю, ты тоже неплохо осведомлен о содержимом «было-бы-забавно». 
- Я очень хорошо осведомлен, - Дерек снова кивнул. – Лора читала их в детстве, и прятала от матери в моих игрушках. Угадай, откуда я узнал про секс?
- О, нет! – Стайлз спрятал лицо в ладонях и засмеялся.
- О, да! – не оставил ему шанса на неверие Дерек и, наконец, улыбнулся. – И если ты хоть кому-то ляпнешь, что я здесь подрабатываю, я вырву тебе сердце и сожру на твоих глазах, пока ты будешь медленно умирать, захлебываясь кровью.
То, что сердце ему вырвут не за тайное знание о любовных романах в жизни оборотней, а всего лишь за тайное знание про место работы, окончательно убедило Стайлза, что Дерек не так уж безнадежен и однозначно крут.

* * *

Отец спал в машине, мирно посапывая под ретро радиоволну. Стайлз вернулся в прачечную, и, выгрузив первую порцию влажного белья в тележку, перевез ее к сушилкам.
- Это же не ради денег, - рассуждал он по ходу. – Нет. Восемь баксов в час для владельца «Камаро» - это полный отстой. Тогда почему? Хейл, ты вводишь мой и без того беспокойный разум в состояние неконтролируемой энтропии. Слышишь меня?
- Хочешь кофе, Стилински? – раздалось в ответ миролюбивое из-за конторки.
- Нет. Не на ночь, – машинально ответил Стайлз, засовывая вещи в сушилку. Ответ был где-то рядом, он что-то упускал, что-то совершенно очевидное, что-то до нервного зуда ему понятное, и от этого Стайлзу хотелось скалиться, рыча от бессилия. Он чертовски не любил это состояние: когда отгадка рядом, но ее хвост только дразнит тебя, показавшись и вновь ускользнув меж фактов и предположений.
Включив машину, он снова вернулся к конторке. Дерек неспеша помешивал кофе в большой старбаксовской кружке с видами Нью-Йорка. Рядом лежал бумажный пакет, вкусно пахнущий мясом. Это был первый раз за все время, когда Стайлз видел, как Дерек собирается поесть. Кофе и сэндвич. Или что там у него в пакете. И это тоже было …мило. Будто добавляло Дереку человечности. Не то, что бы Стайлз считал, что он питается исключительно пойманными в лесу сырыми кроликами, но все же.
В сушилке мерно гудел вентилятор. Зашуршал пакет. Дерек отодвинул книгу, предвкушающе сглотнул, и тут вдруг Стайлз понял. Но все равно спросил на всякий случай, чтобы убедиться окончательно.
- Тут же обычно никого по ночам не бывает, верно?
- Верно, - подтвердил Дерек и зачем-то добавил. – Прости, Стилински, но едой я не поделюсь.
- Это твоя берлога, - торжествующий голос Стайлза был высоким и звонким. – Это место, где ты можешь побыть собой, не раздумывая кем и как хотят тебя видеть все вокруг. Хлебать кофе, читать романы, взрыднуть над киношкой на планшете. Потому что взрыднуть над ней перед Питером…О, чувак! Подозреваю, тогда ты даже Апокалипсис будешь встречать под ехидные смешки своего дяди-гриль. Ты здесь прячешься ото всех. Поэтому…
- Хватит.
Он сказал это так, что Стайлз осекся. Дерек тяжело смотрел, стиснув зубы, Его когти увязли в несчастном раздавленном сэндвиче. Стайлз сглотнул. И тихо добавил:
- Я просто хотел сказать, что понимаю тебя. У меня тоже есть такое место. Там я иногда бухаю и пялюсь на звезды. Только Скотт про это знает. Ну…и вот теперь ты. Поэтому тебе не придется жрать мое сердце.
Они смотрели друг другу в глаза, мгновение, другое, а потом Дерек шумно выдохнул и, раздраженно стряхнув с когтей остатки сэндвича, ушел. 
- Эй, - виновато сказал вслед ему Стайлз. – Хочешь, я угощу тебя крекерами?
Ответом ему была зашумевшая в кране вода. 

* * *

- Все нормально? – зевнув, спросил его отец, и потянулся со стоном, прогибая спину. – Господи, я сто лет не засыпал в машинах. 
- Ты просто устал, - скупо сказал Стайлз, глядя на дорогу, ложащуюся под колеса джипа. 
- Все точно в порядке? 
В голосе отца была тревога, и Стайлз успокаивающе улыбнулся.
- Начало первого, па. Я тоже хочу спать. В следующий раз предупреждай о своих свиданиях заранее. Стирка в полночь – это не лучшее времяпровождение, даже с учётом того, что у меня каникулы.
Отец тоже улыбнулся, молча ткнул его кулаком в плечо, и снова устроился поудобнее, прикрыв глаза.
А ответ все не приходил.
И только уже на въезде в Бикон Хиллс телефон пискнул. Тридцать девять километров и пятнадцать минут спустя.
«Когда следующая смена? С меня сэндвич».
«Телятина слабой прожарки, никакой горчицы и салата. Вы успеете засрать все свои вещи к следующему четвергу?».
- Легко, - ухмыльнувшись, негромко сказал Стайлз, убирая телефон. 
Уж что-что, но это в семье Стилински никогда не было проблемой.