Actions

Work Header

Пчёлы, цветы и мёд

Work Text:

Много лет назад молодой доктор оказался в Лондоне один-одинешенек; у него не было ни семьи, ни родных, к которым он, разочарованный и одинокий, мог бы обратиться. Частный детектив пытался создать собственное агенство, но не мог в одиночку позволить себе снимать жилье в центре города. Случайная встреча, пара приукрашенных признаний и совместное расследование убийства стали началом верных и преданных "близких отношений", растянувшихся на десятилетия.

Вместе с мистером Шерлоком Холмсом и его возлюбленным Боссуэлом, доктором Джоном Уотсоном, я сижу в одной из "разговорных" комнат клуба Диоген, что принадлежит брату Холмса. Тишина вокруг позволяет говорить честно и открыто.

[Молодые влюбленные. Холмс и Уотсон вскоре после того, как стали жить вместе. Даже пытаясь держать свою связь в секрете, они не слишком-то осторожничают.]

— Вы вместе больше тридцати лет — это 60 рассказов и 4 романа. Чем вы можете объяснить прочность ваших отношений?

/Холмс хитро и нахально улыбается и смотрит на Уотсона./
Холмс: Такой уж он. Энтузиаст. Столько времени прошло, а он все так же восхищается моими навыками, как мальчишка.
/Уотсон смотрит на него и усмехается./
Уотсон: Ты на шесть лет меня моложе, дорогой мой.
Х.: Годами? Да. Цинизмом? Никогда.
/Холмс хлопает Уотсона по колену, и тот закатывает глаза./

[Все в работе. Холмс и Уотсон — партнеры во всех смыслах слова.]

— Вам не сложно делить жизнь на части? Держать помощника и биографа отдельно от друга и партнера?

/Холмс фыркает и весело хлопает в ладоши./
Х.: Когда он берет в руки перо, он больше моя вторая половина, нежели биограф. Поэтому он так приукрашивает мои подвиги. Думает, оказывает мне услугу.
/Холмс хмыкает и ерзает на стуле. Уотсон страдающе на меня смотрит и поднимает брови: "Понимаете теперь, с чем я живу?"/
У.: Он всегда таким был. Прямо-таки утопает в ложной скромности. 
/Голос Уотсона звучит ровно, но глаза лучатся весельем./ 

[Ульи в Сассексе. Даже на пенсии Холмс не позволяет уму расслабляться.]

У.: Мы купили небольшой коттедж на один из гонораров...
Х.: Уотсон, цыц!
У.: А, да. Прошу прощения. Это дело еще не публиковали. Не важно. Скажу только, что впервые в жизни мы были финансово обеспечены. Холмс все сбережения отдал дальнему родственнику, чтобы тот мог купить у меня практику.
/Уотсон награждает Холмса наполовину влюбленным, наполовину смиренно-раздраженным взглядом./
Х.: Ты все равно ее продавал.
/Холмс зажигает сигарету. До самого конца интервью он затягивается только раз, но увлеченно ею жестикулирует./
Х.: Я решил, будет лучше оставить практику в семье. И вообще, деньги ушли к тебе, а я слежу за твоими финансами, так что это все равно что переложить их с одного места на другое.
У.: Ты просто хотел, чтобы я вернулся домой.
Х.: Да.

[Врач, писатель, солдат и хирург. Уотсон интересен так же, как и его более известный своими аналитическими подвигами друг. На этом фото они в рабочем кабинете Уотсона.]

— Неужели это не пугает, работать с таким великим умом?

/Уотсон не успевает даже открыть рот./
Х.: Да. Пару раз замечал.
/На это он получает поцелуй в висок и тычок локтем в ребра. Одновременно./
Х.: Когда я впервые встретил Уотсона, я был почти мальчишкой. Чуть старше двадцати. Я был ошеломляюще невинен.
/Потирает бок./
У.: По твоим словам выходит, что я какой-то растлитель. Я был немногим старше тебя.
Х.: Ты принял меня за студента. 
/Серые глаза Холмса искрятся смехом./
У.: Тогда я еще не изучил твои методы. Мы встретились в университетской лаборатории, ты смешивал химикаты. Что я должен был подумать? Недоразумение скоро рассеялось.
Х.: Когда я рассказал тебе твою жизнь. Что ты недавно вернулся с войны.
/Рука Холмса ложится на Уотсоново колено./
У.: Одинокий и совсем без друзей.
/Уотсон накрывает ладонью пальцы Холмса. Вспомнив о моем присутствии, оба прочищают горла и выпрямляются на стульях./
У.: Простите, какой был вопрос?

[Холмс никогда не упускает возможности порисоваться и бессовестно заигрывает даже с фотографом. Уотсона это мало забавляет.]

У.: Прошло несколько лет, прежде чем я почувствовал себя достаточно свободным с Холмсом, чтобы высказать свои мысли по кое-каким вопросам.
/Холмс тычет Уотсона в бок и на мгновение к нему наклоняется./
Х.: Уотсон — джентльмен до корней волос. Он имеет ввиду некоторые препараты. Мы много лет спорили на эту тему.
/Переплетает их пальцы и сжимает так сильно, что белеют костяшки./ 
У.: Ты прошел через это, друг мой.
Х.: С твоей помощью.
/Очевидно, эта мозоль еще совсем свежая./
Х.: Каждый день Уотсон делал все, чтобы отвлечь меня от приступов меланхолии и скуки, которые сводили меня с ума. Были ли это прогулки по парку или опера, но нужда травить себя отпала.

[Философия и сельское хозяйство. Уотсон любовно возделывает сад и дает работу пчелам Холмса.]

У.: Раньше я думал, старость в деревне будет наказанием. Теперь я понял, как был не прав. 
/Он усмехается./
У.: Наш коттедж прямо у моря. Холмс плавает почти каждый день, тогда как я старый и ленивый. Я ухаживаю за садом, а когда надоедает — пишу. Холмс не так легко, как я, принял безделье.
Х.: Я думаю, что справлюсь превосходно.
/Холмс размахивает зажженной сигаретой у Уотсона перед носом, но тот даже не моргает./ 
У.: Ты раскрыл четыре убийства, похищение и дело с ошибочным опознанием.
Х.: Ты весь месяц считаешь что ли?

[Предполагаемое будущее. Уотсон продолжает писать об их приключениях, а Холмс - поражаться, что Уотсон все еще с ним.]

— И что же дальше?

/Они обмениваются взглядами, которые говорят сами за себя./
У.: Ответишь?
Х.: Нет, давай ты.
У.: Уверен? 
/Оборачивается ко мне./
У.: Десятки историй еще не публиковались из соображений безопасности. Я хочу все-таки увидеть их на бумаге. А потом?
/Он смотрит на друга. Холмс безмятежно улыбается и почти кокетливо взмахивает ресницами./
Х.: Пчелы, цветы и мед.