Actions

Work Header

Легенда о Звёздных Рыбаках

Chapter Text

На следующий день Янг отправился в медчасть сразу после завтрака. Не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы понять: недомолвки и неведение в случае Раша противопоказаны. Парадокс, но для того, чтобы не волновать, дока следовало держать в курсе событий.

Ти Джей уже была на месте, возилась с лекарствами, деля какой-то порошок на крохотные дозы и пересыпая каждую в отдельный пакетик.

— Доброе утро. Как он?

— Доброе, сэр, — улыбнулась Ти Джей. — Ну, если верить ему на слово, то можно выписывать хоть сейчас. А на деле он всего лишь смог подняться с кровати. Ненадолго, — успокаивающе добавила она.

Янг, не сдержавшись, неодобрительно нахмурился. Нет, он признавал право Ти Джей решать врачебные вопросы по своему усмотрению, но при этом никак не мог выкинуть из головы предостережения доктора Брайтман. Слишком уж страшные картины она нарисовала.

— Постельный режим не подразумевает, что ему вообще нельзя вставать, — мягко пояснила Ти Джей. — Просто пока приходится делать это очень медленно и осторожно. Он всего лишь дошёл до туалета и обратно. Был очень горд этим, — снова улыбнулась она.

— Я понял, — кивнул Янг. — А как ты сама?

— Я? Всё в порядке, сэр.

Лёгкое недоумение казалось совершенно естественным. Если бы не подслушанный накануне разговор, Янг ничего и не заподозрил бы. Ти Джей словно невзначай отвернулась, перекладывая пакетики с лекарствами и бинтами. Откровенничать она явно не собиралась, и ему пришлось смириться.

Однако к ширме, скрывающей койку Раша, Янг подходил уже с тяжёлым предчувствием неудачи. Его вина перед Ти Джей не сравнится с тем, как он виноват перед доком. С какой стати Раш начнёт ему доверять, раз уж Ти Джей не может?

Конни приветливо поздоровался, когда Янг ещё даже не показался из-за ширмы. Он подошёл к кровати, кивнул в ответ на внимательный взгляд двух пар глаз и вдруг подумал, как же Раш похож на своего питомца. И не только потому, что в карих глазах Раша порой мелькают такие же солнечные искры, как и на коричневой шкурке Конни. Сходство было глубже. На Янга сейчас смотрели два равно непостижимых существа, пусть одно из них было сказочным драконом из далёкой галактики, а другое выглядело как обычный человек.

— Я слышал, тебе лучше, — сказал он, опускаясь на стул.

— Не беспокойся, лейтенант Йохансен уже объяснила мне, что радоваться рано. Раз десять повторила, как минимум, — углом рта улыбнулся Раш.

— Ты здорово нас напугал, — признался Янг. — Ты хоть понимаешь, что едва не погиб?

Раш чуть заметно поморщился, и Янг даже без помощи Конни ощутил волну скепсиса. Кажется, разговор вновь пошёл куда-то не туда, но на этот раз отступать полковник не стал.

— Ты можешь не верить, но я искренне сожалею, — опираясь локтями на колени и опустив взгляд, сказал он. — И не только о том, что твоя жизнь подвергалась опасности из-за моих действий. Я… я сделаю всё, чтобы это не повторилось.

Брови Раша приподнялись и опустились, губы дрогнули, но он так ничего и не сказал вслух.

— Считаешь, я не смогу защитить тебя от Телфорда? — прямо спросил Янг.

— От Телфорда — возможно, — вздохнув, неохотно ответил Раш. — Но если тебе прикажут с Земли…

— Чушь!

— Даже если это будет способ вернуть всех домой? — скривил губы Раш.

— Всех — это значит и тебя тоже, — спокойно выдержал его испытующий взгляд Янг. — Мы не бросаем своих. Кстати, ты не забыл, что теперь мы все в одной лодке? Как думаешь, сколько накаев было на тех двух кораблях, которые мы расстреляли?

Раш несколько раз моргнул, нервно облизнул губы и тяжело перевёл дыхание.

— Да, об этом я как-то не подумал, — пробормотал он.

Однако, вопреки ожиданиям Янга, видимого облегчения это соображение не принесло. Наоборот, Раш как будто ещё больше замкнулся. Его взгляд блуждал по потолку, а пальцы нервно мяли ворот пижамы.

— Знаешь, в последнее время я много думал, — неторопливо сказал Янг. — И мне кажется, я могу понять некоторые твои действия, которые раньше выглядели… В общем, из-за которых у нас с тобой были… трения. Ты видишь больше, это факт. И мне нужно знать, что ты видишь. Я… Что ещё мне сделать, чтобы у тебя не возникало необходимости скрытничать? Или… — Он двинул желваками и до боли стиснул переплетённые пальцы, но заставил себя произнести: — Или ты уже никогда не сможешь мне доверять?

Больше всего в этот момент Янг боялся, что Раш рассмеётся ему в лицо. Доверять? Ему? После всего, что было?

— Хемингуэй однажды сказал, что лучший способ узнать, можно ли доверять человеку, — это довериться ему, — тихо проговорил Раш.

— И ты… дашь мне ещё один шанс? — уточнил Янг, стараясь не выдать вспыхнувшую надежду.

Конни вдруг перепорхнул на его плечо, прощебетал что-то ободряющее и потёрся о щёку. Раш чуть насмешливо улыбался, наблюдая за ними.

— Конни утверждает, что стоит попробовать, — сказал он, когда дракончик вернулся и так же приласкался к нему.

— Тогда, может, поделишься, что тебя беспокоит? О чём ты не мог мне сказать? — осторожно попросил Янг.

— Хм… Я…

— Сюда, сэр.

Янг мысленно чертыхнулся. Как же не вовремя! Однако вошедшая в сопровождении какого-то рядового Камилла улыбалась так искренне и радостно, что у него не мелькнуло даже опасения, будто этот визитёр нежелателен.

— Генерал О’Нилл, — представила его Камилла, и Янг торопливо вскочил и вытянулся.

— Вольно, — махнул рукой О’Нилл. — А вы лежите, лежите, Николас, — торопливо добавил он в сторону попытавшегося приподняться Раша. — Такой, значит, у вас зверёк…

Конни тоже с любопытством разглядывал генерала, поворачивая голову то на один бок, то на другой. Потом сложил крылья и устроился на подушке, свернувшись возле плеча Раша. Янг окончательно расслабился. Раз дракончик так себя ведёт, Рашу точно ничего не грозит. Да и Камилла просто сияет, не похоже это на обещанный допрос, на который, кстати, разрешения он не давал.

— Доктор Раш, — откашлявшись, начал О’Нилл, — я прибыл сюда, чтобы от имени руководства проекта Звёздных Врат принести извинения вам и всему экипажу Судьбы за действия полковника Телфорда.

Раш часто заморгал, а Янг задержал дыхание, не веря своим ушам. Камилла тихо рассмеялась, довольная произведённым эффектом.

— От себя лично хочу добавить, — покачавшись с носка на пятку и обратно, сказал О’Нилл, — мне жаль, что я так поздно вмешался в это дело. Когда уже дошло до… — Он досадливо крякнул и движением подбородка указал на Раша, видимо, подразумевая его нахождение на больничной койке.

— Но теперь вы вмешались? — переспросил Раш, сузив глаза.

— Ну, я попросил одного знакомого… полковник Митчелл, кажется, вы его не знаете? Так вот, у него есть некоторые зацепки в люшианском альянсе. И я попросил его кое-что разузнать для меня, — выразительно двинул бровями О’Нилл. — В результате несколько высокопоставленных шишек слетели со своих тёплых мест.

— И тут же выяснилось, что о разрешении на скоропалительный контакт со столь высокоразвитой цивилизацией речь не шла, — подхватила Камилла. — А действия полковника Телфорда оказались самовольной и преступной халатностью.

— К тому же всплыли некоторые его старые грешки, — продолжил О’Нилл. — В общем, теперь его ждёт трибунал. Не знаю, чем для него это закончится, разжалованием или чем похуже, но из проекта Звёздных Врат полковник Телфорд в любом случае исключён окончательно и бесповоротно.

Раш с трудом сглотнул и прикрыл глаза, вдавливая затылок в подушку. Конни забеспокоился, а Янг, отметив заблестевшую в уголках глаз влагу и участившееся дыхание дока, позвал Ти Джей.

О’Нилл посторонился, пропуская её, но не сводя сочувственного взгляда с Раша. Лицо Камиллы стало виноватым, и Янг успокаивающе похлопал её по плечу. Такую новость нужно было сообщить немедля, даже с риском вызвать временное ухудшение.

— Ничего страшного, — заверила всех Ти Джей, быстро осмотрев Раша. Размешала в кружке какой-то порошок, дала ему выпить. — Ещё пять минут, и дайте ему отдохнуть, — попросила она.

— Я в порядке, — привычно попытался запротестовать Раш, но Ти Джей строго глянула на Янга, и тот понимающе кивнул.

— Да мы, собственно, почти закончили, — заторопился О’Нилл. — Подробности передаст мисс Рэй. Я только хотел ещё спросить… В качестве… кхм… личного извинения я собирался отпустить к вам Дэниела на неделю-другую. Он давно рвётся изучить этот ваш… клингонский…

— Накайский, — со слабой улыбкой поправил Раш.

— О, точно, — состроил гримасу О’Нилл. — У Дэниела довольно обширная практика по изучению внеземных языков, да и опыт использования коммуникационных камней имеется… Вы не возражаете?

— Я буду очень признателен, — заверил Раш. Провёл рукой по лицу, пытаясь незаметно потереть висок. — Доктор Джексон — выдающийся лингвист, и его помощь сейчас просто бесценна.

— Прекрасно, — О’Нилл с хлопком соединил ладони и потёр их друг о друга. — Что ж… Отдыхайте, Николас, выздоравливайте. Мы постараемся оказать вам всяческую поддержку. Да, Эверетт, — уже развернувшись к выходу, вдруг доверительно попросил он, — присматривай тут за моим Дэниелом, хорошо? А то он тоже так и норовит каждое приключение в другой галактике закончить на больничной койке…

Янг ошарашенно кивнул, и О’Нилл в сопровождении Камиллы удалился.

— Что ж… Вот такие дела, — протянул Янг, снова усаживаясь возле кровати.

Раш молчал, глядя в потолок, но Янгу показалось, что в его позе появилась какая-то расслабленность.

— Константа — Проводник, — лизнув губы, неожиданно сказал Раш. — Тот самый Проводник, которого искала экспедиция накаев. Ну, те дикари, на которых мы наткнулись, помнишь? Он — важная часть какой-то накайской легенды. Или пророчества… В общем, накаи многое за него отдадут. И простят.

— Почему ты не мог мне это сказать? — помолчав, всё же спросил Янг. — Неужели ты думал, что я…

— Нет, — перебил его Раш. — Не думал. Но ты доложил бы на Землю. А там…

— Если ты считаешь, что не надо…

— То ты не доложишь? — фыркнул Раш.

— Нет, — твёрдо сказал Янг. Конечно, раньше он потребовал бы каких-то оснований для этого. Но не теперь. Теперь это казалось столь незначительной мелкой уступкой, что и говорить не о чем. — Это всё?

— Мне пришлось замкнуть напрямую…

— …систему распознавания, — не дал ему закончить Янг. — И это нас спасло.

— Да, но… — Раш поморщился. — Мы не сможем её отключить, не отключив систему вооружения.

— Ничего, потерпим месяц без шаттла. Или всё серьёзнее?

— Я… не знаю, — признался Раш. Его лицо дрогнуло. — Я торопился и…

— Это подождёт, — решил Янг. — Через месяц сам посмотришь и решишь.

— Через месяц… — повторил Раш, словно пытаясь свыкнуться с этой мыслью.

— Да, всего лишь месяц, — кивнул Янг. — Всё будет в порядке, Ник, я обещаю, — добавил он тоном подростка, выпрашивающего у отца машину на один вечер и обещающего вернуть её не только без единой царапины, но и без мусора в салоне.

Раш слабо усмехнулся. Он как-то странно моргал, и Янг не сразу понял, что у него попросту закрываются глаза, а он зачем-то сопротивляется.

— Спи, Ник, — попросил Янг. — Всё наладится, вот увидишь.

 

***

Джексон прибыл в тот же день к вечеру и оказался таким разговорчивым и улыбчивым, что успел утомить Янга ещё до лифта. Обменяли его с Варро — Янг подозревал, что неспроста; похоже, О’Нилл вцепился в люшианский альянс всерьёз — и, глядя на благожелательную физиономию Джексона, Янг подумал, что завтра у здоровяка-люшианца будут болеть непривычные к такой нагрузке лицевые мышцы. По дороге к медчасти Джексон успел раз двадцать повторить, какой уникальный шанс ему выпал, каждый раз с новыми подробностями.

— Видите ли, полковник, до сих пор у нас никогда не было полной уверенности, что чужой язык не является родственным какому-либо из земных языков. Гоа’улды правили в Древнем Египте, асгарды оказали несомненное влияние на скандинавские культуры, про альтеран вообще говорить не приходится. Теперь же, с находкой доктора Раша, у нас появилась возможность провести абсолютно чистый эксперимент! Наконец-то мы сможем выяснить, чего на самом деле стоят наши методы расшифровки.

— Я понял, — кивнул Янг.

Нет, он определённо предпочитал вариант Раша! Пусть кому-то док показался бы угрюмым и неприветливым, но Янг мог наблюдать за его работой часами. Сосредоточенное лицо, посадка как у пианиста, то летающие, то замирающие над кнопками пальцы... Это было что-то вдохновенное, словно Раш исполнял какую-то лишь ему слышную музыку.

А если бы он вот так же трещал без умолку и беспрестанно улыбался? Ужас! Нет уж, каждому — своё. Тут Янг вспомнил, как О’Нилл произнёс это «мой Дэниел». Сможет ли и он когда-нибудь с таким же чувством сказать «мой доктор Раш»? Или даже «мой Ник»? Чёрт возьми, а ведь ему уже знакомо это чувство, просто он пока не решается облечь его в простые слова: «присмотрите тут за моим Ником»…

— Он ещё спит, — покачала головой Ти Джей, поднимаясь им навстречу.

Янг всё же заглянул за ширму. Свет там был погашен, но он сумел разглядеть, что Раш за время сна перевернулся на бок и закутался в одеяло. Конни не спал, его глаза слегка фосфоресцировали в темноте, и Янг торопливо отступил назад, пока дракончик не решил поздороваться.

— Я понимаю, что перед началом работы с ещё не расшифрованным массивом необходимо пообщаться с доктором Рашем, — озабоченно сдвинув брови, сказал Джексон. — Но мне не хотелось бы терять время впустую. И так Джек обещал мне всего две недели, а дальше как карта ляжет. Если он успеет провернуть, что задумал… Может, есть какие-то общедоступные данные?

— Конечно, — с облегчением согласился Янг. — Идёмте. Хлоя вам всё покажет. Она работала вместе с Рашем над расшифровкой, и что-то они уже перевели. Вам это интересно?

— Разумеется, — закивал Джексон.

 

***

На планету Янг решил не идти, отправил Скотта и Джеймс. Объяснить своё решение он не смог бы, но никто и не спрашивал. А к Янгу вдруг вернулось уже почти забытое чувство: так будет правильно, и точка. Когда-то именно оно вело его по жизни и, собственно, никогда не подводило. Кроме одного раза. Но этот раз Янг не мог забыть, и с тех пор пытался решать не по наитию, а разумно, взвешивая все «за» и «против». Правда, ничего хорошего из этого «разумно» так и не вышло. Возможно, настало время вернуться к старому способу.

Высадка сопровождалась небольшим конфликтом. Волкер хотел провести испытание найденного аппарата немедленно, как только у них на руках будет первый образец породы, но Янг с этим не согласился.

— А если ваши расчёты неверны? — спросил он.

— Мы пересчитали трижды, — отмахнулся Волкер.

— И всё же, — упёрся Янг. — Вдруг что-то пойдёт не так?

— Чего вы от меня хотите, гарантий? Я их дать не могу!

— Понимаю, — терпеливо кивнул Янг. — Но прежде чем разрешить вам это испытание, я должен знать, каков запасной план.

— Вы хуже Раша, ей-богу, — буркнул Волкер. Однако задумался. — Может, сделать отвод на Врата? — спросил он у Броди.

— Не-не-не, только начинённой наквадахом бомбы нам тут не хватало! — замотал головой Илай.

Броди согласно покивал.

— Что у нас ещё достаточно энергоёмкое? — почесал в затылке Волкер.

— Оружейная система, — тут же ответил Илай. — Вот только… Наверное, не стоит ею пользоваться тут. Лучше отлететь куда-нибудь, где нет ничего поблизости. Тогда пустим энергию в накопители, а если их не хватит, будем пулять в белый свет, пока не сбросим излишки.

На том и порешили. Скотт со своей группой отправился искать пресную воду, которой по-прежнему не хватало, а сапёры под руководством Джеймс взорвали выбранную Волкером скалу и начали переправлять породу на Судьбу. Илай с головой зарылся в базу данных, пытаясь отыскать документацию по расщепителю. Янг посмотрел на плывущие по экрану символы, пожелал Илаю удачных поисков и решительно зашагал прочь. Пожалуй, стоит взять пример с генерала и воспользоваться случаем на полную катушку.

Джексон его просьбе не удивился. Ну, или очень достоверно сделал вид, что ни капли не удивлён. Казалось, его больше поражает, как Янг мог командовать кораблём, не зная Древнего. За выполнением «домашнего задания» его и застукала Камилла. Янг торопливо убрал в папку исписанные символами листы, сделал непроницаемое лицо и сухо поинтересовался причиной визита.

— Я хотела бы согласовать график использования коммуникационных камней, — сказала Камилла. Её глаза блестели еле сдерживаемым любопытством, но Янг никак не показывал, что замечает это. — Доктор Джексон пробудет у нас пару недель как минимум, один из камней мы, как обычно, оставляем на экстренный случай. Можем ли мы задействовать остальные три?

— Два, — поправил Янг. — Мы вызвали специалиста по сверхсветовым двигателям, а у рядового Торреса прервался отпуск.

— Хорошо, — кивнула Камилла. — Значит, два.

— И для чего они понадобились?

— Люди устают от своей ненужности. Дежурить по кухне и мыть полы одинаково скучно и на заштатной базе, и на древнем космическом корабле. Понятно, что за пару недель нельзя освоить физику на таком уровне, чтобы присоединиться к научной группе. Зато теперь у нас есть, к примеру, аппарат по производству ткани. Мы могли бы шить одежду и прочее необходимое. Я поговорила с людьми, и многие изъявили желание пройти какие-нибудь ускоренные курсы, чтобы заниматься чем-то полезным здесь. Генерал О’Нилл обещал нам организовать всё со своей стороны. Это прекрасно, что вы умеете штопать носки, но разве это подходящее занятие для капитана? — лукаво глянула на него Камилла.

Со всеми этими делами в медчасть Янг наведался лишь ближе к вечеру. От вида пустой койки его чуть удар не хватил, но спросить было некого — Ти Джей тоже нигде не было видно.

Янг рванул из чехла рацию, но тут из коридора послышалось знакомое посвистывание. Раш двигался очень медленно и осторожно, заметно прихрамывая и опираясь одной рукой на стену, а другой — на Ти Джей. Конни устроился на её плече. Каждый второй шаг Раша сопровождался странным глухим цоканьем. Разглядев на ноге дока совместное творение Броди и Хлои, Янг улыбнулся. Надо им передать, что пригодился их фиксатор всё-таки.

Судя по чистым и ещё влажным волосам Раша, на этот раз они с Ти Джей отважились дойти до душевых. Слишком сосредоточенный взгляд, направленный прямо перед собой, выдавал, что это путешествие далось Рашу не так легко, как хотелось бы. Он прошёл мимо полковника, казалось, даже не заметив его.

До койки было всего несколько метров, которые нужно было преодолеть, не опираясь на стену, но уже через несколько шагов док пошатнулся и взмахнул свободной рукой. Янг непроизвольно рванулся поддержать его, Раш столь же непроизвольно оглянулся — и Янг едва успел его подхватить. Сознания док не потерял, поднялся и оставшийся путь до койки упрямо проделал на своих ногах, сдавленно ругаясь сквозь зубы.

— От резких движений у него кружится голова. Не делайте так больше, сэр, — тихо попросила Ти Джей, и Янг молча кивнул.

Раш неловко боком повалился на койку и закрыл глаза. Ти Джей помогла ему перевернуться на спину и укрыться одеялом. Янг постоял рядом, наблюдая, как устраивается на подушке Конни, как постепенно выравнивается дыхание Раша и разглаживается собравшаяся между бровей складка. Принятое вчера решение держать дока в курсе подразумевало, что сейчас нужно сесть и рассказать Рашу о текущих делах. Но то самое новое-старое внутреннее чувство правильности было против.

— Я приду завтра, — негромко сказал Янг. — Отдыхай.

 

***

Все предосторожности оказались излишними, но Янг и бровью не повёл, будто и не слыша ни многозначительных вздохов, ни ехидных комментариев украдкой.

Изоляция у расщепителя сработала прекрасно, рядом с ним можно было работать и без скафандров, реакция прошла по плану, передав в накопители небольшую порцию энергии. А вот куда делись элементы, в которые должна была превратиться порода, Волкер и Броди не поняли. Но не испарился же этот кусок скалы? Оставив их докапываться до сути, Янг отправился в медчасть.

— Как ты? — спросил он, усаживаясь возле койки Раша.

Тот неопределённо пожал плечами, словно говоря: лежу, как видишь. Янг на миг сузил глаза, но чувство какой-то неправильности было слишком мимолётным. Что-то было не так, но что? Не найдя ответа, Янг неторопливо начал рассказывать о событиях последних двух дней.

— Да, доктор Джексон заходил сюда, — кивнул Раш. — Он даже после поверхностного знакомства с языком накаев подтвердил как лингвист, что в сообщении… Телфорда не могло быть такого смысла, как тот утверждает.

Янг отметил крохотную заминку перед фамилией Телфорда. Как будто Раш собирался произнести звание, но передумал. Смириться с этим знанием было непросто, но Янг тоже понимал: свидетельство доктора Джексона окончательно переводит поступок Телфорда из разряда трагической ошибки в разряд преступления.

— Он прибыл только за этим? — мрачно уточнил Янг.

— Что? Нет, — качнул головой Раш. — Он собирается опробовать на накайском какие-то там методики… Если честно, я понял едва ли половину из того, что он мне говорил, — с усмешкой признался он. — Думаю, теперь дело пойдёт намного быстрее, чем если бы этим занимался я сам.

Горечь, едва заметно прозвучавшая в последних словах, насторожила Янга, но придумать, как сформулировать вопрос, он не успел.

— Что там с расщепителем? — излишне бодро, словно уходя от неприятной темы, поинтересовался Раш. — Вы ведь уже провели испытания, я правильно понял?

— Да, — кивнул Янг. — Доктор Волкер говорит, для полной зарядки накопителей нужно пропустить через расщепитель тонн пять породы. Ну и что-то там про энергоёмкость и погрешности, это ты сам с ним обсудишь.

Он скорчил жалобную физиономию, мол, все эти ваши научные штучки не для слабых мозгов обычного вояки, но по лицу Раша скользнула лишь тень вежливой улыбки.

— Скорее всего, у нас есть синтезатор, — помолчав, озвучил Раш итог своих раздумий.

— Ну, там же ещё секции, к которым пока нет доступа. На следующей остановке заварим очередную пробоину и…

— Доктор Раш, вы не спите?

— К вам можно?

Хлоя и Волкер выпалили это одновременно, причём уже после того, как ввалились в отгороженный ширмой закуток. Запыхались они так, словно всю дорогу бежали бегом. Сделав вид, что не замечают осуждающего взгляда полковника, они так же наперебой продолжили:

— Доктор Раш, вы помните те слова в легенде о Звёздных Рыбаках? — спросила Хлоя. — «В свои сети ловят они крупицы звёздного света». Это про нас!

— Но это не про способность заряжаться от звёзд! — добавил Волкер. — Мы искали, куда расщепитель переправил элементы породы, и нашли…

— Целый склад! — Хлоя чуть ли не подпрыгивала на месте. — Почти вся таблица Менделеева!

— А может и вся, мы же не просмотрели список до конца, он просто огромный. Оказалось, что хранилища неплохо так заполнены. Самые редкие элементы!.. — Волкер взмахнул руками, будто пытаясь изобразить что-то фантастическое. — Вы же знаете, что космос — это не совсем пустое пространство? Частицы вещества слишком разрежены, но их концентрация отнюдь не равна нулю. Так вот, Судьба их ловит! Представляете?

— В сети? — усмехнулся Янг.

— Зря смеётесь, — многозначительно поднял брови Волкер. — По технике это чем-то похоже. Просто наша сеть — силовая. Когда мы переходим на сверхсветовую скорость, Судьба выпускает её и буквально процеживает пространство. Представляете, сколько световых лет она уже отмахала? Даже при тех концентрациях вещества, которые характерны для вакуума, запас получился немаленький.

— В свои сети ловят они крупицы звёздного света, — задумчиво повторил Раш. — Значит, Звёздные Рыбаки…

— Ну, мы пойдём? — вдруг смутилась Хлоя.

— Да, мы… — Волкер боком отступил назад.

Никто не стал их удерживать. Раш снова перевёл взгляд на потолок, и Янг вдруг понял, что же казалось ему неправильным. Слишком пассивный. Равнодушный. Нет, если им не придётся силой удерживать Раша на больничной койке, чего Янг втайне опасался, это только радует, но…

Такую покорную отстранённость Янг уже видел. В симуляции Раш вот так же лежал и глядел в потолок. Правда, сейчас док явно о чём-то думал, на лице едва заметно сменялись разные эмоции, зато руки неподвижно и как-то угнетающе расслабленно лежали поверх одеяла. Как будто Раш сдался.

Если бы это произошло на красной планете, Янг праздновал бы победу. Упрямство и научная одержимость Раша тогда представлялись ему досадной помехой. Из-за них приходилось лишаться высококлассного специалиста. Но эта помеха, как выяснилось позже, была только вершиной айсберга. А сам айсберг — невероятная внутренняя сила, которая не могла не вызывать уважения.

Не только при первом знакомстве, но и проработав вместе больше полугода, Янг не употребил бы эпитета «сильный» для описания своего впечатления о Раше. Учёный хлюпик, как есть. Маленький, тощий, волосы длинные, запястья тонкие, очки опять же. Вот только потом этот хлюпик выдержал такое, что не всякому здоровому мужику под силу. Да, он кричал и плакал под пытками у люшианцев, до черноты перед глазами боялся в плену у накаев, еле держался на ногах после марш-броска по пустыне. Но ведь не сдался, зараза!

И Янг теперь уже, задним числом вспоминая его слова о том, что друзьями они никогда не были, мог только пожалеть об этом. Ну, и ещё испугаться. Неужели он опоздал? Не с дружбой, нет. С защитой. Раньше он был обязан защищать Раша по долгу службы, но не сделал этого, а теперь, когда он готов со всем рвением выполнять эту обязанность, неужели окажется поздно?

Почему? Почему Раш сдался теперь?

— О чём думаешь?

Янг спросил это негромко, но Раш всё равно слегка вздрогнул. Глубоко вздохнул, словно просыпаясь, покосился на Янга.

— Тебя не касается.

Даже это он ухитрился сказать без привычной язвительности! Янг нахмурился и перевёл взгляд на Конни, словно спрашивая у него совета. Но дракончик насмешливо фыркнул и свернулся клубком.

— А ты решил, что теперь сможешь лазить мне в голову, когда заблагорассудится? Или считаешь, что я обязан тебе всё докладывать?

— Я беспокоюсь о тебе. — Раш фыркнул в точности как Конни, и Янг быстро добавил: — Но это, разумеется, ни к чему тебя не обязывает. Конечно, если это касается только тебя лично… И я не должен об этом знать, как командир корабля…

Раш страдальчески поморщился, облизал губы и тяжело вздохнул. От попыток догадаться у Янга заломило затылок. Как же не вовремя забастовал дракончик! Ти Джей предупредила, что наступает самый опасный этап, когда Раш уже в состоянии вставать, но позволять ему что-либо делать нельзя ни в коем случае. Но это должно бы взбесить дока, а не вызвать апатию…

— Ник, что с тобой творится? — осторожно спросил Янг, признавая своё поражение. — Я о чём-то не знаю? Мы не сможем уйти в этот прыжок?

— О, мы сможем! — с резким, неприятным смешком вдруг ответил Раш. — Пропустим и эту галактику, и к чертям накаев с их знаниями и легендами, и вообще все загадки мироздания!.. — Он снова поморщился, словно ощутив бесполезность произносимых слов, и отвернулся, раздражённым рывком натягивая одеяло.

— Погоди, — опешил Янг. — Ты хочешь… Нет, погоди, я не понял. Ты что, сам собирался вступить с накаями в контакт? Раш?

Тут он снова вспомнил, как горели глаза дока, когда он говорил это «шанс завязать торговлю, обмен знаниями, информацией»… Неужели он до сих пор не расстался с этой идеей?

— Чёрт возьми, Раш, ты забыл, как они с тобой обращались? Как с животным! Нет, хуже!

— Да мы для них животные и есть, — хрипло проговорил Раш. — Наглые обезьяны с гранатой, перекрывшие путь к одной из величайших загадок Вселенной.

Янг двинул желваками. Интересно, а он сам с точки зрения Раша такая же «наглая обезьяна с гранатой»?

— Которые не годятся для этой работы и сами это видят, но не хотят признать? — хмыкнул Янг.

Спина Раша вздрогнула, но он так и не повернулся. Янг нервно усмехнулся. Ну вот, на месте знаменитое упрямство дока, а он переживал… Зачем ему понадобился этот контакт? Кусочки паззла? А если накаи окажутся не такими разумными, как надеется Раш? Животные иногда бывают справедливее и милосерднее людей.

— Ник… — Янг осторожно погладил его по плечу, по спине. — Расскажи мне об этих накаях. Что ты узнал?

— В смысле? — Раш развернулся на спину, заставив Янга убрать руку, и настороженно сузил глаза.

Янг потёр затылок, отчаянно пытаясь собрать рассыпающиеся мысли во что-то связное. Почему он решил, что Раш узнал что-то про накаев? Потому что он почти оправдывает их непростительное поведение? Возможно, это не оправдание, а такая же готовность дать второй шанс, как и в случае с ним самим. Тогда почему? Да чёрт его знает, почему! Решил, и всё…

— А что, я не прав?

У Раша как-то болезненно дрогнуло лицо и слегка участилось дыхание.

— Я не упрекаю, — напомнил Янг. — Я… прошу. Я не смогу учитывать твои интересы, Ник, если ты ничего не расскажешь.

— Да нечего особенно рассказывать. — Раш лизнул губы, отводя взгляд. — У накаев существует легенда. О Звёздных Рыбаках. О нас, как выяснилось. Я не знаю, как это возможно. То есть я думал, накаи контактировали с… нашими двойниками. С датировкой мы могли и ошибиться, у них совершенно другая система отсчёта времени. Сезон штормов не обязательно раз в год, да и период обращения их планеты неизвестен. Но…

— Наши двойники не знали о сетях, — кивнул Янг, вспомнив визит Волкера и Хлои. Загадка, вот что манило Раша. Мог бы догадаться.

— В легенде говорится о грядущей встрече Звёздных Рыбаков и накаев.

— Но ведь мы уже встречались?

— Там упоминается Проводник. — Раш рассеянно погладил дракончика, и тот ответил довольным гудением.

— Ясно.

Янг помолчал, пристально глядя на Раша. Тот снова глядел в потолок, но от напряжённого ожидания, казалось, вибрировал воздух. Идея контакта с накаями Янгу не нравилась. Допустим, не обязательно пускать их на свой корабль, ставя под угрозу экипаж. Но как защитить того, кто пойдёт на контакт? Несложно ведь догадаться, кто это будет. А если в этот раз Раш решит, что лучше умереть под пыткой, но не приводить захватчиков на Судьбу?

— Один ты туда не пойдёшь, это раз, — сказал Янг. — Работать тебе пока нельзя, поэтому мы продолжаем готовиться к долгому прыжку, это два. Сколько там до центрального скопления накаев, год? Вот, значит, у тебя есть год, чтобы придумать, как это сделать и уцелеть. Тебе в первую очередь уцелеть, понял?

Казалось, Раш боится произнести хоть слово, чтобы не разрушить мираж. Янг открыл рот, чтобы напомнить, что он обещал, теперь всё будет иначе, он не обманет доверия, — и захлопнул его. Вместо этого взял Раша за руку и легонько сжал, согревая ледяные пальцы. Раш неуверенно улыбнулся углом рта и, наконец, кивнул.

— Вот и договорились, — заключил Янг. Раш сделал движение, будто собирался забрать руку, но Янг не выпустил её. — Ну что ж… — нарочито легкомысленным тоном продолжил он. — Наизусть ничего достойного внимания я больше не знаю, но… Ты когда-нибудь мечтал о полётах? Не о таких вот, к далёким галактикам, конечно. Я имею в виду обычные полёты. Знаешь, ты много потерял. Я помню, как ещё совсем сопляком… У моего отца был «плимут-барракуда» семидесятого года, зверь-машина, за шесть секунд брала разгон до сотни. Так вот, я вставал на сиденье, закрывал глаза из-за бьющего в лицо ветра и представлял, что лечу…