Actions

Work Header

Легенда о Звёздных Рыбаках

Chapter Text

— Сюда, мэм.

Услышав голос Грира, Янг на миг почувствовал себя так, будто его застукали с поличным. Впрочем, какого чёрта? Он тут главный, и если он считает, что для него сейчас нет важнее дела, чем сидеть в медчасти возле своего старшего учёного, значит, он будет сидеть.

— Доктор Брайтман с Земли, — представил гостью Грир.

Похоже, полковнику не удалось скрыть секундное недоумение, когда из-за ширмы появилась Камилла.

— Полковник Янг. Спасибо, что согласились навестить нас. — Он поднялся и протянул ей руку.

— Ну, надеюсь, в этот раз мы не под обстрелом и корабль не захвачен? — улыбнулась доктор Брайтман.

— Уже нет, мэм, — усмехнулся Грир. Вытянулся по стойке «смирно» и добавил: — Простите, сэр. Разрешите вернуться к дежурству.

Янг кивком отпустил его, а доктор Брайтман повернулась к кровати и взяла Раша за запястье, считая пульс.

— Рассказывайте, что тут у вас.

— Ну, мы надеемся, ничего страшного, — убирая свой стул в сторону, сказал Янг. — Просто… перестраховываемся.

Доктор Брайтман внимательно взглянула на него, принимая к сведению недосказанное.

— Простите, мне только что сообщили, — Ти Джей зашла за ширму, кивком поздоровалась с коллегой и с ходу принялась объяснять: — Доктор Раш упал в шахту во время обстрела. Высота около двенадцати метров, но до дна он не долетел, вероятно, запутался в кабелях, так что переломов я не нашла, только вывих и несколько ушибов. В шахте было очень холодно, и нам пришлось принять меры против переохлаждения. Температура тела быстро пришла в норму, сейчас даже немного повышена…

— Что вы ему даёте? — Доктор Брайтман потрогала лоб Раша.

— Пока ничего, у него проблемы с сердцем, а жар не такой уж сильный, — в голосе Ти Джей невольно начали проскальзывать ученические интонации.

— Сколько он без сознания? — Доктор Брайтман посветила фонариком в глаза Рашу и нахмурилась.

— С тех пор, как мы его нашли, прошло семь часов, с момента падения чуть меньше одиннадцати. Что-то не так?

— Возможно.

Она снова посветила фонариком в один глаз, в другой, но пояснить, что её настораживает, не успела. Конни распахнул крылья и тревожно закричал, а Раш дёрнулся, неловким движением отталкивая чужие руки, и извернулся, словно пытался выползти из-под одеяла, не вставая с кровати.

— Тихо, тихо, — осторожно придерживая его за плечи, сказал Янг, уже почти непроизвольно мысленно успокаивая и дракончика. — Раш, всё в порядке.

— Я всё объясню… — замерев под его руками, пробормотал Раш. Янг нахмурился, заметив, что глаза дока полуприкрыты и взгляд кажется расфокусированным. — Я не мог сказать… Я… Я должен… Он нас всех погубит! — Раш завозился, явно пытаясь подняться с кровати, но слишком слабо, Янгу не составляло никакого труда удерживать его.

— Я ему не позволю. Раш, слышишь меня? Всё хорошо, Ник. Успокойся. Мы справились, понимаешь?

— Нет, здесь используется альтернативное определение, — Раш мотнул головой и быстро продолжил, глядя куда-то поверх плеча полковника. — Тот же ряд Фурье-Эрмита, но весовая функция е в степени минус икс квадрат пополам. По аналогии с плотностью нормального распределения. Аппроксимации данным рядом… — Голос Раша упал до шёпота, он помолчал, с трудом переводя дыхание, потом снова заговорил, только уже не на английском. Для Янга особой разницы не было. Математика никогда не относилась к числу его любимых предметов, хотя в академии ей уделялось даже слишком много внимания, на его вкус, а в гэльском знакомым был только резкий гортанный акцент, порой превращавший речь Раша в абракадабру даже тогда, когда тот говорил на английском.

— Чёрт возьми, сделайте что-нибудь! — попросил Янг. Его попытки успокоить Раша через дракончика оставались безуспешными. Конни то и дело начинал жалобно пищать, прерывая своё гудение.

— Я попробую замкнуть систему напрямую, — прошептал Раш, словно отвечая на слова полковника. Похоже, его силы были на исходе, теперь он лишь перекатывал голову по подушке из стороны в сторону да цеплялся за ворот кителя, не пытаясь оттолкнуть Янга и приподняться. — Но я… Я не смогу…

Ти Джей, посовещавшись с коллегой, наконец выбрала лекарство и сделала укол. Раш умолк, часто и хрипло дыша, через минуту его руки разжались и упали на одеяло, а затем и глаза закрылись. Янг осторожно, чтобы не разбудить, отвёл растрепавшиеся волосы с его лица, но Раш даже не шелохнулся.

— Что всё это значит? — Янг повернулся к Ти Джей. — Ты говорила, жар не сильный, почему же он бредит?

— Спутанность сознания — признак серьёзного сотрясения мозга, — ответила вместо неё доктор Брайтман. Очевидно, она не опасалась разбудить Раша. Продолжая пояснения, откинула одеяло и задрала верхнюю часть его пижамы, чтобы осмотреть живот и грудную клетку. — Я как раз обратила внимание, что зрачки вяло реагируют на свет. В первые сутки после такой травмы возможен и бред, и нарушения координации, и прочие малоприятные… Господи, что это?

В её голосе прозвучал такой ужас, что Янг ожидал увидеть как минимум огромный кровоподтёк. Однако ничего, кроме пары ссадин на боку и давно зажившего шрама, там не было.

— Что? — Ти Джей, по всей видимости, тоже не понимала проблемы.

— Я же помню этого пациента, мы только начали операцию, когда связь прервалась, — сказала доктор Брайтман, прощупывая рубец, оставшийся на груди Раша после извлечения маячка. — Нужно было вызвать меня обратно, если вы не смогли закончить сами!

— Да, но… Мы закончили, — растерялась Ти Джей. — Мы вытащили маячок сами.

— И не зашили разрез?

— Что? — Янг даже вздрогнул.

— Нет, что вы! Мы зашили…

— Взгляните на этот рубец, — предложила доктор Брайтман. Судя по тону, её мнение о профессионализме Ти Джей только что упало ниже самой низшей отметки. — Вы всё ещё уверены, что тут был шов?

— Наверное, шов разошёлся, — Ти Джей проговорила это очень тихо, не поднимая глаз. — Доктор Раш встал после операции слишком рано. И… вероятно, он не обратился ко мне, когда… Это моя вина.

— Нет, Ти Джей… — попытался успокоить её Янг, но она лишь мотнула головой, закусила губу и отошла в сторону.

— Надеюсь, теперь вы отнесётесь к нему внимательней, — вздохнула доктор Брайтман. — Мы подберём лекарства, конечно, но при сотрясении мозга соблюдать режим особенно важно.

— Сколько он должен вылежать? — уточнил Янг.

— В данном случае я бы рекомендовала месяц. Никакой работы, никаких волнений. — Она отжала принесённое Ти Джей полотенце и положила его на лоб Рашу. — Если температура будет держаться, начинайте обтирания. И прохладный компресс. Это не повредит. Главное сейчас не пропустить отёк мозга.

— Месяц, — повторил Янг, закладывая руки за спину и крепко сжимая кулаки. Удержать Раша в постели не пару дней, а целый месяц. Непростая задачка. Но главное — где-то через три недели нужно будет уходить в долгий сверхсветовой перелёт, если они хотят миновать скопление кораблей накаев. А Раш почти наверняка должен успеть переделать кучу дел, чтобы это стало возможным. — Меньше никак?

— Полковник Янг… — Похоже, теперь у доктора Брайтман и о нём сложилось нелестное мнение. — Я хорошо знаю таких пациентов. Через пару недель он начнёт уверять вас, что прекрасно себя чувствует и готов к работе. Вы ему поверите, и всё будет отлично. Если повезёт. А если не повезёт, через какое-то время у него начнутся дикие головные боли. Или другие побочные эффекты незалеченного сотрясения мозга. Например, галлюцинации. И в конце концов он сойдёт с ума. Если, конечно, его сердце выдержит все эти неземные удовольствия…

— Я вас понял, доктор, — перебил её Янг.

— Тогда побудьте здесь ещё немного, — смягчившись, попросила она. — Мы с лейтенантом Йохансен подберём необходимые лекарства и вернёмся. Пару дней я сама его понаблюдаю.

— Прекрасно, — согласился Янг. — Мы вам очень признательны.

Проводив женщин взглядом, Янг снова придвинул стул и сел. Поколебался немного, затем взял Раша за руку. Что бы ни думала доктор Брайтман, ему никогда не было наплевать на здоровье Раша. Просто… Приходилось делать трудный выбор между здоровьем одного человека и благополучием всех остальных. Как командир корабля, он не имел права выбрать иначе.

Сейчас выбор казался Янгу до смешного простым. Пусть это и подтверждало лишний раз, что командир из него никудышный.

 

***

Перешагнув порог столовой, Янг испытал мимолётное желание развернуться и позорно сбежать. Было такое чувство, словно он угодил в засаду. Время завтрака давно миновало, и Янг собирался перекусить в одиночестве, но не тут-то было. За одним из столов устроилась научная группа практически в полном составе, за исключением Лизы Парк — вероятно, она дежурила на мостике, зато рядом с Хлоей сидел Скотт, придерживая какое-то странное рукоделие в расправленном виде.

Все взгляды обратились на полковника, и ему стало на редкость неуютно. Невольно вспомнилось, как он стоял на пороге столовой после неудавшегося бунта, а люди молча проходили мимо. Никто не глядел ему в лицо, но Янг чувствовал настороженное выжидание. Тогда он выиграл сражение и проиграл войну. Неужели теперь будет то же самое?

— Сэр, как он? Его уже можно навестить? — нарушила молчание Хлоя, и Янгу захотелось дать самому себе подзатыльник. Кому он нужен со своими терзаниями? Не ждут от него никаких объяснений, просто за Раша переживают.

— К сожалению, у нас проблема, — подойдя ближе и остановившись в торце стола, признался Янг. — У Раша серьёзное сотрясение мозга. Пару дней его подержат на успокоительных, а к работе он вернётся не раньше, чем через месяц.

— Месяц?! — вырвалось у всех разом.

Броди чуть не выронил странную изогнутую пластину, которую вертел в руках. Хлоя с недоумением посмотрела на своё рукоделие, словно забыла, что это такое, и теперь силилась вспомнить.

— Что это? — не удержался от вопроса Янг.

— Ну, мы не думали, что всё так… М-да, — Броди покрутил головой и тяжело вздохнул. — Мы думали, Раш скоро будет на ногах, а у него же вывих. Вот, делали фиксатор для стопы.

Он ловко вставил пластину в специальный кармашек, пришитый Хлоей к нижней стороне носка.

— Ну, может, кому-нибудь другому пригодится, — проверяя крепление ремешков, пожала плечами Хлоя.

— Да Рашу и пригодится, — фыркнул Илай. — Вы можете себе представить, чтобы Раш провалялся в постели целый месяц?

— Если только его усыпить, — согласился Волкер.

— Придётся что-нибудь придумать, — сдвинув брови, озабоченно сказал Скотт. — С сотрясением мозга шутки плохи. У меня в детстве приятель был, Тимми. Как-то раз сверзился с дерева и тоже получил сотрясение мозга. Через несколько дней ему надоело лежать в тишине и с зашторенными окнами, и мы… Нам всего по тринадцать было. В общем, он выбирался через окно, и мы убегали гулять. Сначала Тимми всё тошнило и даже несколько раз рвало, но потом всё стало вроде нормально. Только через месяц он взял в гараже отцовскую дрель, приставил к виску и нажал на пуск. У него так болела голова, что он больше не мог этого выносить…

— Мы что-нибудь придумаем, — сказал Янг, положив руку на плечо побледневшей Хлои.

Она кивнула и неуверенно улыбнулась, но Янг не стал ничего добавлять. Что проку в обещаниях? Он просто не позволит этому случиться, вот и всё. В крайнем случае можно будет отправить Раша на Землю через камни. Или ещё лучше: пусть придумают, как обменять их между собой. Раш сможет носиться по кораблю в его теле в полное своё удовольствие, а Янг добросовестно отлежит этот месяц, позволяя телу Раша выздороветь. Или при сотрясении это не сработает?

— А как у нас с подготовкой к сверхсветовому перелёту? — поинтересовался Янг, вдруг осознав, что об этом никто даже не упомянул, когда он сказал, что Раш вернётся к работе только через месяц. Как будто кроме вопроса, как удержать дока в постели, всё остальное было на мази. — Вы сможете её закончить сами?

— Ну… — Броди вздохнул и потеснился, предлагая Янгу сесть. Тот подумал немного и опустился на лавку. Если ему предстоит временно замещать Раша, не стоит ломать сложившийся стиль руководства. Словно тень возникший за спиной Беккер поставил перед ним кружку с чаем. — Знаете, в последнее время Раш… как чувствовал. Всё важное старался делать вместе с кем-то.

Илай вскинулся, словно собираясь заспорить, но под взглядом Хлои сник, так и не сказав ни слова.

— Или вообще выделял в самостоятельный проект и отдавал кому-то другому, — задумчиво добавил Волкер. — Как будто… Ну, чтобы Судьба смогла лететь дальше. Без него.

Илай потупился, заливаясь краской, а Янг стиснул зубы так сильно, что заболели челюсти. Похоже, они вспомнили об одном и том же. Та симуляция, в которой Раш пошёл на смерть, чтобы остальные могли продолжить путь. Продолжить миссию. Неужели это повлияло на него так сильно? Или проблемы с сердцем были куда серьёзнее, чем казалось?

— Так что… Да, — подумав, кивнул Броди. — Думаю, мы справимся. Правда, Раш замкнул напрямую систему распознавания, и я боюсь, никто из нас не сумеет её отключить. Отключить так, чтобы потом можно было включить снова, — добавил он, выразительно глянув на снова вскинувшегося Илая.

— Это проблема? — уточнил Янг.

— Ну… Не думаю, — переглянувшись с Волкером, решил Броди. — Это прямое подключение нас уже спасло и может спасти ещё раз, если мы случайно наткнёмся на накаев. Проблема в том, что у нас нет возможности откалибровать систему распознавания. Хотелось бы убедиться, что она отличает своих от чужих, а не собирается уничтожать всё, что ей не понравится, в радиусе поражения. Пока мы этого не сделаем, шаттлом лучше не пользоваться.

— Понятно, — кивнул Янг.

Месяц обходиться без шаттла не так уж сложно, в принципе. Ведь они могут сами управлять кораблём, определяя, где, когда и насколько остановиться. Янг вдруг увидел перед собой того Раша, каким он был два с лишним года назад: взъерошенного, вечно невыспавшегося, ещё не такого худого и только начавшего зарастать. Тот Раш с маниакальным упорством стремился к ему одному видимой цели: оказаться хозяевами на Судьбе. И ведь добился своего, упёртый шотландский сукин сын!

Взглянув на свои собственные действия с этой точки зрения, Янг лишь коротко двинул желваками. Идиот. Такое ощущение, что он задался целью помешать Рашу всем, чем только можно. Если бы на месте Раша был он сам, он давно устранил бы такую помеху более чем радикальными методами. А не разговоры разговаривал.

Впрочем, что толку теперь сокрушаться? Но он не он будет, если не сделает всё для того, чтобы Раш смог насладиться плодами своих усилий.

— Ещё нам нужно тщательно проверить двигатели. Не хотелось бы вывалиться из сверхсветовой посреди прыжка, — продолжил Броди. — Но это не обязательно делать Рашу собственноручно, он же остаётся на корабле и сможет дать совет, верно? Если бы мы могли вызвать ещё кого-то квалифицированного с Земли, было бы совсем хорошо.

— Мы ведь не прерываем сообщение с Землёй, так? — спросила Хлоя.

Судя по взглядам остальных, вопрос этот волновал не только её одну.

— С чего вы взяли? — удивился Янг. — Нет, не прерываем, просто… Теперь обмен будет происходить на наших условиях. Камилла занимается этим. Например, с ней сейчас обменялась доктор Брайтман, — сдержанно улыбнулся он, отметив просветлевшее лицо Хлои. — Значит, больше проблем у нас нет? Жизнеобеспечение? Вода? Энергия?

— Репликатор, который мы нашли… ну, гроб на колёсиках, — пояснил Волкер, заметив непонимание Янга, — способен воспроизводить и тот реагент, и материал для фильтров. Так что с системой жизнеобеспечения у нас проблем не предвидится, пока есть энергия. А накопители… Есть у меня одна идея. Нам понадобится набрать породы при следующей высадке.

— Породы? Какой?

— Да любой, — пожал плечами Волкер.

— Мы реципли… репцили… ну, короче, сунули образец С-4 в гроб на колёсиках, — сказал Скотт. — Так что теперь спокойно можем потратить немного ради науки. Взорвём какую-нибудь скалу неподалёку от Врат и наберём камней.

— Зачем?

— Ну…

Волкер и Скотт переглянулись, заставив Янга мрачно уткнуться в кружку. Можно подумать, он кусается, когда ему высказывают очередную безумную идею!

— Мы предполагаем, что один из оставшихся аппаратов — расщепитель, — решился Волкер. — Кладём туда породу, получаем набор элементов. И выход энергии.

— То есть ядерный реактор? — прищурился Янг.

— Ну, не совсем, — замялся Волкер. — То есть… Ну, это типа микрореактор, понимаете? Он не опасен.

— А если вы ошибаетесь?

— Мы будем работать в скафандрах, — успокаивающим тоном сказал Броди. — И попробуем самый маленький образец, какой только найдём. Даже если выход энергии превысит расчётный на порядок, ничего страшного не произойдёт.

— Да, в накопителях оставлен очень большой объём в резерве, — поддержал Волкер. — Я предполагаю, что именно на это. Там же специальная выделенная линия, которая в обе стороны пропускает.

— Получается, мы сможем заряжаться и не от звезды! — осенило Илая. Судя по тому, с каким жадным интересом он слушал, для него рассказанное Волкером было такой же новостью, как и для Янга. — Представляете, заканчивается у нас энергия, мы останавливаемся у какой-нибудь планеты, берём всё, что под руку подвернётся, фигачим это в расщепитель и дуем дальше. Круто! А слепить что-нибудь из этих элементов потом можно?

— Синтезатор? — задумчиво уточнил Броди. — А это мысль, кстати. Надо проверить остальные аппараты. Эээ… — внезапно замялся он.

— Думаю, если вы будете соблюдать технику безопасности, Раша ждать не обязательно, — легко угадав причину заминки, улыбнулся Янг. — Я сам прослежу за этим. В конце концов, за безопасность отвечаю я.

Броди невольно перевёл взгляд на фиксатор в руках Хлои, и Янг почувствовал, как у него начинают гореть уши. Да уж, пройдёт, вероятно, ещё немало времени, прежде чем подобные заявления не будут вызывать скептической усмешки. Но суть от этого не меняется, сколько бы раз он ни облажался.

— Что ж… Мы уже вернулись на курс, верно? — спросил Янг. Хлоя быстро кивнула. — Думаю, нам стоит отлететь подальше от этого района, прежде чем выходить из сверхсветовой скорости. На сегодня планёрка закончена. А это, — он взял у Хлои фиксатор, — я передам по назначению.

 

***

Раш очнулся, как и в предыдущие разы, коротко дёрнувшись, будто от удара током, и резко втягивая воздух. Янг уже привычно придержал его руки и успокаивающе заговорил:

— Тихо, Ник, тихо. Всё в порядке. Ты в безопасности.

Называть Раша по имени всё ещё было странно, но так оказалось проще до него достучаться. На своё имя Раш всегда реагировал. А обращение по фамилии, похоже, настолько привык пропускать мимо ушей, что делал это уже бессознательно.

Сегодня Раш довольно быстро успокоился, и Янг смог отпустить его руки. Как выяснилось, напрасно. Раш тут же с недовольной гримасой стащил компресс со лба и беспокойно завозился. Конни из-за этого съехал с подушки, недовольно фыркнул и залез на плечо Янга.

— Ти Джей! — позвал Янг, не позволяя Рашу подняться. — Успокойся, Ник. Всё хорошо. Мы летим на сверхсветовой скорости, удираем подальше от того места, где так неудачно пообщались с накаями. Корабль в порядке, еды и воды хватает. Щиты восстановим на первой же остановке. Особенно если затея Волкера удастся, и мы подзарядимся от этого расщепителя.

Тут Янг обратил внимание, что взгляд Раша кажется вполне осмысленным, да и возиться док перестал, внимательно прислушиваясь к его словам.

— Раш? — осторожно позвал Янг. — Ты очухался, что ли? Слышишь меня?

Раш тяжело сглотнул, облизнул губы, несколько раз моргнул. Его взгляд переместился куда-то за плечо полковника. Янг разочарованно вздохнул. Видимо, показалось. Но когда-то же должен Раш прийти в себя? Доктор Брайтман говорила о первых сутках после травмы, а уже пошли третьи.

— Тут темно? — вдруг спросил Раш. Говорил он хрипло и еле слышно, но явно осмысленно. — Или у меня что-то с глазами? Я почти ничего не вижу.

— Тут довольно темно, — успокоил его Янг. — У тебя сотрясение мозга. Яркий свет вреден.

Раш сморщился и потёр висок. Конни тревожно свистнул, вытягивая шею.

— Голова болит? — немедленно насторожился Янг.

— Немного, — не стал отрицать Раш. Перевёл взгляд на подошедшую Ти Джей и торопливо попросил: — Хватит пичкать меня снотворным. От него только хуже.

— А ты будешь лежать спокойно? — сощурился Янг.

— Мозг — это самое дорогое, что у меня есть, полковник. И инстинкт самосохранения на месте, — язвительно заверил его Раш. Конни сопроводил эти слова насмешливой трелью и слетел на кровать. Раш слабо улыбнулся, гладя ластящегося к нему дракончика.

— Кажется, наш доктор Раш вернулся, — констатировала Ти Джей. — Как вы себя чувствуете? Хотите чего-нибудь? Пить?

Раш кивнул, продолжая гладить дракончика. Янгу показалось, что в его движениях появилась какая-то скованность.

— Так что за расщепитель? — спросил Раш пару минут спустя.

— Волкер нашёл что-то вроде микрореактора, — пояснил Янг, проигнорировав отчётливое ощущение, что Раш спрашивает только для того, чтобы не молчать. — Считает, что мы можем получить из скальной породы набор элементов, а высвободившуюся энергию отправить в накопители.

— Звучит неплохо, — пробормотал Раш. — Вероятно, для того и предусмотрен резерв в накопителях. Но нужно проконтролировать выход энергии, — сдвинул брови он. — Резерв большой, и всё же легко ошибиться и получить неуправляемую реакцию…

— Ник, успокойся, — Янг накрыл его руку, начавшую нервно комкать одеяло, своей ладонью. — Они знают об этом. А я прослежу, чтобы не увлекались. Всё хорошо, слышишь?

Конни начал жалобно попискивать. Раш прикрыл глаза, но дышал слишком часто и неровно, заставляя пожалеть, что они так поспешно согласились с его просьбой не колоть успокоительное. По счастью, вскоре вернулась Ти Джей.

— Вот, выпейте это, — сказала она, просовывая ладонь доку под затылок.

Судя по запаху, Ти Джей заварила для Раша обезболивающие листья.

— Хорошо, теперь ваше лекарство… И отдыхать, — нарочито строгим тоном велела она, опуская его голову обратно на подушку.

— Поговорим потом, — добавил Янг, когда Ти Джей вышла. Ничего дурного он в виду не имел, но Раш от его слов вздрогнул и, кажется, попытался отодвинуться. Рука метнулась, словно он собирался прикрыть лицо, и бессильно замерла на груди. Янг сжал кулаки, сдерживая жгучее желание что-нибудь разбить, лучше всего собственную физиономию. — Чёрт… — выдавил он. — Раш, я не… Слушай, я не могу изменить того, что случилось. Как бы мне ни хотелось. Но… Плевать, что ты сделал, или что скрыл на этот раз. Мы просто поговорим. Словами. Идёт?

Раш с трудом перевёл дыхание и кивнул, явно расслабляясь. Конни ласково потёрся о его щёку, успокаивая и, кажется, снова передавая эмоции, даже без просьбы.

— Ты в безопасности здесь, Ник, — сказал Янг. — Я клянусь. Это моя работа. Да, я плохой командир, но есть вещи, которые я умею делать. Ты в этом ещё убедишься.

— Боюсь представить, — не удержался Раш. Но Янг видел, что настороженный блеск в его глазах пропал.

Раш лизнул губы, моргнул, провёл рукой по лицу, словно стирая испарину. Янг осторожно потрогал его лоб и мысленно выругался. Раш перенёс это прикосновение без особого удовольствия, а вот прохладный компресс явно оказался приятнее.

— Постарайся уснуть, — попросил Янг. Конни поддержал его, сменив тон гудения на убаюкивающий.

— И не обязательно возле меня сидеть, — еле размыкая губы, пробормотал Раш несколько минут спустя, когда Янг уже подумал, что он уснул. — Я никуда не убегу, незачем меня караулить.

— Я не караулю, я охраняю, — поправил Янг. — Работа у меня такая. Ну и потом, пока я тут сижу, ты можешь быть спокоен, я не влезу никуда без твоего присмотра.

— Да, действительно, — совсем уже сонно согласился Раш.

Янг горько усмехнулся — вот уж кто бы говорил, на самом-то деле! Другого такого любителя собрать все шишки ещё поискать. Даже если бы этот неугомонный шотландец был единственной заботой полковника, он бы не назвал такую работёнку лёгкой.