Actions

Work Header

Легенда о Звёздных Рыбаках

Chapter Text

Голова болела так сильно, что Янг даже не смог сразу открыть глаза. Пожалуй, это можно считать своеобразным личным рекордом, такого похмелья у него не было даже на следующий день после того, как сбили его ребят под Кандагаром. Янг завозился, переворачиваясь на бок и придерживая рукой грозящую рассыпаться на части голову. Кровать казалась жёсткой, словно он лежал на камнях. Янг сел на пятки, в колено немедленно впился острый камушек, которого в кровати никак быть не могло, и это вынудило полковника наконец-то открыть глаза.

Несколько минут Янг с растущим недоумением и ужасом оглядывался. Это точно не его каюта и не лаборатория Раша. Песок, камни, холмы — и никого вокруг. Не у кого даже спросить, что за чертовщина тут происходит. Где он? Янг медленно поднялся на ноги и задрал голову, рассматривая незнакомые созвездия. Неистребимая привычка, совершенно бесполезная в данной ситуации.

Когда волной накатило понимание, что он остался совершенно один на какой-то чужой планете, Янг дрогнул, но устоял. Рано отчаиваться. Пусть он не помнит, что произошло, но за ним непременно вернутся. Скотт и Грир не бросят его! Почему-то Янгу пришлось трижды мысленно повторить эту привычную формулу, и с каждым разом она звучала всё неубедительней. Чёрт возьми! Что же произошло? Почему он не верит, что за ним вернутся? Или, может, он просто знает, что его выкинули нарочно? Бросили умирать тут в одиночестве…

Янг снова опустился на колени, чтобы дать отдых молящему о пощаде телу. Знакомый солоноватый привкус во рту и тянущее ощущение запёкшейся корки на лице подсказывали, что он неслабо так приложился, когда падал. По счастью, ничего вроде не сломал, но чувствовал себя преотвратно. Янг тронул саднящую губу и поморщился. Честно говоря, на результаты падения было мало похоже. Скорее, кто-то его хорошенько отделал, добросовестно и со знанием дела. Вот и не верь после этого в карму!..

Что же всё-таки случилось? Как Янг ни напрягал память, объяснения он не находил. Конечно, узнай Раш, что Янг влез в его игрушки, он был бы в ярости. Но избить и выкинуть полковника с корабля Раш точно не смог бы при всём желании. Значит, кто-то ему пособил. Почему? Может, в тех штуках, что они притащили, всё-таки была какая-нибудь инопланетная дрянь, и Янг напал на своих, не оставив им иного выбора?

Нужно вернуться на Судьбу. Пусть хоть объяснят толком, что случилось. Даже если оставаться на корабле нет никакой возможности, даже если он теперь опасен, так хоть укрытие могли бы соорудить и припасов каких-нибудь на первое время… Тут Янг, холодея, торопливо обшарил пояс и карманы. Так и есть, пусто. Ни оружия, ни воды, ни пульта кино. Его не просто выкинули с корабля. Его оставили на верную смерть!

Холод пробирался под тонкую куртку, и Янг лёг, скорчившись и обхватив себя руками. Сохранить тепло. Дожить до утра. Утром можно будет поискать хотя бы воду. От шквала эмоций сводило скулы и хотелось завыть, словно брошенному псу. Почему именно сейчас, когда в его жизни, наконец, снова появился смысл? Несправедливо…

До самого рассвета Янг дрожал на камнях, так и не сумев заснуть. А когда небо порозовело, мысли о несправедливости разом вылетели у него из головы. Эта планета тоже была красной. И даже разбитый инопланетный корабль тут имелся. Карма? Или, наоборот, повезло? Если найти карту Врат… Хотя чем она ему поможет, без пульта-то? Янг непроизвольно огляделся и почти сразу заметил валяющийся у камней пульт кино.

Воодушевившись, полковник полез наверх, к кораблю. Может, в Древнем он и не силён, но уж открыть люк и включить консоль ума хватит. Главное, в отличие от Раша, вовремя смыться.

Видимо, сегодня Янг был в ударе. Люк ему действительно удалось открыть, хоть и не сразу, и консоль включилась, но вот схему Врат полковник найти не успел. Как, впрочем, и вовремя смыться. В какой-то момент он оглянулся на знакомый неприятный звук, от которого мурашки побежали по коже, и обнаружил синего пришельца. Засранец стоял между ним и выходом. Янг метнулся в другую сторону, но тут всё потонуло во вспышке зелёного пламени.

Очнулся полковник, как ему показалось, довольно быстро, но вряд ли это соответствовало действительности. Обстановка как-то неуловимо переменилась, и, хотя Янг по-прежнему находился на чужом корабле, что-то подсказывало, что это уже другой корабль. Вероятно, пришельцы забрали его с собой. Чтобы изучать? Или допрашивать? Янг знал, что пришельцы не станут применять калечащих тело методов, и всё же с трудом справлялся с паникой.

Он лежал на довольно удобном, чуть ли не анатомическом ложе, но при этом совершенно голый и обездвиженный. Каждый раз, когда пальцы синих пришельцев, больше похожие на остро заточенные ножи, приближались к его обнажённому телу, Янга охватывал какой-то первобытный ужас. В глазах темнело, ладони взмокли, а сердце колотилось как ненормальное. На его беду, это вызвало особый интерес пришельцев. Они склонились над его грудью, зловеще поводя своими ножами. Янг зажмурился, красочно представив, как брызнет кровь, когда эти ножи коснутся его, вспарывая кожу. Чёрт возьми, вот как на самом деле выглядят маньяки от науки! Да Раш по сравнению с ними — безобидная овечка!

Лежать с закрытыми глазами оказалось ещё страшнее, и Янг снова открыл их, ожидая увидеть вскрытую грудную клетку и трепещущее сердце. Однако ничего подобного не было. Впрочем, через секунду Янг об этом пожалел. Шприц, который теперь держал в руках один из синих, годился только для воплощения кошмаров о докторах-садистах. Толстая полая игла зловеще поблёскивала. Янг задёргался, тщетно пытаясь преодолеть действие станнера. Желудок свело спазмом, а к горлу подкатила тошнота от невозможности оттолкнуть эту дрянь. Боли он не почувствовал и теперь, когда игла плавно вошла в тело, — и вдруг зашевелилась внутри, поползла, раздвигая ткани и ощупывая их! В этом было что-то настолько утробно-жуткое, омерзительное и непереносимое, что Янг закричал не своим голосом, надсаживая пересохшее горло. Пришелец нажал на поршень, что-то скользнуло внутрь, к самому сердцу, пронзив всё тело вспышкой боли, и Янг провалился в темноту.

Выплыл из неё, причём выплыл в буквальном смысле, поскольку вокруг оказалась вода. На его лице была кислородная маска, а тело плотно облегал чёрный костюм. Чёрт возьми! Янг невольно задёргался, пытаясь освободиться от пучка тянущихся к нему гибких шлангов, однако вскоре сообразил, что это обычные шланги, хоть они и соединены с воткнутыми в тело иглами. Капельницы? Питание? Или сыворотка правды? Последнее предположение показалось ему особенно правдоподобным, когда за стеклянной стенкой бака замаячила знакомая синяя физиономия.

Пришелец что-то прострекотал. Вода почему-то совершенно не мешала Янгу его слышать. Более того, этот стрекот продолжал отдаваться в голове даже тогда, когда пришелец умолк. Перед мысленным взором Янга вдруг замелькали странные картинки: какие-то холмы, школьный класс, смеющаяся женщина. Он попытался рассмотреть женщину поближе, но картинку грубо выдернули у него из рук. Теперь Янг отчётливо ощущал чужое равнодушное вмешательство. Кто-то копался в его мыслях, полузабытых воспоминаниях, фантазиях и грёзах, пробираясь всё глубже, к какой-то неведомой цели.

Лучше бы ему действительно вскрыли грудную клетку! Янг упёрся изо всех сил, мысленно выдирая то, что принадлежало ему, из чужих бесплотных рук. Боль обожгла, как пощёчина, коротко и зло. Картинки замелькали ещё быстрее, и Янг кинулся в атаку, презрев полученное предупреждение. Ничего эти твари не получат от него! Реакция последовала незамедлительно. Боль усилилась, то накатывая волнами, то нанося отдельные парализующие удары. Янг бился в конвульсиях, словно через его тело пропускали электрический ток, но упорно цеплялся за каждую картинку, уже не обращая внимания на их содержание.

Через пару вечностей Янг понял, что можно не только цепляться за своё, но и попытаться выкинуть чужого из своей головы. Собрав все оставшиеся силы, полковник мысленно ринулся на синего пришельца «всем весом». Похоже, такого сопротивления от него не ожидали. Пришелец отступил, и Янг повис в воде, дрожа и чувствуя ватную слабость в теле. Краем сознания он улавливал озадаченность своего мучителя. У Янга не было ни малейших сомнений, что это ещё далеко не конец, а чтобы выиграть следующий бой, следовало воспользоваться передышкой. Кто знает, как долго она продлится?

Впрочем, закончилась эта передышка совсем не так, как Янг ожидал. В какой-то момент он вдруг ощутил себя лежащим на чём-то твёрдом. Неужели его снова попросту выкинули? Тело казалось непривычно большим и оттого неуклюжим. А ещё он был полностью одет, и запястья холодил металл.

Окончательно прийти в себя ему не дали. В тело вонзился электрический разряд, заставив выгнуться и вырвав вскрик. Судя по ощущениям, ни разряд, ни крик не были первыми за сегодня. Янг повалился на бок, пытаясь отдышаться. В спину врезалась пропущенная сзади цепь от кандалов.

— Я бы очень не хотела этого делать, — сказал вполне обычный женский голос. К сожалению, до отвращения знакомый голос. — Жаль, некогда убеждать, что ты ошибаешься на мой счёт.

Одного быстрого взгляда хватило, чтобы убедиться — слух его не обманывает. Мёртвая сучка Кива.

— В чём же? — выдохнул Янг.

— Я разумный человек и действую на благо своих людей, — сказала Кива.

— А первое впечатление не из приятных, — саркастично заметил Янг, вспоминая свой печальный опыт общения с этой женщиной.

— У нас есть технология промывания мозгов, — невозмутимо сообщила ему Кива. — Я могла бы её использовать, но не уверена, что стоит при данных обстоятельствах, когда твоё сознание находится в чужом теле.

Янг даже дрожать перестал от изумления. В чужом теле? Он сейчас в чужом теле? Откуда Киве это известно? И потом, она мертва! Давно, окончательно и бесповоротно. Что же это? Кошмарный сон? Тело вновь сотряс приступ дрожи. Нет, слишком реалистично. От такой боли он бы наверняка проснулся. Тогда что, симуляция? Но ведь его захватили синие пришельцы, а симуляция может быть только на Судьбе. Или всё остальное тоже было симуляцией?

— К сожалению, я знаю главное о пытках, — продолжала тем временем Кива. — Они эффективны.

В её глазах зажёгся сладострастный огонёк, а Дэнниг, которому тоже полагалось бы давным-давно сдохнуть, наградил Янга новым коротким разрядом электрошоковой люшианской дубинки.

— Зная твою близость с Варро, мне противно опускаться до этого уровня, — с лживым сожалением в голосе проговорила Кива. — Но я должна узнать, кто ты. И главное, — она присела на корточки рядом с Янгом, пристально вглядываясь в его глаза, — будешь ли ты мне полезен.

Дэнниг вновь приставил дубинку к его груди и нажал на кнопку. Красная ветвистая молния охотно вошла в тело, заставляя корчиться и вопить от боли. На этот раз Дэнниг не торопился прекращать пытку, и Янг за время одного только разряда успел раз двенадцать поклясться себе, что больше никогда и ни за что не заговорит ни с кем из экипажа о его полезности. И другим не позволит. Внезапно Янг испытал острое отвращение к этому слову.

Сначала полковник собирался держаться как мужчина, но не кричать от раздирающей тело боли не получалось, и силы уходили слишком быстро. Он уже не успевал отдышаться до следующего разряда, о каких-то размышлениях речь и вовсе не шла.

— В итоге это тебя убьёт, — намекнула Кива, когда Янг в очередной раз рухнул на пол, а из его горла вырвалось чуть ли не рыдание.

— И Телфорда тоже, — плохо соображая, что говорит, огрызнулся Янг. Хотя… Кива ведь говорила, что он в чужом теле. Но почему он решил, что это именно Телфорд? Судьба строит симуляцию на реальных событиях? Может, даже напрямую на воспоминаниях Раша?

— Возможно, это и к лучшему, учитывая, что его раскрыли, — не приняла близко к сердцу участь своего шпиона Кива. — У меня есть полная информация по экипажу Судьбы. И я сильно сомневаюсь, что кто-то из гражданских или учёных пошёл бы на такое.

Янг невольно подумал, что тут есть противоречие. Информация Кивы явно была неполной, раз она считала, что Раш не мог пойти на такое. Хотя… Так ли уж она ошибается? Ведь Раш действительно не подписывался на пытки.

— Поэтому вопрос в следующем, — продолжила развивать свою мысль Кива. — Полковник Янг решил рискнуть сам или послал первого лейтенанта Скотта?

От её уверенности Янгу вдруг стало стыдно. Чёрт возьми, а ведь она права. Это было их делом. Никак не Раша. Почему он вообще послушался, когда док начал нести этот бред про необходимость собственного участия?

— Почему ты решила, что я с Судьбы? — спросил Янг, чтобы отвлечься от этих мыслей.

— Логичный вопрос, — согласилась Кива.

Новый разряд заставил Янга выгнуться совершенно немыслимым образом. Все рассуждения и намерения как ветром сдуло. Осталось лишь чёткое понимание: ещё разряд — и он покойник. Тела он уже почти не чувствовал.

— Ты можешь это остановить! — подсказала Кива.

— Если я отвечу… — выдохнул Янг, уткнувшись лицом в пол. — Ты меня убьёшь. Всё равно убьёшь.

Верить в это ужасно не хотелось, но другого было не дано. Какую пользу он может принести Киве? Никакой. А вот его смерть…

— Не убью. Даю слово, — легко пообещала Кива. — Тебе нечего терять.

Янг невольно задумался. Если это симуляция, то всё очень логично. Судьба снова взялась за своё. Нужно уметь принимать поражение. Значит, если он назовёт своё имя, симуляция закончится?

Кива, потеряв терпение, кивнула Дэннигу, и тот шагнул к Янгу, разворачивая его на спину и снова занося разрядник. И Янг решился. Вот только губы его не послушались.

— Раш! Я доктор Николас Раш! — задыхаясь, выкрикнул он, прежде чем провалиться в темноту.

 

***

— Раш?!

Окрик Броди привёл его в чувство очень вовремя. Ещё чуть-чуть — и он свалился бы прямо в шахту.

— Вы на ходу спите, — покачал головой Броди, продолжая придерживать его за локоть. — Думаю, мне лучше закончить здесь самому.

Конни что-то встревоженно прощебетал, и Раш поморщился, прижав основание ладони к виску.

— Так я вас убедил? — уточнил Раш.

— Ну… — Броди отвёл глаза. — Давайте скажем так: я достаточно уважаю вас, чтобы проверить эту гипотезу, даже если я сам всё ещё не уверен в её правильности. Да и других идей у меня всё равно нет, — обезоруживающе улыбнулся он, помогая Рашу выбраться из шахты.

— Доктор Волкер? — изумился Раш, нос к носу столкнувшись с ним. — А вы что тут делаете? Вы же заявили, что в подобную чушь могут верить только мальчишки вроде Илая, — ядовито напомнил он.

— Ну… — Волкер смутился и даже покраснел. — Я был излишне резок, признаю. Но согласитесь, это звучит не очень-то реалистично! Прямо игровой автомат, космические стрелялки, — усмехнулся он.

— Судьба предназначена для долгого автономного полёта, — устало повторил Раш то, с чего он начал свои объяснения сегодня вечером. — Она не может стрелять во всё подряд или ждать команды…

— Поэтому к оружейной системе должна прилагаться система распознавания свой-чужой, которая и завешивает нам оружейную, — кивнул Волкер. — Я понял. И… чем я могу помочь?

— Смотрите-ка! — Броди вынырнул из шахты, держа в руках микросхему. Часть её контактов была оплавлена. — Похоже, вы были правы, Раш. Эта система явно не в порядке, и если оружейная система завязана на неё…

— Тогда у нас есть простой способ это проверить, не так ли? — поднял брови Раш. — Исправим эту систему и посмотрим, что покажет диагностика оружейной.

— Нам нужен будет кремний, — сказал Броди, повертев микросхему в руках. — В больших количествах.

— На любой планете земного типа его должно быть просто завались, — пожал плечами Волкер.

Оба с немым вопросом уставились на Раша.

— И я так понимаю, честь сообщить об этом полковнику Янгу вы оставляете мне? — криво улыбнулся тот.

— Ну… Это же ваша идея, — сказал Броди. — И вы лучше сумеете её объяснить. И потом, к вам полковник Янг скорее прислушается…

Раш недоверчиво хмыкнул. Да уж. Прислушается. Если вообще станет слушать. Полковника интересует результат, а не процесс. И уж тем более не умозрительные рассуждения. Значит, придётся сказать, что они нашли неполадку в оружейной системе, даже если уверенности, что причина определена правильно, у них нет. Как же Раш это ненавидел! Однако альтернативы устраивали его ещё меньше. Ничего не говорить, пока они не получат результат, — можно нарваться и окончательно уничтожить все надежды на нормальное сотрудничество. А нагрузить полковника всеми своими гипотезами и сомнениями, раз уж он так рвётся участвовать в процессе, Раш не считал целесообразным. Хотя это был, безусловно, соблазнительный вариант, но он предполагал и передачу решения, пробовать или нет, в руки полковника.

— Доктор Раш?

Он моргнул, тряхнул головой и прищурился, пытаясь сообразить, о чём его спрашивал Волкер.

— Я говорю, наверное, будет лучше, если вы поговорите с полковником утром, — повторил Волкер с виноватым выражением на лице.

— Ладно, — кивнул Раш и снова потёр висок. Конни тревожно свистнул.

Идея насчёт системы распознавания пришла прошлой ночью, но, несмотря на это, Раш успел прекрасно выспаться. Однако сегодня перевод шёл особенно тяжело, они наткнулись на область данных, где к некоторым понятиям человеческие аналоги подбирались с большим трудом, и Рашу дважды пришлось отлёживаться из-за нестерпимой головной боли. Если сейчас он схлопочет третий приступ, Ти Джей отстранит его от работы ещё как минимум на сутки. Лучше уж потратить на разговор с Янгом полчаса завтра утром, а не терять весь день, попытавшись поговорить с ним сейчас. Более верного способа заработать приступ мигрени Раш не знал.

 

***

Голова просто раскалывалась, и Янг перевернулся на бок, прижимая основание ладони к виску. Его руки снова были свободны, и он сел, оглядываясь вокруг. Пустынная планета? Но как? Янг поднялся на ноги и запрокинул голову, рассматривая небо. Да, кажется, это те же самые созвездия. Пылающую над головой огромную туманность сложно с чем-то перепутать, если ты привык к отдельным звёздам и мутному мазку Млечного пути.

Янг опустился на колени, пытаясь справиться со слабостью и мучительным отчаянием. Нет, его не бросили! Это просто симуляция, и его непременно вытащат. Непонятно, правда, почему он в конце симуляции вдруг назвался Рашем… Янг тронул саднящую губу и невольно поморщился. Наверное, и эта часть симуляции построена на воспоминаниях Раша. Вот только он не избивал его так сильно! Или… Янг торопливо ощупал себя, проверяя состояние. Снова обнаружил отсутствие воды и оружия. Пульт валяется где-то неподалёку, но в темноте не найдёшь.

Скорчившись на холодных камнях, Янг задумался над ощущением несправедливости, которое снова комком подкатило к горлу. Когда Раш признал, что сам его спровоцировал, Янг, помнится, почувствовал мгновенное удовлетворение. Тогда он сожалел лишь о том, что сорвался, не сумел простить засранца и выбрать более мягкий вариант наказания, но в том, что Раш заслужил это наказание, сомнений не было. До сих пор. Пока сам Янг на своей шкуре не ощутил, насколько это несправедливо.

Это противоречие терзало его до самого утра. Янг не мог согласиться, что это справедливо по отношению к нему самому, но и не мог признать, что Раш не заслуживал наказания. Когда рассвело, Янг с облегчением выкинул все эти мысли из головы, нашёл пульт и решительно полез к люку. На этот раз он будет внимательней и появление синих не пропустит.

Возясь с консолью, Янг вдруг вспомнил, с каким воодушевлением Раш расписывал перспективы встречи с синими. Обмен информацией, знаниями, дружба… И что он получил? Да даже с животными так не обращаются! Янг одно время служил на исследовательской станции и хорошо запомнил, с каким трепетом учёные относились к своим подопытным. Пробыл он там недолго, слишком скучно показалось, да и отношения с медсестрой Линдой как раз зашли в тупик…

От воспоминаний его оторвало знакомое пощёлкивание. Вот чёрт! Янг попытался схватиться за отсутствующее оружие, потом метнулся в дальний коридор, но всё снова потонуло в зелёной вспышке.

Он очнулся, в точности как и в прошлый раз, голый и обездвиженный. Синие пришельцы копошились рядом, вызывая панические атаки приближением своих острых когтей к телу. Янг представил, как они вспарывали на нём одежду этими самыми когтями, и отвращение тошнотой подступило к горлу.

Казалось бы, зная, что его ждёт, полковник мог бы подготовиться и перенести экзекуцию легче, но получилось всё наоборот. Нутряной ужас накатил уже заранее, заставляя бессильно напрягать все мышцы и срывать горло криком. Когда игла снова превратилась в гибкий манипулятор и поползла внутри, выискивая уязвимое место, Янг наконец определился со справедливостью. Такого не заслуживал ни один человек ни за какую провинность. Конечно, он не мог знать, что с Рашем случится именно это, но разве смерть от жажды была бы лучше? Тут ему пришлось торопливо прогнать мысль, что да, таки лучше, и в этот момент наступила блаженная темнота.

Жаль, продлилась она недолго. Янг очнулся в баке и быстро подавил рефлекторное желание избавиться от шлангов — кто знает, не оборвёт ли он случайно кислородный. Ага, вот и наш синий друг маячит за стеклом. Янг с невольным интересом разглядывал проплывающие перед мысленным взором картинки, внезапно осознав, что они принадлежат не ему. Но уже через мгновение опомнился. Оказаться в чужой шкуре — это, знаете, хорошо отрезвляет. Янг прекрасно помнил те чувства, которые возникли, когда он думал, что синий роется в его собственных мыслях и воспоминаниях. Быть для кого-то подобной тварью Янг не желал. Да и синему не собирался позволять. В этот раз Янг боролся чуть ли не яростней, чем когда защищал то, что считал своим.

Разряд люшианской дубинки показался ему почти спасением. Теперь нужно было всего лишь терпеть. Дождаться вопроса, назвать своё собственное имя, и всё закончится. Почему-то Янг даже не подумал о том, что можно прекратить пытку прямо сейчас. Словно наваждение какое-то нашло. События развивались точно так же, как и в прошлый раз, те же вопросы, те же ответы, та же боль. И откуда-то взявшаяся уверенность, что назвать своё имя можно будет только в самом конце, когда не останется никаких сил.

Катаясь по полу, Янг пытался представить себе мотивы Раша. Если эта симуляция — слепок с реальных событий, так какого чёрта он молчал? Честно говоря, до сих пор Янг полагал, что Раш назвал своё имя сразу, как только его раскрыли, и дальше спокойно занимался своим любимым делом, пусть и из-под палки. А слова о жертве, о необходимых потерях относил к полученному во время похищения разряду и страху смерти. Зачем было терпеть такое?

Ответ оказался прост, и этой своей простотой невыносим. Раш не желал приводить люшианцев на Судьбу. А главное, он надеялся и верил. Держался из последних сил и ждал, что его вытащат. Кажется, теперь Янг окончательно понял, что именно подтолкнуло Раша скрыть мостик. Док был тут совершенно один, и ему казалось, что все его предали. Все, а не только Янг.

Эта мысль так поразила Янга, что он упустил момент. И снова выкрикнул «Раш!» вместо своего имени.