Actions

Work Header

Легенда о Звёздных Рыбаках

Chapter Text

— Всё? — потирая красный след, оставшийся от присоски датчика, спросил Раш.

— Ещё возьму кровь на анализ — и всё, — успокаивающим тоном пообещала Ти Джей, поднимая верхнюю часть его койки в наклонное положение.

— И что… Никаких лекарств? Или рекомендаций? — саркастически скривил губы Раш, садясь удобнее.

— Рекомендации? — Ти Джей повернулась к нему и сложила руки на груди. — Таких лекарств, которые вам нужны, у нас нет, и вы это знаете. А рекомендации всё те же. Не забывать про еду, спать не меньше восьми часов в сутки, не переутомляться и избегать сильных стрессов. Вы готовы им следовать? — Раш прищурился, лизнул губы и отвёл глаза. — Или вы пытаетесь заговорить мне зубы? Неужели боитесь уколов?

— Да даже не думал…

Конни издал длинную трель, в которой явно читалась насмешка.

— Будешь хихикать, у тебя тоже возьмут, — буркнул Раш.

— Не выйдет, — качнула головой Ти Джей, перетягивая его руку жгутом.

— Почему?

— Не знаю. Наверное, какой-то защитный механизм. Я в этом не разбираюсь. Вот и всё, — Ти Джей зажала место укола и заставила Раша согнуть руку. — Полежите немного, и можно одеваться.

— А поподробнее? Что за механизм? — заинтересовался Раш.

Ти Джей молча взяла чистый шприц, мазнула ваткой по коже дракончика и попробовала воткнуть иглу. Конни спокойно наблюдал за её действиями, не пытаясь остановить или как-то уклониться.

— Ого! — Раш погладил место неудавшегося укола и прищурился, наблюдая за золотыми искрами. — Интересно… Возможно, это какое-то поле… — пробормотал он. — Ведь Константа питается энергией. Энергетическое поле…

Раш откинулся на подушку, глядя в потолок и механически поглаживая дракончика. Ти Джей отвернулась, скрывая улыбку. Удачно получилось. Если никто не отвлечёт его от размышлений, Раш хоть немного полежит, прежде чем кидаться с головой в работу. Результаты обследования не слишком-то радовали, но после такой нервной встряски Ти Джей ожидала худшего. Вероятно, док чувствовал себя не так уж скверно, поэтому и зашёл в медчасть сам, пусть и не сразу.

— Я не вовремя?

От голоса Камиллы Раш словно очнулся, тряхнул головой и сел.

— Нет, мы уже закончили, — вздохнула Ти Джей. Время было рассчитано правильно, кто же мог знать, что именно сегодня выпадет шанс заставить непоседливого дока немного полежать спокойно.

Раш начал одеваться и невольно поморщился. Сам-то он принял душ до того, как зайти в медчасть, но его футболка похвастаться свежестью никак не могла.

— Вообще-то я искала доктора Раша, — сказала Камилла, подходя ближе и протягивая ему перевязанный ленточкой свёрток. — Думаю, сейчас самое время вручить это.

— Что это? — насторожился Раш.

— Подарок.

— От кого?

— От всех нас.

— Мой день рождения давно прошёл, а Рождество ещё не скоро, — не прикасаясь к свёртку, сказал Раш.

— Для того, чтобы выразить благодарность, не нужен особый повод, — улыбнулась Камилла. — Смелее, Николас. Он не кусается.

Раш состроил выразительную гримасу, мол, не держите меня за ребёнка, развернул подарок и замер. Одежда! Несколько футболок, рубашка, военного покроя брюки и лёгкая куртка, нижнее бельё, носки… Три пары совершенно целых носков, без единой штопки!

Камилла и Ти Джей с удовольствием наблюдали за ошеломлённым доком, перебирающим вещи. Конни на его плече вытянул шею и тоже с интересом разглядывал подарок.

— Это… слишком… — покачал головой Раш. Одежда, особенно быстро выходящая из строя, на Судьбе давно стала роскошью. — Откуда?

— Мы наконец разобрали всё, чем смогли поделиться с нами потомки, — пояснила Ти Джей. — Это ваша доля. Кое-что сшили сами, кое-что подогнали вам по размеру.

— Что-то я не видел, чтобы кто-то из экипажа уже щеголял в новой одежде, — недоверчиво сузил глаза Раш.

— Вы были в числе первых на очереди, — кивнула Камилла. — Как один из немногих, не захвативших с собой вообще никакой смены. Вам не нравится?

— Я…

Раш рассеянно гладил чистую ткань. Обнаружил плотную нашивку на плече рубашки, торопливо проверил футболки. Камилла заметила, как задрожали его пальцы, и вздохнула. Нашивки выдавали, что это действительно подарок именно для Раша. Ни у кого другого на корабле не было питомца с когтями, предпочитающего сидеть на плече. Лиза и Хлоя носились с идеей этого подарка уже неделю. Им хотелось каким-то образом выразить общую благодарность.

Камилла, вероятно, была единственной, кто догадывался, что всё не так просто. Люди, подобные Рашу, обычно чуть ли не пугаются, когда окружающие начинают вести себя неожиданно благожелательно. А для него это именно неожиданно, и пока им не удастся снова убедить дока, что он имеет полное право ждать человеческого к себе отношения, Раш так и будет опасаться подвоха при каждом проявлении участия или благодарности.

— Если захотите, мы сделаем такие же нашивки и на этой футболке с жилеткой, — тихо сказала Ти Джей. Конни спрыгнул прямо на разложенную по койке одежду, царапнул нашивку и довольно загудел.

— Очень лестно, но… — мотнул головой Раш.

— Ваш стиральный порошок — просто чудо, — дала ему первую подсказку Камилла. — Даже не знаю, как мы раньше без него обходились.

— Не слишком ли это щедро? — криво улыбнулся Раш, не поднимая глаз. — Стиральный порошок всё же не такая ценность, чтобы благодарить за него… словно за спасение жизни…

— Ну, если вам так угодно, — вздохнула Камилла, — мы живы только благодаря вам. Мы бы сгорели в звезде сразу после выхода из стазиса, если бы не…

— Если бы не полковник Янг, — перебил её Раш. — Это он спас всех тогда.

— А вы спасли полковника Янга, не так ли?

Раш, наконец, поднял глаза. Ти Джей отвернулась, скрывая улыбку. Камилла же почувствовала, что у неё защемило сердце, — Раш выглядел совершенно растерянным и обезоруженным.

— Что ж… — он смущённо кашлянул. — Спасибо. Я… тронут. Если не возражаете… — Раш двинул бровями, и женщины отвернулись, позволяя ему переодеться.

Несмотря на успешно завершившуюся миссию с подарком, у Камиллы было нехорошо на душе. Продумывая этот разговор, она надеялась, что до последнего аргумента дело не дойдёт. Сработал он безотказно, как и ожидалось, но именно он допускал возможность двойного толкования, и теперь Камилла не могла избавиться от ощущения, что Раш в итоге понял всё превратно.

 

***

Если бы Камилла могла заглянуть в мысли Раша и узнать, какое направление они приняли, она предпочла бы откусить себе язык, но не упоминать спасение Янга в связи с благодарностью экипажа за всё, что делает для них доктор Раш. Не исключено, конечно, что док и сам додумался бы до чего-то подобного, поскольку всякие мелочи на благо экипажа он делал постоянно, но до сих пор никто не порывался его за это благодарить. Так что слова Камиллы попали на благодатную почву и сразу были приняты как самое логичное и чуть ли не единственно возможное объяснение.

Смутное неприятное «послевкусие» этого объяснения Раш ощутил не сразу. Только на следующий день, встретив полковника в столовой и вспомнив о собственном грузе невысказанной благодарности. Янг же, казалось, вовсе ничего не ждал — приветственно кивнул и прошёл к столу, за которым уже обосновались Ти Джей, Илай и Грир. Раш занял, как обычно, место чуть в стороне ото всех и уткнулся в тарелку, обдумывая возникшую аналогию.

Возможно ли, что Янг не ждёт благодарности, так как просто сделал то, что должен был сделать? Не мог не сделать. Собственно, как и Раш. Ведь для него не было вопроса, спасать или не спасать жизнь полковника. Даже после проявленного в симуляции недоверия или разбитого в кровь лица в реальности. Янг, кстати, тоже ограничился тогда простым кивком, и Раш принял это как должное.

Поразмыслив, он пришёл к довольно неприятному выводу, что ожидание благодарности скорее возникает там, где у человека существует выбор, совершать некое действие или нет. То есть Камилла и остальные, получается, считают, что Раш мог как спасти, так и не спасать жизнь Янга, раз сочли необходимым поблагодарить его за этот выбор. Парадокс, но сам Раш рассуждал примерно так же, думая о мотивах полковника, и даже не предполагал, что это может быть неприятно.

Чтобы отделаться от этих мыслей и неразрешимого противоречия — выглядеть неблагодарным или сомневающимся в моральных качествах спасителя, — Раш с головой ушёл в работу по расшифровке добытых записей. В первый же день после возвращения с планеты он изолировал одну из лабораторий — ту самую, из которой пытался перехватить управление кораблём во время бунта, — и подключил чужую консоль к консоли Судьбы. Пришлось снова прибегнуть к помощи передатчика, чтобы наладить выход информации с кино на консоль. Несмотря на участие Конни, Раш и в этот раз не удержался бы на ногах, но Скотт предусмотрительно собрал небольшую походную кровать в углу лаборатории и совместными с Хлоей усилиями уговорил Раша не только лечь перед началом контакта, но и немного полежать после него.

Дешифровка шла тяжело, поскольку билингва находилась у Раша с Хлоей в голове, да ещё и в области бессознательного, что оборачивалось для них периодическими вспышками дикой головной боли, и Скотт решил пока не разбирать лежанку. Пустой она стояла редко.

Язык синих пришельцев оказался не алфавитным, а иероглифическим, что существенно ограничивало возможности Хлои. Слоговые и фонетические иероглифы она переводила безукоризненно, а вот идеограммы и особенно детерминативы оказались для неё крепким орешком. Осознать хотя бы несколько значений из смыслового ряда рисуночных идеограмм у Хлои никак не получалось, для неё эти рисунки имели единственное значение, подходящее по контексту в конкретном случае, а детерминативы были вообще невидимками.

В итоге у неё выходил довольно качественный и точный перевод конкретного участка данных, но в ключе можно было использовать лишь звуки и слоги, а основная нагрузка в этом плане легла на плечи Раша. Он, как мог, подбадривал Хлою, заверяя её, что «живой» перевод не менее важен, чем составление ключа, ведь машинный перевод потом придётся так же обрабатывать. Однако подобные соображения служили слабым утешением. Если она сдастся, Раш останется с дешифровкой один на один, — только это и заставляло Хлою, стиснув зубы, продолжать работу.

К мыслям о благодарности Раш вернулся лишь к вечеру третьего дня, когда Скотт решительно увёл Хлою отдыхать. Судя по его вздохам и взглядам, лейтенант и Раша с удовольствием увёл бы отдыхать, однако ограничился лишь пожеланием спокойного вечера и просьбой не засиживаться допоздна, которую высказал довольно безнадёжным тоном. Проводив парочку взглядом, Раш внезапно ощутил настоящую благодарность — не гнетущее долженствование, а вполне искреннее чувство, оказавшееся даже приятным.

Только теперь, когда Скотт не стал вмешиваться в его дела с назойливой опекой, Раш осознал, что и Янг до сих пор не вмешивался! При том, что с полковником они виделись мимоходом по нескольку раз в день, тот не требовал доклада, не торопил с результатом, не выступал с предложениями вызвать кого-нибудь с Земли. А ведь Раш практически весь первый день то и дело отвлекался, подбирая аргументы, доказывающие, что сейчас им с Хлоей никто не помощник, а когда придёт время составлять программу перевода, достаточно будет Илая и Броди.

Раш и сам бы не отказался от помощи того же Джексона, если бы у них имелась внешняя билингва или если бы язык накаев имел какие-то шансы на родство с земными языками. Но это был совершенно чужой язык, и при всех своих талантах доктор Джексон ничем бы им не помог. Однако объяснить подобные тонкости непрофессионалу представлялось нелёгкой задачей, и уж тем более Раш не ожидал встретить изначального понимания и невмешательства.

Это открытие так поразило его, что Раш очнулся лишь возле двери в каюту Янга, причём уже постучав в неё. Сердце невольно зачастило, поскольку случаи, когда Раш приходил сюда, можно было пересчитать по пальцам, и в основном это были довольно неприятные и напряжённые моменты.

Янг, казалось, тоже был удивлён его внезапным визитом. Он постарался не показывать вида, но Конни настороженно приподнялся на плече Раша и даже негромко зашипел. Раш воспользовался этим, как предлогом отойти как можно дальше от полковника, внезапно засомневавшись, стоит ли вообще поднимать такую тему. Не зря же говорят, не будите спящую собаку…

— Я слушаю, — сказал Янг, возвращаясь к своему столу и присаживаясь боком на столешницу.

Раш мимолётно отметил эту манеру, свойственную скорее Телфорду, и мысленно поморщился, в который раз подивившись слепоте Янга, до сих пор считающего бывшего друга соратником и даже в чём-то образцом для подражания. Эта ассоциация окончательно отбила охоту высказать то, с чем Раш пришёл.

— Ну, я хотел сказать, что пока расшифровка языка накаев продвигается вполне успешно, — поглаживая почему-то разволновавшегося Конни, сказал Раш.

— Накаев? — поднял брови Янг.

— Да, синих пришельцев. Накаи — это их самоназвание. И, по сути дела, пришельцами они не являются. Судя по всему, их родная галактика либо тут, либо где-то рядом. Так что это мы здесь пришельцы, а они — аборигены. Хозяева, можно сказать.

— Но ведь мы обнаружили только один корабль. И кучку нецивилизованных дикарей.

— Уже два корабля, — поправил Раш. — Если считать тот, возле звезды. Накаи — древняя и очень развитая цивилизация. А эти «дикари» попали в крайне сложные условия и выживали, как могли, деградировав в процессе. Насколько мы поняли из данных, это была исследовательская экспедиция, забравшаяся довольно далеко от дома в поисках какого-то очень важного для них объекта. К сожалению, название его дано не фонетически, а идеограммой, которую Хлоя перевела как Проводник, — Конни издал вопросительный звук, и Раш пожал плечами. — Я могу добавить туда смысл «связующее звено» и детерминатив, обозначающий живое существо не из рода накаев.

— Проводник, который должен связать их с… чем? С Богом? — предположил Янг. — Поэтому они так рвались на Судьбу?

— Ох уж этот неистребимый антропоцентризм! — фыркнул Раш. — Нет, понятия «бог» мы пока не встретили. Самое близкое к этому понятие накаев можно назвать скорее целью или смыслом.

— Бог — смысл жизни? — усмехнулся Янг.

— Не думаю. — Раш потёр висок. — Кстати, понятие жизни и понятие познания у них практически едины. Так, мелкое различие на письме…

— Да ты никак нашёл себе братьев по разуму, — подначил его Янг. — Ладно, что ещё удалось узнать?

— Ну, пока мы расшифровали лишь малую часть информации, — пожал плечами Раш. — Если бы это был зашифрованный земной язык, мы бы уже давно закончили составлять ключ, но здесь… — Он вздохнул и помотал головой. — К примеру, один и тот же иероглиф у накаев обозначает ложь, фантазию, легенду и гипотезу. Насколько я понял, накаи различают даже не степень достоверности информации или её соответствие реальности, а то, на чём базируется рассказчик: на искажённой информации, желании, опыте предков или своих знаниях о мире. В соответствии с этим используются детерминативы, полностью переворачивающие для нас весь смысл идеограммы… Тебе действительно интересно? — внезапно осекшись, спросил он.

— Очень, — с жаром заверил его Янг.

Раш недоверчиво прищурился, и тут Конни вдруг приподнялся и зарычал! Это было так неожиданно, что они замерли на месте, с практически одинаковым недоумением глядя на дракончика. А тот не собирался успокаиваться, искры на его иглах потрескивали всё громче.

— Да что происходит? — сдвинул брови Янг, слезая со стола и невольно отступая назад.

Раш попытался мысленным усилием утихомирить дракончика, внушая ему ощущение покоя и безопасности, но ничего не вышло. Конни явно был готов напасть на Янга, хотя Раш не испытывал ничего такого, ни злости, ни страха. Может быть, дело не в нём?

— Ты собирался как-то использовать эту информацию? В обход меня? Или мне во вред? — уточнил Раш, мысленно приказывая Конни подождать.

— Что? — Янг заметно смутился, потом опасливо покосился на Конни. — Твоя зверюга читает мысли?

— Не мысли, а эмоции, — Раш почувствовал, как у него перехватило горло. — И ты это знаешь, — боком продвигаясь к выходу, тихо сказал он. — Если, конечно, ты — это ты.

Янг презрительно улыбнулся.

— Полковник Телфорд, — наконец, догадался Раш. О боже, хорош бы он был, заговорив о личном!

— Я всё ещё готов выслушать твой доклад, Раш, — напомнил Телфорд. — С большим интересом.

— Не думаю, что вам на Земле это пригодится, полковник.

— Это не тебе решать! — повысил голос Телфорд, делая шаг к Рашу.

Конни отреагировал немедленно, искры на его поднявшихся дыбом иглах собрались в пронзительно-яркий шар. Раш ребром ладони ударил по запирающему механизму и спиной вперёд вывалился в коридор. Запнулся, взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, дракончику пришлось взлететь, и это сбило ему прицел. Разряд, больше всего похожий на крохотную шаровую молнию, ушёл вверх и оставил чёрную проплешину на потолке. Прежде чем Конни успел подготовиться для нового «выстрела», Раш вскочил, уже на ходу ткнул в наружную панель запирающего механизма каюты Янга и бросился бежать, не дожидаясь, пока дракончик займёт место на его плече.

Конни догнал его довольно скоро, приземлился, с довольным урчанием цепляясь когтями за нашивку, и издал победную трель. Раш себя победителем отнюдь не чувствовал. То, что он рассказал Телфорду о накаях, — пустяки. И что отказался продолжать — тоже. А вот нападение… Если Телфорд повернёт дело, как он умеет, Конни запросто признают опасным и потребуют, чтобы Раш от него избавился. Сумеет ли Янг защитить дракончика? А главное — захочет ли?

 

***

Ещё год назад в подобной ситуации Янг был бы вне себя от злости. Впрочем, год назад подобной ситуации просто не могло сложиться. Тогда Янг не рискнул бы предоставить Рашу полную свободу действий на день, не то что на целую неделю. Даже зная, как сейчас, чем Раш в принципе занимается. Но тогда у Янга не было нынешней уверенности в том, что Раш и сам сделает всё возможное. И что никакое раздутое эго — в наличии которого у дока Янг, признаться, в последнее время здорово сомневался — не помешает ему запросить помощь с Земли, если это будет необходимо.

Нет, какое-то научное самомнение и даже апломб у Раша определённо присутствовали, просто… Янг как-то мимоходом уловил их с Хлоей разговор в столовой и, выражаясь студенческим жаргоном, уши у него завяли уже на середине третьей фразы. А ведь Раш не был лингвистом. Все на корабле привыкли к всезнайству дока и постоянно забывали, что входит в его специализацию, а что — нет. И Раш не возражал. Вздыхал, корчил выразительную гримасу и шёл разбираться.

К сожалению, Янг только теперь, когда вектор его интересов и устремлений развернулся к неизведанным далям Вселенной, отложив возвращение домой на туманное «потом», в полной мере оценил это качество дока. И заодно вдруг понял, что другого Раша, если что, ему не выдадут. А время, когда он считал, что Раша не так уж сложно заменить, давно миновало.

Нельзя сказать, что Янг много об этом думал. Скорее, все эти мысли появлялись в его голове уже оформившимися фактами, и лишь внезапно понимая, что раньше он повёл бы себя иначе, Янг осознавал произошедшие изменения. Вот как сейчас. Он предоставил Рашу свободу действий, в полной уверенности, что через какое-то время тот добьётся результата и сам придёт с докладом, а когда этого не произошло, почему-то не разозлился, а растерялся.

План не сработал. Хуже того, он сработал с точностью до наоборот. Первое время, встречаясь с Рашем в столовой или на мостике, Янг с удовлетворением замечал в его глазах тень удивлённого облегчения, понемногу перерастающего в некоторую признательность. А потом что-то пошло не так. Раш вдруг снова стал дёргаться при его появлении, с непонятным вопросом поглядывая на своего дракончика, а на его лице Янг читал лишь настороженность.

Он ещё раз просмотрел оставленные его «обменщиками» списки заходивших с вопросами членов экипажа. Может, Раш хотел поговорить как раз в то время, когда полковник был с докладом на Земле? Если он нарвался на Телфорда, то вполне мог поругаться с ним и теперь ждать реакции.

В списках его не было, и во время очередного визита на Землю Янг зашёл к Телфорду специально, чтобы уточнить, не появлялся ли Раш во время его отсутствия. Неприязнь дока к Телфорду была такой острой, что он мог попросту отказаться с ним разговаривать, не застав Янга.

— Твой чокнутый учёный? — усмехнулся Телфорд. — Мне показалось, он тебя избегает. Ты уверен, что с ним всё в порядке? И что он ничего не замышляет за твоей спиной? Вид у него подозрительный.

— Будет подозрительно, если Раш не будет выглядеть подозрительно, — отшутился Янг. — Ударился в лингвистику? — взяв в руки одну из загромождающих стол Телфорда книг, поинтересовался он. На душе стало окончательно муторно. Вот кто был бы хорошим командиром для экспедиции. И с устройствами Древних Дэвид работать умеет, и вон теперь ещё и лингвистика. С Рашем, правда, у него не ладится, но тут и Янгу нечем похвастать…

— Да, тут наклёвывается один очень многообещающий проект, — кивнул Телфорд.

По возвращении на корабль масла в огонь подлил ещё и Илай.

— Вам не кажется, что Раш ведёт себя странно? — спросил он за ужином. — То есть… Ну, он, конечно, всегда ведёт себя странно, но в последнее время это странно стало совсем уж подозрительно странно…

— Например? — прищурился Янг.

— Ну, вы же знаете, что он запретил кому-либо соваться в ту лабораторию…

— Не кому-либо, а конкретно тебе, — с улыбкой поправила его Хлоя. — Остальные и сами понимают, что им нечего там делать. А Мэтт заходит узнать, как у нас дела, совершенно свободно.

— Да, но он даже кино оттуда выгнал! — возмутился Илай.

— Послушай, — Хлоя сдвинула брови и накрыла руку Илая своей. — Это очень тяжёлая работа, и доктор Раш делает большую её часть. Тебе понравилось бы, если ты с огромным трудом выуживаешь из своей головы какое-то значение, и когда тебе это почти удалось, тебя отвлекает посторонний звук, и всё приходится начинать сначала?

— Кино не издаёт посторонних звуков, — обиженно поджал губы Илай.

— Да, их издаёт Константа, когда замечает твоё кино в вентиляции, — усмехнулся Скотт.

— Но мне же надо записать для документалки!.. — начал Илай.

— Слушай, — вдруг достаточно резко сказал Скотт, — ты достал. Для документалки не требуется записывать, как мы сидим в сортире или… ещё чем занимаемся! И Раш не хочет, чтобы в твоей документалке мелькали их перекошенные от боли лица. Понял?

— И часто это случается? — двинув желваками, уточнил Янг. Чёртов шотландский маньяк! Неужели нельзя исследовать что-то, не гробя себя при этом?

— Нет-нет, не часто, — успокоила его Хлоя. — Просто неожиданно и очень сильно. Но мы всегда прекращаем работу, если боль не проходит дольше десяти минут.

— И если у них случается второй приступ за час или третий приступ за день, — добавил Скотт. — Так приказала лейтенант Йохансен. Не беспокойтесь, сэр, там всё под контролем.

— Угу, только приступы лунатизма это не отменяет, — буркнул, уткнувшись в свою кружку, Илай.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Хлоя. — Я не хожу во сне с тех пор… Ну, как… Правда ведь, Мэтт? — Она испуганно взглянула на своего друга.

— Ничего подобного не было уже давно, — обнимая Хлою за плечи, отчеканил Скотт.

— А я вообще-то имел в виду не её, а Раша, — не поднимая глаз от кружки, всё тем же обиженным тоном сказал Илай.

— Так, с этого места подробнее, — потребовал Янг.

— Я с ним вчера ночью столкнулся, — пожал плечами Илай. — Сначала думал, не он, одежда-то у него теперь другая. Но потом увидел дракончика на плече. Смотрю, походка у него странная такая, будто он пьяный или во сне идёт. Ну, я догнал, спросил, всё ли в порядке. А он на меня посмотрел, как на пустое место, даже не сказал ничего. За угол свернул и пропал…

— А ты уверен, что тебе это не приснилось? — насмешливо уточнил Скотт.

Янг отнёсся серьёзнее. Как бы не проморгать проблему. Хлоя ведь тоже ходила во сне, когда превращалась, а вдруг теперь у неё иммунитет, но под удар попал Раш?

— Илай, идём со мной, — приказал он, поднимаясь из-за стола.

В лаборатории, облюбованной Рашем для работы с данными накайского корабля, было тихо и пусто. Голографический экран не светился, да и консоли, похоже, были отключены.

— Так, значит, нужно её запустить, — потерев подбородок, констатировал Янг.

— Наша консоль активна, но данные на неё не идут, — потыкав в кнопки, сказал Илай. — И логи, кажется, на чужой консоли, чтобы их посмотреть, придётся её включить. Кажется, Раш что-то с этими штуками делал…

— Я знаю, — кивнул Янг. Перед его мысленным взором отчётливо возник мокрый, только что выбравшийся из бака Раш, протягивающий ему одну из них. «Вот это передатчик. А это — приёмник».

— Кажется, это больно, — пробормотал Илай.

— Я знаю, — повторил Янг.

Боль он тоже помнил. Ничего, раз Раш с ней справляется, то и он как-нибудь вытерпит. Конечно, если бы не опасения, что док вляпался и сам не знает, что с ним происходит, Янг предпочёл бы просто спросить у него. Но выбора не было, придётся разбираться самим.

— Если я её включу, ты сможешь по логам определить, передавала ли эта штука какие-то команды?

— Да, конечно, — закивал Илай. — В принципе, это и вы сможете, главное, попасть в логи.

Это Янга более чем устраивало. Подвергать опасности кого-то другого он не хотел, а выяснить, не притащили ли они на корабль мину замедленного действия, нужно было не откладывая.

— Держи. — Янг протянул Илаю свой пистолет. — Если я вдруг начну вести себя неадекватно, стреляй. Желательно по ногам.

На всякий случай Янг лёг на походную кровать. Итак, ему нужно включить эту штуку и попасть в логи. В место, где записано то, что произошло. Он глубоко вздохнул, приложил к виску передатчик и закрыл глаза.