Actions

Work Header

Вверх и вниз

Work Text:

Оглядываясь назад, Дэнни понимает, что, наверное, должен был это предвидеть. Аэробус A330 не похож на маленькую Сессна, но общий принцип тот же: шумная металлическая штуковина мчится по небу со скоростью, которую ни один человек не должен на себе испытывать.

Он должен был это предвидеть, но был слишком занят. Бестолковые отчеты, бесконечные звонки от родных, двое детей. Печень, которую нужно восстанавливать, и напарник, за которым нужно постоянно следить, чтобы он восстановил свою собственную.

К тому времени, как Дэнни садится на рейс до Джерси — через три месяца после инцидента, — он просто настолько рад, что Стив нашел свой кошелек (под сиденьем в машине) и чувствует такое облегчение, что они нашли любимую игрушку Чарли (слева на заднем сиденье в автобусе Мамо), что у него не остается времени подумать: охренеть, я же на ебаном самолете.

Нет. Эта мысль приходит к нему где-то на середине полета, когда они попадают в турбулентность. От тряски его отбрасывает в бок, ударяя локтем об изогнутую стену. От нее же, видимо, отбрасывает в сторону и сердце Дэнни, потому что, судя по ощущениям, оно точно больше не в груди.

Он хватает ртом воздух, и Стив — Стив, проспавший большую часть полета — резко открывает глаза.

— Все нормально? — спрашивает он хриплым от сна и воздуха в салоне голосом.

Дэнни кивает и держит язык за зубами, потому что Чарли и Грейс сидят спереди в соседнем ряду. Он не хочет их напугать. Он не хочет говорить о глохнущих пропеллерах или воющих сигналах тревоги. Он не хочет говорить о падении навстречу воде, о следах горючего в воздухе — единственном признаке, что самолет вообще там был, пока даже этот признак не развеяло ветром. Он не хочет говорить о луже крови на полу кабины, о том, как жизненные силы покидали тело, сбегая через отверстия от пуль в окнах.

Он даже думать об этом не хочет, поэтому кивает и жмурится, чтобы прогнать жжение в глазах.

Теплые пальцы легонько касаются его вопросительным жестом.

— Эй, — говорит Стив.

— Просто. Знаешь, — Дэнни дергает подбородком, как бы указывая на что-то — или на все сразу. О боже, дети, как он мог пустить своих детей в эту смертельную ловушку.

— Эй, — повторяет Стив, растягивая звуки. - Эй.

Он пытается развернуться в своем кресле, и Дэнни чувствует прилив нежности, когда все шесть футов его напарника запутываются в одеялах и ремнях от сумок.

— Ты в самом деле не был создан для пассажирских сидений, — говорит он, шмыгнув носом, и немного приходит в себя, когда Стив театрально фыркает. В конце концов Стив освобождается и призывно поднимает край одеяла. Дэнни льнет к нему, вжимается лицом в вырез его рубашки и глубоко вдыхает. Такой теплый. Живой.

Новая встряска вызывает хор детских воплей, и Дэнни вздрагивает, сильнее хватаясь за Стива. Зажигается индикатор ремней безопасности, пилот просит пассажиров вернуться на свои места. Дэнни кажется, что каждый взгляд направлен на него. Стив, наверное, что-то чувствует и придвигается ближе, всем своим телом заключая Дэнни в безопасность их маленького уголка.

— Я в порядке, — хрипло говорит Дэнни, но Стив забирает слова с его губ поцелуем.

— Я в порядке, — отвечает он. — Мы не там.

— Я это знаю, — огрызается Дэнни, потому что ни черта Стив не понимает, он даже не был в сознании большую часть времени, о боже, боже…

— Слушай меня, — говорит Стив и направляет руки Дэнни к своему животу. — Я в порядке. Почувствуй.

Он закрывает глаза, на лице появляется снисходительно-сонное выражение. Они делали это уже много раз — стояли голыми друг перед другом, изучая каждый сантиметр, — только в уединении своей спальни, а не в трясущемся самолете с сотней измученных пассажиров и детей в паре шагов от них.

— Стив, — протестующе говорит Дэнни, но потом его пальцы на нащупывают шрам. Один из многих, самый свежий. Дэнни гладит по коже. Все крепко зашито.

— Мы… — Стив прерывается на зевок, львиный зевок, зубастый и во весь рот, и Дэнни думает с любовью: животное, — мы поспим, потом сойдем в Джерси, там будут лазанья и снег, и я буду на полметра выше всех твоих родственников. Твоя мама будет фырчать на меня, потому что я украл половину твоей печени.

Дэнни кивает, потому что все это правда.

— Я встречу твоих сестер… — мысли Стива плывут, он уже выдохся. В последнее время он сильно уставал, и у Дэнни сердце ноет от необходимости снова увидеть, что он в порядке. — И… и… мы можем взять детей посмотреть "Короля Льва". Будет здорово, Дэнно.

Дэнни ничего не говорит, боится нарушить подступающий сон, но когда уже думает, что Стив задремал, то слышит нечленораздельне: "В порядке спасибо люблю тебя".

Самолет встряхивает. Раздается детский плач. Дэнни чувствует, как грудь Стива поднимается и опускается, вверх и вниз.