Actions

Work Header

Проповедники тени

Chapter Text

Стив внимательно смотрел на Тони, который замер в центре зала и не двигался. Он успел только открыть забрало шлема, прежде чем Стив повернулся и явил им своё лицо. Ужас, который поглотил его сердце, сковывал и хотелось немедленно проснуться. Это не может быть правдой, это всё равно, что дважды два вдруг станет равняться пяти - абсолютно невозможно.

Спрятанная от посторонних глаз Наташа не спешила открывать своё лицо. Один из костюмов Старка был сделан под неё, и она стояла, подняв пушки, прицеливаясь. Тони было сложно представить, что чувствовала Наташа, скрываясь за маской. Она не говорила ни слова, но ему казалось, что та готова сорваться в любой момент. Он был уверен, что для Наташи происходящее всё ещё казалось какой-то игрой, интерактивным спектаклем.

— Не знал, что царские покои теперь сдаются, — нарушил тишину Старк.
— Что ты здесь делаешь? — Стив сказал это мягко, голос был совершенно не похож на тот, которым он толкал «праведные» речи для своих солдат пару минут назад, и сердце теплило надежду, что это какой-то глупый розыгрыш, раз уж не сон.
— Не ждал? А следовало бы, если приглашаешь в гости Гидру. Смотрю, ты вернул им то, что принадлежит по праву, — Тони кивнул в сторону капсулы с «замороженным» Барнсом. — Лучше бы просто дал мне убить его.
— Я тебе не для этого дал координаты Вакандского дворца.

В проходе появился солдат, и Стив жестом приказал ему стоять. Солдаты Гидры всегда выглядели как натренированные годами цирковые животные, делают, что прикажешь, и никогда не говорят слова против. Тони замечал это и раньше, но, конечно, не за Роджерсом. Стив выделялся во всём, отличался своим патриотическим нравом, пропитанный им до костей. Но всё это пало, Тони видел эту маску, под которой Роджерс скрывался столько времени и не понимал лишь одного: зачем?

Тони уже не помнил, откуда пришла наводка о возможном похищении Барнса Гидрой. Но сейчас, как никогда раньше, он жалел, хотел ничего не знать, не слышать о Барнсе, Гидре и прочих прелестях супергеройской жизни.

— Я беру Барнса, — передала Наташа по общей связи, и Старк надеялся, что Стив не слышал её. — Своих не бросаем, — добавила она, видя замешательство на его лице.
— А где Т’Чалла? Или ты и его сдал, а? — продолжил Тони, не обращая внимания на Наташу. Это был знак: действуй, если есть план.

Стив зашагал, но шаги его были поразительно маленькие, не свойственные для его роста. Он делал один шаг за другим, приближаясь к Тони и Наташе. Романофф стояла на стороже, стараясь никаким образом себя не выдать. Внутри всё трепетало, потому что теперь Стив словно иначе смотрел на них; иначе смотрел на Тони, и это пугало их обоих.

— Мы же договорились, что без предупреждения ты здесь не появляешься.
— А я звонил, знаешь, около трёх часов подряд. Пятница набирала твой номер, но телефон неактивен. Кстати, до сих пор.
— Что ты хочешь? — не дойдя до Тони пару метров, спросил Роджерс.
— Хочу, чтобы ты объяснил мне это.

Устройство костюма было набито всякими штуками и, пожалуй, возможность с помощью него проецировать видео на стены была в обыкновенные дни ненужной, но сегодня очень пригодилась. Смотреть второй раз было не так интересно, но слова всё равно ранили, и Тони следил за реакцией Стива, как затем менялось его лицо и постепенно маска сменялась, Роджерс, засучив рукава, ухмылялся всё более и более жестоко. Тони не думал, что когда-нибудь сможет увидеть такое.

На видео было чётко видно, как Стив с присущей ему строгостью выстраивал в ряд агентов в чёрных костюмах с гидровской нашивкой на перчатках. Красные щупальца расползались по рукам, выглядело это отвратительно. Солдаты стояли ровно, Стив оглядывал каждого из них, вертел головой и постоянно поправлял плечи.

Один из солдат шагнул вперёд, склонив голову. Стив подошёл к нему ближе, наклонился, коснулся руками подбородка и заставил поднять взгляд. Обреченность в глазах того парня можно было сравнить с тем, что чувствовал Тони. Каждое сказанное Стивом слово звучало неправильно, голос - холодный - отличался от привычного, но местами пробегали знакомые нотки, и Тони вздрагивал, мурашки покрывали кожу с огромной скоростью. Сказав ещё что-то перепуганному парню, Стив отпустил его и тот встал в строй. В этот момент совершенно неожиданно Стив громко крикнул: «Hail, Hydra». И солдаты вторили ему, поднимая ладони вверх.

— Не думал, что ты узнаешь об этом так, — Рождерс перевёл взгляд на Тони, когда запись закончилась.

Он запомнил каждую мышцу, что дрогнула на лице Тони, всё то отчаяние, разочарование, настигшее так внезапно. Стив же смотрел абсолютно ровно, не проявляя никаких эмоций.

— А как ты планировал? — разъярённо выпалил Старк, дёрнувшись, чуть не сорвавшись. — Или как про Барнса и смерть родителей?
— Тебе бы действительно было лучше не знать об этом, — Стив улыбнулся, и в глазах мелькнула жесткая ухмылка, снова.

По команде Стива за его спиной выстроились уже знакомые ребята. Они направили оружие на Старка и Романофф, стояли на страже своего капитана, ведь именно так его величал тот перепуганный парень.

— То есть вот так? Капитан Америка - предатель? И ради этого ты чуть не убил меня, защищая Барнса?
— Узнаю твоё эго, — спокойно ответил Роджерс.
— Кстати, кто ты теперь? Второй Красный Череп? Или что-нибудь поинтереснее придумал? Что-то такое же величественное и утончённое. Не ты ли теперь та самая Гидра? Но ты ведь всегда был агентом Гидры, да? Я прав? Стив, скажи, я прав? И всё, что было? Мстители? Твои слова о семье и долге? Всё ложь? Вся твоя жизнь построена на это лжи? И после этого ты герой? Чёртов символ! - Тони выплёвывал слова, его глаза потемнели от гнева.
— Угомонись! — приказал Стив, властно и холодно; его Стив не умел так разговаривать - совершенно точно. — В твоей голове слишком много мыслей. И уверен, одна из них приводит тебя туда, где я не тот Стив Роджерс, которого ты знал всё это время. Так вот, мой дорогой Тони, я тот самый Стив Роджерс, единственный в своем роде. Который сражался с тобой бок о бок, жил в твоей башне, пользуясь гостеприимством, спал в твоей спальне, спал с тобой. Не стоит искать подвох. У каждого свои секреты, и если такие люди, как ты, скрывают создание мировой угрозы, почему этого не могу делать я?
— Да ты чокнутый! — выругался Старк и снова сделал шаг вперёд. — Предатель.
— Нет, Тони, — улыбнулся Роджерс, подняв брови, — это ты чокнутый, это ты помог мне. Пригрел, доверился, раскрыл все карты, которые мне требовались. Генерал Росс, кстати, в курсе, что вы здесь?

Не думая, Тони бросился на Стива и сбил его с ног, усаживаясь сверху. Совсем как в тот раз, когда Стив заносил над ним щит, пытаясь спасти своего чёртового Баки. Теперь хотя бы стало ясно, для чего он так старался.

— Ты врал всё это время всем и каждому! Ты чёртов ублюдок, Роджерс!
— А тебя ведь задевает не это, Тони. Тебе плевать на всех. На мир, на людей. Тебя задевает то, что ты не знаешь, обманывал ли я тебя или нет?

Со всей силы, Тони ударил его по лицу несколько раз, пока в один момент Стив не остановил его, и хватка была слишком сильной, прочной, нечеловеческой силы. Металл костюма помялся, Старк больше не мог двигать этой рукой, а потом и второй, когда Стив остановил и её.

— Да, Тони, — наконец сказал он, смотря прямо в глаза. — Я врал тебе всё это время. Я врал всем всё это время. Баки, Пегги, Говарду. И тебе. И нет, Тони. Я не люблю тебя и никогда не любил.

Он, резко дёрнувшись, освободился из хватки Кэпа и отошёл на несколько шагов назад. Тони видел, как капсулу с Барнсом уносили несколько солдат, как Наташа стояла и не могла сдвинуться с места. Стив ухмылялся, всё ещё не поднимаясь, и Тони не нашёл ничего лучше, чем убежать, скрыться, потому что сделать что-либо со Стивом он не мог. Не сейчас.

Вылетев в окно, предварительно разбив прочное стекло несколькими выстрелами из перчатки, он взмыл в небо, прямо над статуей Чёрной Пантеры, что украшала дворцовый сад.

— После красной комнаты, — начала Наташа, не поднимая забрало; её голос был узнаваем и без этого, хоть и неплохо искажался, — я думала, что уже не смогу разочароваться в жизни. Кажется, я ошибалась. И я ошибалась и в тебе, Стив.

Романофф проследовала по тому же пути, что и Старк пару минут назад, оставив Стива в полном одиночестве.

— Капитан, — обратился к Стиву подоспевший солдат. — Отправить за ними отряд?
— Не стоит, — оборвал его Стив. — Действуйте по плану. Нужно доставить Солдата на базу, нет смысла отвлекаться на бессильные остатки Мстителей.

 

 

***

— Мы должны хоть кому-нибудь об этом рассказать, — пыталась убедить его Наташа, но Тони лишь смотрел в стену и молчал. Вся эта ерунда с Гидрой и Стивом выглядела так, словно Гражданская Война из-за соглашения по Соковии возобновилась. И Тони был разбит. Вдребезги.
— Слей в интернет, опыт есть, — огрызнулся Тони.

Они вернулись час назад. Вижн встретил их с тревогой, словно человеческая сущность просыпалась в нём, и теперь он мог видеть печаль и страдания окружающих его людей. Роуди был на терапии, и слава Богу, думал Тони, потому что прямо сейчас он был не в силах разговаривать об этом хоть с кем-то из близких людей.

— Я только не понимаю, — не обращая внимание на колкости Тони, продолжила Романофф, — как он умудрялся всё это время быть таким идеальным, правильным… Получается, он стоял у истоков зарождения Гидры и боролся с ней с тех самых пор.
— А если быть точнее, пробивал ей путь к власти, — выпив немного воды, Старк как загипнотизированный смотрел на остатки в стакане. — Господи, я должен был это понять. Раскусить. Я ведь не идиот, Романофф?
— Ну, — пожала плечами Наташа, — все мы иногда ошибаемся. Я с ним много работала, но даже не подозревала. Всегда была уверена в том, что это я плохой коп, а он - святой.

Тони поднял брови, грустно улыбнувшись. В ситуации Романофф была точно такая же ирония, как и во всех их со Стивом отношениях. Всё от и до, разложенное по полочкам, Старк предпочёл бы забыть, но сердце просто так не выкинешь, и последние три года со Стивом не прошли для него даром. Ему казалось, что ещё чуть-чуть, и тот бы вывел его на путь истинный, совсем отучил бы пить, восстановил режим дня как у нормального человека, убедил бы заняться спортом, и Тони бы это нравилось.

Но жизнь - непредсказуемая, и сколько бы раз Тони не ошибался в выборе друзей, женщин, он был уверен, что Стив - единственное правильное решение в этом его бассейне из многочисленных переменных; Стив как единственно возможное решение уравнения, и теперь, к сожалению, неправильное.

— Старк, не надо, — Наташа остановила его, когда рука потянулась к бутылке бурбона. — Ничего хорошего из этого не выйдет.
— А как понять, что хорошее, а что плохое, а, Романофф? Как отличить правильное от неправильного? Сладкое от горького? Только попробовав. В этом и весь смысл.

На радость Наташе, Тони не наполнил бокал даже на половину. Он опрокинул всё содержимое разом, морщась от горечи на языке.

— Знаешь, надо проведать его дружков. Уверен, они тоже были не в курсе.
— Но там Росс, — тихо предупредила она, — услышит и будет ловить Стива. Не на жизнь, а на смерть.
— Думаешь, для нас есть другой исход?

 

 

***

Покачиваясь в небольшом кресле, Стив смотрел последние новостные сюжеты с участием Тони. Он выглядел жалко: все, кто были вокруг него, разбежались как муравьи, бросили в очередной раз, вытерли ноги. Как сделал и сам Стив. Но, несмотря ни на что, Железный Человек не собирался сдаваться, и каждый раз показывал новые трюки, которые его броня делала без всяких проблем и препятствий.

— Капитан, — окликнули его, и он повернулся на стуле.

Перед ним стоял солдат: смелый, не дрожащий, как все остальные, и в глазах мерцало желание выделиться и стать ближе. Он протянул Стиву какой-то блокнот, на который тот долго смотрел, прежде чем взять в руки. Красная обложка и звезда на ней - находка, и Стив был рад, как никогда прежде, но виду не показал. На ощупь обложка была как кожа на одном ремне из коллекции Тони Старка. Стив не думал о её стоимости, ведь главным все ещё было содержимое, с которым ему предстояло справиться.

— Фабиан, — обратился к солдату Стив. — Так тебя зовут?
— Так точно, Капитан.
— Есть какие-нибудь новости о Щ.И.Т.е?
— Нет, Капитан. Всё, что мы имеем на данный момент, так это армия нелюдей для вас.
— Мне нужен всего лишь один инопланетный солдат, — хмыкнул Стив, кинув блокнот на стол.— И она у Коулсона в команде.
— Мистер Малек обещал о ней позаботиться, Капитан, — отчеканил подчинённый. — Мы сообщим вам сразу, как только получим хоть какую-то информацию об этом.
— Свободен.

Солдат закрыл за собой дверь, и Стив вновь вернулся к экранам. На одном из них показывали Баки, мирно спящего в криокамере и ничего не подозревающего. Стив не представлял, что с ним будет, как придёт время воспользоваться, как куклой, но знал, что двенадцать слов быстро решат проблему. Ещё какое-то время он провёл в собственном кабинете, но потом покинул его, отправившись в жилой корпус, надеясь никого не встретить по пути.

Стив, убедившись, что дверь плотно закрылась за ним, проверил комнату на все возможные жучки и камеры, и, к своему счастью, ничего не нашёл даже с помощью прибора, который изобрёл Старк.

Он собрал сумку на скорую руку, потому как совсем не собирался покидать Ваканду. Планы, по правде говоря, пошли по наклонной в тот момент, когда Тони и Наташа узнали его настоящего. А ещё Стив был ужасно этому не рад, потому как многое ещё не успел. На самом дне лежал телефон, все ещё «вне зоны доступа». Скинув сумку с кровати, Стив открыл блокнот на нужной ему странице и попытался прочитать аккуратно написанные слова. Чёткость произношения немного хромала, он давно не практиковал русский и было бы неплохо подключить сюда Наташу, что он в общем когда-то и планировал. Стив читал до поздней ночи и ещё несколько часов после отбоя, но прежде, чем уснуть, вытащил из кармана своей сумки красный галстук и намотал его на руку.

 

 

***

— Мне нужен инженер, — Стив поставил вопрос ребром: среди ученых, которых они держали в плену, он находил и знакомые лица (даже тех, которых когда-то спасал сам, буквально вытаскивая из лап Гидры). — Умный, с руками, способный воспроизвести бионическую руку для Зимнего Солдата по чертежам. Желающие?

Кучка перепуганных людей забилась в угол, Стив фыркнул, понимая, что по-хорошему здесь не получится, не выйдет, и стал рассматривать заложников. Пахло от них отвратительно, хотелось окатить водой и дать кусок мыла каждому. Перепачканная одежда порвалась, но новую никто не спешил выдавать, и Роджерс подумал, что за этим необходимо проследить. Если эти люди так умны, будет нелепо, если они умрут от заражения какой-нибудь гадостью.

Вдалеке сидел паренёк, лет двадцати пяти. Он настойчиво изучал стену и не обращал на Стива никакого внимания. Словно его тут и не было. Сальные от грязи волосы прилипли ко лбу и вискам, а бывшая белой когда-то рубашка больше напоминала грязно-серую тряпку. Стив подошёл к нему ближе, вереница охраны проследовала за ним, чтобы остальные заключенные не распускали руки.

Как и ожидалось, парень даже не поднял на него взгляд. Роджерс дёрнул его за руку, которой он сжимал край рубашки и потянул на себя, заставляя встать.

— Инженер? — осматривая ладони, спросил Стив: он узнавал характерные шрамы, которыми руки Тони были усыпаны.
— Да, — кивнул тот безразлично.
— Имя?
— Дáвид, — пробубнил он.
— Немец, отлично. Пойдёшь со мной.

Не сопротивляясь, Дáвид шёл рядом со Стивом, который держал его за руку. Когда они вышли в просторный коридор, а грязная клетка осталась позади, Роджерс дал распоряжение привести Дáвида в порядок и проследить, чтобы тот не сбежал. Спустя долгих два часа, за которые Стив ещё несколько раз прочитал цепочку русских слов, Дáвида привели в полное распоряжение Капитана.

Волосы оказались на тон светлее его собственных, лицо, совсем юное, все ещё покрасневшее после изнурительных водных процедур. Так он выглядел ещё моложе, чем среди неотесанных заключенных, что томились в подвальных клетках. На его лице не отражалось никаких эмоций, словно Дáвида не волновало что и где с ним происходит.

На левой руке фиксировался браслет, который, судя по всему, должен был служить мерой наказания, а заодно и предотвратить возможный побег, но Стив отчего-то думал, что эта мера была лишней.

— Мне двадцать один, — начал Дáвид, присев на стул, на который указал ему Стив. — Учился в MIT. Профессора говорили, что если я потружусь, то достигну уровня Билла Гейтса или Тони Старка. Пророчили будущее.
— У тебя есть все шансы. Ты можешь работать на нас и достигнешь многого. Поверь, ученые в Гидре это не какие-то штатные и посредственные люди в Старк Индастриз или любых государственных учреждения. В Гидре уважают и лелеют учёных, помогают им достичь вершины, постичь знания, применить их на практике.
— Капитан Роджерс, — продолжил парень, пока Стив искал необходимые ему чертежи. — У меня в Германии осталась мать. Если вы позаботитесь о ней, я сделаю всё, что вам требуется.
— Как её зовут?
— Элизабет. Элизабет Майер. Мы жили в небольшой городе, в Нижней Саксонии. Совсем недалеко от Гамбурга.
— Сколько ты в плену?
— Около двух месяцев.

Вытащив телефон, Стив отправил сообщение, и когда с неизвестного номера пришёл ответ, он улыбнулся Дáвиду и показал фотографию его дома. Мать его мыла окна.

— Если разберёшься с чертежами, завтра сможешь поговорить с ней, — поднявшись, Стив ещё раз посмотрел на Дáвида, и этот парень внушал надежду, а затем вышел, оставив его размышлять о дальнейших действиях.

 

 

***

Тони дышал ему в затылок. Кожа на шее была горячей, и дыхание немного охлаждало её. Стив улыбнулся, переворачиваясь к Тони лицом. Он был таким, как прежде: со следами усталости на лице и растрёпанными волосами, лежал совсем рядом и позволял себя обнимать. Стиву оставалось лишь наслаждаться тем, что есть.

— Ты же меня не любишь, — съехидничал тот, прикусив кожу на шее. Стив немного занервничал. — Ты сам сказал.
— Тони, — простонал Стив, когда его рука скользнула по животу. — Ты же знаешь, это для твоего же блага. Если бы ты не застал меня врасплох, мы бы это уладили. Я хотел забрать тебя с собой, как и всю команду.

Проводя раскрытой ладонью по груди, Стив потянулся навстречу для поцелуя, но Тони остановил его, смотря на Стива глазами обиженного ребёнка.

— Ты совсем не чувствуешь вины перед ним?

Стив лёг на спину, напрягшись. Он потёр пальцами переносицу, ещё раз посмотрел на Тони и попытался улыбнуться. Не получилось.

— Мог бы сказать ему правду и не мучиться, — сказал Тони, двинувшись ближе. — Твои сны сведут тебя с ума.
— Ты сведёшь меня с ума в этих снах.
— А настоящий Тони так ничего и не узнает.
— Узнает, — уверенно кивнул Стив. — А пока ты составишь мне компанию?
— Каждую ночь, малыш.