Actions

Work Header

Resolution

Chapter Text

Не стоит этого делать,

Так что вперед.

 -  Iggy Pop.


 

 

 

Гнев подпитывал Санджи, когда он уходил из клуба, плечами расталкивая толпу тусовщиков, которые по-прежнему веселились. Пульсация музыки, вспышки огней и удушающая жара вперемешку с кипящими от злости мыслями толкали его вперед.

Чтобы отдать свой пропуск равнодушному охраннику, пришлось выйти тем же путем, каким он входил, то есть через боковой вход для персонала. Санджи схватил свое пальто из гардеробной, не сбавляя шага, бросил пропуск на стол охраны, ткнул в кнопку электронного замка, который отпирал дверь, и выскочил на улицу в морозную январскую ночь.

Холодный воздух мгновенно наполнил легкие, заставив поежиться, и Санджи быстрым шагом направился вниз по переулку, туда, где он переходил в улицу. Ярко освещенный вход в “Жадину” оккупировали бесцельно слоняющиеся гости клуба, которые стояли шумными группами или пытались поймать такси. Санджи, проходя мимо, желчно их оглядел, потом потянулся к карману и вытащил сигареты. Закуривая, он посмотрел на время. Часы показывали два ночи.

Не лучшее, черт побери, начало нового года.

Санджи втянул сигаретный дым глубоко в легкие, выдохнул его. Потом пристроил сигарету в уголок рта, сунул руку во внутренний карман пиджака и быстро подсчитал, сколько налички ему удалось заработать за ночь на барменских чаевых. Как выяснилось - вполне прилично. Вот и отлично, учитывая, что агентство ему не заплатит за сегодняшнюю ночь… Несмотря на то, что он почти полностью отработал свою смену в клубе.

Рядом раздались шаги, и Санджи скосил взгляд, убирая деньги подальше от чужих глаз. Мимо него по тротуару прошла крепко обнявшаяся парочка, не заметив его в тени переулка. Он смотрел, как они шли своей дорогой, просто двое людей, которым повезло ухватить новогоднюю магию: они наслаждались обществом друг друга, чествовали свои жизни и свое будущее.

Стоять в два часа ночи в темном переулке и светить наличкой , чтобы кто-нибудь напал и ограбил - да, отличная идея. . . Почему бы не сделать сегодня ночью еще что-нибудь вопиюще глупое?

Санджи оглядел улицу, проверяя, наблюдает ли за ним кто-нибудь. Никого не было. Люди перед входом в клуб либо были поглощены друг другом, либо стремились попасть домой; шедшая по улице парочка вела себя так же.

Кстати о дороге домой… Стоит начать двигаться. У него был билет на автобус, но не было никакого желания оказаться в шумном, ярко освещенном месте вместе с кучей жертв празднования Нового года. Он чувствовал себя раздраженным и измотанным - отвратительное сочетание для любой активности, кроме переставлять ноги, пока не дойдешь до квартиры и не упадешь в кровать.

Санджи вышел из переулка и направился в сторону дома, засунув руки в карманы. К сожалению, география места требовала пройти у входа в клуб, так что он двинулся в обход тусовщиков, толпившихся на тротуаре, и подавил мысли об убийстве, потому что они высасывали у него слишком много едва оставшихся сил. Санджи уставился перед собой, сконцентрировавшись лишь на одной мысли: пожалуйста, пусть только закончится эта отвратительная ночь.

Кто-то перекрыл ему путь: гость клуба стоял к нему спиной, остановившись прямо посреди тротуара. Санджи машинально обогнул его, не сбавляя хода, смотрел на дорогу и думал, послужит ли паршивая ночка оправданием сделать остановку по пути домой, чтобы купить что-нибудь выпить. Он прошел несколько метров по улице, и вдруг что-то щелкнуло у него в голове. Какой-то внутренний позыв подтолкнул его замереть и оглянуться через плечо.

Тот парень из клуба, с зелеными волосами. Он стоял и разглядывал улицу, видимо, изучая здание напротив. Пока Санджи наблюдал за ним, парень медленно сделал круг на месте, внимательно осматривая окрестности. Но в итоге вернулся туда, где стоял раньше, лицом к потоку машин, и недовольно свел брови.

Ого, кто это у нас тут. Мохоголовый придурок, из-за которого меня уволили.

Санджи вытащил сигарету и неосознанно нахмурился. Раздражение попробовало пробиться из мешанины усталых мыслей, но так и не смогло сформироваться. Вместо этого у него родился вялый вопрос, почему же голова-трава оглядывает окрестности так, словно они нанесли ему личное оскорбление. К тому же, события в клубе предполагали, что жизненное кредо идиота с зелеными волосами в основном заключается во враждебности ко всему миру. В таком случае самым разумным поступком было бы пойти от него подальше.

Вместо этого Санджи развернулся и вернулся на несколько метров назад.

 -  Эй. Ищешь тех ребят, которых отметелил? - парень оглянулся и при виде него нахмурился сильнее. - Собираешься устроить с ними второй раунд?

Парень мгновение пристально его разглядывал, потом презрительно качнул головой.

 -  Нет. Почему они меня должны волновать?

Санджи улыбнулся язвительно.

 -  Там, - он ткнул пальцем в направлении клуба, - они тебя довольно сильно волновали.

Парень прищурился:

 -  А тебе какое дело, что я делаю, завитушка?

Опять эту дурацкое прозвище, твою мать. На этот раз раздражение пробилось даже через усталость.

 -  Если ты вдруг не заметил, именно я остановил одного из тех козлов-молокососов, которые нападали на тебя со спины. Из-за чего меня уволили, ты, мохоголовый неблагодарный придурок!

 -  Я тебя не просил помогать, - без обиняков возразил парень.

Санджи демонстративно приставил к уху руку:

 -  Извини, я не расслышал, ты случаем не сказал “Спасибо тебе большое, я действительно ценю твою помощь”?

Голова-трава фыркнул:

 -  Я уже сказал, мне не требовалась помощь. Я мог сам прекрасно справиться.

Санджи стиснул зубы и раздраженно выдохнул длинную струю дыма:

 -  А ты тот еще тип. Может, мне не стоило мешать тому парню огреть тебя по голове бутылкой.

Кажется, для кого-то это стало новостью. Голова-трава моргнул и снова нахмурился, глядя на Санджи:

 -  Что?

 -  О, неужели эта крошечная деталь избежала твоего внимания? - Санджи изогнул бровь. - У парня, которого ты держал в захвате, видимо, имелось к тебе несколько спорных вопросов, которые он хотел обсудить. И начать он собирался с того, что обрушил бы тебе на голову бутылку саке, - на лице головы-травы сменилось несколько выражений. - Я начинаю думать, что мне не стоило его останавливать.

Повисло продолжительное молчание. Наконец голова-трава вдохнул и медленно выдохнул. До этого момента он глядел на тротуар, но теперь поднял взгляд на Санджи и посмотрел ему прямо в глаза.

 -  Это меняет дело. Полагаю.

Да уж, а мы совсем не мастера извинений. Санджи, не вынимая сигареты, одарил парня язвительной улыбкой:

 -  Полагаешь?

Удивительно, но голова-трава тоже улыбнулся. Улыбка поразительным образом преобразила его лицо.

 -  Я думал, ты вмешался только чтобы спасти мебель. Не знал, что ты действительно пытался помочь.

Санджи презрительно фыркнул:

 -  Ты мог разнести весь клуб на кусочки, и мне было бы пофиг.

Голова-трава посмотрел на ярко освещенный вход в клуб.

 -  Ну, я показал ему свой лучший удар.

На этот раз Санджи против воли стало смешно:

 -  Да уж. Семь баллов из десяти за старания.

Голова-трава снова посмотрел на него:

 -  Только семь?

 -  Остальные три мне, за то, что пришлось заканчивать за тебя.

 -  Да ну конечно, - парень сложил руки на груди. - Не появись охрана, я бы сам со всем закончил.

 -  Ага, уверен, ты бы в легкую справился с разбитой бутылкой, торчащей из затылка, - Санджи стряхнул пепел с кончика сигареты. - Употребление слова “спасибо” вызывает у тебя сильнейшую аллергию?

Голова-трава молча смотрел на него почти полминуты. Потом приподнял уголок губ:

 -  Спасибо.

 -  Не стоит благодарности.

 -  Тебя в самом деле уволили?

 -  Да, - Санджи вдруг ощутил, как жизнь вернулась к будничной беспросветной неизбежности. - В самом деле.

 -  Хм, - у головы-травы стал слегка виноватый вид. - В таком случае, полагаю, я задолжал тебе извинения.

Санджи вздохнул.

 -  Забудь. Не то что бы я строил там карьеру, - он пожал плечами. - Тут была отстойная подработка, я и так собирался провести в этой дыре только одну ночь. Хотя, как выяснилось, - он криво усмехнулся, - я даже полную смену не протянул, -  в ответ на чужое выражение лица он мотнул головой.  - Я не плачусь в жилетку. Я терпеть не могу работу в баре, так что, по крайней мере, этой ночью не проведу оставшиеся часы, наливая коктейли кучке богатеньких мудаков, - стоило только вырваться последним словам, как Санджи слишком поздно понял, что голова-трава может подумать, будто его, как гостя клуба, тоже записали в эту категорию. Но парень, если и обиделся, то виду не подал.

 -  Так и есть, - он снова глянул на вход. - Не расстроюсь, если никогда больше здесь не окажусь.

 -  Я совершенно уверен, что если ты когда-нибудь окажешься здесь, то тебя тут же проводят к выходу, - поделился Санджи. - У тиранши-менеджера, которая здесь заправляет, наверняка есть специальная система распознавания лиц, встроенная в их видеокамеры.

 -  Пф-ф, - парень презрительно фыркнул, - Как будто я захочу снова когда-нибудь сюда вернуться.

 -  Что возвращает нас к моему первому вопросу. Зачем ты тут слоняешься? Потому что если ты хочешь закончить начатое, то я абсолютно уверен, что те неудачники уже давно ушли.

 -  Мне плевать на них. Я просто хочу убраться отсюда, я шел домой, - парень обвел рукой улицу. - Но вот уже полчаса пытаюсь поймать такси.

Санджи с любопытством оглядел парня. Порез под левым глазом перестал кровоточить, но на щеке и шее остались кровавые полосы и брызги. А еще после драки у него был взъерошенный вид. Не говоря уже о том, что в этой полутьме он, таясь на обочине, больше походил на неприметную особенность пейзажа. Санджи совсем не удивился, что ни один мало-мальски уважающий себя таксист не стал рисковать и сажать к себе пассажира, чей вид буквально кричал о проблемах, которые с ним можно нажить. Однако Санджи не стал этого озвучивать.

 -  Новый год ведь. Таксисты дерут три шкуры. Почему ты просто не пойдешь домой пешком? Ты околачиваешься здесь уже довольно долго, и охрана клуба может начать тобой интересоваться. Охрана или полиция.

 -  Я собираюсь. Я просто… пытаюсь сориентироваться на местности, - парень пробормотал последнюю фразу так, словно не хотел, чтобы ее услышали.

Санджи вспомнил бутылку саке и кучу Асаши. Ого… Подожди-ка. Он ухмыльнулся.

 -  Хочешь, покажу тебе правильное направление? - и ткнул пальцем. - Север там. Ориентируйся по мху на деревьях

 -  Да иди ты, - парень впился в него взглядом. - Я не потерялся!

 -  Да? Тогда почему ты все еще тут стоишь?

Взгляд помрачнел.

 -  Слушай, я переехал в этот чертов город только полгода назад. Я живу у друга, и у меня есть дела поважнее, чем изучать карту района!

Санджи все больше нравилось происходящее.

 -  А твой друг привязывал тебе куда-нибудь ярлык с адресом, прежде чем выпустить погулять? Может, стоит позвонить ему и попросить приехать спасти тебя?

 -  Меня не надо спасать, - сквозь зубы процедил голова-трава. - И я не могу ему позвонить. Когда я в клубе разбирался с теми придурками, мой телефон выпал из кармана.

Санджи разглядывал его с тихим восторгом.

 -  Что ж, в таком случае ты можешь подбросить монетку и выбрать, в какую сторону идти, - голова-трава отвернулся от него и вернулся к целеустремленному изучению улицы. - Или можешь пойти ко мне домой, если хочешь.

Что?!  Внутренний голос что-то бессвязно залопотал, но Санджи предпочел его проигнорировать.

Голова-трава тоже, видимо, оказался застигнут врасплох. Он обернулся и посмотрел на Санджи, брови сошлись в выражении крайнего недоверия.

 -  Что?

Санджи сделал последнюю затяжку, докурив до бычка, а потом щелчком выбросил его в канаву у дороги.

 -  Я живу недалеко, можно пешком дойти. Ты можешь зайти ко мне домой, вызвать такси оттуда. Или позвонить своему другу, как угодно, - он поднял глаза и встретился взглядом с парнем.

Темные глаза изучали его. Санджи сунул руки в карманы пальто и отвернулся, всем своим видом демонстрируя равнодушие. Заодно попытался убедить в этом себя и свой внутренний голос, который вопил что-то вроде «Да ты псих!»

Да. Возможно. Приглашать домой незнакомого парня, в чьи привычки входит смотреть на людей свысока, пить и драться - не самая разумная идея. Но с другой стороны, Санджи только что в очередной раз уволили с работы за нападение на гостей, так что какая, к черту, разумность.

К черту. Мысль пронеслась в голове, продрала по спине, и стало ясно, что доводы разума тут уже не сработают.

«Санджи, это Новый год. Всякий, у кого есть хоть какой-то шанс, будет сегодня ночью кувыркаться в постели. Приложи усилия, да что с тобой?»

Нами так говорила, совсем недавно. И именно в этот момент, стоя на промозглой улице, Санджи отчетливо осознал, что парень с зелеными волосами, грубый, раздражающий, в порезах и, возможно, находящийся в шаге от психоза… Он, несмотря на все это, был неоспоримо, до отвращения привлекателен. И пока они пререкались на обочине дороги, усталость Санджи и все переживания только что уволенного человека чудесным образом улетучились. Потому что где-то внутри нарастало зудящее теплое напряжение, знакомое и в то же время несколько обескураживающее. И раз уж в настоящий момент беспечность была в порядке вещей, он собирался с ней смириться.

Парень почесал в затылке, взъерошил свои стоящие дыбом волосы. Он не сводил глаз с Санджи

 -  М-м… Ты уверен?

Санджи не до конца понимал, относится ли этот вопрос к его предложению банальной помощи или к чему-то большему. Хотя разницы нет.

 -  Да. В ином случае я бы не стал предлагать, - парень все-таки колебался, и Санджи добавил: - Слушай, это не такое уж большое дело. Я живу совсем недалеко отсюда. Мы дойдем пешком минут за сорок. Я сейчас собираюсь домой, так что ты можешь присоединиться и, как я предложил, вызвать такси. Сделаю тебе кофе, пока ты ждешь машину, - он обвел рукой улицу. - Всяко лучше, чем стоять на дороге в мороз.

Парень смотрел на него несколько секунд... Потом кивнул.

 -  Ладно.

И в тот же миг в животе Санджи разлилась теплота, а все скопившееся в мышцах напряжение вдруг испарилось.

 -  Ладно, - он медленно улыбнулся, вытащил руку из кармана и протянул ее парню. - Меня зовут Санджи. И, если тебя волнует, я не серийный убийца, не профессиональный сталкер и прочее в таком духе.

Парень, протягивая свою руку в ответ, фыркнул; рукопожатие у него оказалось теплым, крепким и быстрым.

 -  Даже если и так, я бы не стал переживать. Зоро.

 -  Как?..

 -  Дурацкий испанский персонаж со шпагой, и нет, не так, - ответ последовал достаточно быстро, в чем Санджи почувствовал наработанную привычку. - С одной “р”.

 -  Зоро. Хорошо. Совершенно другой Зоро, - Санджи махнул рукой в сторону улицы. - Мы могли бы точно так же говорить по пути домой.

Клуб остался позади. Когда они отошли, Санджи добрался до своей последней сигареты, сунул ее в рот и прикурил.

 -  Много куришь? - вопрос, который задал парень (Зоро, пора привыкать думать о нем так) оказался столь же бесцеремонным, сколь и неожиданным. Санджи потребовалось несколько секунд, чтобы выпустить красивую струйку дыма, после чего он ответил:

 -  Под настроение. А ты много пьешь?

 -  Под настроение.

 -  Как сегодня.

 -  Пить алкоголь в новогоднюю ночь, - тон Зоро переполняла ирония, - неужели тебе кажется это таким нетипичным, с твоим-то богатым опытом бармена?

 -  Нет. Хотя саке… Не многие заказывают его в качестве способа создать себе праздничное настроение.

 -  Пожалуй… - судя по голосу, Зоро не собирался оправдываться. - Иногда просто надоедает пить всю ночь одно только пиво.

 -  Кстати говоря, прозвучит странно, но единственное, на что нельзя уговорить бармена в Новый год - это выпить. Так что я думал по пути домой заглянуть в магазинчик на углу и купить что-нибудь. Может, еще еды захватить. Все равно по дороге.

 -  Как хочешь.

И это, собственно, все, что они сказали друг другу до конца пути. Зоро, как оказалось, не нуждался в пустой болтовне, а Санджи в свою очередь сосредоточился на том, что у него внутри просыпалось и порыкивало, и не мог ни на что отвлечься.

Очень плохая идея. Пока они шли, Санджи курил и краем глаза поглядывал на Зоро. На три длинных золотых сережки, которые покачивались в мочке левого уха. На взъерошенные зеленые волосы. На подсохшую кровь, размазанную по всей левой стороне лица. На манеру носить дизайнерскую модную одежду, которая выдает состоятельность, привычку принимать жизнь как должное.

Все в этом человеке буквально кричало - “проблемы!”.

И все же. Внутри тлело нечто, чему были нипочем эти мысли. Чему эти мысли нравились.

Ты такой псих.

До магазинчика в доме Санджи они дошли немногим позже трех утра. Санджи первым прошел внутрь, прекрасно понимая, что любой человек, увидев окровавленного Зоро, быстро сделает не самые позитивные выводы. Он помахал рукой Гину; тот, прислонившись к прилавку, внимательно смотрел в подвешенный под потолком телевизор, у которого был выключен звук.

 -  Привет! С Новым годом.

Гин на пару секунд отвел взгляд от телевизора, отмечая появление Санджи, коротко кивнул. Потом его взгляд соскользнул на Зоро, который вошел в магазин и встал у двери, оглядываясь вокруг. Санджи ткнул в него пальцем.

 -  Он со мной.

Выражение лица у Гина не изменилось. Он еще раз кивнул, потом перевел взгляд обратно на телевизор. Кажется, он смотрел один из фильмов про боевые искусства. Их у него была громадная коллекция, и он мог смотреть эти фильмы без звука, потому что знал их наизусть. Да и диалоги не являлись в них очень уж важной составляющей.

Санджи схватил корзинку из стопки у двери и пошел по ближайшему ряду, изучая ассортимент. Деньги в кармане пиджака радовали своим дружеским присутствием, открывая доступ к разным приятным возможностям, например, не тревожиться, чем платить аренду, по крайней мере, в ближайшее время. И еда. Для повара невозможность купить хорошую еду служила источником ежедневной печали. Санджи любил готовить; но еще он любил покупать ингредиенты, которые пойдут в блюда. Он любил рынки, торговцев рыбой, фруктовые и овощные лавки, мясные отделы, гастрономы, бакалейщиков-азиатов, винные погреба. Тащить домой полные сумки хороших продуктов, а потом часами творить блюда и составлять меню. То была значительная часть его жизни, когда Санджи работал поваром, и сейчас он скучал по ней.

Теперь он хотя бы был при деньгах. Но даже если сегодня он получил весьма неплохие чаевые, кто знает, как долго придется тянуть эти деньги, ведь Моника, судя по всему, сообщит в агентство, и ему придется искать другой источник подработок. Так что сейчас можно купить немного еды, но никаких деликатесов.

Он положил в корзину яйца, затем - пачку чоризо*, пошел в овощной отдел и добавил картошку, лук, сладкий перец и латук, еще свежую петрушку, лимон, чеснок. Под конец схватил пакет молока, батон хлеба и стал возвращаться к кассе, по пути заглянув к стеллажу с алкоголем.

Но там уже стоял Зоро, изучая ассортимент. Он кинул взгляд на заполненную корзинку Санджи.

 -  Планируешь званый ужин?

 -  Я работал с шести часов вечера. Я голодный, - Санджи пробежал глазами вина на полках, взял Sauvignon Blanc и добавил к своим покупкам. Он посмотрел на Зоро: тот проигнорировал вина, потянулся к верхней полке и вытащил бутылку Jack Daniels.

Поверх пива и саке? Санджи сделал над собой усилией и внешне никак не выдал, что он думает по этому поводу.

 -  Ладно... Я только расплачусь, и можем идти.

Он выложил на прилавок вино и продукты, собираясь расплатиться с Гином наличными.

 -  И еще две пачки Camel Lights, пожалуйста.

Гин достал сигареты и добавил их к образовавшейся горе, вместе с самым хлипким пластиковым пакетом, какой только могла изобрести наука. Санджи протянул несколько купюр и принялся упаковывать покупки, оставив вино напоследок, чтобы нести его в свободной руке. Взял сдачу и отступил в сторону, чтобы Зоро мог расплатиться за свою бутылку виски. Но ничего не произошло. Зоро так и не заметил освободившуюся кассу. Он не отводил глаз от телевизора Гина, и, судя по всему, беззвучные действия на экране полностью завладели его вниманием. Санджи посмотрел и сам: усатый и бородатый самурай-боец раскидывал банду плохих парней по пыльной дороге, что сопровождалось привычными и характерными для жанра дешевыми спецэффектами при ударе руками или ногами. Санджи оглянулся на Гина и совершенно не удивился, увидев, что хозяин магазина так же внимательно следит за событиями на экране. Крайне странный выбор развлечения за кассой, но никто из клиентов Гина ни разу не выказал неудовольствия из-за постоянных кровавых боевых сцен, происходящих в то время, когда они покупали себе продукты. Во всяком случае, Гину еще не жаловались.

Однако Санджи ничуть не преувеличивал, когда говорит, что голоден. К тому же он устал. Так что он решил подтолкнуть Зоро к активным действиям.

 -  Ты собираешься расплачиваться?

И Зоро, и Гин оторвались от телевизора и переключили свое внимание на Санджи, который ткнул пальцем в бутылку у Зоро в руке. Тот что-то пробормотал и поставил виски на прилавок. Гин, считывая сканером штрих-код на бутылке, кивнул на телевизор:

 -  Это моя любимая сцена в фильме.

Он на секунду прервался, забирая деньги, а потом внимательно посмотрел на Зоро.

 -  Нравится “Йоджимбо”?

Взяв Джек Дэниэлс вместе со сдачей, Зоро кивнул:

 -  Я люблю все, где снимался Мифуне. Но в “Йоджимбо*” он особенно хорош.

 -  Большинство знает его только по “Семь Самураев” или “Расёмону”, - сказал Гин.

 -  Да уж… Ну, в таком случае они много пропустили, - твердо ответил Зоро.

 -  Какой фильм ты любишь больше всего? - Гин сложил руки на груди.

 -  "Дуэль в храме Ичичоджи"* - мой бессменный фаворит. Но "Чишингура"* тоже в топе. Когда они пересняли его как какие-то жалкие “47 ронинов”, я хотел выследить Киану Ривза и заставить его сделать сеппуку тупым ножом.

 -  И не говори, - Гин скривился. - Никто не знает классику, все слишком заняты просмотром подобных жалких подделок или “Убить Билла”. Отстой.

Санджи наблюдал за этим диалогом с усиливающимся чувством нереальности происходящего.

Я живу в этом доме вот уже два года, и максимум, чего я добился от Гина - это “Привет”, “Пока” и болтовня о погоде. Полминуты - и вот он с мохоголовым уже будто сто лет знакомы.

Он задумчиво взвесил в руке тяжелую сумку с продуктами и сказал:

 -  Эй. Не хочется прерывать ваш кинофестиваль, но я бы очень хотел уже что-нибудь съесть. Не против, если мы пойдем?

Оба парня оглянулись на него: их резко прервали на самом интересном месте. Санджи дружелюбно улыбнулся обоим.

Пару секунд спустя Гин что-то проворчал и благосклонно кивнул Зоро:

 -  Рад был встретить единомышленника. С Новым годом.

 -  Спасибо. И тебе того же, - Зоро отошел от стойки, уступая Санджи возможность первым выйти из магазина.

Пока они шли до дома, Санджи какое-то время провел в размышлениях, но через минуту не выдержал:

 -  Так ты любишь фильмы про боевые искусства?

 -  Некоторые. Фильмы про самураев, по большей части.

 -  Думаю, ты сделал Гину день. Мне кажется, я еще никогда не видел его таким оживленным… Пожалуй, за исключением того случая, когда он выгонял магазинного воришку из отдела с алкоголем.

 -  Это здорово, что он любит старые фильмы. Большинство людей их не знают, думают, что они слишком старомодные. Недостаточно экшена. Но некоторые боевые сцены очень крутые... Мифуне мог двигаться как кенши*.

Энтузиазм в голосе Зоро оказался заразителен, хотя Санджи искренне не понимал, в чем прикол. Когда бы он ни обратил внимание на фильмы, которые Гин смотрел с выключенным звуком, кино словно снимали по одной и той же схеме. Обычно какой-то разбойник со странной прической либо принимал вызов от подавляющей большинством группы противников с аналогичными эклетичными прическами, либо от одного негодяя, который неплохо потрудился над своим Зловещим Видом. И всякий раз герой непременно побеждал, что сопровождалось разным количеством расчлененки и обескровливания.

 -  Каждому свое.

Зоро кинул на него взгляд, и Санджи пожал плечами. 

- Поверю тебе на слово. Мое незнание культуры самураев превышает только моя некомпетентность в японском кино… Так что я в самом деле не готов поддержать беседу.

Пару секунд спустя пожал плечами и Зоро:

 -  Ты много потерял.

Санджи решил промолчать. И остаток пути до его квартиры они провели в тишине.

 

*чоризо - пикантная свиная колбаса родом из Испании и Португалии. Чоризо также популярна в странах Латинской Америки.

* "Йонджимбо" - пер. "Телохранитель" 1961 г., фильм Акиру Куросавы, боевик, где в главной роли играет актер Тоширо Мифуне, фильмографию которого обсуждают Зоро и Гин.

* "Duel At Ichichoji Temple" - пер. "Самурай 2: дуэль у храма" 1955 г.

* "Chūshingura" - пер. "47 самураев" 1962 г.

 * кенши (kenshi) - фехтовальщик, мечник.